Андро́новская культура (Андро́новская культурно-историческая общность) — общее название близких археологических культур бронзового века, XVIXII веков до н. э., занимавших территорию Южного Зауралья, юга Западно-Сибирской равнины, Казахстана, Алтайского Приобья, Кузнецкой и Хакасско-Минусинской котловин. Культура была выделена С. А. Теплоуховым в 1927 году. Получила название по могильнику у деревни Андроново (Красноярский край). На юге культура граничит с родственной тазабагьябской культурой Приаралья, на западе — со срубной культурой. Северные и восточные границы культуры прослеживаются недостаточно чётко[2].

Культурно-историческая общность • Бронзовый век
Ямная
Афанасьевская
Синташтинская
Срубная
Карасукская
Тазабагьябская
'Андроновская культура
'
Культуры в составе петровская, алакульская, фёдоровская
Датировка XVIXII века до н. э.
Территория
распространения
Казахстан, Южный Урал, Западная Сибирь, западная часть Средней Азии
Этническая
принадлежность
индоиранцы[1]
Основные исследователи С. А. Теплоухов, К. В. Сальников, Г. Б. Зданович
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

История открытия править

Название происходит от деревни Андроново около города Ужура, где в августе 1914 года А. Я. Тугариновым были обнаружены первые захоронения[3].

Андроновская культура была выделена советским археологом С. А. Теплоуховым в 1927 году. Исследования также проводились археологом К. В. Сальниковым, который в 1948 году предложил первую классификацию памятников андроновской культуры. Он выделял три хронологических этапа: фёдоровский, алакульский и замараевский.

В настоящее время в составе андроновской культуры выделяется по меньшей мере 3 родственных культуры[2][4]:

Непосредственным предшественником андроновской культуры является более ранняя синташтинская культура, достижения которой (металлургия бронзы, колесницы) были восприняты андроновской[7]. Некоторые авторы ранее включали синташтинскую культуру в состав андроновской[4].

Распространение править

 
Распространение андроновской культуры. Тёмно-красный цвет — формация Синташта-Петровка. Фиолетовый цвет — захоронения, в которых обнаружены колесницы со спицами в колёсах. Зелёный цвет — соседние культуры (срубная, бактрийско-маргианская, афанасьевская (окуневский её этап)).

Распространение андроновской культуры происходило неравномерно[8]. На западе она доходила до района Урала и Волги, где контактировала со срубной культурой. На востоке андроновская культура распространилась до Минусинской котловины, частично включив в себя территорию ранней афанасьевской культуры[9]. Установлено присутствие андроновской культуры в Синьцзяне[10].

На юге отдельные материальные памятники обнаружены в районе горных систем Копетдага (Туркменистана), Памира (Таджикистан) и Тянь-Шаня (Киргизия)[11][12][13][14][15][16][17]. Северная граница распространения андроновской культуры совпадает с границей тайги. В бассейне Волги ощущается заметное влияние срубной культуры. Керамика типа Фёдорово обнаружена в районе Волгограда.

Быт править

 
Одежда и украшения женщины андроновской культуры. XVII—XIII вв. до н. э. К. А. Акишева

В сибирских степях сложился единый для всех андроновцев хозяйственно-культурный тип пастухов-скотоводов и земледельцев, Андроновцы жили оседло в долговременных бревенчатых полуземлянках. Их поселения располагались в долинах рек, богатых пастбищами и плодородными землями, пригодными для земледелия. В стаде преобладали крупный рогатый скот, овцы, лошади. Андроновцы стали первыми в азиатских степях наездниками. Скот большую часть года содержался на пастбищах под наблюдением пастухов, а зимой — в специальных загонах. Злаки возделывались на лёгких для обработки пойменных землях. Почва обрабатывалась вручную каменными и бронзовыми мотыгами. Охота и рыболовство в хозяйственной жизни имели второстепенное значение, за исключением более северных, таёжных районов[2].

Андроновцы обладали медными рудниками, изготавливали бронзовые орудия (бронза мышьякового типа). Бронзовые орудия немногочисленны, их литейщики и кузнецы обеспечивали производство орудий труда (иглы, шила, ножи, серпы, топоры, тесла), украшений из бронзы, серебра. Наконечники стрел и копий изготавливались из камня[2]. Разрабатывались месторождения медной руды в Южном Урале[7].

