Открыть главное меню

Митрополит Анато́лий (в миру Андре́й Григо́рьевич Грисю́к; 19 (31) августа 1880, город Ковель, Волынская губерния — 23 января 1938, республика Коми) — епископ Православной Российской Церкви; с 1928 года архиепископ (с 1932 года митрополит) Одесский и Херсонский; историк церкви.

Митрополит Анатолий
Митрополит Анатолий
Митрополит Одесский и Херсонский
до 18 мая 1932 года — архиепископ
сентябрь 1928 — июль 1936
Предшественник Онуфрий (Гагалюк)
Преемник Тихон (Русинов)
Архиепископ Самарский и Ставропольский
до августа 1923 года — епископ
28 февраля 1922 — сентябрь 1928
Предшественник Филарет (Никольский)
Преемник Сергий (Зверев)
Епископ Чистопольский,
викарий Казанской епархии
29 июня 1913 — 28 февраля 1922
Предшественник Анастасий (Александров)
Преемник Иоасаф (Удалов)

Имя при рождении Андрей Григорьевич Грисюк
Рождение 19 (31) августа 1880(1880-08-31)
Ковель[1], Волынская губерния
Смерть 23 января 1938(1938-01-23) (57 лет)
республика Коми
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Прославлен в лике святых Русской Православной Церкви в 2000.

Содержание

БиографияПравить

Родился в семье бухгалтера. Окончил Кременецкое духовное училище (1894), Волынскую духовную семинарию (1900) и Киевскую Духовную академию (1904) со степенью кандидата богословия. В 1903 году был пострижен в монашество и в мае 1904 года рукоположён во иеромонаха.

С августа 1904 по август 1905 года был профессорским стипендиатом академии по кафедре общей церковной истории. С 3 июня 1905 года — исполняющий должность доцента по кафедре общей церковной истории Киевской духовной академии ( с августа 1910 года — по кафедре истории древней церкви). С августа 1905 года занимался научными исследованиями при Русском археологическом институте в Константинополе.

В 1911 году ему присвоена степень магистра богословия за диссертацию: «Исторический очерк Сирийского монашества до половины VI века» и он был утверждён доцентом академии. Эта работа была удостоена премии митрополита Макария.

В Киево-Михайловском монастыре, 29 августа 1911 года он был возведён в сан архимандрита. С 10 января 1912 года — сверхштатный экстраординарный профессор Киевской духовной академии; с мая 1912 года — в штате. С 8 июня 1912 года — инспектор и экстраординарный профессор Московской духовной академии.

С 6 июня 1913 года — ректор Казанской духовной академии, читал в ней лекции по истории древней церкви. Был последним ректором в истории академии.

Знал классические и некоторые восточные языки, изучал первоисточники истории христианства на Древнем Востоке, отличался «страстным стремлением докопаться до самой мудрёной хронологической даты». Избирался членом Совета Казанского отдела Русского собрания.[2]

АрхиерейПравить

29 июня 1913 года хиротонисан во епископа Чистопольского, второго викария Казанской епархии (ректоры академии посвящались в сан викарного епископа Чистопольского). С июля 1914 года — второй викарий Казанской епархии.

После официального закрытия академии советской властью она, сохраняя учебную программу, работала в частном порядке. Поскольку здание академии было отобрано, то лекции читались на дому у профессоров, а совет академии собирался на квартире её ректора. В начале 1921 году чекисты перехватили присланный епископом Анатолием Патриарху Тихону пакет с отчётом о учебной деятельности академии, что привело к появлению письма из ВЧК в Наркомюст, в котором, в частности, говорилось: «Наличность в Казани подобного очага мракобесия, руководимого духовно-административным центром… нежелательна. Просим вас принять меры к пресечению дальнейшей деятельности указанного учреждения».

В марте 1921 года епископ Анатолий был арестован и приговорён к одному году принудительных работ. Был отправлен в Москву и заключён на несколько месяцев в Бутырскую тюрьму, где его жестоко избили, сломали челюсть и два ребра.

С 28 февраля 1922 года — епископ Самарский и Ставропольский.

