«Арийцы» или «арийская ра́са» (от «арии» — др.-инд. ā́rya-, авест. airya-, др.-перс. ariya-; на санскрите ārya — «достойный, уважаемый, благородный») — псевдонаучный термин, раса, расовая группа, якобы включающая в себя индоевропейские народы и их предков и физически и интеллектуально превосходящая другие расы. Идея была выдвинута в середине XIX века авторами расовых теорий и получила широкое распространение в XX—XXI веках в рамках национал-социализма, неонацизма[1] и неоязычества. В среде современных сторонников идеи чаще именуются «арии», что может вызывать путаницу с историческими ариями[2].

Типы европеоидной расы согласно нацистскому расовому теоретику Хансу Гюнтеру. Представители «нордического типа» (слева вверху) считались самыми «расово чистыми» «арийцами»

Идея основана на представлении о том, что первоначальные носители индоевропейских языков (праиндоевропейцы) и их потомки до настоящего времени составляют особую расу или подрасу европеоидной расы[3][4]. Первоначальными «арийцами» считаются древние народы, принадлежавшие к «нордической расе», а наиболее «расово чистыми» современными «арийцами» — соответственно их наиболее «чистые» потомки или народы, лучше других сохранившие «арийский дух». «Арийцы» рассматриваются как культуртрегеры, распространители высокой культуры и основатели великих цивилизаций древности и современности. Это представление связано с распространённой псевдонаучной идеей о тесной связи духовного (культурного) с физическим, которая служит одним из важнейших компонентов расовых теорий и расизма. До середины XX века термин «арийцы» широко использовался как синоним понятия индоевропейцы.

«Арийская раса» противопоставляется «семитской расе» в лице прежде всего евреев, откуда возник термин антисемитизм. При этом «семитской расе» приписываются сугубо отрицательные качества, делающие её прямой противоположностью «арийской расы».

«Арийская» идея возникла как научная гипотеза в контексте раннего европейского романтизма, с течением времени в процессе развития научных знаний была признана ненаучной, однако стала одной из основ националистического дискурса[2].

Термин

 
Самое раннее эпиграфически подтверждённое упоминание слова «арийский»: Бехистунская надпись VI века до н. э., в которой сказано, что она составлена «на арийском („arya“) [языке или алфавите]» (§ 70). «Арийский» в данном контексте означает «иранский»[5].
 
Регион Ария на карте Мартина Вальдземюллера 1507 года

Термин «арийский» происходит от протоиндоиранского корня *arya, означавшего этноним, которым индоиранцы называли своих предков ариев. Родственным словом на санскрите является слово ārya (деванагари: आर्य) — по происхождению этническое самоназвание, в классическом санскрите означающее «благородный, почтенный, знатный»[6][7]. От родственного слова в древнеперсидском языке ariya- (древнеперсидская клинопись: 𐎠𐎼𐎡𐎹) происходят современные названия «Иран» и «иранцы»[8].

В XVIII веке наиболее древними из известных индоевропейских языков были языки древних индоиранцев. Поэтому слово «арийский» было принято для обозначения не только индоиранских народов (части индоевропейских народов), но и всех носителей индоевропейских языков, включая римлян, греков и германцев. Вскоре было признано, что балты, кельты и славяне также принадлежат к этой группе. Утверждалось, что языки всех этих народов произошли от общего корня, — теперь известного как праиндоевропейский, — на котором говорили люди, считавшиеся предками европейских, иранских и индоарийских народов.

Такое словоупотребление было распространено среди образованных авторов конца XIX и начала XX века. Пример такого применения слова имеется в «Конспекте истории», бестселлере 1920 года Герберта Уэллса[9]. В этой оказавшей большое влияние книге Уэллс использовал термин во множественном числе — «арийские народы» («the Aryan peoples»), но при этом он был убеждённым противником расистского и политически мотивированного использования термина в единственном числе — «арийский народ» («the Aryan people»), более ранними авторами, такими как Хьюстон Чемберлен, и старался также избегать использования общего единственного числа, хотя в единственном числе он время от времени упоминал конкретный «арийский народ» (например, скифов). В 1922 году в «Краткой истории мира» Уэллс описал весьма разнообразную группу «арийских народов», познающих «методы цивилизации», а затем покоряющих — «по форме», но не по «идеям и методам» — «весь древний мир, семитский, эгейский и египетский». Осуществили они это посредством различных несогласованных действий, которые, как полагал Уэллс, были частью более масштабного диалектического ритма конфликта между осе́длыми цивилизациями и кочевыми захватчиками[10].

