Открыть главное меню

Российско-американские отношения в 2004 году развивались на фоне:

Период первого президентства Джорджа Буша (младшего), особенно до начала войны в Ираке, некоторые эксперты называли «историческим апогеем» российско-американских отношений, имея в виду беспрецедентно высокую степень сотрудничества в рамках «войны с террором» и тесные личные связи президентов. Несмотря на то, что расхождение во взглядах по поводу американского военного вторжения в Ирак сопровождалось охлаждением отношений, оно не привело к серьёзной конфронтации между США и Россией[4].

Когда в ноябре 2004 года Джордж Буш во второй раз победил на президентских выборах, обойдя демократа Джона Керри, ещё до оглашения окончательных результатов выборов Владимир Путин открыто поддержал действующего президента США, заявив, что его поражение будет означать «большой успех международных террористов». Тем самым он дал понять, что для России предпочтительнее было бы продолжить взаимодействие с Бушем и республиканской администрацией[4].

Содержание

Ситуация вокруг ИракаПравить

В 2002—2003 годах российское руководство отказалось поддержать американские планы войны против Ирака, хотя и не стало настраивать против США Францию и Германию, которые сами были отрицательно настроены в отношении этих намерений. В итоге, хотя Россия заняла в иракском вопросе позицию во многом аналогичную французской и немецкой, её подход выглядел менее антиамериканским[1].

Евгений Примаков в своём аналитическом докладе по итогам 2003 года рассматривал военную операцию США против Ирака, осуществлённую без санкции Совета безопасности ООН, как основное событие прошедшего года. По его словам, вторжение в Ирак было осуществлено на основе новой внешнеполитической доктрины «унилатерализма», провозглашённой американским руководством. Согласно этой доктрине, поддерживаемой неоконсерваторами из окружения президента Джорджа Буша, США вправе принимать самостоятельные решения и осуществлять самостоятельные превентивные действия в случае выявления угрозы для американской безопасности. Американская операция в Ираке, по словам Примакова, поставила Россию перед тяжёлым выбором. С одной стороны, Россия не могла отказаться от принципиального противостояния силовой политике США, сочетающейся с игнорированием роли ООН, — это означало бы согласие с гегемонизмом США в мировой политике, против чего выступили даже Франция и Германия. С другой стороны, резко антиамериканская позиция могла бы привести к ослаблению совместной борьбы против международного терроризма и распространения ядерного оружия (ситуация вокруг ядерной программы КНДР). В этой ситуации российское руководство, не отказываясь от принципиальной линии в отношении действий США в Ираке, не позволило этой линии перерасти в антиамериканский курс во внешней политике[5], предложив совместно искать выход из иракского кризиса, оставив разногласия в прошлом[2][6]. По инициативе России Генеральная ассамблея ООН 5 декабря 2003 года приняла резолюцию о реагировании на глобальные угрозы и вызовы[7], направленную на укрепление ООН и её ведущей роли в мировых делах как основе цельной системы противодействия современным угрозам и вызовам[8].

Несмотря на то, что расхождение во взглядах по поводу американского военного вторжения в Ирак сопровождалось охлаждением отношений, оно не привело к серьёзной конфронтации между США и Россией[4]. Как заявил в январе 2004 года министр иностранных дел России Игорь Иванов, «Россия на всех этапах иракского кризиса действовала, исходя из твёрдого убеждения в том, что разногласия по Ираку не должны подрывать основ российско-американского партнёрства, имеющего самостоятельное значение в качестве одного из ключевых факторов безопасности и стратегической стабильности в мире»[2]. Со своей стороны, госсекретарь США Колин Пауэлл на пресс-конференции по итогам его визита в Москву в конце января 2004 года отмечал: «Я также хотел бы рассеять мрачные предсказания в отношении наших встреч с президентом России и министром иностранных дел России… База взаимодействия между Россией и США очень солидна. Мы знаем о разногласиях, которые были между нашими странами в прошлом году. Но теперь, работая совместно, мы с помощью России добились единогласного утверждения резолюции 1515 СБ ООН, которая поможет иракскому народу восстановить свою страну. Мы благодарим Россию за содействие»[9].

