Открыть главное меню

Антиеврейские беспорядки в Александрии — в Александрии, столице римской египетской провинции, в 38 году н. э., в правление императора Калигулы межобщинные столкновения, вылившиеся в еврейский погром, — факт, представляющий для периода того времени, согласно «ЕЭБЕ», исключение[1]. Свидетелем кровавых событий был еврейский философ Филон Александрийский, который стал главой еврейского посольства, отправленного в Рим с прошением к императору (зима 39-40 годов). Защитником в Риме греческой общины был Апион.

Содержание

ПредысторияПравить

 
План египетской Александрии в римскую эпоху

История александрийских евреев начинается с основания города Александром Великим в 332 году до н. э. Уже в III веке до н. э. они составляли очень крупную часть городского населения: в эпоху первых Птолемеев число евреев доходило до 100 тыс., позднее, при преемниках Александра — до 200 тыс.

Первыми Птолемеями евреям были отведены особые кварталы в городе, и, при исполнении предписаний закона, они не встречали препятствий от постоянного соприкосновения с языческим населением. Местоположение этого древнего еврейского квартала — существование которого засвидетельствовано также Страбоном[2] — может быть определено с известной точностью, так как Апион насмешливо обращается к евреям, как к народу, живущему на бесприютном берегу, на что Иосиф возражает, что это — отличное местоположение, так как вследствие этого они живут по соседству с царским дворцом[3]. Дворец был построен на косе, называемой Лохиадой (мыс Лохиада), а гавань находилась поблизости от него, к западу от Лохиады. То есть евреи населяли ту часть города, которая простилалась к востоку от дворца.

Также весь город был разделён на пять участков, которые носили имена пяти первых букв греческого алфавита. Из этих пяти участков два назывались еврейскими, так как большую часть населения в них составляли евреи[4]. По свидетельству Иосифа Флавия[5], четвёртый участок («Дельта») был населен евреями. При Филоне, по его словам, еврейские жилища были рассеяны по всему городу; даже синагоги находились во всех частях города[6]. Некоторые синагоги обладали даже правом убежища наравне с языческими храмами.

По своему общественному положению александрийские евреи занимали видное место; они пользовались большей степенью автономии, чем в других местах диаспоры, составляя независимую политическую общину рядом с такой же общиной языческого населения. Страбон описывал их организацию[7]: «Во главе их стоит этнарх, который правит народом и судит его и, подобно правителю независимого города, обращает особое внимание на строгое исполнение обязательств и на повиновение различным постановлениям». При Августе единоличного главу — алабарха — заменила «герусия» (совет старейшин)[8]. Вследствие своей изолированности александрийские иудеи могли беспрепятственно исполнять свои обряды и автономно устраивать свои гражданские дела. Единственное ограничение, которое им приходилось терпеть, заключалось в публичном надзоре, порученном представителю царя, а впоследствии императора. Декрет, которым Август закрепил права евреев, в особенности гражданские права александрийских евреев, был вырезан на медной доске, которая существовала еще при Иосифе Флавии[9]. Филон также подчеркивает, что евреи пользовались одинаковыми гражданскими правами с александрийцами (то есть александрийскими гражданами), а не с египтянами[10]. Богатые евреи занимали иногда должность «алабарха», как, например, Александр, брат философа Филона, а позднее известный Деметрий. Замечание Иосифа Флавия[11], что римские императоры оставили александрийских евреев «в должностях, которые были предоставлены им прежними царями», — именно «контроль над рекой» — относится, скорее, к фискальным функциям евреев в качестве алабархов. Под «контролем над рекой» надо понимать сбор налогов с речной торговли.

При римских императорах права евреев не изменились: евреи египетской провинции имели специальное разрешение, освобождавшее их от культа императоров, противоречившего их религии. Тем не менее случались столкновения с пролитием крови; римские императоры не несли ответственности за эти печальные случаи, причиной которых была, главным образом, глубоко укоренившаяся взаимная враждебность языческого и еврейского населения. Взаимная ненависть обуславливалась религиозными особенностями евреев и египтян и была одинаково сильна с обеих сторон: пламя народных страстей вспыхивало то с одной, то с другой стороны. Такие натянутые отношения существовали и в других городах, в особенности там, где евреи пользовались гражданскими и политическими правами. Однако в Александрии положение было особенно опасным, так как евреи являлись могущественным элементом в городе. Обострение отношений было вызвано, как предполагают авторы «ЕЭБЕ», и экономическими причинами, — в условиях, когда евреи были кредиторами.

Ход событийПравить

Осенью 38 года иудейский царь Агриппа посетил Александрию. Царь сделался предметом насмешек александрийской языческой черни в пантомиме, где юродивого, по имени Карабас, нарядили в царскую одежду и в насмешку оказывали ему царские почести, называя его сирийским титулом «Марин» (господин).

Далее возбужденная толпа потребовала, чтобы в синагогах были поставлены статуи императора. Флакк, римский префект не решался противиться и соглашался на все требования толпы, которая с каждой уступкой префекта становилась более дерзкой. Флакк издал эдикт, в котором он называл иудеев «чужестранцами и поселенцами»[12]. Он приказал поместить в синагогах статуи, особым эдиктом лишил евреев гражданских прав и даже разрешил их общее преследование. Тогда разъярённые язычники напали на еврейское население Александрии; их жилища и лавки были разграблены, самих евреев жестоко мучили и убивали, а трупы уродовали (некоторые были публично сожжены, других волочили по улицам). Несколько синагог было разрушено или осквернено изображением Калигулы.

Флакк продолжил издавать постановления против иудеев. Он приказал, чтобы 38 членов герусии были закованы в кандалы и отведены в театр, где на глазах своих врагов они были публично высечены, некоторые до смерти.

Осенью 38 года Флакк был внезапно отозван из Александрии и сослан на остров Андрос, где был казнён по приказанию императора Калигулы (39 год).

Отправленному в Рим (зимой 39-40 годов) еврейскому посольству, с философом Филоном во главе, пришлось вынести от императора унизительное обращение и потерпеть неудачу, возможно, благодаря одновременному прибытию к императору другого посольства из Александрии, во главе с Апионом, защищавшим сторону греческой общины и разрушившим все старания еврейских уполномоченных.

Лишь после смерти Калигулы и вступления на престол Клавдия (41 год) евреям удалось восстановить свои прежние права, и уже затем последовал продолжительный период мира. Наконец, император Веспасиан (правил 69-79) имел случай выступить в защиту иудеев, отвергнув просьбу александрийцев лишить евреев гражданских прав в городе.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. «Преследование при Калигуле было фактом, представляющим исключение.» // Александрия египетская древняя // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона. — СПб., 1908—1913.
  2. «Древн.», XIV, 7, § 2
  3. «Против Апиона», II, 4
  4. Филон, «In Flaccum», § 8; изд. Mangey, II, 525
  5. «Иуд. войн.», II, 18, § 8
  6. Филон, De legatione ad Gaium, § 20; изд. Mangey, II, 56565
  7. у Иосифа, «Древн.», XIV, 7, § 2
  8. «Филон определенно утверждает, что при Августе герусия заняла место „генарха“ (слово, которое он употребляет вместо слова „этнарх“; In Flaccum, § 10, изд. Mangey, II, 527 сл.» / Александрия египетская древняя // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона. — СПб., 1908—1913.
  9. «Прот. Апион.», II, 4; «Древн.», XIV, 10, § 1
  10. «In Flaccum», § 10, изд. Mangey, II, 528
  11. «Прот. Апиона», II, 5, конец
  12. «In Flaccum», § 8, изд. Mangey, II, 528

ИсточникПравить