Открыть главное меню

Ро́берт Ива́нович Аболи́н (латыш. Roberts Āboliņš; 18 мая (30 мая1886[4] Лифляндская губерния — 27 января 1938, Ленинград) — российский и советский геоботаник, почвовед, физико-географ, исследователь Восточной Сибири и Центральной Азии. Доктор биологических и сельскохозяйственных наук (1934, по совокупности работ), профессор (1929).

Роберт Иванович Аболин
Roberts Āboliņš
Дата рождения 1886[1][2][3] или 30 мая 1886(1886-05-30)
Место рождения Лифляндская губерния, Рижский уезд
Дата смерти 1939[1][2][3] или 27 января 1938(1938-01-27)
Место смерти Ленинград
Страна
Научная сфера геоботаника, почвоведение, физическая география
Место работы Среднеазиатский госуниверситет, Всесоюзный институт растениеводства, Почвенный институт Академии наук СССР
Альма-матер Лесной институт
Учёная степень доктор биологических наук; доктор сельскохозяйственных наук (1934)
Учёное звание профессор (1929)
Научный руководитель Сукачев В. Н.
Известен как исследователь Восточной Сибири и Центральной Азии.
Систематик живой природы
Автор наименований ряда ботанических таксонов. В ботанической (бинарной) номенклатуре эти названия дополняются сокращением «Abolin».
Список таких таксонов на сайте IPNI
Персональная страница на сайте IPNI

Содержание

Основные этапы жизниПравить

Родился 18 мая 1886 года (по ст. ст.) в Рижском уезде Лифляндской губернии, в семье латышских крестьян.

С 1905 года участвовал в революционном движении. С 1907 года жил в Санкт-Петербурге на нелегальном положении, учился на Санкт-Петербургских сельскохозяйственных курсах.

С 1909 года участвовал в исследованиях Сукачева В. Н. болот Псковской и Новгородской губерний.

В 1911—1912 гг. работал в составе Нерчинской экспедиции в Забайкалье, организованной Переселенческим управлением ГУЗиЗ по Восточной Сибири.

В 1913 году окончил Петербургский лесной институт. В этом же году был призван в армию, но вскоре комиссован.

С 1915 по 1918 год лично и с учениками активно изучал растительность Центральной Азии, собрал обширные коллекции растений, хранящиеся в Гербарии (ТАК) Ташкентского университета[5], заведовал астрономической лабораторий в г. Верном.

В 1918—1922 гг. и с 1924 по 1930 год работал в Ташкенте — управляющим садоводческим совхозом «Капланбек»; заведующим сельскохозяйственным и научно-техническом отделами Наркомзема Туркестанской республики; редактором журнала «Ирригация, сельское хозяйство и животноводство»; одним из организатором Института почвоведения и геоботаники при Туркестанском университете, заведующим геоботаническим отделом этого института; преподавателем, профессором кафедры луговедения Среднеазиатского государственного университета.

В 1922—1924 годах — преподаватель Петербургского Сельскохозяйственного института, одновременно занимая должность ученого специалиста Северо-Западной опытно-мелиоративной станции.

В послеташкентский период с 1930 по 1931 год — ученый специалист Института агропочвоведения в Ленинграде. В 1932 по 1937 год — заведующий бюро освоения пустынь во Всесоюзном институте растениеводства (ВИР), одновременно занимая должность профессора кафедры геоботаники биолого-почвенного факультета Ленинградского университета[6]:2, совершил экспедицию в Дагестан.

18 декабря 1937 года арестован. 17 января 1938 года Комиссией НКВД и Прокуратуры СССР приговорён по статьям 17—58—8, 58—7—11 УК РСФСР к высшей мере наказания. 27 января 1938 года расстрелян в Ленинграде[7].

Существуют и другие версии смерти Роберта Аболина:

Адреса в Санкт-ПетербургеПравить

  • 1930-е гг. — ул. Герцена, д. 10, кв. 10.

Научная деятельностьПравить

Работал в Среднеазиатском государственном университете (САГУ), Всесоюзном институте растениеводства (ВИР), Почвенном институте АН СССР, Ленинградском университете; проводил полевые исследования в Псковской и Новгородской губерниях, в Восточной Сибири, Центральной Азии и Дагестане.

Развил концепцию К. Х. Мерриема (англ. Clinton Hart Merriam, 1894, 1898) о «жизненных зонах»:

Накладывая климатические, растительные и почвенные пояса, мы получаем при этом так называемые «зоны жизни», определяющие собой как географические ландшафты, так равно и условия сельского хозяйства каждого данного района

— Аболин, 1930, С. 166

В работе «Опыт эпигенологической классификации болот» (1914), основанной на результатах экспедиций в Псковскую и Новгородскую губернии, Аболин теоретически обосновал необходимость изучения малых природно-территориальных комплексов, выделил поверхностные образования литогенной поверхности под именем эпигенов (рельеф, растительность и т. п.). Совокупность эпигенов он объединил в эпигенему — систему поверхностных природных комплексов. По его предположению, формирование эпигенем идёт под влиянием экзогенных процессов, превращающих поверхность Земли в кору выветривания. Эпигенему Аболин расчленял на климатически обусловленные эпизоны, включающие эпиобласти. Внутри эпиобласти Аболин выделил эпитипы. Строение и эволюция болотного типа изложены им на изучении отдельных участков болота, которые он назвал эпиморфами. В развитии болот Аболин выделял три фазы развития: озёрно-речную, грунтовую и фазу атмосферного питания. В статье «Болотные формы Pinus silvestris L.» (1915) Аболин выделил четыре экологические болотные формы сосны обыкновенной[6]:1.

Обобщающей работой по изучению Восточной Сибири стала сводка «Геоботаническое и почвенное описание Лено-Вилюйской равнины» (1929).

Главными направлениями работ Аболина в ташкентский период были геоботанические и почвенные описания, естественно-историческое районирование, кормовая база животноводства, полезные растения, освоение пустынь. Среди многочисленных работ Аболина этого периода важны «Основы естественно-исторического районирования Советской Средней Азии» (1929), в которой приведено районирование территории Средней Азии по тепловым поясам на основании климатических признаков, и книга «От пустынных степей Прибалхашья до снежных вершин Хан-Тенгри» (1930), которая включает описание вертикальных ландшафтных поясов, или, по терминологии Аболина, «зон жизни», Семиречья[6]:2.

Печатные трудыПравить

  • Некоторые данные о лесных и других растительных формациях Жегулевских гор Симбирской губ. // Лесн. журн. — 1910. — Т. XL, вып. 3. — С. 321—351.
  • Тайга между реками Нерчей и Куенгой в Забайкальской области // Предварительный отчёт об организации и исполнении работ по исследованию почв Азиатской России в 1911 г. — СПб., 1912. — С. 29—43.
  • В тайге Лено-Вилюйской равнины // Предварительный отчёт по организации и исполнению работ по исследованию почв Азиатской России в 1912 г. / Под ред. К. Д. Глинки. — СПб., 1913. — С. 225—267.
  • Постоянная мерзлота грунтов и ископаемый лёд // Зап. Читинск. отд. Русск. геогр. о-ва. Вып. 9. — Чита, 1913. — С. 19—108.
  • Опыт эпигенологической классификации болот // Болотоведение. № 3—4. — 1914. — С. 230—287.
  • Болотные формы Pinus silvestris L. // Тр. Бот. муз. Акад. наук. Т. 14. — Пг., 1915. — С. 62—84.
  • Западная часть Верненского уезда в почвенно-ботаническом и сельскохозяйственном отношении // Семиречье. — Верный, 1916. — Вып. 12. — С. 299—307.
  • Исследование растительности Семиречья // Семиречье. — Верный, 1916. — Вып. 7.
  • Почвенно-ботанические районы восточной части Верненского уезда в связи с очередной агрономической работой // Семиречье. — Верный, 1916. — Вып. 4. — С. 90—95.
  • Солончаки и их использование под полевую культуру // Семиречье. — Верный, 1916. — Вып. 1 и 2.
  • Культурные и дикорастущие лекарственные растения Семиреченской области // Семиречье. — Верный, 1917. — Вып. 1—2.
  • К вопросу о классификации и терминологии почв пустынной зоны Туркестана // Ирригация, сельск. хоз-во и животноводство. — Ташкент, 1922. — Вып. 3.
  • К вопросу о классификации болот Северо-Западной области // Мат-лы по опытн. мелиор. делу. Вып. 2. — М. : Гос. ин-т сел.-хоз. мелиорации, 1928. — С. 3—55.
  • Основы естественно-исторического районирования Советской Средней Азии // Тр. Средне-Азиат. гос. ун-та. Сер. XII-а. География. Вып. 2. — Ташкент : Изд-во Средне-Азиат. гос. ун-та, 1929. — С. 1—75.
  • Геоботаническое и почвенное описание Лено-Вилюйской равнины. — Л. : Изд-во Акад. наук, 1929. — 372 с. — (Тр. Комисс. по изуч. Якутск. АССР ; т. 10).
  • Южная часть Алма-атинского Округа Казакской АССР в естественно-историческом отношении. — Тр. Ин-та почвовед. и геобот. САГУ, Казахстанск. сер. Вып. 1. — Ташкент, 1929. — С. 1—63.
  • Восточная часть Сыр-Дарьинского округа Казакской АССР в естественно-историческом отношении. — Тр. Ин-та почвовед. и геобот. САГУ, Казахстанск. сер. Вып. 2. — Ташкент, 1929. — С. 1—52.
  • Растительность и почвы Лено-Вилюйской равнины. Очерки по фитосоциологии и фитогеографии // Новая деревня. — М., 1929. — С. 63—87.
  • Горные пастбища Талас-Сусамырского района Киргизской АССР // Мат-лы Компл. эксп. иссл. АН СССР. — Л., 1930. — Т. IV, вып. 27. — С. 1--284.
  • От пустынных степей Прибалхашья до снежных вершин Хантенгри. Ч. 1. Геоботаническое и почвенное описание южной части Алматинского округа Казакской АССР. — Тр. Ин-та почвовед. и геобот. САГУ, Казахстанск. сер. Вып. 5. — Л.: Наркомзем Казак. АССР (Алмата) и Ин-т почвовед. и геоботаники Средне-Азиат. гос. ун-та (Ташкент). 1930 — С. 1—176.
  • Краткая характеристика типов кормовых угодий Горного Дагестана. — Махачкала, 1932. — 43 с.
  • Растительность Казахстана как кормовая база // Казахстан. Сб. изд. АН СССР. — Л., 1932. — С. 245—257.
  • Основные пути сельскохозяйственного освоения пустынь и полупустынь СССР // Социалист. растениеводство. — 1932. — Вып. 3. — С. 9—28.
  • Почвенно-мелиоративный очерк бассейна р. Терека // Тр. Лен. отд. Всес. н.-иссл. ин-та удобрений и агропочвоведения. — 1933. — Вып. 19.
  • К районированию полевых культур. Среднеазиатские республики // Растениеводство СССР. — М.—Л., 1933. — Т. I, вып. 1. — С. 250—296.
  • Древесная растительность и леса Средней Азии // Дендрология с основами лесной геоботаники. — Л.: Сельхозгиз, 1934. — C. 477—549.
  • Горные пастбища Киргизии и их реконструкция // Тр. Киргизск. компл. эксп. АН СССР. Том 4, вып. 1. — Л., 1934. — 148 с. (совместно с Е. П. Коровиным и М. М. Советкиной).
  • Растительность солончаков, её использование и улучшение // Пробл. растениеводческ. освоения пустынь; ВИР. — Л., 1934. — Вып. 2. — С. 9—32.

ПамятьПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 International Plant Names Index
  2. 1 2 author citation
  3. 1 2 Harvard Index of BotanistsHarvard University Herbaria and Libraries.
  4. Колчинский, Федотова, 2011.
  5. В 1918—1923 годах — Туркестанский госуниверситет, в 1923—1959 годах — Среднеазиатский госуниверситет (САГУ); в настоящее время — Национальный университет Узбекистана имени Мирзо Улугбека.
  6. 1 2 3 Аболин, Роберт Иванович // Русские ботаники. Биографо-библиографический словарь / Сост. С. Ю. Липшиц; отв. ред. акад. В. Н. Сукачёв; Моск. об-во испытателей природы и Ботанич. ин-т им. акад. В. Л. Комарова АН СССР. — М.: Изд-во Моск. об-ва испытателей природы, 1947. — Т. I. А — Б.
  7. Аболин Роберт Иванович в «Электронной книге памяти» (недоступная ссылка)
  8. Цивилизация " Роберт АБОЛИН
  9. Институт истории естествознания и техники РАН: репрессированные биологи, философы биологии и сельскохозяйственные специалисты

ЛитератураПравить

  • Кафанов А. И., Кудряшов В. А. Классики биогеографии: библиографический указатель. 2005.
  • Краткая географическая энциклопедия. Т. 5 / Гл.ред. Григорьев А. А.
  • Мильков Ф. Н. Словарь-справочник по физической географии. — Изд. 2-е доп. — М. : Мысль 1970—344 с.
  • Русские ботаники: Биографо-библиографический словарь. Том I. А-Б. / Сост. С. Ю. Липшиц. — М.: Изд-во МОИП, 1947. — 336 с.
  • Колчинский Э. И., Федотова А. А. Аболин Роберт Иванович // Биология в Санкт-Петербурге 1703-2008ː Энциклопедический словарь / Отв. ред. Э. И. Колчинский. — СПБ.: Нестор-История, 2011. — С. 530. — 568 с.

СсылкиПравить