Анкудинов, Тимофей Дементьевич

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Анкудинов.

Тимофе́й Деме́нтьевич Анкуди́нов (Акинди́нов), «полуимя» Тимо́шка Анкуди́нов (не ранее 1617, Вологда — 1654, Москва), международный авантюрист, поэт и самозванец, выдававший себя за царевича Ивана Шуйского — мифического сына царя Василия IV Шуйского. Казнён через четвертование.

Тимофей Дементьевич Анкудинов
Дата рождения 1617(1617)
Место рождения Вологда
Дата смерти 1654(1654)
Место смерти Москва
Подданство Русское царство
Род деятельности поэт и авантюрист
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке

БиографияПравить

Уроженец города Вологды, сызмальства отличался выдающимися способностями и был рано отдан в обучение своим отцом, торговцем тканями. Утверждение шлезвиг-гольштейнского дипломата Адама Олеария о том, что его приметил местный архиепископ Нектарий, взяв к себе на службу келейником, богато одарив и даже женив на собственной внучке[1], следует признать ошибочным, так как указанный Нектарий умер в 1626 году, когда Тимошка был ещё очень мал. Вероятно, Олеарий перепутал Нектария с его преемником Варлаамом[2], занимавшем свою кафедру до января 1645 года.

Будучи уличён в мотовстве и растрате денежных средств, уехал в столицу, где по протекции своего приятеля по архиепископской канцелярии дьяка Ивана Патрикеева устроился писцом к воеводе князю Я. К. Черкасскому. Служил сначала в московских приказах, но, запутавшись в делах, осенью 1643 года сжёг свой дом (вместе с собственной женой, собиравшейся его выдать[3]) и, похитив значительную сумму казённых денег, бежал за границу. По свидетельству того же Олеария, отличался не только воровскими наклонностями, но и был склонен к мужеложству, что послужило одной из причин ссоры с женой[4].

На протяжении девяти лет (16441653) ездил по Европе, сперва под именем «князя Великопермского», затем под именем «князя Иоанна Шуйского» (Ioannes Suiensis), всюду рассказывая о своём «происхождении» и прося материальной и политической помощи. Отличался большой сообразительностью и артистизмом мошенника. Во время своих странствий принял ислам или иудаизм (впоследствии обнаружилось, что он был обрезан) и ещё несколько раз менял веру. Заручался в разное время поддержкой столь различных людей (зачастую ярых противников друг друга), как Богдан Хмельницкий, турецкий султан Ибрагим I, сербские священники, польские магнаты, шведская королева Кристина, Папа Римский Иннокентий X. Предлагал им в случае поддержки своего воцарения на Москве различные территориальные и иные уступки. Издавал указы, для которых изобрёл особый формуляр и печать.

Анкудинов — один из первых русских поэтов; сочинял силлабические вирши публицистического содержания, в которых всячески обличается московское правительство и воспеваются государи, приютившие его. Названия их говорят сами за себя: «Декларация московскому посольству», «Похвала турецкому султану», «На нынешнюю московскую власть», «На Филарета митрополита». Его указы и частные письма написаны достаточно изящным по тому времени литературным языком.

В конце концов, при значительном содействии английского дипломата Ивана Гебдона[5], Тимошка Анкудинов был выдан шлезвиг-гольштейнским герцогом русскому правительству Алексея Михайловича, изобличён как самозванец и казнён (четвертован) в Москве. Предан анафеме и включался в список анафематствуемых в Неделю православия вплоть до времён Павла I.

Свидетельства современниковПравить

Адам Олеарий. «Описание путешествия в Московию» (1647):

«Во время пытки ему была представлена родная его мать — ныне монахиня; она, горько плача, жаловалась на его несчастье и увещевала его отказаться от своего безумия, признать истину и умолять царя о милости. Тимошка печально смотрел на нее, но представился, будто не узнает ее… Хотя и приводили к нему для очной ставки многих прежних его добрых знакомых и друзей, бывших одновременно с ним писцами, хотя все они увещевали его признать правду, все-таки он на все их речи, так как достаточно уже был уличен, отвечал молчанием. Его осмотрели и нашли, что он был обрезан. Его увели с места пытки и на другое утро опять привели сюда и допрашивали о некоторых пунктах. Он, однако, ни на один не желал ответить. Тогда его с пытки перевели на большую площадь перед Кремлем, прочли о его преступлениях и объявили приговор о нем: его велено было изрубить в куски. Его сейчас же раздели, разложили на земле, отрубили топором сначала правую руку ниже локтя, затем левую ногу ниже колена, потом левую руку и правую ногу и мгновенно затем голову; казнь он перенес, не выражая страданий. Отрубленные куски тела были насажены на пять поставленных стоймя кольев и стояли так до следующего дня; туловище же осталось на земле между кольями и ночью было съедено собаками. На следующее утро оставшиеся кости туловища слугами палача были собраны, отрубленные куски вместе с кольями сложены в сани и все это за городом брошено в яму для падали…»[6]

Упоминания в культуреПравить

В хронологическом порядке

  • Тимофей Анкудинов стал прообразом монаха Таисия из романа Алексея Чапыгина о второй половине XVII века «Гулящие люди» (1930—1937).
  • Главный герой романа Вольдемара Балязина «Царский внук Тимошка Анкудинов».
  • Тимофей Анкудинов является одним из главных действующих лиц романа Леонида Юзефовича «Журавли и карлики» (2009).
  • Главный герой романа Евгения Шалашова «Десятый самозванец» (2013).
  • Главный герой драмы Николая Баврина «Царь Тимошка» (Литературно-художественный журнал «Зарубежные задворки» № 3(45), март 2018, Дюссельдорф).

ПримечанияПравить

  1. Олеарий А. Описание путешествия в Московию. — М., 1996. — С. 244.
  2. Куковенко В. Одиннадцатый самозванец // Наука и религия. – 1993. – № 7. – С. 14.
  3. Анкудинов, Тимошка // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. — Т. Ia. — СПб., 1890. — С. 790.
  4. Олеарий А. Указ. соч. — С. 244.
  5. Анкудинов, Тимошка // Русский биографический словарь. — Т. 4: Гааг—Гербель. — СПб., 1914. — С. 298.
  6. Олеарий А. Указ. соч. — С. 252-253.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить