Абамелек-Лазарев, Семён Семёнович

Князь Семён Семёнович Абамелек-Лазарев (12 (24) ноября 1857 — 19 сентября (2 октября1916; до 1873 года — князь Абамелек, также встречается написание фамилии Абамелик-Лазарев) — российский промышленник конца XIX — начала XX века.

Семён Семёнович Абамелек-Лазарев
Semen Semenovich Abamilek-Lazarev.jpg
Дата рождения 12 (24) ноября 1857
Место рождения
Дата смерти 19 сентября (2 октября) 1916 (58 лет)
Место смерти
Страна
Род деятельности государственный служащий, археолог, геолог, промышленник
Отец Семён Давыдович Абамелик-Лазарев
Мать Елизавета Абамелек-Лазарева[d]
Супруга Мария Павловна Демидова Сан-Донато[d]
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке

Был владельцем Чёрмозского частновладельческого горнозаводского округа, наследник и последний представитель промышленного рода Лазаревых и князей Абамелек-Лазаревых; к началу Первой мировой войны — один из богатейших людей России. Почётный опекун Лазаревского института восточных языков; председатель Совета московских армянских церквей. Шталмейстер двора Е. И. В. Археолог-любитель, автор многочисленных сочинений на самые различные темы.

БиографияПравить

Родился в семье князя Семёна Давыдовича Абамелека, представителя аристократического армянского рода, и княгини Елизаветы Христофоровны Абамелек, в девичестве Лазаревой (1832—1904). После смерти в 1873 году деда по матери Христофора Екимовича Лазарева, промышленника и последнего представителя миллионерского рода Лазаревых, фамилия Лазаревых Высочайшим указом была присоединена к фамилии князей Абамелек.

В 1872—1877 годах учился в гимназии при Санкт-Петербургском историко-филологическом институте. В 1881 году окончил историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета[2] со степенью кандидата (сочинение «Ферейские тираны»).

В 1881—1882 годах вместе с художником В. Д. Поленовым и профессором А. В. Праховым совершил путешествие по странам Средиземноморья. В 1882 году, во время поездки в Сирию, на раскопках Пальмиры нашёл известняковую плиту с надписью на греческом и арамейском языках, содержащую таможенный тариф 137 г. н. э., сыгравшую затем большую роль в исследовании арамейского языка[3]. За это открытие Академия надписей Франции (одна из пяти академий Института Франции) признала Абамелек-Лазарева своим адъюнктом. В 1884 году он издал по результатам раскопок роскошно оформленную книгу «Пальмира», в 1897 году — книгу «Джераш».

С февраля 1884 года он был зачислен на службу по Министерству народного просвещения. Но с конца 1880-х годов Абамелек-Лазарев сосредоточился на управлении бизнесом. С 1888 года, после смерти отца, Абамелек-Лазарев стал руководителем принадлежавшего матери «Пермского имения» — Чёрмозского частновладельческого горнозаводского округа. Абамелек-Лазарев лично и активно управлял огромным комплексом предприятий до самой смерти, живя, в основном, в Санкт-Петербурге и в Италии.

С 30 августа 1893 года — в должности шталмейстера.

С января 1895 года член Горного совета — коллегии при Горном департаменте Министерства Финансов (а затем Министерства Торговли и промышленности). С 1898 года — действительный статский советник.

В 1897 году женился на Марии Павловне Демидовой (известной под именем Моина), княжне Сан-Донато (1877—1950), представительнице другого известного уральского горнозаводского рода, дочери Павла Павловича Демидова, князя Сан-Донато. Брак был бездетным.

В 1904 году унаследовал от матери всё её огромное состояние.

С 1905 года — тайный советник.

В 1916 году скоропостижно (от разрыва сердца) скончался в Кисловодске. Похоронен в семейном склепе на Смоленском армянском кладбище Санкт-Петербурга[4].