Освоив степь и лесостепь, андроновцы в поиске новых полей и пастбищ по долинам рек проникали в таёжную зону, где смешивались с аборигенным населением. В результате на юге западносибирской тайги сложились андроноидные культуры (черкаскульская, сузгунская, еловская, пахомовская, корчажкинская), сочетавшие местные и пришлые традиции. На основе андроноидных культур позднее появились местные культуры «железного века», сыгравшие большую роль в распространении металла в таёжной зоне, среди предков угорских и самодийских народов.

Жилища представляли собой полуземлянки и наземные бревенчатые хижины. Некоторые поселения (например, поселения в районе Петровки и Боголюбово) окружались рвами и валами, земля для которых бралась при отрывке рва. По верху валов сооружался деревянный частокол. Для проезда внутрь были оставлены перемычки во рву, а в валу устроены ворота для проезда колесниц.[источник не указан 947 дней]

Погребения производились в ямах с каменными насыпями, иногда окружались оградами из каменных плит. Встречаются захоронения с использованием деревянной облицовки. Умерших укладывали в скорченном положении, кисти рук укладывались перед лицом. Для фёдоровской культуры характерна кремация. В погребениях находят кремнёвые наконечники стрел, бронзовые орудия и оружие[2], украшения, керамику.

Палеогенетика править

Генетические исследования останков андроновцев показали у всех 10 изученных представителей культуры с территории южной Сибири (Красноярский край) наличие Y-хромосомной гаплогруппы R1a1-M17[18] и митохондриальных гаплогрупп U, Z, T, H, K и HV, I[18]. Это подтверждает гипотезу, что Южная Сибирь в бронзовом веке была регионом с преимущественно европеоидным населением и указывает на миграцию древних индоевропейцев на восток[18]. В одном исследовании 2015 года были обнаружены Y-хромосомная гаплогруппа R1a1a1b2a2-Z2124>S23592 и митохондриальные гаплогруппы U2 и U4[19], в другом исследовании 2015 года у представителя фёдоровской культуры (Тартас-1) была обнаружена митохондриальная гаплогруппа A10*[20]. Наиболее близкими к андроновцам оказались представители синташтинской культуры, произошедшей от ранней европейской культуры шнуровой керамики, которые мигрировали на восток, став частью андроновской культуры. У образца C1714 из Синьцзяня (3571-3460 лет до настоящего времени) определили Y-хромосомную гаплогруппу R1a1~, у образца C1639 (3570-3412 лет до настоящего времени) — Y-хромосомную гаплогруппу Q1b1[21]. Андроновцы генетически отличаются от людей афанасьевской и ямной культур, у которых доминирует Y-хромосомная гаплогруппа R1b1-Z2103. Андроновская культура, согласно генетическим исследованиям, в дальнейшем постепенно смешалась и была заменена более поздними мультиэтническими карасукской и межовской культурами, имеющими влияние восточно-азиатских народов[22][23][24]. Согласно исследованиям 2018 года, представители андроновской культуры образуют общую кладу с представителями афанасьевской, срубно-алакульской и синташтинской культур[25]. Сравнение с кочевниками «железного века» показало, что западные скифы образуют кладу с представителями андроновской и двух андроноидных культур, исключая срубно-алакульскую, восточные скифы — кладу со срубно-алакульской[25]. При этом скифы, киммерийцы и сарматы генетически не являются прямыми потомками вышеперечисленных культур, имеют гетерогенное и смешанное происхождение, свойственное кочевым народам, а также влияние восточно-азиатских народов, отсутствующее у андроновцев[26]. В алакульских образцах определены европейские митохондриальные гаплогруппы H, J1, K1, T2, U2, U4, U5 и Y-хромосомная гаплогруппа R1a, у кочевников железного века преобладала Y-хромосомная гаплогруппа R1b, характерная для ямной культуры[25]. У андроновских мужчин были светлые волосы и голубые глаза[18][22][27][28].

