Открыть главное меню

Бантышев, Александр Олимпиевич

(перенаправлено с «Александр Олимпиевич Бантышев»)

Александр Олимпиевич Ба́нтышев (1804, Углич, Ярославская губерния — 23 ноября (5 декабря) 1860, Москва) — русский оперный певец (тенор).Современники называли его "московский соловей".[1]

Александр Бантышев
Полное имя Александр Олимпиевич Бантышев
Дата рождения 1804(1804)
Место рождения Углич, Ярославская губерния
Дата смерти 23 ноября 1860(1860-11-23)
Место смерти
Страна
Профессии оперный певец
Певческий голос тенор
Коллективы Большой театр

БиографияПравить

Александр Бантышев родился в 1804 году в городе Углич Ярославской губернии в семье коллежского регистратора. С 1823 служил в Московском Опекунском совете писцом. Одновременно был простым хористом в частном хоре В. В. Варгина при церкви Николы Явленного на Арбате[2]; обратил на себя внимание А. Н. Верстовского и, при его содействии, был принят на сцену московского Большого театра, где выступал с большим успехом в течение 25 лет (1827—1853), создав целый ряд (свыше 60) разнохарактерных образов в операх.

А. А. Алябьев посвятил певцу песню «Кудри», первым исполнителем которой он и стал. В мае 1828 выступил в партии Гикши (опера «Пан Твардовский» Верстовского). Был первым исполнителем партии Торопки из «Аскольдовой могилы», которую изначально разучивал под руководством Верстовского, и эта роль признавалась лучшей его ролью.

Не получив специального музыкального образования, разучивал партии по слуху. Эпизодически брал уроки пения у П. Булахова и А. Варламова (с 1832).

В 1857 году состоялось последнее выступление певца в Москве в любимой партии Торопки.

В 1853—1857 г.г. вёл режиссёрскую деятельность в Ярославле, Рыбинске, Нижнем Новгороде, Казани, Твери.

В 1858—1860 г.г. Бантышев был оперным антрепренёром в Саратове.

Давал бесплатные уроки пения. Среди его учеников — Д. Агренев-Славянский.

А. О. Бантышев был женат, но детей не оставил.

Александр Олимпиевич Бантышев скончался в 1860 году в городе Москве, не выдержав ампутации.

Характер и отношения с другими артистамиПравить

Бантышев был человек характера кроткого, уживчивого в высшей степени; вмешиваться в театральные интриги и сплетни не любил; дороги никому не только не старался переступать, но напротив давал дорогу тем, в которых замечал теплившуюся искру Божию. Это могут подтвердить и госпожа Косицкая и тенор Лавров. Без содействия Бантышева, им никогда бы не удалось попасть на Московскую сцену.[3]

Действительно, Бантышев первым заметил Любовь Косицкую (они вместе пели в «Аскольдовой могиле») и рекомендовал её Верстовскому[4].

Аналогичная история произошла с будущим артистом Мариинского и Большого театров, басом Платоном Радонежским. Будучи на гастролях в Ярославле (с Дюбюком в качестве пианиста[5]) в 1849, его голос услышал А. О. Бантышев и взял с собой в Москву, где Радонежский поступил вольноприходящим в Московское театральное училище и обучался пению у К. Тамброни[6].

ТворчествоПравить

Обладал от природы голосом нежного «серебристо-бархатного» тембра и широкого диапазона (две с половиной октавы до верхнего ми), а также бойким темпераментом. Современники называли певца «русским Рубини» и «московским соловьём».

Первый исполнитель партии Торопки («Аскольдова могила» А. Верстовского, написанной специально для певца.

Гастролировал по городам России, имел фантастический успех — «одно появление его на сцене приводило в восторг театральную залу».

 В игре Бантышева, как и в голосе его, главное достоинство простота и непринуждённость.
В. Одоевский
 

.

 Лучший певец для русской оперы, для русской песни… Единственный актёр, который так умел по-русски носить русский кафтан и пропеть русскую песню. Главным торжеством Бантышева была русская песня; он пел её, как, может быть, не удастся её спеть никому другому.
«Ведомости Моск. городской полиции», 1853. № 238
 

Исполнял «Реквием» В. А. Моцарта.

Выступал также в водевилях и драматических спектаклях, где был партнёром П. Мочалова, М. Щепкина, В. Живокини, П. Степанова. Также среди партнёров по сцене: П. Злов, М. Владиславлев, Д. Куров, Н. Лавров, Д. Леонова, О. Петров, Н. Репина, Е. Семёнова.

Романсы и песниПравить

С большим мастерством пел русские народные песни. Сочинил несколько романсов и песен («Что ты, травушка, пожелтела», «Ты не плачь, красавица», «Замолчишь ли ты, сердце бедное», «Ах, шли наши ребята из Ново-Города» и др.).

Неоднократно выступал в концертах, произведения И. Геништы, А. Варламова. Варламов посвятил певцу романс «Челнок», по заказу Бантышева специально написал романс «На заре ты её не буди». С последним связана известная история:

Варламовские романсы пользовались большой любовью московской публики и моментально разлетались по всему городу. Близкий приятель Варламова солист Большого театра Бантышев долгое время упрашивал композитора написать для него романс. — Какой тебе? — Какой сам пожелаешь, Александр Егорович… — Хорошо. Приходи через неделю. Писал Варламов очень легко, но, будучи человеком чрезвычайно несобранным, очень подолгу собирался приняться за работу. Через неделю Бантышев приходит — романса нет. — Некогда было, — разводит руками Варламов. — Завтра приходи. Назавтра — то же самое. Но певец был человеком упорным и стал приходить к Варламову каждое утро, когда композитор еще спал. — Экий ты, право, — вознегодовал однажды Варламов. — Человек спит, а ты являешься, можно сказать, на заре! Напишу я тебе романс. Сказал же, напишу, и напишу! — Завтра? — язвительно спрашивает Бантышев. — Завтра, завтра! Утром певец, как всегда, является. Варламов спит. -Это вам, господин Бантышев, — говорит слуга и передает раннему гостю новый романс, которому было суждено прославиться на всю Россию. Назывался романс «На заре ты её не буди»![7]

Государственный гимнПравить

Был одним из первых исполнителей гимна «Боже, царя храни!» князя Львова. Вот что вспоминают современники:

В своей книге Н. Бернштейн приводит оценку гимна Львова «Боже, царя храни» директора Московских императорских театров М. П. Загоскина, который присутствовал на первом прослушивании этого гимна:

«Сначала слова были пропеты одним актером Бантышевым, потом повторены всем хором. Не могу вам описать впечатление, которое произвела на зрителей эта национальная песня, и мужчины, и дамы слушали её стоя, сначала „ура“, а потом „форо“ загремели в театре, когда её пропели. Разумеется, она была повторена». <…> в Московской газете «Молва» был помещен восторженный отклик об очередном исполнении нового гимна: « Вчера, 11 декабря (1833) Большой Петровский театр был свидетелем великолепного и трогательного зрелища, торжества благоговейной любви народа русского к царю русскому… При первом ударе невольное влечение заставило всех зрителей подняться с мест. Глубочайшее безмолвие царствовало всюду, пока Бантышев своим звонким, чистым голосом пел начальное слово. Но когда вслед затем грянул гром полкового оркестра, когда в то же мгновение слилась с ним вся дивная масса поющих голосов, единогласное „Ура“, вырвавшееся в одно мгновение из всех уст, потрясло высокие своды огромного здания. Гром рукоплесканий заспорил с громом оркестра…все требовало повторения… Казалось, одна душа трепетала в волнующейся громаде зрителей, то был клич Москвы! Клич России…!!!».