В 1923 году писал Патриарху Тихону: «Я не примкнул ни к одной из обновленческих групп, хотя по этому вопросу меня и спрашивали представители гражданской власти»… В отношениях с гражданской властью соблюдал лояльность, до сентября 1923 г. управлял совместно с викарием — епископом Павлом, который был на свободе лишь месяц; <…> С ВЦУ в официальные и деловые сношения не вступал, за богослужением его не поминал. Указов ВЦУ от сентября 1922 г. о непоминовении Святейшего Патриарха и о монастырях — не выполнял; поступивший в конце ноября новый указ, с мотивировкой запрета на поминовение чисто политического характера — тоже не спешил выполнять). «… но 5/18 декабря 1922 г. я был позван в Самарский Губотдел ГПУ, где меня прямо спросили, — почему я отказываюсь подчиняться распоряжениям московского ВЦУ? Я ответил, что Ваше Святейшество не осуждены ни церковным, ни даже гражданским судом, хотя и состоите не у церковных дел и находитесь в заключении. Тогда представитель ГПУ стал мне разъяснять, что упоминание Вашего имени есть акт нелояльности перед гражданской властью, считающей Вас (это буквальное выражение говорившего со мною) „врагом народа“ и что дело Ваше не разбиралось доселе только по его сложности, но что виновность Ваша очевидна для всех и т. д. …» Когда из-за отсутствия распоряжения по этому вопросу был арестован один из самарских протоиереев и начали поступать вопросы от духовенства, то решил взять на себя каноническую и нравственную ответственность и приостановить, до распоряжения Высшей Церковной власти, поминовение имени Святейшего Патриарха. Возносил гласные молитвы о нем как о заключенном и другим советовал поступать так же[3].

24 февраля 1923 года вновь арестован за противодействие обновленческому движению (формальным поводом для ареста послужило найденное при обыске в его квартире антисоветское воззвание, написанное от его имени; сам владыка Анатолий заявил, что это фальшивка).

4 августа 1923 года ненадолго освобождён, вскоре возведён Патриархом Тихоном в сан архиепископа.

Ссылка в ТуркмениюПравить

18 сентября 1923 года был вновь арестован, обвинен в распространении антисоветских слухов и выслан на три года в административном порядке в Туркмению — в город Полторацк (ныне Ашхабад), а с 1925 года — в Красноводск.

Продолжал интересоваться научными вопросами в ссылке, из которой писал профессору А. И. Бриллиантову: «А что до нас, то мы теперь не столько изучаем древнюю церковную историю, сколько являемся жертвами трагизма новейшей русской церковной истории. Служебная и неслужебная одиссея поставила нас далеко от библиотек и даже от собственного небольшого собрания книг по специальности. Очень любопытно было бы узнать — каково состояние науки древней церковной истории в Европе после войны и какие открытия, капитальные издания и крупные исследования можно там отметить…». Вернулся из ссылки в 1927 году.

Поддержал митрополита Сергия (Страгородского). С 1927 года — постоянный член Временного Священного Синода при Заместителе Патриаршего Местоблюстителя (распущен в 1935 году).

Одесский владыкаПравить

С сентября 1928 года — архиепископ Одесский и Херсонский[4].

18 мая 1932 года все члены Синода, имевшие на тот момент сан архиепископов, в том числе и архиепископ Анатолий, были возведены в сан митрополитов с предоставлением права ношения белого клобука и креста на митре[5].

С 1934 по 1935 годы — временно управляющий Харьковской епархией. В этот период власти закрыли многие храмы епархии (ряд церквей были взорваны), арестовали значительную часть духовенства. Митрополита неоднократно вызывали на допросы в управление ГПУ, то глубокой ночью, то во время богослужения (в последнем случае митрополит сначала завершал службу, несмотря на недовольство чекистов).

По отзывам верующих и духовенства, был добрым и всем доступным человеком, прекрасным проповедником. По воспоминаниям митрополита Мануила (Лемешевского), «по внешности был малого роста, щуплый, сутуловатый, всегда смотревший вниз, — производил впечатление человека, углублённого в себя и занятого своими мыслями».

Последний арест и заключение на СевереПравить

Арестован в ночь с 9 на 10 августа 1936 года. Обвинён в том, что «связался с католическим ксёндзом города Николаева Зноско Христианом Леонтьевичем, с которым вёл переговоры об установлении антисоветского блока путём воссоединения восточной (православной) и западной (католической) церквей на началах унии, с подчинением православной церкви папе Римскому. В повседневной своей деятельности вёл антисоветскую агитацию и в форме контрреволюционных высказываний систематически внедрял антисоветские установки духовенству и церковникам, воспитывая их таким путём в контрреволюционном направлении». В ответ на эти обвинения заявил, что антисоветской агитацией не занимался, а также «связи с представителями католической церкви я не имел и никаких переговоров об объединении православных и католиков не вёл. Заявляю, что я убежденный антикатолик и по своим религиозным воззрениям как православный архиерей не мог вести таких переговоров. С католическим же священником имел разговор частного характера». Был отправлен в Москву, где заключён в Бутырскую тюрьму. Уже в это время был тяжело болен, у него отнимались ноги.

21 января 1937 года Особое Совещание при НКВД СССР приговорило митрополита Анатолия к пяти годам заключения в лагерь. Несмотря на болезнь, его отправили общим этапом вместе с уголовниками, которые в дороге обворовали митрополита. Часть пути узники проезжали по железной дороге, затем шли пешком — по снегу в условиях суровой, близкой к заполярной зимы. Владыка Анатолий с трудом передвигался: когда он падал, ему разрешали сесть в кузов грузовика и везли до тех пор, пока он не приходил в себя, а затем снова гнали пешком.