С апреля 1889 года Абамелек-Лазарев был попечителем Лазаревского института восточных языков (основанного его предками по материнской линии в 1815 году); почётным мировым судьёй Крапивенского уезда Тульской губернии; членом Комитета Попечительства императрицы Марии Фёдоровны о глухонемых; действительным членом Русского археологического общества; членом Особого комитета по усилению военного флота на добровольные пожертвования; членом Общества попечения об увечных воинах, калеках и брошенных детях; председателем строительного комитета русского православного храма в Риме (храм Св. Николая Чудотворца). Абамелек-Лазарев продолжал по обычаю армянских предков Лазаревых финансово поддерживать армяно-григорианскую церковь в России. Абамелек-Лазарев, однако, не увлекался благотворительной деятельностью в объёме большем, чем то было принято в высшей аристократической среде того времени.

Абамелек-Лазарев — автор книг как по специальным вопросам горного дела и налогообложения в данной сфере, так и по геополитическим и военным вопросам (возможность всеобщего мира, итоги и оценка деятельности русской армии в русско-японскую войну). В сфере горного дела Абамелек-Лазарев выступал против идеи так называемой «горной свободы» (свободного доступа к месторождениям полезных ископаемых), за сохранение исторических привилегий горнозаводчиков. Политические взгляды Абамелек-Лазарева были консервативно-монархическими и антисемитскими (в частности, он не нанимал на работу евреев), он участвовал в деятельности монархического политического салона Б. В. Штюрмера.

Абамелек-Лазаревым был учреждён «Романовский кубок» — приз за авиационный перелёт из Санкт-Петербурга в Москву и обратно за 24 часа (1912—1913 годы) и «Кубок им. С. С. Абамелек-Лазарева» за перелёт из Одессы в Санкт-Петербург.

По завещанию Абамелек-Лазарева, вилла в Риме и доходы от заграничных ценных бумаг передавались в пожизненное пользование его жене, после её смерти вилла должна была быть передана Академии Художеств, а доходы от капиталов — на устройство медико-санитарных пунктов в Крапивенском уезде Тульской губернии[5].

Документы Абамелек-Лазарева сохранились с большой полнотой и образуют отдельный фонд в Российском государственном архиве древних актов[6].

Промышленная деятельность Абамелек-ЛазареваПравить

Основным активом кн. Абамелек-Лазарева было так называемое «Пермское имение» — Чёрмозский частный горнопромышленный округ. Это имение было куплено предком князя И. Л. Лазаревым в 1778 году у баронов Строгановых и после этого в неразделяемом виде передавалось по наследству в роду Лазаревых, а после его прекращения — в роду князей Абамелек-Лазаревых. При покупке размер имения составлял 777 тыс. десятин (8490 км²), в нём было 9875 душ крепостных. В 1804 году имение было организовано как горнопромышленный округ, что делало имение нераздельным при наследовании, давало владельцам преимущества (пользование трудом приписанных к заводам крестьян) при обязательстве поддерживать металлургическое производство.

Округ располагался в Пермской губернии, с центром в поселении Чёрмоз, захватывая поселения Кизел, Полазна (Полазня), Губаха, Хохловка. В современном состоянии территория старого округа разделена между несколькими административными районами Пермского края, а вид местности сильно изменился из-за превращения р. Камы в Камское водохранилище.

Организация производства была типичной для старых горнопромышленных округов Урала: в пределах округа находились месторождения железной руды, несколько небольших металлургических и металлообрабатывающих заводов, огромные лесные дачи были предназначены для снабжения заводов топливом (древесным углём). Основной транспортной артерией, связывавший заводы между собой и с рынками сбыта, была река Кама (с преобладанием караванного сплава). Также энергия реки использовалась и для привода механизмов (заводы имели пруды и плотины). Выгодной особенностью Пермского имения было наличие огромных запасов каменного угля (Кизеловский угольный бассейн). В состав имения входили также соляные промыслы в Усолье и Ленве (совместно с другими владельцами, прежде всего Строгановыми). В 1890-х годах была начата небольшая по объёму разработка платины. В 1878 году в достаточной близости от имения была проведена Березниковская ветка Пермской железной дороги, что поставило имение в выгодное положение по отношению к другим старым частным округам.