Однако в условиях роста расистских настроений значение термина претерпело существенные изменения. Даже лингвист Макс Мюллер, который в 1888 году писал, что «этнолог, говорящий об арийской расе, арийской крови, арийских глазах и волосах, является таким же великим грешником, как лингвист, говорящий о долихоцефальном словаре или брахицефальной грамматике»[11] иногда употреблял термин «арийская раса»[12]. В России XIX века термины «индоевропейский» и «арийский» были взаимозаменяемы и употреблялись применительно как к языкам, так и к «белой расе»[2].

В 1944 году в «Мировом атласе» Ренда МакНелли «арийская раса» описана как одна из десяти основных расовых групп и определяется как синоним «индоевропейцев»[13]. Американский писатель-фантаст Пол Андерсон, антирасист и либертарианец, во многих своих произведениях последовательно использовал термин «арийский» как синоним термина «индоевропейский»[14].

Использование термина «арийский» для обозначения индоевропейцев иногда встречается и в поздних исторических исследованиях. Так, в статье 1989 года в журнале «Scientific American» Колин Ренфрю использует термин «арийский» в качестве синонима слова «индоевропейский»[15].

Термин «индоарийский» до сих пор широко используется для описания «индийской половины» индоиранских языков, языковой группы, которая включает санскрит и современные языки, такие как хинди-урду, бенгали, пенджаби, гуджарати, романи, кашмири, сингальский и маратхи[16].

Терминологическое различие «арии» (индоиранцы, лингвистическая группа) и «арийцы» (вымышленная раса) существует только в русском языке или в русском переводе. В других языках эти понятие обозначаются одним словом (нем. Arier, англ. Aryans, фр. Aryens и др.), хотя два разных значения этого слова также присутствуют[17].

Общее понятие

 
«Ариец» разрывает цепи, которыми его сковали еврей и масон. Париж, 1897

Первоначально под «арийской расой» понимался подтип европеоидной расы, известный как «северная (нордическая) раса» («нордиды»)[18]. Термин был введён французским писателем и социологом Артюром де Гобино в его «Эссе о неравенстве человеческих рас» (1853, 1855)[19]. Гобино и французским социологом Жорж де Лапужем была создана псевдонаучная теория, получившая название нордицизма, согласно которой «нордическая раса» превосходит все другие расы человечества.

В популярных на рубеже XIX—XX веков теориях, впоследствии составивших основу нацистской идеологии, древние «арийцы» (индоевропейцы) отождествлялись с «нордидами», их прародиной считалась Северная Европа. Утверждалось, что именно там сохранился наиболее чистый «арийский расовый тип», тогда как жители других стран являются плодом смешения «арийцев» с аборигенами. «Арийцы» объявлялись культуртрегерами, распространителями высокой культуры и основателями великих цивилизаций древности и современности. «Арийскому духу» приписывались все достижения европейской культуры. Отсюда следовал вывод о расовом превосходстве жителей Северной Европы и Германии, якобы являющихся наиболее чистыми и совершенными носителями «арийского духа». Так, Адольф Гитлер писал:

Вся человеческая культура, все достижения искусства, науки и техники, свидетелями которых мы сегодня являемся, — плоды творчества арийцев… Он [ариец] — Прометей человечества, со светлого чела которого во все времена слетали искры гениальности, разжигающие огонь знаний, освещающий мглу мрачного невежества, что позволило человеку возвыситься над другими существами Земли[19].