В феврале 1937 году прибыл в Кылтовскую сельхозколонию, в мае отправлен на «общие» работы. В октябре в связи с ухудшением состояния здоровья переведён на инвалидности, но уже в ноябре его вновь вывели на общие лагерные работы. К этому времени почти ослеп. Из отчёта администрации лагеря: «Работу выполняет на 62 %. По старости работает слабо, но старается».

В январе 1938 года был помещён в лагерную больницу, где скончался. В его жизнеописании сказано, что перед самой смертью от владыки потребовали, чтобы он отдал своё Евангелие и нательный крест, с которым он никогда не расставался. Евангелие вырвали из его рук силой, но крест он не отдал[6].

КанонизацияПравить

Канонизован как местночтимый святой Херсонской епархии Украинской православной церковью в 1997 году.

Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском соборе Русской православной церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Храм во имя священномученика Анатолия открыт в следственном изоляторе Одессы, где он находился в заключении в 1930-х годах. Первая литургия в новом храме была совершена 22 ноября 2016 года[7].

БиблиографияПравить

  • Какое значение имело Преображение Господне в новозаветном строительстве // «Волынские епархиальные ведомости». — 1904. — № 25.
  • Слово, сказанное вместо запричастного стиха в день годичного поминовения основателей и благотворителей Киевской Духовной Академии и всех в ней учивших и учившихся // Труды Киевской духовной академии. — 1905, февраль. — С. 169.
  • «Слово на Пассию в день Благовещения Пресвятой Богородицы 25 марта 1905 года» // Труды Киевской духовной академии. — 1905, апрель.; Киев: тип. И. И. Горбунова, [1905]. — 10 с.
  • «Письма с Востока» // «Труды Киевской духовной академии». — 1906, февраль.
  • Слово в честь и память Св. Иоанна Златоуста. — Киев, 1907.
  • Слово на четвертую Пассию. «О суде над миром сим» // Труды Киевской духовной академии. — 1909, апрель. — С. 12.
  • Слово в день св. Ап. и Еванг. Иоанна Богослова // Труды Труды Киевской духовной академии. — 1909, ноябрь.; Киев: тип. «Петр Барский», [1909]. — 10 с..
  • Проф. Амфиан Степанович Лебедев // «Труды Киевской духовной академии». — 1910, март.; Киев: тип. АО «П. Барский в Киеве», [1910]. — 11 с.
  • Памяти проф. В. В. Болотова // «Труды Киевской духовной академии». — 1910, апрель.
  • Проф. Константин Дмитриевич Попов (Некролог) // «Труды Киевской духовной академии». — 1911, июль-август. — С. 541.
  • Исторический очерк Сирийского монашества до половины VI-го века. — Киев: тип. АО «Петр Барский в Киеве», 1911. — 299 с.
  • Св. Флавиан, архиепископ Константинопольский, исповедник. — Киев: тип. АО «Петр Барский в Киеве», 1912. — 41 с.
  • «Знаменитый документ» (Миланский эдикт) // «Православный собеседник» — 1913, сентябрь. — С. 1—7; Казань: Центр. тип., 1913. — 14 с.
  • Дельфийская надпись и её значение для хронологии Ап. Павла // «Труды Киевской духовной академии». — 1913, январь. — С. 49.
  • Речь при наречении его во епископа Чистопольского, вик. Казанской епархии // «Православный собеседник». — 1913, июль-август. — С. 1—8.
  • К вопросу о религиозном индифферентизме / И. А. — Полтава: электр. тип. Г. И. Маркевича, 1913. — 34 с.
  • «Правила о премии Высокопреосв. Стефана, архиепископа Курского и Обоянского» // «Православный собеседник». — 1914, март. — С. 1—2.
  • Речь, сказанная при погребении проф. Терновского. — Киев, 1916.

ПримечанияПравить

  1. По другим сведениям, в Кременецком уезде (см. «Московские профессора XVIII — начала XX веков»).
  2. Казанский Отдел Русского Собрания на сайте «Хронос».
  3. http://korolev.msk.ru/books/dc/Rpc22y_1913289.txt
  4. Культура народов Причерноморья - Выпуски 43-46 2003
  5. Журнал Московской Патриархии. — 1932. — № 11—12. — С. 2
  6. Игумен Дамаскин (Орловский). Анатолий // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2001. — Т. II. — С. 265—267. — 752 с. — 40 000 экз. — ISBN 5-89572-007-2.
  7. В одесском СИЗО, где в 1930-ых годах сидел святой, открыли храм в его честь // Фома : журнал. — 2016. — 28 ноября.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить