Антипатр (полководец)

Антипа́тр (др.-греч. Ἀντίπατρος; 399/398 или 397 до н. э. — 319 до н. э.) — полководец и близкий друг Филиппа Македонского, которому македонский царь поручал одни из самых ответственных заданий. Среди прочего он был приставлен к молодому царевичу Александру во время битвы при Херонее в 338 году до н. э.

Антипатр
др.-греч. Ἀντίπατρος
Изображение Антипатра на гравюре XVII века
Изображение Антипатра на гравюре XVII века
Дата рождения 399/398 или 397 до н. э.
Место рождения Палехорий[en]
Дата смерти 319 до н. э.(-319)
Место смерти Македония
Род войск Армия Древней Македонии
Сражения/войны битва при Мегалополе, Ламийская война
Связи близкий друг Филиппа Македонского, один из наставников Александра Македонского

Когда Александр Македонский отправился в поход в Азию, то Антипатр стал наместником царя в самой Македонии. Перед Антипатром стоял ряд весьма сложных задач. Он должен был обеспечивать пополнения армии Александра, защищать границы самой Македонии и, в то же время, не допустить выхода греческих полисов из под контроля. По факту Антипатр блестяще справился с поставленными задачами. Среди прочего, в битве при Мегалополе он наголову разбил спартанского царя Агиса III, который восстал против македонской гегемонии.

Под конец некогда доверительные отношения между Антипатром и Александром Македонским расстроились, хоть до открытого конфликта дело и не дошло. Этому способствовало противостояние Антипатра с матерью Александра вследствие которого она была вынуждена уехать в Эпир.

После смерти Александра Македонского в 323 году до н. э. греки вновь попытались свергнуть македонский контроль и вернуть себе независимость. Антипатру с большим трудом удалось победить, после чего, в частности, была ликвидирована афинская демократия. Престарелый Антипатр оказался одним из наиболее уважаемых военачальников Александра, в связи с чем он недолгое время занял должность регента империи Александра. На момент занятия этой должности политику было около 80 лет и он не мог эффективно управлять столь громадными и разнородными территориями.

В молодости Антипатр подружился с Аристотелем. Знаменитый философ даже назначил Антипатра своим душеприказчиком.

БиографияПравить

До прихода к власти Александра МакедонскогоПравить

 
Бюст Филиппа II

Антипатр родился предположительно в 399/398[1] или 397 годах до н. э.[2] в семье Иолая или Иоллы из македонского города Палехорий[en][3][4].

Уже при Пердикке III (365—359 годы до н. э.) Антипатр занимал важную военную должность и даже написал исторический труд «Об иллирийских деяниях Пердикки», который не сохранился[2]. Возможно, автором трактата был некий его тёзка[5]. Также не исключена возможность написания Антипатром военного дневника или мемуаров во время войны Пердикки III с иллирийцами[6].

Во время правления Филиппа II Антипатр пользовался безусловным доверием македонского царя. Об этом свидетельствуют ряд чрезвычайно важных поручений, которые Филипп поручал Антипатру. Позднеантичные авторы Плутарх и Афиней передают несколько анекдотов о доверии македонского царя к своему военачальнику. Так, согласно Плутарху, Филипп после долгого сна сказал: «Я спал в спокойно, зная, что Антипатр не спит!»[7] Афиней передаёт слова Филиппа перед тем, как он собирался напиться: «Пора выпить: довольно и того, что Антипатр трезв»[8][2].

В 346 году до н. э. Антипатр вместе с Парменионом был македонским послом в Афины[9][10]. Кроме дипломатических миссий Филипп поручал Антипатру ведение военных кампаний. Так, Антипатр руководил войсками во время войны с Фракией, когда македонский царь находился в Центральной Греции[11][2]. По всей видимости Антипатр также участвовал в осаде Перинфа[2].

Особо важную задачу Антипатр получил во время битвы при Херонее между македонянами и союзным войском греков. Филипп II поручил командование правым флангом своему сыну Александру, которому на тот момент было 18 лет. К молодому царевичу приставили двух опытных военачальников Пармениона и Антипатра[12]. После победы в битве Антипатр вошёл в посольство, которое Филипп отправил в Афины[13]. Об успешности Антипатра свидетельствует как заключение выгодного для Филиппа II мирного договора, так и дарование Антипатру афинского гражданства[14].

При Александре МакедонскомПравить

 
Бюст Александра Македонского

После смерти Филиппа II верность Антипатра и Пармениона обеспечили восшествие на престол Александра[2]. Именно Антипатр представил молодого царевича войску, которое и провозгласило Александра царём[15]. Впоследствии Антипатр с Парменионом советовали молодому царю не спешить с походом, а сначала жениться и продолжить род[16][17]. Военачальников интересовал вопрос о том, кто, в случае неудачи, станет новым македонским царём[18].

С началом походов Александра Антипатр стал руководителем Македонии и полисов Греции. Его статус остаётся неясным. Согласно Арриану «Александр отправился к Геллеспонту, поручив управление Македонией и эллинами Антипатру»[19]. По мнению Э. Карни этот фрагмент свидетельствует не о занятии Антипатром должности «наместника», а о фактическом положении вещей, когда он стал фактическим правителем Македонии[20]. Диодор Сицилийский назвал его «стратегом в Европе»[21]. Как бы то ни было Антипатр стал командующим войск, которые остались в Македонии[20]. По мнению авторов Кембриджской истории древнего мира Антипатр был регентом Македонии с неограниченными полномочиями. Его влияние распространялось в том числе и на Эпир. В Греции он замещал царя в качестве председателя синедриона Коринфского союза[22].

Перед Антипатром стояло несколько важных и трудновыполнимых задач. Во-первых, он должен был обеспечивать стабильные пополнения армии Александра македонянами и греками, во-вторых — обеспечить взаимодействие между Македонией и греческими государствами на основании Коринфского мира 338 года до н. э., в-третьих — защитить саму Македонию от высадки персидских войск с моря. Для того, чтобы не дать возможности персидским флотоводцам Мемнону, Фарнабазу и Автофрадату[de] реализовать план атаки побережья Греции с моря Антипатр поручил Протею собрать военный флот на Эвбее и Пелопоннесе. В 333 году до н. э. ему удалось захватить восемь кораблей персов, которые под командованием Датама находились на Сифносе[23][24]. Угроза со стороны персидского флота была устранена лишь в 332 году до н. э.. Македоняне под командованием флотоводцев Гегелоха и Амфотера не только освободили занятые персами острова, но и захватили в плен военачальника Фарнабаза[25][2].

Отсутствием Александра на территории материковой Греции решил воспользоваться спартанский царь Агис III. В 333 году до н. э. он отправился к персидским военачальникам Фарнабазу и Автофрадату[de] с просьбой о помощи деньгами и войсками для восстания против македонян[26]. После провала попыток персов напасть на македонян, Агис продолжил подготовку к восстанию самостоятельно. По всей видимости он вмешался в критские междоусобицы на стороне Ликта, который считал себя колонией Спарты, против Кносса. В 332 году до н. э. на остров прибыло около 8 тысяч греческих наёмников, которые до этого воевали против Александра и сумели отступить из-под Исса[27][28]. На сторону Агиса III перешли также остатки персидского флота. Эта объединённая армия смогла захватить большую часть острова и уничтожить подкрепление македонян, которое было отправлено на помощь Кноссу. Война на Крите позволила Агису III не только собрать армию, но и обеспечить её деньгами за счёт разграбления захваченных полисов[29].

Зимой, весной[30] либо летом[31] 331 года до н. э. Агис III начал войну против македонян. Незадолго до начала военных действий Антипатр отправил с Аминтой подкрепление в армию Александра из более чем десяти тысяч воинов и тысячи всадников[32][33][34]. Ситуация для спартанского царя также облегчалась тем, что Александр с основным войском находился в Азии, а Антипатр был занят войной с восставшим наместником Фракии Мемноном. Сохранившиеся источники не позволяют подтвердить или опровергнуть координацию действий между Агисом III и Мемноном[35]. После того как спартанский царь победил отряд македонян во главе с Коррагом, к нему присоединились элидяне, аркадяне (кроме жителей Мегалополя) и ахейцы (кроме жителей Пеллены)[36][37]. Новый альянс смог собрать армию в 20 тысяч пехотинцев и 2 тысячи всадников, большая часть которых представляла собой закалённых в боях ветеранов. С этими силами Агис III подчинил большую часть Пелопоннеса и осадил Мегалополь, хранивший верность македонскому царю. На фоне военных успехов попытка вовлечь в войну Афины для Агиса завершилась провалом — жители города предпочли сохранить нейтралитет и сохранить собственные ресурсы[38]. Также к восстанию не присоединились Коринф, Аргос и Мессения, в основном, из-за уходящих в глубокую древность противоречий со Спартой[39].

Антипатр смог относительно быстро победить Мемнона, после чего собрал армию в 40 тысяч человек и отправился в Пелопоннес. Там он обнаружил войско Агиса, которое осаждало, сохранивший верность македонянам, Мегалополь. В последующей битве македоняне победили, а спартанский царь погиб на поле боя[40][41]. Квинт Курций Руф писал, что «Александр хотя и желал победы над врагом, был недоволен, что это успех Антипатра, и громко говорил об этом, считая, что слава другого наносит ущерб его собственной»[42]. Согласно Плутарх, Александр даже назвал войну Антипатра с Агисом «войной лягушек и мышей»[43]. Зная характер молодого царя, Антипатр решил не принимать самостоятельное решение о судьбе Спарты. Он распорядился собрать греческий синедрион. Этот совет также не пришёл к какому-либо решению[44]. Спартанцы были вынуждены отправить посольство к Александру с просьбой о прощении[45][2].

Впоследствии Александр начал менять своё отношение к Антипатру. Влечение царя к персидскому образу жизни шла вразрез с македонскими традициями. Свидетельство Плутарха, о том, что Антипатр втайне от Александра заключил союз с этолийцами[46] историки считают сомнительным. Антипатр был единственным из диадохов, который отказался воздавать Александру божественные почести, так как счёл это нечестивым. Также в античных источниках содержатся свидетельства о конфликте между Антипатром и матерью Олимпиадой[47][48], а также сестрой Александра Клеопатрой[49], вследствие которого женщины переехали в Эпир[50][20]. Возможно, мать Александра претендовала на большую власть в Македонии, считав, что Антипатру следует лишь руководить войсками[51]. Не исключено, что речь шла о неудавшемся заговоре против Антипатра[52]. В любом случае Антипатр победил в противостоянии с матерью Александра. Роль самого царя, который находился за многие тысячи километров от столицы, в этом противостоянии неясна. Александр мог как игнорировать обоюдные жалобы матери и Антипатра, так и принять чью-либо сторону[53]. Одновременно, не вызывает сомнений, что данный конфликт привёл к ухудшению отношения царя к своему наместнику. Согласно легенде, получив очередное длинное письмо от Антипатра против Олимпиады Александр заметил: «Антипатр не понимает, что одна материнская слеза стирает десятки тысяч писем». В то же время, Александр не мог без последствий сместить наместника Македонии. Согласно другой, описанной у Арриана, легенде Александру надоели требования матери, на что он сказал «квартирную плату за десять месяцев взыскивает она непомерную»[54][55].

В контексте возможных разногласий между царём и наместником выглядит обоснованным свидетельство Арриана, о приказе Александра Антипатру с подкреплениями отправиться к нему в Азию, а власть над Македонией передать полководцу Кратеру[56]. Александр в какой-то момент выместил свою злость на Антипатра грубым отношением к его сыну Кассандру[49]. Квинт Курций Руф писал, что Кратеру было даже приказано убить Антипатра[57][58]. Однако данный приказ не был выполнен в связи со скорой смертью Александра[2]. Существует предположение о том, что свидетельства об участии Антипатра в убийстве Александра являются результатом обвинений со стороны Олимпиады, которая не только конфликтовала с македонским наместником, но и участвовала в войне против его сына Кассандра[59].

После смерти Александра МакедонскогоПравить

В античных источниках приведено несколько версий о возможном участии Антипатра в смерти Александра. Арриан[60], Диодор Сицилийский[48], Юстин[41], Плутарх[61] с приведением различных деталей утверждали, что именно Антипатр приказал отравить Александра. По всей видимости эти слухи возникли в различных философских и литературных кружках под влиянием Олимпиады и Антигона, которые вели борьбу с Антипатром и его потомками после смерти Александра[2].

На момент смерти Александра у царя не было детей. Его жена Роксана была беременной. Войско македонян решило выбрать царём неродившегося сына Александра назначив ему четырёх регентов, среди которых было и имя Антипатра[62][63].

