Ангелология

Ангелоло́гия (др.-греч. ἄγγελοςа́нгелос») — вестник, посланец → ангел + др.-греч. λόγοςлогос») → греч. ~λογία наука) — учение об ангелах[1][2]. Предметом ангелологии как богословской дисциплины является происхождение и природа ангелов, их место и роль в составе небесного воинства, ангельская иерархия и т. п. Во взаимосвязи с богословской, в том числе христианской демонологией осмысливает историю ангельского мира.

В основе ангелологии лежит Божественное Откровение как первоисточник сведений о духовном мире[1]. Является методологической основой в разработке соответствующих разделов в гимнографии и иконографии, затрагивающих практические аспекты почитания ангелов в богослужении.

В светском религиоведении ангелология и демонология рассматриваются как равнозначные элементы мифологии.

Ангельский собор и его иерархияПравить

Основная статья: Ангельская иерархия

В понятии «ангельский собор» слово «собор» используется в старинном значении собрания, совокупности (ср. собор всех святых).

Богословие рассматривает категорию «ангельский собор»: а) в неразрывном единстве Бога и «небесных сил»; б) как гармонично структурированную совокупность ангелов; в) в проекции собора ангелов на совокупность людей, «человеческий род» (В. Н. Лосский).

Бог и ангелы в глазах первочеловека — единство, заданное ещё до его сотворения. Для познания сущности единства необходимо познание его составляющих. Однако, указывает свт. Григорий Богослов, мир духовный настолько таинственен и непостижим, что уже попытка его описать вызывает «кружение в слове» (Or. 28). Поэтому, как только Божественное Откровение начинает «приподымать в Ветхом Завете завесу сведений о мире духовном» — оказывается, что на начальных этапах священной истории порой невозможно однозначно отличить теофанию (Богоявление) от ангелофании (явления ангелов).[1].

Ангел, этимологически, есть «вестник» Господень, но весть может быть передана и формой особого явления Господа. Так, эпизод посещения Авраама тремя странниками (Быт 18) Амвросий Медиоланский, Афанасий Великий и Августин трактуют как явление Святой Троицы. Со своей стороны, Иустин Философ, Тертуллиан, св. Ириней Лионский, Евсевий Кесарийский и свт. Иоанн Златоуст усматривают в этих образах Господа (Второго Лица Троицы) с двумя ангелами. Наконец, сам Авраам воспринял виденное им как трёх ангелов. Этот пример богословие рассматривает не как противоречие, в котором надлежит отличить истину от заблуждения, а как единый, диалектически целостный в своей противоречивости процесс «познания непознаваемого», который проходит человек от эпохи к эпохе. Упоминания об ангелах редки в ветхозаветную эпоху, но учащаются по мере нарастания мессианских ожиданий в позднейшие ветхозаветные времена.

На определённом этапе развития человеческого сознания попытки решения казалось бы, чисто богословской по постановке задачи — осмыслить Бога и ангелов в их единстве — подводит человека к открытию заложенного в самих основах мироздания диалектического единства пары основополагающих философских категорий — сущности и явления. «Сущность является, явление существенно» — гносеологические истоки этой формулы «светской» философии уходят к постановке древней «богословской» задачи.

Отделив явление от сущности, человек открывает для себя (в богословских терминах: ему приходит Божественное Откровение) феномен диалектического, противоречивого единства. Ангельский мир, исходя из положений Ветхого Завета, был создан Богом до сотворения человека. И эта первоначальная, не разделённая ещё совокупность, оказалась внутренне противоречивой. Падение части ангелов, имевшее место до появления человека (Aug. De Gen. XI 14, 16, 19) — момент философского «снятия» этого противоречия, разделения добра и зла — которому предшествует, в ретроспективе, отделение света от тьмы, а в перспективе — Страшный Суд.

«Суд», в смысле осуждения части ангелов на то, чтобы быть исторгнутыми из мира небесного — напоминание человеку и о всемогуществе Бога, сила которого превозмогает любую совокупность других небесных сил (падших ангелов много), и предостережение человеку о возможности быть исторгнутым из числа избранных к жизни вечной.

Вместе с тем, единство Бога и ангельского собора рассматривается как неразрывное: все силы, тщившиеся его разорвать, противопоставить одну часть другой, были преодолены, и тем самым это единство было укреплено ещё до сотворения человека.

Ангелы во всей совокупности (ангельский собор) в своём единстве отличен от рода человеческого, так же, как от взятого единое целое. В. Н. Лосский подчёркивает, что если «род человеческий» — это совокупность множества личностей, обладающих одной и той же природой, то ангелы — хоть и наделены личностными характеристиками — единства природы не имеют. «Каждый из них — отдельная природа, отдельный умопостигаемый мир», и потому богослов характеризует их совокупность как гармоническое (а не органическое) единство[3].

Само понятие «гармония» (др.-греч. ἁρμονία) предполагает наличие связи, порядка, строя в некоем множестве неодинаковых друг по отношению к другу элементов. Любая гармония всегда представляется некоей иерархией: например, гармония звуков представляется гаммой, их упорядоченной последовательностью. Но само понятие иерархия вошло в оборот как специальный богословский термин; этимологически др.-греч. ἱεραρχία сложено из ἱερός, священный, и ἀρχή старшинство→→правление.

Иерархический принцип лежит в основе гармонического единства мира ангелов. Его разработка дана в «Ареопагитиках» — сборнике трактатов и писем на догматические темы неизвестного автора конца V века или начало VI века так называемого Псевдо-Дионисия Ареопагита, ошибочно отождествляемых со священномучеником Дионисем Ареопагитом. Главный его ангелологический тезис (глава VI, § 2) гласит, что:

  • для ясности все небесные существа обозначаются девятью именами, причём
  • «наш Божественный руководитель разделяет их на три тройственные степени»[4].

На русском языке три степени небесной иерархии, по три ангельских чина в каждой, представляются так:

  1. Серафимы, Херувимы, Престолы.
  2. Господства, Силы и Власти.
  3. Начала, Архангелы и Ангелы.

Данное деление ни в коем случае не претендует на исчерпывающее описание «структуры» — в предыдущем § 1 этой главы Ареопагит специально оговаривает, что людям не дано познать в полной мере все «тайны пренебесных Умов и святейшие их совершенства»:

Сколько чинов небесных Существ, какие они, и каким образом у них совершаются тайны священноначалия, — в точности знает это, как я думаю, один Бог, Виновник их Иерархии. Знают также и они сами свои собственные силы, свой свет, священное их и премирное чиноначалие.

и что судить об этом можно лишь в пределах того, «сколько Бог открыл нам чрез них же самих, как знающих себя»[4].

Ангелы и люди — собор ангельский в обращении к роду человеческому. С момента сотворения человека ангелы — по назначению своему служебные силы — служат промыслу Божию, и выполняя поручения, обращённые к людям. В подавляющем большинстве случаев Бог не является людям лично, а доверяет своим ангелам донести волю Свою. Ангелы могут являться людям зримо и незримо, вступая в контакт либо — действуя помимо человека, на его глазах — восславляя своими делами Бога; они направляют и воплощают благодать во славу Божию.

Ангелов неизмеримо больше, чем людей, благодаря чему — как учит христианское богословие — сразу после зачатия, то есть, ещё до рождения Бог посылает каждому человеку ангела-хранителя, которые на небесах предстоят за него перед лицом Бога-Отца (см. Мф. 18:10). В православной традиции одна из ежедневных, утренних молитв адресована ангелу-хранителю, данному от Бога для охраны молящегося, просветить ему наступивший день, сохранить его от всякого зла, наставить и направить его на путь спасения.

Единицы из числа людей — ветхозаветные пророки, святители, преподобные — при жизни возвышаются до того, что Бог избирает их, как и ангелов на роль посредников, доносящих Его волю до рода человеческого.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 Иванов М. С. Ангелология // Православная энциклопедия. — М., 2001. — Т. 2. — С. 300—306. — ISBN 5-89572-017-X.
  2. Ангелология // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  3. Догматическое богословие. С. 161—162).
  4. 1 2 Ареопагит. О небесной иерархии.

ЛитератураПравить

  • Энциклопедия православной иконы. Основа богословия иконы / По благ. архиеп. Могилёвского и Мстиславского Максима. — СПб.: Сатисъ, 2002. — 336 с. — ISBN 5-7373-0208-3.
  • angelologia.it
  • angelologia.ru.