У мужчины из кургана 9 могильника Вахрушево-1 на реке Оёш (андроновская (фëдоровская) культура, 1735—1518 года до н. э.), похороненного по обряду ингумации в возрасте 35—40 лет, определили митохондриальную гаплогруппу U2e1h и Y-хромосомную гаплогруппу R1b-M269[29].

Китайскими генетиками в 2015 году была извлечена митохондриальная субгаплогруппа U5a2a1 из ископаемых костей человека 700-летней давности, найденных на Восточном Памире. Данная субгаплогруппа указывает на происхождение из Волго-Уральского региона и может свидетельствовать, по мнению исследователей, о доисторической миграции людей скотоводческой андроновской культуры из евразийских степей на восточный Памир[30]. Та же древняя субгаплогруппа была найдена у нескольких современных представителей 4 памирских народов[31].

Андроновская культура и индоиранцы править

Андроновскую культуру, как правило, относят к индоиранцам[32].

Андроновская культура — единственная известная культура, в которой сочетаются культы двугорбого верблюда, коня, быка, овцы, при отсутствии культа свиньи; в которой известно раннее распространение конных колесниц, культ колесниц и выделение сословия воинов-колесничих; в которой развит культ огня (в том числе домашнего очага); в которой умерших хоронят в могилах под курганами с оградой по обряду трупоположения или трупосожжения; в которой хозяйство носит комплексный земледельческо-скотоводческий характер с доминантой скотоводства. Иными словами, хозяйство, быт, социальный строй, ритуал и верования носителей андроновской культуры полностью соответствуют картине, реконструируемой по языковым данным для индоиранцев, что дает основание признать андроновцев носителями индоиранской речи.

Е. Е. Кузьмина. Откуда пришли индоарии?[33]

О языке носителей андроновской культуры можно судить по индоиранским заимствованиям, сохранившимся в финно-угорских языках. На их основании Е. А. Хелимский считал представителей андроновской культуры носителями четвёртой, ныне исчезнувшей ветви индоиранских языков[34][35]. В. В. Напольских полагает, что доскифские заимствования в финно-угорских языках свидетельствуют о языке именно индоарийского типа. Язык андроновцев, по мнению Напольских, почти ничем не отличается от индоарийского. Термин «андроновский» он считает неудачным, поскольку в западных финно-угорских языках есть заимствования того же рода, источником которых могли быть степные культуры срубной общности. Смену и ассимиляцию степных носителей индоарийского языка носителями восточноиранских языков (скифами и сарматами) Напольских соотносит с распространением культур валиковой керамики в финале андроновской эпохи[36]. Лингвист Сампса Холопайнен считает, что нет фонетических оснований для выделения в финно-угорских языках заимствований ни «индоарийского» типа, ни из отдельной исчезнувшей ветви индоиранских языков. По его мнению, заимствования в финно-угорских языках отражают фонетику праиндоиранского (ранний слой заимствований) и праиранского типа (более поздний слой)[37].

Некоторые антропологи предполагают, что дальними потомками андроновцев могут быть современные индо-иранские народы Памиро-Гиндукуша (нуристанцы, дарды)[27].

Ряд учёных отрицает принадлежность андроновской культуры к индо-иранской общности (не исключая её иранского происхождения). Приводятся следующие аргументы:

Последующие культуры править

Культура Синташта — Петровка сменилась культурами Фёдорово (1400—1200 до н. э.) и Алексеевки (1200—1000 до н. э.), также относящимися к андроновской.

В Казахстане и Южной Сибири андроновскую культуру постепенно сменяет карасукская культура (1500—800 до н. э.). На западной границе андроновская культура сменяется срубной культурой, на которую также оказала влияние абашевская культура[38].

Первым историческим населением этой территории являлись киммерийцы и саки/скифы, что отмечается в ассирийских хрониках[39][40][41].

Критика концепции править

По мнению российского историка С. Григорьева «андроновская культурно-историческая общность» является историографическим мифом, так как состоит из двух основных компонентов — алакульской и фёдоровской культур, имеющих разное происхождение и разные тенденции последующего развития[42]. Из-за сложностей в определении хронологии и взаимодействия различных культур, включаемых разными авторами в состав андроновской, в андроновскую культурно-историческую общность условно можно включить лишь фёдоровскую и алакульскую культуры[4].