Новость о смерти Александра в 323 году до н. э. привела к восстанию греков против власти македонян. Антипатр оказался в сложной ситуации. Армия повстанцев под командованием Леосфена состояла из ветеранов армии Александра, в то время как войско, которым управлял Антипатр было обескровлено из-за постоянной отправки македонских солдат в Азию. Македонский наместник отправил гонцов с просьбой о помощи к Кратеру и Леоннату, а затем отправился со своим войском в Центральную Грецию. Начало войны складывалось для Антипатра неудачно. После поражения в первой же битве он отступил в Ламию. Результат осады зависел от того, смогут ли на помощь к Антипатру прибыть подкрепления из Азии. Афинскому флоту была поставлена задача перекрыть Геллеспонт. Часть кораблей блокировала Малийский залив в Эгейском море, где Антипатр держал флотилию для поддержки сухопутных операций. Весной 322 года до н. э. собранный Клитом Белым в Киликии флот подошёл к городу Абидосу на Геллеспонте. В морском сражении греки были разбиты. Затем был рассеян афинский флот в Малийском заливе и разблокированы корабли Антипатра. Эти победы позволили войскам Леонната и Кратера прибыть из Азии на помощь Антипатру[64], что позволило македонянам разбить повстанцев[2].

Одним из результатов Ламийской войны стало уничтожение Антипатром демократического строя в Афинах в 322 году до н. э. Демос перестал обладать гражданскими правами, которые передали богатым жителям Афин с собственностью в 2 тысячи драхм и выше[65].

Пока Антипатр был занят войной с восставшими греками главным претендентом на власть в созданной Александром империи был Пердикка. Будучи хорошим военачальником Пердикка оказался плохим политиком. За короткое время он создал себе множество врагов, среди которых оказался и Антипатр. Пердикка отвергнул дочь Антипатра Никею, которая должна была выйти за него замуж, тем самым скрепив союз между двумя влиятельными военачальниками. Вместо Никеи он начал вести переговоры о свадьбе с сестрой Александра Клеопатрой. В 321 году до н. э. Пердикку убили восставшие солдаты. Антипатр оказался македонянином с наибольшим престижем. На встрече наиболее влиятельных военачальников в Трипарадизе в Сирии Антипатра в 320 году до н. э. провозгласили регентом империи. На тот момент ему было около 80 лет. Он не участвовал в походах Александра и слабо представлял особенности управления на столь громадных территориях с множеством народов в условиях наличия опытных и амбициозных военачальников со своими армиями. Хоть власть Антипатра и отказался признавать Эвмен, при нём империя Александра оставалась формально единым государством. Антипатр умер через несколько месяцев в 319 году до н. э.[66]

Он умер в 319 году до н. э. в глубокой старости. Преемником Антипатр назначил не своего сына Кассандра, а диадоха Полиперхона[67][68].

ОценкиПравить

Антипатр был одним из наиболее влиятельных македонских политиков IV века до н. э. Верность к македонскому царскому дому Аргеадов, а также проницательность в военных и политических делах сделали его незаменимым для Филиппа II и Александра[3]. Историк И. Г. Дройзен отмечал, что Александр вёл войну в Азии, когда всё его царство было под угрозой. Если бы Антипатр проиграл спартанскому царю Агису, то войско македонского царя осталось бы без подкреплений[69]. Плутарх писал, что Александр Македонский не позволял грубость в письмах лишь к Фокиону и Антипатру[70]. По мнению историка И. Ш. Шифмана, Александр побаивался Антипатра[71], так как во многом зависел от своего наместника. Также, всегда сохранялась возможность того, что некогда верный Антипатр в какой-то момент не устоит перед соблазнами длительного обладания неограниченной властью[72].

Антипатр, будучи наместником Александра в Македонии, сумел сохранить все территориальные приобретения Филиппа II. Однако в отличие от других правителей Македонии он не совершил каких-либо территориальных приобретений[73]. В то же время Антипатр сделал то, на что не решились ни Филипп II, ни Александр Македонский, а именно ликвидировал афинскую демократию, которая просуществовала в непростых условиях около трёх веков[74].

СемьяПравить

Царская власть Антипатра в Македонии и Греции при многолетнем отсутствии Александра позволила ему создать собственную династию Антипатридов[22]. У военачальника было 11 детей: 4 дочерей и 7 сыновей. В источниках отсутствуют какие-либо сведения о жене или жёнах Антипатра. Предположительно их было несколько[75]. Среди прямых потомков Антипатра было четыре македонских царя. Все дочери были выданы замуж за выдающихся военачальников и государственных деятелей. Данные браки носили явный династический характер. Старшую дочь, ещё при жизни Филиппа II, Антипатр выдал замуж за представителя линкестийской знати Александра[76]. Благодаря своему родству с Антипатром Александра Линкестийца не казнили вместе с братьями после убийства Филиппа II[77]. Впоследствии, уже во время походов Александра, зять Антипатра попал под подозрение в организации покушения на Александра Македонского и был заключён под стражу. Наместник Македонии просил за Александра Линкестийца. Когда последнего через несколько лет после ареста казнили, отношения между царём и его наместником в Македонии ухудшились[78]

Одну из своих дочерей Антипатр выдал замуж за представителя линкестийской знати Александра ещё до восшествия на престол Македонии Александра. Александра Линкестийца казнили по подозрению в организации неудавшегося покушения на молодого царя[79][80][55][81].

