Открыть главное меню

Абд аль-Азиз Кашани (также Абдул Азиз; работал в 1525—1550-х гг) — персидский художник-миниатюрист.

Абд аль-Азиз
Шахский двор. Страница из муракка с произведениями Ризы-йи-Аббаси. Подписана «Абд аль-Азиз», Национальная Библиотека, Париж.
Проходящий мимо караван видит Заля в гнезде Симурга. Шахнаме Тахмаспа, 1525, Берлин, Исламский музей
Портрет Мирзы Мухаммада Кабахата, ок. 1540-45гг, Аукцион Сотбис.

Биография и творчествоПравить

Абд аль-Азиз родился в Кашане в семье художника Абд аль-Ваххаба, однако дата его рождения неизвестна. Кази Ахмед (XVI в.) в своём «Трактате о каллиграфах и художниках» сообщает: «Хаджэ Абд аль-Ваххаб и его сын Абд аль-Азиз происходят из Кашана; оба несравненные в деле живописного искусства. Шах, чьё жилище в раю, чьё обиталище — высшая сфера рая, изволили звать Абд ал-Азиза своим учеником; они имели наставления в живописном искусстве у того бесподобного государя. Хаджэ Абд аль-Азиз стал весьма приближённым».

Правда, этому автору перечит турецкий историк и биограф Мустафа Али Челеби эфенди (1541—1600), который называет местом рождения художника город Исфахан, и утверждает, что не шах Тахмасп I (1524—1476) обучал Абд аль-Азиза, а наоборот, Абд аль-Азиз наставлял в деле художества шаха Тахмаспа (что больше похоже на истину, так как художник явно был старше шаха). Полагают, что именно благодаря Абд аль-Азизу юный шах Тахмасп, вступивший на престол в 1524 году в возрасте 10 лет, получил уроки живописи и то глубокое понимание искусства, которое подвигло его на организацию блестящей китабхане и лучших в истории персидской миниатюры произведений.

В действительности, судя по всему, первые уроки рисования будущий мастер получил от своего отца, а впоследствии обучался у Кемаледдина Бехзада (об этом сообщает Садик Бек). Тем не менее, основываясь на стиле его произведений, американский исследователь С. К. Уэлч утверждает, что Абд аль-Азиз учился у другого прославленного художника китабхане шаха Тахмаспа — Султан Мухаммеда. Учитывая то, что и Бехзад, и Султан Мухаммед в разное время возглавляли китабхане Тахмаспа, Абд аль-Азиз мог получать уроки у обоих.

Вероятно, Абд аль-Азиз быстро делал карьеру: в 1520-х годах он уже участвует в самом престижном проекте шахской китабхане — знаменитом списке «Шахнаме Тахмаспа». Работа над ним продолжалась много лет, приблизительно с 1525 по 1535 год; в ней приняли участие лучшие шахские мастера, и Абд аль-Азиз одно время был руководителем всего проекта. В процессе работы художники часто кооперировались, выполняя разные детали в рамках одной и той же миниатюры. Американские исследователи Диксон и Уэлч, выпустившие фундаментальное исследование о «Шахнаме Тахмаспа», утверждают, что большинство миниатюр в этой книге были произведениями более чем одного художника, и сообщают, что даже в самой известной миниатюре Султан Мухаммеда из этого списка Шахнаме — «Двор Каюмарса» (Музей Ага Хана), отчётливо видна рука Абд аль-Азиза. Во второй четверти XVI века Абд аль-Азиз был ведущим мастером шахской китабхане.

Уэлч описывает художника как человека крайне эмоционального, произведения которого «обычно горячие, иногда очень холодные и редко — прохладные». Вероятно, именно эмоциональная неустойчивость мастера привела к произошедшему с ним около 1530 года трагическому случаю. Об этом сообщают все старинные биографы, Кази Ахмед, Мустафа Али и Садик Бек.

Около 1530 года Абд аль-Азиз и его ученик Али Асгар, уговорили одного юного пажа из свиты шаха Тахмаспа (самому шаху в то время было 15-16 лет от роду) бежать с ними в Индию. Это был мирза Мухаммад Кабахат, сын личного врача шаха; он был любимым пажом Тахмаспа, и служил ему в качестве виночерпия. Для того, чтобы их прибытие в Индию выглядело вполне законным, Абд аль-Азиз изготовил поддельную шахскую печать и состряпал фальшивые документы. Трудно сказать, каковы были причины этого бегства: романтические отношения с пажом, или какие-то иные мотивы, но закончилось всё плохо. На пути в Индию все беглецы были схвачены, привезены обратно в персидскую столицу и брошены в тюрьму. Своего фаворита шах простил, не причинив ему никакого вреда, а обоим художникам смертную казнь за измену милостиво заменил отрезанием носа и ушей. Правда, позднее, как сообщает Садик Бек, Абд аль-Азиз своим искусством изготовил себе новый деревянный нос, который был лучше, чем тот, который он потерял c взмахом шахского кинжала.