Борьба с международным терроризмомПравить

Сотрудничество России и США в борьбе с глобальным терроризмом ещё до террористических атак на Нью-Йорк и Вашингтон. Российско-американская Рабочая группа по противодействию террористической и иным угрозам, исходящим с территории Афганистана, в мае 2002 года переименованная в связи с расширением мандата в Рабочую группу по борьбе с терроризмом, была создана решением президентов России и США ещё в июне 2000 года[10].

Россия одной из первых продемонстрировала солидарность со США в связи с террористическим актом 11 сентября 2001 года и пошла на самое широкое сотрудничество с американским руководством в развёртывании глобальной антитеррористической борьбы, исходя из интересов безопасности России, её союзников и партнёров по СНГ, международной стабильности в целом. Российско-американское взаимодействие и сплочение мирового сообщества перед лицом общей угрозы не только обеспечило координацию действий по ликвидации режима талибов и террористической инфраструктуры «Аль-Каиды» в Афганистане, но и позволило в сжатые сроки приступить к созданию многосторонних механизмов борьбы с терроризмом на базе ООН, «Большой восьмёрки» и других международных и региональных структур[2]. В марте 2004 года прошло 11-е заседание Рабочей группы по борьбе с терроризмом.

То обстоятельство, что Россия заявила о поддержке США в войне с международным терроризмом и стала важнейшим союзником США в деле борьбы с распространением оружия массового уничтожения, позволило Джорджу Бушу, при поддержке большинства Конгресса и лояльности американского общественного мнения, осуществлять политику «стратегического партнёрства» с Россией, невзирая на имевшие место противоречия касательно развития российских демократических институтов и боевых действий в Чечне[4].

На эффективности этого сотрудничества негативно сказался иракский кризис 2003 года, однако разрастания международного кризиса, грозившего расколом широкой антитеррористической коалиции, удалось избежать, во многом благодаря позиции России. При её решающем участии были выработаны и приняты резолюции 1483 и 1511 Совета Безопасности ООН, открывшие возможности для восстановления единства мирового сообщества, в том числе в противодействии международному терроризму[10].

В начале февраля 2004 года Совет Безопасности ООН единогласно принял резолюцию 1526 по совершенствованию эффективности санкций в отношении талибов, «Аль-Каиды» и связанных с ними лиц и организаций, проект которой, как говорилось в сообщении МИД РФ, был подготовлен в духе традиционного партнёрства на афганском направлении делегациями России и США, а также Чили. В резолюции подчёркивалось, что талибы, «Аль-Каида» и их сообщники продолжают представлять угрозу международному миру и безопасности, в связи с чем СБ ООН утвердил набор конкретных мер, призванных укрепить механизм наблюдения за осуществлением режима санкций, а также значительно повысить уровень сотрудничества государств в деле выполнения требований резолюций Совета[11].

Выступая на 40-й Мюнхенской конференции по вопросам безопасности (6-8 февраля 2004 года), министр обороны РФ Сергей Иванов отмечал, что, наряду с масштабными успехами в практической реализации антитеррористической международной стратегии, к которым он отнёс разгром «Талибана» и инфраструктуры «Аль-Каиды» в Афганистане, следует упомянуть и тревожные тенденции — активизацию международных террористических структур, «перетекание» ячеек «Аль-Каиды» (прежде всего, в ближневосточный регион), частичное восстановление боевого потенциала движения талибов в Афганистане и Пакистане. Территория Ирака стала центром притяжения для представителей террористических группировок со всего Ближнего и Среднего Востока. Кроме того, после начала операции в Афганистане это государство вновь стало главным источником наркотиков, которые поставляются через территорию СНГ и России в Западную Европу. Наркотрафик из Афганистана стал серьёзной угрозой национальной безопасности ряда центрально-азиатских стран СНГ и России[12].

Расширение НАТО на постсоветское пространство и ситуация вокруг ДОВСЕПравить

Принятие в марте 2004 года в НАТО, вопреки дипломатическим усилиям России, семи восточноевропейских стран, в том числе Эстонии, Латвии и Литвы, Путин воспринял, по оценке «Ведомостей», как «личное предательство» со стороны президента США Дж. Буша и премьер-министра Великобритании Тони Блэра, которых Путин к тому времени считал своими друзьями и с которыми усиленно налаживал партнёрские отношения. В мемуарах Блэра реакция Путина на расширение НАТО характеризуется как обида: «Владимир пришёл к выводу, что американцы не отводят ему то место, которое он заслуживает». Спустя 12 лет, в Крымской речи, Путин отметил: «Нас раз за разом обманывали, принимали решения за нашей спиной, ставили перед свершившимся фактом. Так было и с расширением НАТО на восток, с размещением военной инфраструктуры у наших границ. Нам всё время одно и то же твердили: „Ну, вас это не касается“»[13].