В 321 году до н. э. ещё одна дочь Антипатра Эвридика вышла замуж за военачальника Александра Птолемея, который стал фараоном Египта. Брак носил явный политический характер[82].

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Иолай (Иолл)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Антипатр
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Фила
∞1. Балакр
2. Кратер
3. Деметрий I Полиоркет
 
Эвридика
Птолемей I Сотер
 
Иолла
 
Кассандр
 
Плистарх
 
Никея
Лисимах
 
Филипп
 
Алексарх
 
Дочь (имя неизвестно)
Александр Линкестиец
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Лисандра
 
Александр V
 
Филипп IV
 
Антипатр I
 
Эвридика
 
 


Антипатр и Аристотель. Влияние Антипатра на эллинистическую культуруПравить

 
Бюст Аристотеля. Римская копия греческого бронзового оригинала (после 330 г. до н. э.). Автор оригинала — Лисипп

В молодости Антипатр подружился с Аристотелем, который находился при дворе Филиппа II в качестве наставника Александра. Византийский энциклопедический словарь X века «Суда» даже назвал Антипатра учеником знаменитого философа. Вряд ли речь могла идти об обучении, так как Антипатр был более чем на десять лет старше философа. Их отношения можно охарактеризовать как дружеские[5].

Близкое знакомство Аристотеля с Антипатром обусловило некоторые особенности развития школы перипатетиков. Родившийся в македонском городе Стагира Аристотель находился в Афинах в качестве неполноправного жителя метэка. Такое положение вещей ставило Аристотеля и его учеников в зависимость от гегемонии Македонии над греческими полисами и наместником Александра Антипатром[83]. О взаимоотношениях философа и полководца свидетельствует назначение Аристотелем исполнителем своего завещания Антипатра. Только с такой могущественной поддержкой Аристотель мог надеяться на выполнение всех его пунктов относительно имущества в различных греческих полисах[84].

После смерти Александра в 323 году до н. э. Аристотель стал мишенью антимакедонских сил, которые попытались вернуть независимость греческим полисам. Философу припомнили всё, чем он был обязан Антипатру и македонской гегемонии. На фоне угроз для жизни Аристотель был вынужден бежать из Афин на Халкиду, где вскоре и умер[85].

Придворным поэтом Антипатра был Хойрил из Ясоса. Он написал эпическую поэму «Ламиака» о событиях Ламийской войны. Хоть само сочинение не сохранилось, оно стало основой для восприятия и оценки событий более поздними античными авторами[86]. Негативный образ Антипатра, который также повлиял на поздние оценки деятельности полководца, создал Иероним Кардийский. Историк имел личные основания для очернения Антипатра, а также был клиентом Антигонидов, которые вели борьбу с Антипатридами[en][87].

Кроме исторического трактата «Об иллирийских деяниях Пердикки» Антипатру приписывали авторство ряда писем. К ним имели доступ как минимум три античных автора. Цицерон писал: «До нас дошли письма трёх, по преданию, дальновиднейших человек — … Антипатра к Кассандру …, в которых они советуют снискивать расположение толпы доброжелательной речью и склонять солдат на свою сторону, ласково обращаясь к ним»[88]. По всей видимости, в данном случае речь идёт о некоем «политическом завещании», которое связывали с именем Антипатра[5].