См. также править

Примечания править

  1. Андроновский арийский язык | Mikhail Zhivlov — Academia.edu. Дата обращения: 21 апреля 2016. Архивировано 9 октября 2016 года.
  2. 1 2 3 4 5 6 Косарев, 2005, с. 741.
  3. А. Я. Тугаринов Андрониковские могилы // Сибирская живая старина. Иркутск. 1926 год. стр.153-158
  4. 1 2 3 Stanislav Grigoriev. Andronovo Problem: Studies of Cultural Genesis in the Eurasian Bronze Age (англ.) // Open Archaeology. — 2021-01-01. — Vol. 7, iss. 1. — P. 3–36. — ISSN 2300-6560. — doi:10.1515/opar-2020-0123. Архивировано 3 октября 2021 года.
  5. Спицына Л. Зов веков Архивная копия от 25 апреля 2013 на Wayback Machine
  6. Матвеев А. Снова об Ингальской долине Архивная копия от 25 апреля 2013 на Wayback Machine
  7. 1 2 Синташтинская культура • Большая российская энциклопедия - электронная версия. bigenc.ru. Дата обращения: 5 октября 2021. Архивировано 3 июня 2021 года.
  8. Андроновская культура // БРЭ. Т.1. М.,2005.
  9. Карасукская культура // БРЭ. Т.13. М.,2008.
  10. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ КУЛЬТУР БРОНЗОВОГО И РАННЕГО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКА ЮЖНОЙ СИБИРИ, СИНЬЦЗЯНА И СЕВЕРНОГО КИТАЯ. Дата обращения: 31 августа 2022. Архивировано 10 марта 2022 года.
  11. Камолиддин Ш. С. К вопросу об этногенезе узбекского народа Архивная копия от 21 февраля 2008 на Wayback Machine
  12. Массагеты // БРЭ. Т.19. М.,2011.
  13. Иссык // БРЭ. Т.12. М.,2008.
  14. Бактрия // БРЭ. Т.2. М.,2005.
  15. Бактра // БРЭ. Т.2. М.,2005.
  16. Кельтеминарская культура // БРЭ. Т.13. М.,2009.
  17. Дашлы // БРЭ. Т.8. М.,2007.
  18. 1 2 3 4 Christine Keyser, Caroline Bouakaze, Eric Crubézy, Valery G. Nikolaev, Daniel Montagnon. Ancient DNA provides new insights into the history of south Siberian Kurgan people (англ.) // Human Genetics. — 2009-09-01. — Vol. 126, iss. 3. — P. 395–410. — ISSN 1432-1203. — doi:10.1007/s00439-009-0683-0. Архивировано 1 ноября 2020 года.
  19. Morten E. Allentoft et al. «Population genomics of Bronze Age Eurasia», 2015 Архивная копия от 30 апреля 2016 на Wayback Machine
  20. Pilipenko et al. MtDNA Haplogroup A10 Lineages in Bronze Age Samples Suggest That Ancient Autochthonous Human Groups Contributed to the Specificity of the Indigenous West Siberian Population, 2015 Архивная копия от 8 ноября 2020 на Wayback Machine
  21. Vikas Kumar et al. Bronze and Iron Age population movements underlie Xinjiang population history Архивная копия от 1 июля 2022 на Wayback Machine // SCIENCE, 31 Mar 2022
  22. 1 2 Allentoft ME et al. Population genomics of Bronze Age Eurasia (англ.) // Europe PMC. — 2015. — doi:10.1038/nature14507. Архивировано 9 мая 2020 года.
  23. Technical University of Denmark. Bronze Age population dynamics, selection, and the formation of Eurasian genetic structure (англ.). European Nucleotide Archive. www.ebi.ac.uk. Дата обращения: 9 мая 2020. Архивировано 5 сентября 2020 года.
  24. Обзор работы Allentoft et al «Популяционная геномика Евразии бронзового века». Заметки о генетике (23 июня 2015). — любительский перевод на русский язык. Дата обращения: 11 мая 2020. Архивировано 27 октября 2020 года.
  25. 1 2 3 Maja Krzewińska, Gülşah Merve Kılınç, Anna Juras, Dilek Koptekin, Maciej Chyleński. Ancient genomes suggest the eastern Pontic-Caspian steppe as the source of western Iron Age nomads (англ.) // Science Advances. — 2018-10-01. — Vol. 4, iss. 10. — P. eaat4457. — ISSN 2375-2548. — doi:10.1126/sciadv.aat4457. Архивировано 4 июля 2020 года.