Исполненные партииПравить

  • Торопка («Аскольдова могила»; партия написана А. Верстовским специально для певца, ставшего первым исполнителем)
  • Гикша («Пан Твардовский» Верстовского)
  • Антонио («Водовоз» Керубини)
  • Никанор («Тоска по родине» Верстовского)
  • Витязь Весны («Сон наяву, или Чурова долина» Верстовского)
  • Стемид («Вадим, или Пробуждение двенадцати спящих дев» Верстовского)
  • Чешко («Громобой», текст Ленского, музыка Верстовского)
  • Милон («Сюрпризы». Музыка Верстовского совместно с К. А. Кавосом, Корсаковым, Леброком, по Э. Скрибу, 1821)
  • 1-ый леший («Иван-царевич». Музыка Ванжуры, текст Екатерины II и Храповицкого (1787))[8]
  • Жан Вижу («Любовное зелье»)
  • Грек («Девкалионов потоп, или Меркурий-предъявитель» на текст А. А. Шаховского)
  • Сенвиль («Кеттли, или Возвращение в Швейцарию»)
  • Генрих («Пять свадеб с небольшим»)
  • Собинин («Жизнь за царя»)
  • Изур («Три брата горбуны»)
  • Франц («Швейцарская хижина» А. Адана)
  • Жорж («Эдинбургская темница»)
  • Клавдио («Элиза и Клавдио»)
  • Алин («Новый Парис»)
  • Эльвино («Сомнамбула» Беллини)
  • Арнольд («Вильгельм Телль» Россини)
  • Джанетто («Сорока-воровка» Россини)
  • Осман («Алина, королева Голкондская» Ф. Буальдье)
  • Лоренцо («Фра-Дьяволо, или Гостиница в Террачине»)
  • Тебальдо («Капулети и Монтекки» Беллини)
  • Неморино («Любовный напиток»)
  • Поллион («Норма»)
  • Дон Оттавио («Дон Жуан»)
  • Флореский («Лодоиска, или Благодетельный татарин» Л. Керубини)
  • Мюльграв («Женни»)
  • Овбрей («Вампир, или Мертвец-кровопийца»)
  • Нюклес («Осада Коринфа» Россини)
  • Ралей («Лейчестер и Елизавета, или Замок Кенильворт»)
  • Массуд («Волшебная лампадка, или Кашемирские пирожки»)
  • Антон («Орлиное гнездо в Богемских горах»)
  • Аламира («Велизарий» Доницетти)
  • Рудольф («Сильвана»)
  • Спицион («Сирена»)
  • Генрих («Мария, или Безнадежная любовь»)
  • Шаплу («Почтальон из Лонжюмо»)
  • Козимо («Принц-маляр, или Козимо»)
  • Жорж Клаверуз («Сара, шотландская сирота»)
  • Гвальтьеро («Пират»)
  • Эдмонд («Клятва, или Делатели фальшивой монеты»)
  • Дон Карлос («Леокадия»)
  • Фридгельм («Мельница в горах, или Союзные войска во Франции 1814 года»)
  • Грегорио («Людовик, или Ненависть и Любовь»)
  • Магомет («Падение Мекки»)
  • Фриц («Невеста»)
  • Леон де Мерсевиль («Каменщик»)
  • Мержи («Тайный брак, или Поединок в Пре-о-Клерк» Луи Герольда)
  • Френтино («Чудные приключения и удивительное морское путешествие Пьетро Даидини»)
  • Граф Жулиано («Черное домино, или Таинственная маска»)
  • Фердинанд («Фаворитка» Доницетти)
  • Альфонсо ди Монца («Цампа, морской разбойник, или Мраморная невеста» Герольда)
  • Виктор («Две ночи»)
  • Эдмонд («Эмма, или Безрассудное обещание»)
  • Конрад («Царь земных духов»)
  • Даниэль Робинсон («Престонский пивовар»)
  • Макс («Вольный стрелок»)
  • Эдгар («Лючия ди Ламмермур»)
  • Вальбель («Два слова, или Ночь в лесу»)

ПримечанияПравить

ЛитератураПравить

СсылкиПравить