Арийский миф мог использоваться для оправдания колониализма как «цивилизаторской миссии», направленной на просвещение «варваров», в то время как местные противники колониализма и активисты национально-освободительного движения могли прибегать к его помощи в ином ключе. В ранний период они могли разделять миграционную гипотезу, но при этом связывали своих предков с колонизаторами с целью показать, что, во-первых, по своей культуре и цивилизаторским способностям их предки не уступали нынешним колонизаторам или даже находились с ними в близком родстве, во-вторых, местное население не должно рассматриваться в качестве «варваров» и имеет полное право на самостоятельное развитие. После получения колонией независимости такая концепция неизбежно требовала переосмысления, поскольку для своей легитимации национальное государство было заинтересовано в опоре на принцип автохтонности. Утверждалось, что основное население является коренным, что связано с идеей исторического права на территорию проживания. В числе вариантов обоснования подобных идей арийский миф создавал привлекательный образ могущественных предков. При этом, чтобы связать себя с «арийскими» предками, последних объявляли автохтонами. Исконным центром объявлялся данный регион или государство. Так, для ряда современных индусских фундаменталистов такой прародиной служит Северная Индия, украинские националисты отождествляют её с Украиной («государство Аратта»), армянские размещают на Армянском нагорье, курдские — в горах Тавра и Загроса, таджикские — в Средней Азии, русские — в Приполярье («Гиперборея-Арктида») или на Южном Урале (Аркаим, Страна городов).

Если в период колониализма образы арийского мифа отличались однозначностью, то в новейшее время, в эпоху нового расцвета этнонационализма они становятся многообразны и находятся в прямой зависимости от идентичности своих авторов и интерпретаторов. Это вызывает непрекращающиеся споры о том, кому именно должно принадлежать «арийское наследие», играющее роль символического капитала, призванного усилить позиции каждой из сторон[2].

В научной литературе термин «арийская раса» вышел из употребления ещё в первой половине XX века и более не используется. Идея «арийской расы» классифицируется как псевдонаучная, в частности, псевдоисторическая.

Термин смешивает лингвистическую и антропологическую характеристики: в современной лингвистике арийскими называются индоиранские языки, а во времена возникновения термина так именовались индоевропейские языки вообще; но носители как тех, так и других не обладают общими физическими свойствами и не образуют какой-либо расы. Так, носителями арийских (индоиранских) языков являются такие разные в антропологическом отношении народы, как персы, индийцы, таджики, цыгане и другие индоиранские народы. Антропологическое разнообразие среди носителей всех индоевропейских языков ещё выше. Реальный антропологический облик первоначальных носителей индоевропейских языков (праиндоевропейцев) неизвестен, поскольку нет общепринятой точки зрения о месте и времени их существования.

Нет доказательств превосходства «нордической расы», существования высокоразвитой «арийской» цивилизации, распространения «арийской расой» культуры и цивилизации и вообще связи развития культуры и цивилизации с определённой расой. Напротив, имеющиеся научные данные говорят об иных путях миграций и распространения цивилизации. Так, народы, создавшие древнейшие цивилизации, антропологически были далеки от «нордидов», а миграции на их территории индоевропейских племён (часто также далёких от представителей «нордической расы») не сыграли решающей роли в дальнейшем развитии[2]. Исторические арии, действительно обладавшие развитой культурой, являются предками только индоиранских народов, то есть они являются не предками или потомками германцев, славян, кельтов и т. д., а народами, имевшими с ними общих предков в лице древних индоевропейцев[20][21][22].

Вопреки традиционной нордицистской идее о том, что средиземноморские народы вырождаются по причине своей расовой ущербности, выраженной, в частности, в более тёмном цвете кожи, чем у «нордидов», в антропологии стала общепринятой теория депигментации, согласно которой светлый цвет кожи возник в результате депигментации более тёмной кожи[23]. Ещё антрополог Карлтон Кун в своей работе «Расы Европы» (1939) поддержал теорию депигментации, утверждавшую, что светлая кожа «нордической расы» является результатом депигментации кожи их предков средиземноморской расы[24].

Физическая антропология и научный расизм XIX века

 
В 4-м издании «Энциклопедического словаря Мейера» (Лейпциг, 1885—1890) «Кавказская раса» подразделяется на «арийцев», «семитов» и «хамитов». «Арийцы» в свою очередь подразделяются на «европейских арийцев» и «индоарийцев» (в дальнейшем термин «индоарийцы» использовался для обозначения группы народов, называемых теперь индоиранцами).