  26. Генетический анализ причерноморско-каспийских степных кочевников | Генофонд РФ. Дата обращения: 1 июня 2020. Архивировано 26 октября 2020 года.
  27. 1 2 Elena Efimovna Kuzʹmina. The Origin of the Indo-Iranians. — BRILL, 2007. — С. 170—172. — 782 с. — ISBN 978-90-04-16054-5. Архивировано 17 ноября 2021 года.
  28. Учёные выяснили, что в эпоху бронзы на юге Сибири жили голубоглазые блондины Архивная копия от 13 сентября 2019 на Wayback Machine, 2019
  29. Молодин В. И. и др. МУЛЬТИДИСЦИПЛИНАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ МОГИЛЬНИКА ВАХРУШЕВО-1 В НОВОСИБИРСКОМ ПРИОБЬЕ (АРХЕОЛОГИЯ, АНТРОПОЛОГИЯ, ПАЛЕОГЕНЕТИКА) // Уральский исторический вестник, 2023. № 4. С. 164—176
  30. Chao Ning, Shizhu Gao, Boping Deng, Hongxiang Zheng, Dong Wei. Ancient mitochondrial genome reveals trace of prehistoric migration in the east Pamir by pastoralists (англ.) // Journal of Human Genetics. — 2015. — Vol. 61, iss. 2. — P. 103—108. — ISSN 1434-5161. — doi:10.1038/jhg.2015.128. Архивировано 12 мая 2020 года.
  31. Min-Sheng Peng, Weifang Xu, Jiao-Jiao Song, Xing Chen, Xierzhatijiang Sulaiman. Mitochondrial genomes uncover the maternal history of the Pamir populations // European Journal of Human Genetics. — 2018-1. — Т. 26, вып. 1. — С. 124—136. — ISSN 1018-4813. — doi:10.1038/s41431-017-0028-8. Архивировано 8 мая 2020 года.
  32. Денисов И. В. Некоторые проблемы археологии бронзового века Волго-Уралья и ведийско-авестийские сказания Архивная копия от 9 января 2010 на Wayback Machine // В центре Евразии: Сборник научных трудов / Отв. ред. В. А. Иванов. — Стерлитамак: Стерлитамак. гос. пед. ин-т, 2001. С. 4-21.
  33. Кузьмина Е. Е. Откуда пришли индоарии? : материальная культура племен андроновской общности и происхождение индоиранцев. Архивная копия от 15 августа 2023 на Wayback Machine М.: Наука, Вост. лит., 1994. С. 223.
  34. Хелимский Е. А. Южные соседи финно-угров: иранцы или исчезнувшая ветвь ариев («арии-андроновцы»)?
  35. Живлов М. А. Андроновский арийский язык Архивная копия от 15 августа 2023 на Wayback Machine // Языки мира: Реликтовые индоевропейские языки Передней и Центральной Азии / РАН. Институт языкознания. М.: Academia, 2013.
  36. Напольских В. В. Уральско-арийские взаимоотношения: история исследований, новые решения и проблемы // Индоевропейская история в свете новых исследований. М.: МГОУ, 2010. С. 229—242. Архивная копия от 14 июля 2014 на Wayback Machine
  37. Holopainen S. Indo-Iranian borrowings in Uralic: Critical overview of sound-substitutions and distribution criterion. Архивная копия от 4 декабря 2023 на Wayback Machine Helsinki, 2019. P. 335—336.
  38. Евразийская степная металлургическая провинция // БРЭ. Т.9. М.,2007.
  39. Валиковой керамики культура // БРЭ. Т.4. М.,2006.
  40. Киммерийский период // БРЭ. Т.13. М.,2008.
  41. Киммерийцы // БРЭ. Т.13. М.,2008.
  42. Станислав Григорьев. Археологические основания ближневосточной локализации индоевропейской прародины на территории Евразии // Вестник Челябинского государственного университета : журнал. — Челябинский государственный университет, 2003. — Т. 10, № 2. — С. 142—157. — ISSN 1994-2796. Архивировано 18 февраля 2005 года.

