Открыть главное меню

Тома, Альбер

(перенаправлено с «Альбер Тома»)

Альбер Тома (фр. Albert Thomas, 16 июня 1878 — 8 мая 1932) — французский министр-социалист, основатель и председатель Международной организации труда, историк. Почётный гражданин Москвы.

Альбер Тома
фр. Albert Thomas
Альбер Тома
Рождение 16 июня 1878(1878-06-16)[1][2][…]
Смерть 8 мая 1932(1932-05-08)[4][1][…] (53 года)
Партия
Образование
Награды Moskow Honorary Citizen mini.png
Место работы
Commons-logo.svg Альбер Тома на Викискладе

Содержание

БиографияПравить

Окончил Высшую нормальную школу. Как социалист был близким учеником Геда. В 19051914 сотрудничал в газете L’Humanité. В 1904 был избран в муниципальный совет Шампиньи. В 1910 избран в Палату депутатов, переизбран в 1914. Был членом комиссий по общественным работам, железным дорогам и финансам.

В годы Первой мировой войны Тома был её ярым сторонником, занимая социал-шовинистические позиции. После начала войны ему в октябре 1914 было поручена организация производства боеприпасов. В мае 1915 он был назначен заместителем государственного секретаря по боеприпасам и военному снаряжению, а в 1916 занял специально созданную должность министра вооружений.

После Февральской революции ездил в Россию, где вёл переговоры с Временным правительством и Петроградским советом, агитируя против выхода России из Первой мировой войны.

 Из Парижа приехал французский министр военного снабжения Альбер Тома. Он появился у нас, чтобы уговорить «доблестный русский народ» остаться верным союзникам и не выходить из войны. Этот коротконогий рыжебородый человек в изящном сюртуке показал в своих речах непревзойденный пример крика и выразительного жеста. Как-то он говорил с балкона резиденции комиссара Временного правительства. Тома говорил по-французски. Вряд ли в толпе, слушавшей его, был хоть десяток людей, знавших этот язык.

Толпа состояла главным образом из солдат и жителей московских окраин. Но в речи Тома все было понятно и без слов. Тома, прыгая на согнутых ногах по балкону, наглядно показал, что произойдет, по его мнению, с Россией, если она выйдет из войны. Он подкрутил усы на манер Вильгельма, сделал хищные глаза, высоко подпрыгнул и стремительно схватил в воздухе за горло воображаемую Россию. При этом он испускал воинственные крики и рычал, как бешеный тигр.

Эта страшная пляска Вильгельма над поверженным телом России длилась несколько минут. Толпа, пораженная цирковым зрелищем, затаила дыхание.
Паустовский К. Г.
 

С 1919 года — председатель Международной организации труда при Лиге Наций. Занимал этот пост до своей смерти в 1932 году.

Воспоминания современниковПравить

При первом знакомстве Альбер Тома меня очаровал. За одни его прекрасные голубые глаза можно было не замечать плоских черт лица, бестолково обрамленных какой-то рыжеватой растительностью. Его безупречная по своей грамотности и выразительности французская речь уже сама по себе пленяла собеседника своей четкостью и убедительностью.

Альбер Тома подкупал меня также своей работоспособностью, живым умом, дерзостью решений.

Только после нашей Февральской революции и поездки Альбера Тома в Россию для меня выяснилось разложение этого политического деятеля, социалиста — будущего председателя комитета труда при Лиге Наций.

Одна из встреч с Альбером Тома помогла, впрочем, дополнить портрет этого политического деятеля.

Перегруженный работой и не желая обязываться, я принципиально отказывался во время войны от всяких приглашений, поступавших даже от самых близких французских друзей и уж тем более от заводчиков и поставщиков. Однако, когда та же фирма «Шнейдер» пригласила меня на обед с министром вооружений, я счел нужным сделать исключение. Завязать кроме служебных и личные отношения с министрами всегда бывало полезно для дела. Обед оказался интимным. В уютном кабинете старинного и самого дорогого ресторана «La Tour d'Argent», знаменитого приготовлением руанских уток (с основания ресторана каждая подаваемая утка носила свой очередной номер), был накрыт стол на четыре прибора. Горел камин. Ослепляющий электрический свет был заменен канделябрами со свечами под нежными желтыми абажурчиками.

Альбер Тома запаздывал. Главный директор «Шнейдера» — Фурнье начал с того, что показал мне меню обеда и, как это обычно делается, из вежливости спросил, подходит ли оно мне. Я нашел его чересчур роскошным для военного времени, но второй директор — адмирал в отставке де Курвилль хитро улыбнулся и объяснил:

— Monsieur le Ministre aime la bonne chère! (Господин министр любит сладко покушать!) Знатоком кухни Альбер Тома мне не показался, так как, то ли из-за обычной для французских депутатов деловитой суетливости, то ли просто от голода, он пожирал все, что ему подавали, доставляя большое удовольствие хозяевам. Хотя деловых разговоров за обедом и не велось, но эта встреча подчеркивала дружеские отношения между государственным деятелем и частной фирмой. Она мало соответствовала той атмосфере, в которой я начал работать с Альбером Тома в первые недели его неограниченной власти на министерском посту.

Он был тогда диктатором и полностью, казалось, поддерживал всю мою борьбу против грабительских условий договора со Шнейдером. В знак доверия он просил меня даже лично составить текст конвенции, предусмотренной финансовым протоколом Рибо — Барк.

Документ был короткий, но давал мне в руки то, что было всего ценнее: «Французское правительство обязуется соблюдать интересы Русского правительства, как свои собственные, обеспечивая выполнение всех заказов, как сырья, так и готовых изделий, в кратчайшие сроки и при наиболее выгодных условиях».

Игнатьев А.А. "Пятьдесят лет в строю". М.: Воениздат, 1986, стр.522

СочиненияПравить

Автор ряда исторических трудов, включая книгу «Вторая империя. 1852—1870» (1907).

  • Тома А. Вторая Империя (1852-1870). Жорес Ж. Франко-Прусская война. — Санкт-Петербург: Даль, 1908. — X, 387 с. – (Социальная история: 1789-1900; Т. 10-11)

ПримечанияПравить

СсылкиПравить