Несмотря на случившееся, Абд аль-Азиз продолжал трудиться в шахской китабхане, о чём свидетельствуют его миниатюры в «Шахнаме Тахмаспа», созданные в 1530-35 годах.

Подпись Абд аль-Азиза стоит на одном листе из муракка с работами Ризы-йи-Аббаси (хранится в Национальной Библиотеке Франции, Париж). На нём изображена придворная сцена, вероятно, символизирующая двор шаха Тахмаспа. Композиция миниатюры выполнена в бехзадовском стиле, и некоторые авторы считают подпись художника недостоверной. Сохранилось также несколько портретов, выполненных Абд аль-Азизом, в частности имеющие его подпись «Принц в чёрном» (Топкапы Сарай, Стамбул), и портрет того самого пажа «Мирзы Мухаммада Кабахата» (частное собрание), на котором он выглядит уже зрелым мужчиной, так как портрет создан приблизительно в 1540-45 годах.

К середине 1540-х годов шах Тахмасп I потерял интерес к искусству, выдворил из китабхане всех художников и каллиграфов, оставив только Дуст Мухаммада (об этом сообщают Кази Ахмед и историк Будак Мунши). После этого многие шахские художники перебрались в китабхане Султана Ибрагима Мирзы, племянника шаха Тахмаспа и покровителя искусства. Полагают, что среди них был и Абд аль-Азиз, поскольку в вышедшем из стен мастерской Ибрагима Мирзы манускрипте «Хафт Ауранг» (Семь престолов) Джами (1556—1565 гг., Галерея Фрир, Вашингтон) есть миниатюры с его почерком; это установил американский исследователь С. К. Уэлч.

Позднее Тахмасп I перенёс столицу в город Казвин, перевёз туда свой двор и учредил новую китабхане. Одним из последних манускриптов, вышедших из стен его тебризской библиотеки, был список «Фал-наме» (Книга предзнаменований) Джафара аль-Садыка. Миниатюра из этого манускрипта «Семь спящих эфесских отроков» (Музей Метрополитен, Нью Йорк), даёт представление о продукции шахской китабхане 1550-х годов. С. К. Уэлч считает её совместной работой Ага Мирека и Абд аль-Азиза; правда, у исследователей нет твёрдого мнения, выполнен этот список «Фал-наме» всё ещё в старой тебризской китабхане, или уже в новой — казвинской. Вопрос, работал ли Абд аль-Азиз в казвинской мастерской Тахмаспа остаётся открытым, ровно так же, как и вопрос о дате кончины художника.

БиблиографияПравить

  • Кази Ахмед, Трактат о каллиграфах и художниках, М. 1947, стр. 185—186
  • Moṣṭafā-ʿAlī, Manāqeb-e honarvarān, ed. Maḥmūd Kamāl, Istanbul, 1926, pp. 65-66.
  • E. Blochet, Les enluminures des manuscrits orientaux de la Bibliothèque Nationale, Paris, 1926, pp. 115ff., plates 64b, 65, 66.
  • A.Sakisian, La minature persane du XII e au XVII e siècle, Paris, 1929, pp. 112, 120-21.
  • I. Stchoukine, Les peintures des manuscrits Safavis, Paris, 1959, p. 26.
  • S.C. Welch, A King’s Book of Kings: the Shah-nameh of Shah Tahmasp, New York, The Metropolitan Museum of Art, 1972, p. 69
  • S.C. Welch, Wonders of the Age: Masterpieces of Early Safavid Painting, 1501 −1576,Cambridge, MA, 1979, no.72, pp. 188-9
  • M. B. Dickson and S. C. Welch: The Houghton Shahnameh (Cambridge, MA, 1981), vol.I, pp. 216—228
  • M. S. Simpson, Sultan Ibrahim Mirza’s Haft Awrang: A Princely Manuscript from Sixteenth-Century Iran, Freer Gallery and Yale University Press, 1997, p. 309