В конце июня в Стамбуле состоялся первый саммит НАТО после расширения альянса на постсоветское пространство. Незадолго до этого Государственная дума ратифицировала Соглашение об адаптации Договора об обычных вооружённых силах в Европе (ДОВСЕ). Комментируя это событие, официальный представитель госдепартамента США Адам Эрели заявил: «Позиция всех членов НАТО заключается в том, что адаптированный Договор об обычных вооружённых силах в Европе (ДОВСЕ) не может быть ратифицирован ими до тех пор, пока Россией не будут выполнены стамбульские договорённости 1999 года» (речь идёт об обязательствах России вывести свои войска из Грузии и Молдавии, взятые ею на себя в 1999 году). Аналогичное заявление сделал и министр обороны США Дональд Рамсфельд[14][15].

Отказ НАТО начать процесс ратификации Соглашения об адаптации ДОВСЕ и учесть обеспокоенность России, связанную с тем, что неучастие Латвии, Литвы и Эстонии в ДОВСЕ привело к появлению на северо-западных границах России территории, «свободной» от ограничений на размещение обычных вооружений, в том числе и вооружений других стран[16], привёл к тому, что Владимир Путин не принял приглашение генсека НАТО Яапа де Хооп Схеффера принять участие в заседании Совета Россия-НАТО на высшем уровне в рамках саммита НАТО в Стамбуле[14].

Создание системы ПРО СШАПравить

13 июня 2002 года США денонсировали Договор по ПРО 1972 года, мотивируя это необходимостью защиты от «стран-изгоев»[17]. Этот шаг российское руководство расценило как дестабилизирующий фактор глобального значения[18].

В 2004 году стало известно о том, что создание национальной системы ПРО США вышло на стадию размещения её передовых элементов за пределами территории США — и американского континента вообще.

В августе Дания подписала договор о модернизации американской РЛС системы раннего предупреждения в Туле (Гренландия).

17 октября 2004 года британская газета Independent сообщила, что в мае этого года Джордж Буш получил «тайное принципиальное согласие» премьер-министра Великобритании Тони Блэра на размещение в Великобритании американских противоракет.

Россия изначально заявляла о своём резко отрицательном отношении к разработке американской ПРО, считая её нарушением существующих американо-советских договоров об ограничении стратегических вооружений и систем ПРО.

В связи с подписанием в августе 2004 американо-датского договора о модернизации РЛС в Туле российский МИД заявил, что «в американскую ПРО объективно уже сейчас закладывается определённый потенциал, способный нанести ущерб российской безопасности», так что нельзя исключать возможность появления угрозы силам сдерживания России в перспективе.

Основания для опасений дает само географическое расположение РЛС Туле. Если во главу угла системы ПРО ставить защиту от угрозы со стороны стран-изгоев, то зачем модернизировать радиолокационные станции системы раннего предупреждения, размещённые в Гренландии и Великобритании и направленные туда, где, по определению, трассы ракет этих стран проходить не могут? В связи с этим, говорится в заявлении МИД, Россия оставляет за собой право на ответные действия.

После появления в октябре 2004 года сообщений о согласии Великобритании разместить на своей территории американские ракеты-перехватчики, МИД РФ выпустило официальное заявление, в котором говорилось: «Американская сторона заверяет нас в том, что создаваемая ПРО США вместе с её зарубежными базами не направлена против России. Однако мы до сих пор не получили ответ на наш вопрос, каким образом будет обеспечена и гарантирована такая „ненаправленность“. Пока такого ответа нет, российская сторона не может не принимать во внимание возможную угрозу безопасности России».

Внутрироссийские проблемыПравить

Как отметил министр иностранных дел России Игорь Иванов в статье «Россия — США: какое партнёрство?», опубликованной 14 февраля 2004 года в газете «Коммерсантъ»[19], госсекретарь США Колин Пауэлл в ходе переговоров в Москве (26-27 января 2004 года) высказал озабоченность тем, что «на горизонте российско-американских отношений появились облака, которые, если своевременно не принять меры, могут омрачить их развитие, чего американская администрация хотела бы избежать». К этим «облакам» он отнёс некоторые вопросы внутренней и внешней политики России: дело ЮКОСа, прошедшие в России парламентские выборы с точки зрения соблюдения демократических стандартов, политику Москвы в Чечне, а также политику в отношении постсоветских государств (речь идёт о Грузии).

Дело ЮКОСаПравить

Арест и суд над Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым вызвали недовольство в США. Госдепартамент США заявил, что арест Ходорковского «вызывает подозрения в произвольном использовании судебной системы» и нанесёт серьёзный вред западным инвестициям[20][21]. Влиятельный американский политический деятель Ричард Перл в интервью газете «Коммерсант» назвал кампанию против Ходорковского и «ЮКОСа» «произвольной, мстительной и капризной» и потребовал исключить Россию из «Большой восьмёрки»[22][23]. Конгрессмен Том Лантос совместно с сенаторами Джо Либерманом и Джоном Маккейном подготовил проект резолюции Конгресса об исключении России из «Большой восьмёрки» за арест Ходорковского[24] — которая в конечном итоге не была принята[25]. Вместо этого в декабре 2003 года американский сенат принял резолюцию, призывающую российские власти обеспечить справедливое и открытое судебное расследование дела. В палате представителей резолюция о приостановлении членства РФ в «Большой восьмёрке» была принята лишь комитетом по международным делам в конце марта 2004 года.

По мнению наблюдателей, в 2003—2004 годы Белый дом был в целом менее критично настроен в отношении политики российских властей, предпочитая ставить во главу угла партнёрство с Москвой в рамках антитеррористической коалиции.

Отношение к чеченскому сепаратизмуПравить

В августе 2004 года США предоставили политическое убежище Ильясу Ахмадову, бывшему министру иностранных дел самопровозглашённой Ичкерии, несмотря на неоднократные обращения российского руководства к американской стороне с требованиями о его выдаче в связи с тем, что российские правоохранительные органы разыскивают его по обвинению в терроризме[26].

В начале сентября, сразу после теракта в Беслане, российское руководство заявило о причастности руководителя Ичкерии Аслана Масхадова к действиям террористов. В связи с тем, что теракт был осуждён во всём мире, в России рассчитывали, что это осуждение будет автоматически распространено и на всё окружение Масхадова. Власти США, однако, объявили, что не намерены отказываться от встреч с лидерами чеченских сепаратистов. Представитель Госдепартамента, отметив, что США продолжат «сотрудничать с Россией в борьбе против насилия и терроризма», в то же время дал ясно понять, что оценки США и России в отношении ряда представителей чеченских сепаратистов остаются различными: «Мы не встречаемся с террористами и теми, кто разжигает насилие. Те, кто осуществил теракты в России, не связаны с политикой, они связаны с терроризмом, и не следует путать эти понятия». Это заявление вызвало негативную реакцию главы российского министерства иностранных дел, который назвал его «неуместным», отказавшись, впрочем, от более жёсткой критики.

28 сентября 2004 года посол США в Москве Александр Вершбоу сообщил, что правительство США включило группу Шамиля Басаева в «список лиц, групп и организаций, вовлечённых или связанных с террористической деятельностью». В то же время Вашингтон по-прежнему отказался добавлять в список террористов лиц, уже находящихся на территории США.

Отношение к реформе российской государственной властиПравить

В сентябре 2004 года госсекретарь США Колин Пауэлл выразил обеспокоенность предложениями российского президента Владимира Путина по реформированию системы государственной власти и изменению избирательной системы России (отмене выборов губернаторов и парламентских выборов по мажоритарным округам), назвав их отступлением от некоторых демократических норм. Министр иностранных дел России Сергей Лавров отреагировал предельно жёстко, заявив, что планируемые административные реформы — внутреннее дело России.

В газете The Washington Post была опубликована статья Роберта Кейгана, одного из идеологов неоконсерваторов, имеющих мощные позиции в администрации Джорджа Буша, который назвал планируемые реформы в России «шагом к тирании», не имеющим ничего общего с войной с терроризмом, попыткой «установления диктатуры в духе Фердинандо Маркоса, Анастасио Сомосы или Пак Чжон Хи».