В контексте физической антропологии и научного расизма XIX века термин «арийская раса» ошибочно применялся ко всем потомкам праиндоевропейцев, которые рассматривались как подгруппа европеоидной («кавказской») расы[25][26], а не только к индоиранцам, которые являются единственными народами, в древние времена использовавшими слово Arya в качестве эндоэтнонима. Считалось, что к «арийской расе» относится большая часть жителей Австралии, Кавказа, Центральной Азии, Европы, Латинской Америки, Северной Америки, Сибири, Южной Азии, Южной Африки и Западной Азии[27]. Такие идеи набрали популярность в начале XIX века, когда общепринятым стало мнение, что «арийцы» возникли в юго-западных евразийских степях (современная Россия и Украина).

 
Артюр де Гобино, один из ключевых авторов «арийской» расовой теории
 
Хьюстон Чемберлен, решительный сторонник теории превосходства «арийской расы»

Французский барон Артюр де Гобино, заложивший основы «расовой теории», в своём сочинении «Опыт о неравенстве человеческих рас» (1853—1855) связал талант и одаренность человека с его внешним видом и расовой принадлежностью. Там же появляется широко известное выражение «истинный ариец». Современную область расселения «арийского элемента» в Европе Гобино определял как: Швеция, Норвегия, Дания, далее — Ганновер и Вестфалия на Нижнем Рейне (северо-западная Германия), Эльзас и часть Лотарингии, Голландия, Бельгия и на северо-восток Франции вплоть до нижней Сены, Англия и Исландия. На этих землях «всё, что имеет позитивное применение, находило плодородную почву. По мере продвижения к югу эти предпосылки ослабляются. Причём это объясняется не более жарким солнцем… Это есть воздействие крови». У Гобино уже присутствуют идеи «второсортности» и «расовой неполноценности» славян. В частности он не включал в территорию современного ему расселения «арийского элемента» большую часть Германии на основании того, что население восточной и центральной Германии в Средние века смешалось с вендами (славянами). Сами же славяне будучи в древности «белым арийским народом», «ушли на северо-восток нашего континента и там вступили в разрушительное соседство с финнами», что привело к их «пассивности» и «неспособности к творчеству». «Находясь на границе между Европой и Азией, они служат естественным переходным элементом между своими западными и восточными монголоидными сородичами». Также Гобино проводил аналогию славян с семитами, что в дальнейшем нашло отражение в нацистской расовой политике. Гобино уделял славянам исключительно подчинённую роль[28].

Первым автором, упомянувшим термин «арийская раса» на английском языке, часто считается Фридрих Макс Мюллер. В своих «Лекциях по науке о языке» (1861)[29] Мюллер называл «арийцев» «расой людей». В то время термин «раса» имел значение «группа племён или народов, этническая группа»[30]. Писатели, такие как Артюр де Гобино, утверждали, что понятие Мюллера позднее толковалось как биологическая подгруппа человечества. Гобино считал, что «арийцы» представляют собой высшую ветвь человечества. Мюллер возражал против смешения лингвистики и антропологии[31]. Он писал о своём неприятии этого метода в 1888 году в своём эссе «Биографии слов и дом ариев»[29].

К концу XIX века степная теория происхождения индоевропейцев была поставлена под сомнение. Получило развитие мнение, что индоевропейцы возникли в древней Германии или Скандинавии, или эти страны, по крайней мере, сохранили изначальную индоевропейскую этничность. Таким образом, термин «арийский» использовался в более ограниченном значении и ещё больше противоречил своему реальному первоначальному индоиранскому значению. Он означал «германский», «нордический» или североевропейский[32].

Ряд более поздних авторов, таких как французский антрополог Жорж де Лапуж в своей книге «Ариец», утверждали, что обладающая расовым превосходством «арийская» ветвь человечества может быть идентифицирована биологически с использованием головного указателя (отношение максимальной ширины мозговой коробки к её максимальной длине) и других показателей. Лапуж считал, что длинноголовые «долихоцефально-светловолосые» европейцы, типичные для Северной Европы, являются естественными лидерами, которым суждено править более «брахиоцефальными» (коротоголовыми) народами[32].

