Открыть главное меню

Завоевание Средней Азии арабами — военные действия Арабского халифата в Средней Азии (VII—VIII веках) в целях распространения ислама.

Содержание

Ход завоеванияПравить

После завоеваний обширных территорий в Северной Африке, Европе и Азии, арабы в 705 году вступили в Мавераннахр.

Начиная с 705 г. н. э. из Ирака, наместником которого являлся ал-Хаджжадж, ежегодно совершались завоевательные походы Кутейбы ибн Муслима на восток, завершавшиеся присоединением новых территорий. В 705 г. н. э. Кутейба подчинил Бадгис, граничивший с Хорасаном; в 706 г. н. э. Халифату отошёл Пайкенд; в 707 г. н. э. началось покорение Бухарского оазиса, завершившееся лишь к следующему (708 г. н. э.) году. Непосредственно Бухара продержалась ещё год — до 709 г. н. э. — выдержав три или четыре штурма. После закрепления арабской армии на местности продвижение на восток продолжилось — в 711 г. н. э. войска Кутайбы подчинили Сиджистан и вступили в область Синда.

Таким образом, в период 705—711 г. н. э. в состав Халифата на правах васальных государств вошло четыре государства, уничтожено — два. Присоединённые территории составляли порядка 600 км кв., а их население — порядка 1 млн человек. Последовавший в 712—713 г. н. э. поход Кутейбы в области Ферганы и Шаша был прерван смертью ал-Хаджжаджа; продвижение Халифата застопорилось.

Попытка усиленной исламизации региона, предпринятая Кутейбой в 713—714 г. н. э., не была проведена до конца. Когда же в 715 г. н. э. халиф Аль-Валид I скончался, обязанный ему положением Кутейба поднял мятеж и предпринял попытку отделиться от Халифата. Попытка эта не нашла единодушной поддержки в рядах самого Кутейбы — в том же году под Мервом произошло столкновение противоборствующих лагерей, окончившееся победой лоялистов и казнью Кутейбы. Покорённые арабами народы, однако, недолго пробыли под властью Омейядов.

Правление Сулеймана, прошедшее в восточных провинциях Халифата незамеченным, в 717 г. н. э. сменилось резко религиозно окрашенным правлением Умара II. Возвращение к нормам раннего ислама, установленным Пророком и первыми двумя халифами, протекало с серьёзными затруднениями даже в Аравии — и тем более трудно приживались подобные практики в регионе, вошедшем в состав Халифата едва десятилетие назад. Особенно остро воспринимались запреты играть на музыкальных инструментах (в том числе, на свадьбах), запреты оплакивать мёртвых, а также ряд иных, но не менее важных запретов[1]. Все последующие годы восточные провинции Халифата, составляющие ядро будущего государства Саманидов, вставали в оппозицию халифам (как Омейадам, так и Аббасидам) и поддерживали все антиправительственные восстания.

Кризис в восточных провинциях резко обострился в 720 г. н. э., чему способствовало сразу несколько обстоятельств.

Во-первых, в апреле этого года в Ираке произошло восстание Йазида б. ал-Мухаллаба, нашедшее живой отклик и в восточных провинциях — несмотря даже на то, что агитаторы ал-Мухаллаба не добрались непосредственно до Хорасана[2]. Во-вторых, Маслама ибн Абдул-Малик (в описываемое время — губернатор Ирака) принял крайне неудачное кадровое решение, поставив наместником Марераннахра своего брата Са’ида б. Абдулазаза взамен Абдаррахмана б. Ну’айма. Ошибочность этого решения заключалась в том, что Са’ид был сибаритом, изнеженным придворной жизнью; хорасанцев против себя он настроил уже тем, что приехал на двугорбом верблюде, обложенный подушками[3]. Для местной знати новый наместник с первых дней казался женственным. Когда правителя Абрага (удельное княжество к югу от Самарканда) после приёма у нового наместника спросили, каков он, тот ответил словом «хузайна», что по-согидийски означает «дихканка», а по-русски — «барыня». В истории этот наместник таки и остался с прозвищем Са’ид Хузайла. В-третьих, в том же 720 г. н. э. в междуречье Оксы и Яксарты вторглись тюрки, поддерживаемые согдийцами, и взяли под контроль крепости на дороге от Бухары до Самарканда. Значительная часть Согда отпала от ислама и вернулась в зороастризм — а это являлось тяжелейшим преступлением в исламе. Са’ид при этом не спешил начинать контратак — арабам пришлось уговаривать наместника собирать войско и выступать в поход. Недовольство вызывала и мягкость наместника по отношению к кяфирам: он не давал разорять земли мятежников (ссылаясь на то, что они принадлежат халифу), не давал избивать и порабощать их семьи и даже наказывал тех мусульман, которые совершали указанные действия. Хуже всего было то, что кампания проходила без крупных, запоминающихся побед[4] — и халиф был вынужден сместить наместника. На место Са’ида б. Абдулазиза был назначен более решительный Са’ид б. Амр ал-Хараши — боец ещё хаджжаджевой выучки, прославившийся в битвах с Йазидом б. ал-Мухаллабом. С конца 720 г. н. э. в восточных провинциях Халифата фактически развернулась многосторонняя гражданская война, не прекращавшаяся до самого его падения — то есть, 30 следующих лет.