Сам Джордж Буш (младший) также выразил озабоченность относительно «принимаемых в России решений, которые могут подорвать демократию». Тем не менее Буш не пошёл на какие-либо жёсткие меры давления по отношению к России, поскольку тем самым он накануне выборов фактически признал бы ошибочность курса на антитеррористический союз с Москвой, который его администрация проводила с 2001 года. Выступая позже на Генеральной ассамблее ООН, Буш выразил очень эмоциональную поддержку России в связи с Бесланом, а об «угрозе демократии» в России предпочёл умолчать, что позволило российским дипломатам характеризовать выступление Буша как исключительно «миролюбивое».

Российско-американские контактыПравить

ЯнварьПравить

  • 19 января заместитель секретаря Совета безопасности России О. Д. Чернов встретился с группой видных американских общественных деятелей и политологов, занимающихся проблемами российско-американских отношений. В состав американской делегации входили бывший министр обороны Дж. Шлессинджер, бывший помощник президента США по национальной безопасности Б.Скоукрофт, директор Института им. Р.Никсона Д.Саймс, президент Американо-российского делового совета Ю.Лоусон, председатель правления компании «Петролеум Файненс энд Энерджи» Р.Уэст и вице-президент Центра им. Р.Никсона К.Купчан[27].
  • 22 января состоялась рабочая встреча первого заместителя председателя Государственной думы Л. К. Слиски с председателем Комиссии по проблемам национальных интересов США и отношений с Россией, бывшим министром обороны США Джеймсом Шлесинджером и президентом Центра имени Р.Никсона Дмитрием Саймсом[28].
  • 26-27 января Москву с рабочим визитом посетил государственный секретарь США Колин Пауэлл, который провёл переговоры с министром иностранных дел Игорем Ивановым и имел беседу с президентом Российской Федерации Владимиром Путиным. На переговорах, в частности, обсуждались ситуация на Ближнем Востоке, вокруг Ирака, продвижение по ядерной проблематике в связи с ситуацией на Корейском полуострове, обстановка в Грузии, включая такие вопросы, как абхазское урегулирование, функционирование российских военных баз на территории Грузии и американо-грузинское военное сотрудничество, урегулирование в Молдавии, отношения России и НАТО[9].
  • 26 января состоялось заседание Научного совета при министре иностранных дел Российской Федерации, в состав которого входят руководители ведущих российских научно-исследовательских центров и видные политологи. В качестве почётного гостя на заседании присутствовал государственный секретарь США К.Пауэлл[29].
  • 27 января на встрече с представителями российской общественности и участниками международных обменов Колин Пауэлл пообещал поддержать вступление России во Всемирную торговую организацию[30].
  • 27 января в рамках визита Колина Пауэлла состоялась его встреча с более чем шестьюдесятью российскими и американскими бизнесменами, представляющими крупнейшие компании двух стран. По словам выступившего на встрече президента РСПП Аркадия Вольского, серьёзный прогресс в развитии двусторонних деловых связей в 2003 году был в основном достигнут благодаря политической воле руководителей двух стран и активному взаимодействию бизнеса в рамках Российско-американского делового диалога (стартовавшего в 2002 году при поддержке президентов России и США) и Российско-американского коммерческого энергетического диалога (РАКЭД)[31].
  • 28 января Колин Пауэлл посетил Государственную Думу и встретился с председателем Государственной думы Б. В. Грызловым[32].
  • 29 января заместитель министра иностранных дел С. И. Кисляк принял старшего заместителя государственного секретаря США по вопросам контроля над вооружениями и международной безопасности Дж. Болтона, прибывшего в Москву для консультаций[33].

ФевральПравить

  • 4 февраля Заместитель председателя Государственной думы А. Н. Чилингаров встретился с делегацией Чкаловского комитета по культурному обмену Ванкувера, прибывшей в Москву на празднование столетия со дня рождения лётчика Валерия Чкалова[34].
  • 6 февраля по инициативе американской стороны состоялся телефонный разговор президента России Владимира Путина с президентом США Джорджем Бушем. Джордж Буш выразил глубокие соболезнования всему российскому народу от народа США в связи с произошедшей трагедией - террористическим актом в Москве[35].
  • 11 февраля президент Российской Федерации Владимир Путин направил послание президенту США Джорджу Бушу, в котором выразил признательность за соболезнования и солидарность в связи с произошедшим в Москве терактом и отметил, что единственным ответом на варварские действия террористов должно быть дальнейшее наращивание и углубление совместных усилий в борьбе с этой угрозой[36].