Литература править

  • Андроновская культура / Косарев М. Ф. // А — Анкетирование [Электронный ресурс]. — 2005. — С. 741. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 1). — ISBN 5-85270-329-X.
  • Андроновский мир: сборник статей / Под ред. Н. П. Матвеевой. — Тюмень: Изд-во ТюмГУ, 2010. — 156 с. — 300 экз. — ISBN 978-5-400-00411-7.
  • Андроновское время в Южной Сибири // История Сибири с древнейших времён до наших дней: В 5 т / Гл. ред. А. П. Окладников, В. И. Шунков. — Л.: Наука, 1968—1969. — Т. 1. — С. 171—179.
  • Виноградов Н. Б. Андроновская культурно-историческая общность // Челябинск: Энциклопедия [электронная версия] (Челябинск: Энциклопедия / сост.: В. С. Боже, В. А. Черноземцев. — Изд. испр. и доп. — Челябинск: Каменный пояс, 2001. — 1112 с.: ил. — ISBN 5-88771-026-8)..
  • Киселёв С. В. Древняя история Южной Сибири. М.—Л., 1949.
  • Косарев М. Ф. Бронзовый век Западной Сибири . — М.: Наука, 1981. — 282 с.
  • Кузьмина Е. Е. Древнейшие скотоводы от Урала до Тянь-Шаня. Фрунзе, 1986.
  • Кузьмина Е. Е. Откуда пришли индоарии. М., 1994.
  • Коптяковская культура / Кузьминых С. В. // Конго — Крещение. — М. : Большая российская энциклопедия, 2010. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 15). — ISBN 978-5-85270-346-0.
  • Молодин В. И. Бараба в эпоху бронзы . — Новосибирск: Наука, 1985.
  • Потемкина Т. М. Бронзовый век лесостепного Притоболья. М., 1985.
  • Сальников К. В. Очерки древней истории Южного Урала. М., 1967.
  • Смирнов К. Ф., Кузьмина Е. Е. Происхождение индоевропейцев в свете новейших археологических открытий. М., 1977.
  • Труды Томского областного краеведческого музея им. М. Б. Шатилова.-Томск, 2012
  • Теплоухов С. А. Опыт классификации древних металлических культур Минусинского края // Материалы по этнографии. Этнографический отдел Государственного Русского музея. Т. 4. Вып. 2. Л., 1929.
  • Черников С. С. Восточный Казахстан в эпоху бронзы. М., 1960.
  • Anthony, David & Vinogradov, Nikolai (1995), «Birth of the Chariot», Archaeology 48 (2): 36-41.
  • Bryant, Edwin (2001), The Quest for the Origins of Vedic Culture: The Indo-Aryan Migration Debate, Oxford University Press, ISBN 0-19-513777-9.
  • Diakonoff, Igor M. (1995), «Two Recent Studies of Indo-Iranian Origins», Journal of the American Oriental Society 115 (3): 473—477.
  • Fussman, G.; Kellens, J.; Francfort, H.-P.; Tremblay, X.: Aryas, Aryens et Iraniens en Asie Centrale. (2005), Institut Civilisation Indienne ISBN 2-86803-072-6
  • Jones-Bley, K.; Zdanovich, D. G. (eds.), Complex Societies of Central Eurasia from the 3rd to the 1st Millennium BC, 2 vols, JIES Monograph Series Nos. 45, 46, Washington D.C. (2002), ISBN 0-941694-83-6, ISBN 0-941694-86-0.
  • Mallory, J. P. (1997), «Andronovo Culture», Encyclopedia of Indo-European Culture, Fitzroy Dearborn.
  • Mallory, J. P. (1989), In Search of the Indo-Europeans: Language, Archaeology, and Myth, London: Thames & Hudson.

Ссылки править