Добыча каменного угля представляла собой наиболее динамично развивавшуюся и устойчивую часть бизнеса Абамелек-Лазарева. Пермское имение захватывало значительную часть Кизеловского угольного бассейна, крупнейшего месторождения Урала. Разработка велась на Кизеловских и Нижнегубахинских (на реке Косьва) копях. В 1879 через Кизел прошла железная дорога (Луньевская ветка Уральской горнозаводской железной дороги), что значительно расширило возможности сбыта. Добыча угля, по мере развития существующих и основания новых рудников, непрерывно расширялась. В 1880 году было добыто 1,4 млн пудов угля, в середине 1890-х добыча достигла 6 млн пудов, к 1900 году — 12 млн пудов, в период 1906—1908 — 35 млн пудов, в период 1914—1915 добыча поднялась до 50 млн пудов. Основными потребителями угля выступали железные дороги, вторую значимую группу составляли близлежащие промышленные предприятия различного профиля. Лазаревский уголь, имевший высокое содержание серы, так и не нашёл применение в металлургии, и лазаревские предприятия продолжали использовать в металлургических процессах древесный уголь (в отличие от заводов Юга России). Добыча угля представляла собой надёжный бизнес, так как была защищена от любых конкурентов расстоянием — при железнодорожных тарифах начала XX века перевозка на 100 км от места добычи увеличивала стоимость угля в два раза. Добыча на Лазаревских копях достигла пика в конце 1950-х годов (12 млн тонн) и поддерживалась до 1990-х годов, когда, в результате падения стоимости железнодорожных перевозок, она оказалась экономически нецелесообразной и была свёрнута[7].

Известные виллы и дома, принадлежавшие Абамелек-ЛазаревымПравить

 
М. П. Абамелек-Лазарева (портрет Н.Богданова-Бельского)
  • Вилла Абамелек (it:Villa Abamelek) в Риме. В 1903—1913 годах (за несколько покупок) Абамелек-Лазарев приобрёл виллу Ферони в Риме на Яникульском холме. Территория виллы составляла около 30 га, она включала в себя различные постройки: небольшой дворец «Бельведере» (XVII век) и «Дворец муз», активно и с большими затратами перестраивавшийся Абамелек-Лазаревым (в том числе, им был устроен небольшой домашний театр). Абамелек-Лазарев собрал на вилле хорошую коллекцию произведений изобразительного искусства. С 1923 года Советское правительство вело с княгиней М. П. Демидовой судебный процесс за виллу, закончившийся в пользу княгини в 1936 году. В 1946 году правительство Королевства Италии на возмездной основе конфисковало виллу и в 1947 году передало её СССР. Вилла с этого момента использовалась как резиденция советского (а затем российского) посла в Италии. Вилла поддерживается в хорошем состоянии, однако на её территории появились новые постройки. В 2003—2007 годах на территории виллы построен православный храм св. Екатерины. На вилле на средства армянской диаспоры Рима в 2000-х годах установлен памятник С. С. Абамелек-Лазареву. 41°53′23″ с. ш. 12°26′48″ в. д.HGЯO
  • Вилла Пратолино близ Флоренции, с 1860 года принадлежавшая Демидовым, была получена супругой Абамелек-Лазарева Марией Павловной от матери в качестве свадебного подарка в 1897 году. Княгиня М. П. Абамелек-Лазарева, часто жившая на вилле и до революции, с 1917 года жила на ней непрерывно до самой смерти в 1955 году и здесь же похоронена. Княгиня, сумевшая сохранить существенные средства, поддерживала виллу в хорошем состоянии. После смерти бездетной княгини вилла, пройдя через несколько собственников, была выкуплена итальянским государством и музеефицирована. Вилла, построенная Тосканскими герцогами во второй половине XVI века, представляет значительный художественный интерес. Здание виллы окружают великолепные сады с многочисленными павильонами, скульптурами и фонтанами, выполненными в маньеристическом стиле. Особо известна гигантская скульптура Джамболоньи «Аллегория Аппенин». 43°51′31″ с. ш. 11°18′16″ в. д.HGЯO
  • Особняк в Санкт-Петербурге (наб. р. Мойки, д. 23 — Миллионная ул., д. 24). На участке, купленном в 1911 году, кн. Абамелек-Лазарев в 1913 году начал строительство особняка. Автором проекта был популярный молодой архитектор Иван Фомин. Строительство особняка заняло 1913 и 1914 годы, причём был перестроен весь комплекс смежных зданий, а дом 23 по набережной Мойки был выстроен заново на месте снесённого и получил новый фасад. Особняк выполнен в строгом и простом неоклассическом стиле, большую ценность представляют хорошо сохранившиеся роскошные интерьеры, также неоклассические. Также Абамелек-Лазареву принадлежали и два смежных дома: наб.р. Мойки 21 — Миллионная ул. 22 (куплен в 1911 году, перестроен архитектором Е. С. Воротиловым в 1907—1913 годах) и наб.р. Мойки 25 — Миллионная ул. 26 (куплен в 1914 году). Все три здания совместно оценивались в 1,4 млн руб.[когда?] 59°56′32″ с. ш. 30°19′17″ в. д.HGЯO