ИюньПравить

  • 29 июня Сергей Лавров и Колин Пауэлл в рамках саммита НАТО в Стамбуле обсудили ситуацию вокруг палестино-израильского конфликта[37].

Американские санкции против российских предприятийПравить

В течение года США вводили санкции против ряда российских предприятий:

  • Омского моторостроительного предприятия им. Баранова — за то, что, по мнению Госдепартамента США, компания поставила в Иран оборудование и технологии, которые могли использоваться в производстве оружия массового поражения;
  • Федерального научно-производственного центра «Алтай» — за нарушение режима нераспространения ракетных технологий;
  • компании «Khazra Trading» — за поставку в Иран военных технологий и оборудования двойного назначения.

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 Алексей Богатуров. Три поколения внешнеполитических доктрин России // «Международные процессы». Журнал теории международных отношений и мировой политики. Том 5. Номер 1 (13). Январь-апрель 2007 Архивировано 1 августа 2016 года.
  2. 1 2 3 4 5 Иванов И. С. Иракский кризис и борьба за новое мироустройство // «Дипломатический ежегодник». Дипломатическая академия МИД РФ, 2004
  3. Интервью первого заместителя министра иностранных дел России В. И. Трубникова агентству «Интерфакс» по вопросам борьбы с международным терроризмом. 26.01.2004
  4. 1 2 3 4 Рыбалко О. К. Вторая администрация Дж. Буша-мл. и американо-российские отношения
  5. Примаков Е. М. «Об основных итогах внутри- и внешнеполитического развития 2003 года». Доклад на заседании «Меркурий-клуба», 15.01.2004
  6. СТЕНОГРАММА ИНТЕРВЬЮ ЗАМЕСТИТЕЛЯ МИНИСТРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РОССИИ Ю.В.ФЕДОТОВА ПРОГРАММЕ «НОЧНОЕ ВРЕМЯ» ТЕЛЕКОМПАНИИ «ПЕРВЫЙ КАНАЛ». 04.02.2004
  7. РЕЗОЛЮЦИЯ ГЕНЕРАЛЬНОЙ АССАМБЛЕИ ООН О ПРОТИВОДЕЙСТВИИ НОВЫМ УГРОЗАМ И ВЫЗОВАМ
  8. ВЫСТУПЛЕНИЕ ЗАМЕСТИТЕЛЯ МИНИСТРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РОССИИ Ю. В.ФЕДОТОВА НА МЕЖДУНАРОДНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ В ИНДИИ «ООН, МНОГОПОЛЯРНОСТЬ И МЕЖДУНАРОДНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ» СОВРЕМЕННЫЕ ВЫЗОВЫ МНОГОСТОРОННОСТИ И ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ, ДЕЛИ, 27 ЯНВАРЯ 2004 ГОДА
  9. 1 2 СТЕНОГРАММА ВЫСТУПЛЕНИЯ И ОТВЕТОВ НА ВОПРОСЫ СМИ МИНИСТРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РОССИИ И. С. ИВАНОВА И ГОСУДАРСТВЕННОГО СЕКРЕТАРЯ США К. ПАУЭЛЛА НА ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИИ В КРЕМЛЕ ПО ИТОГАМ РОССИЙСКО-АМЕРИКАНСКИХ ПЕРЕГОВОРОВ, МОСКВА, 26 ЯНВАРЯ 2004 ГОДА
  10. 1 2 ОТВЕТЫ ЗАМЕСТИТЕЛЯ МИНИСТРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РОССИИ А. Е. САФОНОВА НА ВОПРОСЫ ИТАЛЬЯНСКОЙ ГАЗЕТЫ «ОПИНЬОНЕ ДЕЛЛЕ ЛИБЕРТА» ПО ПРОБЛЕМАТИКЕ ТЕРРОРИЗМА. 04.02.2004
  11. О ПРИНЯТИИ РЕЗОЛЮЦИИ СОВЕТА БЕЗОПАСНОСТИ ООН ПО СОВЕРШЕНСТВОВАНИЮ АНТИТАЛИБСКИХ САНКЦИЙ