ПримечанияПравить

  1. Lexicon of Argead Macedonia, 2020, p. 90.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Kaerst, 1894.
  3. 1 2 Дройзен, 2011, с. 75.
  4. Walsh, 2012, p. 149.
  5. 1 2 3 Walsh, 2012, p. 150.
  6. Walsh, 2012, p. 151.
  7. Плутарх, 1990, 179b, с. 349.
  8. Афиней, 2003, X, 435d.
  9. Демосфен, 1994, XIX, 69.
  10. Эсхин, III, 72.
  11. Полиэн, 2002, IV, 8, с. 146.
  12. Уортингтон, 2014, с. 203—204.
  13. Борза, 2013, с. 502—503.
  14. Борза, 2013, с. 504.
  15. Кембриджская история древнего мира, 2017, с. 925.
  16. Диодор Сицилийский, 2000, XVI, 16, 2.
  17. Киляшова, 2018, с. 85.
  18. Дройзен, 2011, с. 105.
  19. Арриан, 1962, I, 11, 3.
  20. 1 2 3 Киляшова, 2018, с. 87.
  21. Диодор Сицилийский, 2000, XVIII, 12, 1.
  22. 1 2 Кембриджская история древнего мира, 2017, с. 992.
  23. Арриан, 1962, II, 2, 4—5.
  24. Heckel, 2006, Datames, p. 105.
  25. Lenschau, 1938.
  26. Арриан, 1962, II, 13, 4.
  27. Диодор Сицилийский, 2000, XVII, 48, 1—2.
  28. Квинт Курций Руф, 1993, IV, 1, 39, с. 49.
  29. Маринович, 1983, с. 268.
  30. Маринович, 1983, с. 271.
  31. Шофман, 1960, Часть вторая. Глава вторая. Социально-экономическое и внешнеполитическое положение Македонии до римских завоеваний § 1. Антимакедонское движение на Балканах и социальная борьба в македонской армии в период восточных походов Александра.
  32. Диодор Сицилийский, 2000, XVII, 65, 1.
  33. Квинт Курций Руф, 1993, V, 1, 42, с. 90—91.
  34. Heckel, 2006, Amyntas 4, p. 25.
  35. Маринович, 1983, с. 272.
  36. Эсхин, III, 165.
  37. Heckel, 2006, Agis 1, pp. 6—7.
  38. Кембриджская история древнего мира, 2017, с. 997—998.
  39. Маринович, 1993, с. 149.
  40. Плутарх, 1994, Агис, 3.
  41. 1 2 Юстин, 2005, XII, 1.
  42. Квинт Курций Руф, 1993, VI, 1, 18, с. 115.
  43. Плутарх, 1994, Агис, 15.
  44. Квинт Курций Руф, 1993, VI, 1, 19—20, с. 115.
  45. Диодор Сицилийский, 2000, XVII, 63.
  46. Плутарх, 1994, Александр, 49.
  47. Плутарх, 1994, Александр, 39.
  48. 1 2 Диодор Сицилийский, 2000, XVII, 118, 1.
  49. 1 2 Кембриджская история древнего мира, 2017, с. 983.
  50. Плутарх, 1994, Александр, 68, 3.
  51. Киляшова, 2018, с. 88.
  52. Киляшова, 2018, с. 89.
  53. Киляшова, 2018, с. 103.
  54. Арриан, 1962, VII, 12, 6.
  55. 1 2 Шифман, 1988, с. 197.
  56. Арриан, 1962, VII, 12, 4.
  57. Квинт Курций Руф, 1993, X, 10, 15, с. 244.
  58. Киляшова, 2018, с. 92.
  59. Киляшова, 2018, с. 142.
  60. Арриан, 1962, II, 27, 1.
  61. Плутарх, 1994, Александр, 77, 2.
  62. Юстин, 2005, XIII, 2, 5—14.
  63. Киляшова, 2018, с. 128.
  64. Heckel, 2016, p. 299—300.
  65. Кембриджская история древнего мира, 2017, с. 640.
  66. Грэйнджер, 2010, с. 155.
  67. Диодор Сицилийский, 2000, XVIII, 48, 4.
  68. Киляшова, 2018, с. 134.
  69. Дройзен, 2011, с. 248.
  70. Плутарх, 1994, Фокион, 17.
  71. Шифман, 1988, с. 129.
  72. Дройзен, 2011, с. 394.
  73. Юрин, 2010, с. 97.
  74. Суриков, 2015, с. 310.
  75. Heckel, 2016, p. 34.
  76. Шофман, 1976, с. 391.
  77. Шофман, 1976, с. 388.
  78. Шифман, 1988, с. 136.
  79. Квинт Курций Руф, 1993, VII, 1, 7, с. 139.
  80. Арриан, 1962, XII, 14, 5.
  81. Киляшова, 2018, с. 101.
  82. Шифман, 1988, с. 187.
  83. Кембриджская история древнего мира, 2017, с. 740.
  84. Кембриджская история древнего мира, 2017, с. 744.
  85. Кембриджская история древнего мира, 2017, с. 748—749.
  86. Walsh, 2012, p. 153.
  87. Walsh, 2012, p. 150—159.
  88. Цицерон Об обязанностях, 1993, XIV, 48.

ЛитератураПравить

ИсточникиПравить

ИсследованияПравить