Сочинения С. С. Абамелек-ЛазареваПравить

  • Ферейские тираны // ЖМНП. — сентябрь 1880 (кандидатская диссертация)
  • Пальмира. Археол. исслед. кн. С. Абамелек-Лазарева. — СПб.: тип. Имп. Акад. наук, 1884. — [2], 84 с., 13 л. ил.; 38.[8]
  • Джераш (Gerasa). Археологическое исследование кн. С. Абамелек-Лазарева. — СПб., 1897. — 140 с.
  • Вопрос о недрах и развитие горной промышленности в XIX столетии / Сост. чл. Горн. сов. кн. Абамелек-Лазарев. — СПб.: тип. СПб. АО печ. и писчебум. дела «Слово», 1902. — 324 с.
  • Сказания иностранцев о русской армии в войну 1904—1905 гг. / Изд. кн. Абамелек-Лазарева. — СПб.: тип. «Родник», 1912. — 301 с., 2 л. карт.
  • Условия славного и прочного мира. — Москва : тип. М. О. Аттая и К°, 1914. — 23 с.
  • Задачи России и условия прочного мира. — Петроград: тип. З. Соколинского, 1915. — 76 с.

ПримечанияПравить

  1. 1 2 ԱԲԱՄԵԼԻՔ–ԼԱԶԱՐԵՎ (Աբամելիք–Լազարյան) Սիմեոն Սիմեոնի // Армянская советская энциклопедия (арм.) / под ред. Վ. Համբարձումյան, Կ. Խուդավերդյան — 1974. — Т. 1. — С. 13.
  2. Первоначально поступил на юридический факультет и уже на первом курсе перешёл на историко-филологический — см. Памятная книжка гимназии при Императорском СПб. историко-философском институте 1870—1895. — СПб., 1895. — С. 28—29. Архивная копия от 13 ноября 2016 на Wayback Machine
  3. В дальнейшем, турецкий султан подарил плиту России и в настоящее время она является одним из самых громоздких (15 тонн) экспонатов Эрмитажа.
  4. В 1930-е годы часть надгробий Воскресенской церкви Армянского кладбища была перенесена в Благовещенскую усыпальницу Александро-Невской Лавры (в том числе и некоторые надгробия Лазаревых), а все остальные захоронения, в том числе и кн. С. С. Абамелек-Лазарева, были уничтожены.
  5. Кн. Абамелек-Лазарев начал составлять завещание ещё в 1905 году. основные активы он планировал завещать жене и племяннику П. С. Мещерскому. Не доверяя управленческим талантам наследников, Абамелек-Лазарев намеревался учредить особую коллегию управляющих, ведущую дела независимо от владельцев; это пожелание было невыполнимым в рамках общего наследственного права Российской империи, поэтому князь был вынужден добиваться особого Высочайшего повеления. Дело о завещании доходило до Государственного Совета, но так и не было решено.
  6. Фонд 1252, 4925 ед.хр.
  7. См. статью Шахты Кизеловского угольного бассейна.
  8. В книге помещена надпись, найденная автором во время его путешествия, содержащая на греческом и арамейском языках таможенный тариф 137 года н. э.

ЛитератураПравить

  • Грузинов А. С. Хозяйственный комплекс князей Абамелек-Лазаревых во второй половине XIX - начале XX вв. — М.: РОССПЭН, 2009. — 503 с. — (Экономическая история. Документы, исследования, переводы.). — ISBN 978-5-8243-1268-3.
  • Онучин, Александр Николаевич Князья Абамелек и Абамелек-Лазаревы, графы и дворяне Лазаревы. - Пермь, 1996.

СсылкиПравить