Узнав о радикальной смене курса, главы отдельных рустаков обратились за помощью к правителям Ферганской долины; на случай поражения и ответной карательной экспедиции был разработан план ухода в танский Китай. В качестве заложников согдийцы взяли с собой несколько десятков арабских женщин и детей и в таком виде выступили на восток. Ал-Хараши выступил вслед за мятежниками на рубеже 103—104 г.х. — или в промежутке 15-25.07.722 г. н. э. — и настигли их у Ходжента, однако на прямой штурм вследствие наличия заложников не решился. Начались долгие переговоры, однако в ходе них стало известно, что одна из заложниц погибла при невыясненных обстоятельствах. Мусульмане сочли, что имело место убийство — в то время как согдийцы всячески отрицали свою вину. В одну из ночей Карзач, правитель рустака Фай, не выдержал долгой осады и попытался вывести своих людей из окружения — и это стало последней каплей для мусульман. Город был взят, защитники перебиты; убивали даже купцов, оказавшихся в городе транзитом из Китая, а их товары делили как общую добычу[5]. Летом того же года Са’ид повёл войска уже на царя Согда Диваштича, обещавшего дать убежище беглым согдийцам и, после судилища, распял[6][7]. За подобное действие — казнь вассального правителя без одобрения халифа — претензии были предъявлены уже ал-Хараши. Здесь наместник совершил фатальную ошибку: он угостил посланца халифа, присланного проверить лояльность ал-Хараши, отравленной дыней, после чего сомнений в его злонамеренности уже не возникало. Умар б. Хубайра отозвал наместника и потребовал отчёта в совершённом; многократное прижигание живота способствовало достижению этой цели. Новым наместником был назначен Муслим б. Са’ид[8].

Сведения ат-Табари подробны, но не указывают на причину восстания — остаётся лишь предполагать, что последним толчком стала отмена налоговых послаблений Умара II. Не позже 722 г. н. э. восточные провинции Халифата, управляемые местными династиями, открыто восстали. Война в Мавераннахре шла фактически в течение всего правления Хишама ибн Абдул-Малика — с 723 по 740 — и осложнилась вторжением Тюргешского каганата. В ходе боевых действий на сторону восставших переходили даже ранее лоялистски настроенные личности — так, в 734 г. н. э. восстание под знаменем хариджизма поднял ал-Харис ибн Сурайдж, в 728 г. н. э. отличившийся при штурме Басры. Война в регионе достигла такого размаха, что в период 737—739 г. н. э. уже не правители рустаков, но значительная часть местного население бежала в сопредельные (вплоть до танского Китая) государства; лишь к 740 г. н. э. боевые действия были приостановлены, а беженцы вернулись в родные земли. Высшие военачальники Халифата, однако, не одобрили мирного договора с правителями восточных провинций — поскольку считали их совместные действия с тюргешами не просто коллаборационизм, но союзом с неверными против братьев-мусульман и потому вероотступничеством. Продолжать решительные действия они, впрочем, уже не могли — с восхождения на минбар ал-Валида II в 743 г. н. э. антиправительственные восстания стали сливаться в единые фронта по всей стране, так что ситуация в провинциях восточнее Ирана казалась уже не столь важной.

Гражданская война в Халифате к началу 740-х протекала в самой вотчине Омейадов — в Сирии, так что восточные провинции оказались на периферии внимания. В этих условиях обострился конфликт между кальбитами и кайситами, тлевший со времён ещё второй фитны. Начавшийся в 744 г. н. э. как личный (между Насром б. Сайара и Джудайем ал-Кирмани), конфликт этот быстро перерос в публичный; к нему стремительно подключились хариджиты ал-Хариса б. Сурайджа, воевавшие против мусульман в коллаборации с тюргешами ещё в 730-х и не получившие полного прощения со стороны центральной власти. В 745 г. н. э. к боевым действиям подключились и другие группировки хариджитов, а в 747 г. н. э. в Мерве активировались ячейки Аббасидов. В ходе многосторонней войны, известной как Третья фитна, власть Омейадов в Халифате оказалась свергнута — но и новая династия Аббасидов не сумела выстроить крепкого мира с удалёнными регионами. Главной причиной этому стало то, что единый Халифат был основан на постоянной внешней экспансии — а её восточное направление застопорилось ещё при аль-Валиде I. Состоявшаяся в июле 751 г. н. э. Таласская битва окончательно прекратила экспансию Халифата на восток и окончательно подорвала государственное единство.