  12. ВЫСТУПЛЕНИЕ МИНИСТРА ОБОРОНЫ РОССИИ С.Б.ИВАНОВА НА 40-Й МЮНХЕНСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ПО ВОПРОСАМ БЕЗОПАСНОСТИ «ВОПРОСЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В КОНТЕКСТЕ ОТНОШЕНИЙ РОССИЯ-НАТО» (6-8 ФЕВРАЛЯ 2004 ГОДА, МЮНХЕН, ГЕРМАНИЯ)
  13. Крымская исповедь президента Путина
  14. 1 2 А оно ему НАТО? Почему Владимир Путин не встретится с Джорджем Бушем в Стамбуле // Коммерсантъ, 28.06.2004
  15. Министр отработал на высшем уровне. На саммите НАТО в Стамбуле
  16. Справка к Указу «О приостановлении Российской Федерацией действия Договора об обычных вооруженных силах в Европе и связанных с ним международных договоров». МИД РФ, 15.07.07
  17. Владимир Путин и 15 минут его славы
  18. Лавров: Выход США из Договора об ограничении ПРО дестабилизировал ситуацию в мире
  19. СТАТЬЯ МИНИСТРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РОССИИ И. С. ИВАНОВА В ГАЗЕТЕ «КОММЕРСАНТ», ОПУБЛИКОВАННАЯ 13 ФЕВРАЛЯ 2004 ГОДА ПОД ЗАГОЛОВКОМ «Россия — США: какое партнёрство?»
  20. Россию призывают к законности в деле «ЮКОСа» // Русская служба Би-би-си, 01 ноября 2003
  21. Американцы беспокоятся за судьбу капитализма в России // Deutsche Welle, 01.11.2003
  22. «Россию следует вывести из 'восьмерки'». Так решил «серый кардинал» Пентагона Ричард Перл // Коммерсантъ, 30.10.2003
  23. Главный стратег Пентагона советует исключить Россию из «Большой восьмерки» // Лента.ру, 30 октября 2003
  24. Россию хотят вычесть из «восьмерки» // Коммерсантъ, 26.11.2003
  25. В конгресс США внесен законопроект о приостановлении членства РФ в G-8 // РИА «Новости», 05.05.2005
  26. Буйные дети американского гранта. Соратник Масхадова получил политическое убежище в США // Российская газета, 07.08.2004
  27. К ВОПРОСУ О РАЗВИТИИ РОССИЙСКО-АМЕРИКАНСКИХ ОТНОШЕНИЙ. 20.01.2004
  28. О ПЕРСПЕКТИВАХ РАЗВИТИЯ ПАРЛАМЕНТСКОЙ СОСТАВЛЯЮЩЕЙ РОССИЙСКО-АМЕРИКАНСКИХ ОТНОШЕНИЙ. 22.01.2004
  29. О ЗАСЕДАНИИ НАУЧНОГО СОВЕТА ПРИ МИНИСТРЕ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  30. К вопросу о вступлении России в ВТО
  31. ОБ ИТОГАХ ВСТРЕЧИ РОССИЙСКИХ И АМЕРИКАНСКИХ БИЗНЕСМЕНОВ С ГОССЕКРЕТАРЁМ США К.ПАУЭЛЛОМ
  32. О ВСТРЕЧЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ РОССИИ Б.В.ГРЫЗЛОВА С ГОССЕКРЕТАРЁМ США К.ПАУЭЛЛОМ
  33. О ВСТРЕЧЕ ЗАМЕСТИТЕЛЯ МИНИСТРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РОССИИ С. И.КИСЛЯКА СО СТАРШИМ ЗАМЕСТИТЕЛЕМ ГОССЕКРЕТАРЯ США ДЖ.БОЛТОНОМ
  34. О ВСТРЕЧЕ ЗАМЕСТИТЕЛЯ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ РОССИИ А.Н.ЧИЛИНГАРОВА С ДЕЛЕГАЦИЕЙ ЧКАЛОВСКОГО КОМИТЕТА ПО КУЛЬТУРНОМУ ОБМЕНУ ВАНКУВЕРА
  35. О ТЕЛЕФОННОМ РАЗГОВОРЕ ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ В.В.ПУТИНА С ПРЕЗИДЕНТОМ США ДЖ.БУШЕМ
  36. О ПОСЛАНИИ ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ В.В.ПУТИНА ПРЕЗИДЕНТУ США ДЖ.БУШУ
  37. Сергей Лавров и Колин Пауэлл обсудили ближневосточное урегулирование

СсылкиПравить