Раскол Халифата и отпадение провинций началось с западных — аль-Андалусс (776 г. н. э.), Магриб (777 г. н. э.), Ифрикийа (780-е г.). Параллельно этому протекали восстания и в восточных провинциях, имевшие как антиисламский, так и внутриисламский характер; наиболее известно из них восстание Муканны. В стремлении найти надёжную опору в неспокойных восточных провинциях Аббасиды сделали ставку на местное (восходящее к персидскому), а не арабское чиновничество. Так, при Харуне ар-Рашиде возвысились представители рода Бармакидов и Саманидов, но когда власть Бармакидов показалась избыточной, наиболее влиятельных членов рода в 803 г. н. э. арестовали и казнили. Недовольство местной знати в 806 г. н. э. вылилось в восстание, которое возглавил ещё один выходец из персидской аристократии — Рафи ибн Лейс; помощь ему оказывали как потомки казнённых Бармакидов, так и тюркские племена. Хотя восстание Рафи б. Лейса завершилось примирением сторон в 810 г. н. э., мира в провинциях не наступило — сыновья умершего в 809 г. н. э. Харуна ар-Рашида развязали борьбу за престол, известную как четвёртая фитна. Пользуясь этим обстоятельством, представители одних родов предпринимали попытки отложиться от Халифата, в то время как другие — попытки продвинуться, подавляя такие восстания.

Результаты завоеванияПравить

На завоёванных территориях произошёл синтез арабской и коренных (персидской, тюркской, пр.) культур.

Для покорённых арабами народов ислам (с примесями местных верований) стал доминирующей религией. Религиозную пропаганду проводили шейхи, странствующие дервиши, суфии. Среди местного населения появились религиозные люди, главы духовенства (муллы, имамы, ишаны, кадии, хазреты[уточнить], аулие[уточнить] и др.). Увеличилось количество верующих среди городского населения, началось строительство мечетей и ханак, предназначенных для совершения молитвы и других религиозных обрядов. Позже при мечетях открылись медресе, где обучали арабской грамоте. Новая религия научила почитать главную священную книгу мусульман «Коран», укрепила единство тюркоязычных народов. Исламизация Средней Азии явилась фактором ускоренного развития общества, экономики, политики и культуры тюркских народов.

Произошли большие изменения в материальной культуре народов Средней Азии: новый толчок получила городская культура, по Великому Шелковому пути развивалась торговля со многими странами Востока и Запада. С VIII века в Средней Азии и в Южном Казахстане строились крепости-укрепления — рибаты, многие из которых позднее превратились в города.

Среднеперсидский язык за неполный век эволюционировал в фарси. В персидскую и тюркскую лексику пришло множество арабизмов. Развитие получила литература. Был принят исламский календарь. В быту появились религиозные праздники. Погребение совершалось по мусульманскому обряду. Широко распространились произведения восточных классиков, религиозные предания и поэмы, проповедующие догмы ислама (коранические рассказы, «Сал-Сал»[уточнить], «Заркум»[уточнить], «Юсуф и Зулейха», «Тысяча и одна ночь» и другие).

Арабы в КазахстанеПравить

Арабы добились господства только в отдельных регионах Южного Казахстана и Семиречье, которые вошли в состав халифата. Поэтому исламизация в южных регионах проходила быстрее, чем на остальной территории. В X веке арабский путешественник Ибн-Хаукаль писал о том, что дальше Тараза не видел ни одного мусульманина. Кочевые племена, особенно те, кто составил позднее ядро казахского народа, сохранили многие элементы духовной культуры предков: поклонение солнцу, огню, идолам, их нравы и обычаи в сочетании с исламскими канонами.

Арабы обогатили культуру народов Казахстана, приобщили их к культуре и искусству Востока. На казахской земле родился великий учёный аль-Фараби, внесший огромный вклад в мировую культуру и науку. Ислам, проникая в широкие слои населения, стал главной религией Казахстана.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. О.Г.Большаков. История Халифата, т.4: Апогей и падение. — Москва: "Восточная литература" РАН, 2010. — С. 142.
  2. О.Г.Большаков. История Халифата, т.4: Апогей и падение. — Москва: "Восточная литература" РАН, 2010. — С. 151.
  3. О.Г. Большаков. История Халифата, т.4: апогей и падение. — Москва: "Восточная литература" РАН, 2010. — С. 155.
  4. ат-Табари. т.2. — С. 1428—1431, в переводе - 180-182.
  5. ат-Табари. т.2. — С. 1442—1446, в переводе - 186-189.
  6. ат-Табари. т.2. — С. 1446—1447, в переводе - 189.
  7. ат-Табари. т.2. — 1449, в переводе - 190 с.
  8. ат-Табари. т.2. — С. 1453—1457, в переводе - 190-193.

ЛитератураПравить

Из КНЭ:

  • Аль-Фараби, Философские трактаты, А.-Л., 1973.
  • Ислам. Энциклопедия, А., 1995.
  • История Казахстана. С древних времен до сегодняшнего дня, т. 1, А., 1990.

При написании этой статьи использовался материал из издания «Казахстан. Национальная энциклопедия» (1998—2007), предоставленного редакцией «Қазақ энциклопедиясы» по лицензии Creative Commons BY-SA 3.0 Unported.