Идея немецкого происхождения «арийцев» была поддержана немецким археологом Густафом Коссинной, который утверждал, что протоиндоевропейские народы представлены культурой шнуровой керамики древней Европы. Эта идея была широко распространена как в интеллектуальной, так и в популярной культуре начала XX века[33].

Другие антропологи оспаривали эти идеи. Немецкий учёный Рудольф Вирхов начал исследования в области краниометрии, что побудило его на Антропологическом конгрессе 1885 года в Карлсруэ осудить «нордический мистицизм». Йозеф Коллманн, соавтор Вирхова, на том же конгрессе заявил, что народы Европы, будь то англичане, немцы, французы или испанцы принадлежат к «смеси различных рас», более того, «результаты краниологических исследований… противоречат любой теории, касающейся превосходства той или иной европейской расы» над другими[29].

Исследования Вирхова вызвали споры. Хьюстон Чемберлен, решительный сторонник теории превосходства «арийской» или «германской расы», обрушился с критикой на Йозефа Коллмана. Хотя теория «арийской расы» оставалась популярной, особенно в Германии, некоторые авторы защищали точку зрения Вирхова, в особенности Отто Шрадер, Рудольф фон Иеринг и этнолог Роберт Гартман, которые предложили исключить понятие «арийцы» из антропологии[29].

В XIX веке идея особого «арийского» происхождения ряда европейских народов, заимствованная у западно-европейских мыслителей, особенно у немецких, была распространена в среде русских славянофилов. Один из основателей славянофильства А. С. Хомяков и многие его ученики, в том числе А. Ф. Гильфердинг, Д. И. Иловайский и И. Е. Забелин, утверждали, что русские представляют собой потомков одной из главных ветвей группы «арийских» народов, меньше всего удалившихся от линии прямого родства. Однако в этот период русский арийский миф не был связан с неоязычеством, и принципиальным религиозным контекстом для русских славянофилов оставалось русское православие. Тем не менее, они пытались связать православие с «арийской» идентичностью и утверждали, что Византия пришла к христианству непосредственно под влиянием «арийских» народов, азиатская колыбель которых якобы находилась в Центральной Азии или Иране. По этой причине русские славянофилы, в отличие от немецких националистов, не переходили от идеи «арийского» происхождения к антисемитизму[34].

В начале второй половины XIX века «арийская» идея затронула Россию под влиянием польского эмигранта Францишека Духинского, который бежал на Запад после Польского восстания 1830 года и нашёл убежище во Франции. Он пытался восстановить местное общественное мнение против России. В Европе того времени «арийские предки» высоко ценились, и Духинский создал концепцию, согласно которой русские, в отличие от европейских народов, не являются «арийцами», как не являются и славянами. В 1861—1862 годах в своих лекциях в парижском Научном обществе он относил русских к туранцам и утверждал, что «арийцам» и туранцам суждено находиться в непрерывной вражде[2]. В ответ последовала серия публикаций русских учёных, доказывающих причастность русских к «арийству». Это стало продолжением выступлений ряда русских интеллектуалов против немецких и французских русофобов, исключавших русских из круга европейских народов[35]. Во второй половине 1860-х годов русских как славян к «арийцам» отнёс Н. Я. Данилевский[2]. Первоначально арийский миф в России выглядел как миф об идентичности, призванный доказать принадлежность русских к европейской культуре[35]. В 1879 году в своей известной Пушкинской речи Фёдор Достоевский объявил о готовности русских к «воссоединению со всеми племенами великого Арийского рода»[2]. Однако до начала XX века «арийский» дискурс в России не включал биологических аргументов, и «арийцы» противопоставлялись «туранцам», а не «семитам»[35]. Раса ещё не наделялась узким биологическим содержанием, под ней понималась языковая общность, и речь часто шла о культурном превосходстве «арийцев».

В период 1880—1890 годов появилась обширная литература, в большей части которой славяне ещё исключались из «индогерманской расовой общности». Последующие археологические изыскания и исторические работы чешского слависта Любора Нидерле поколебали эту теорию[28].

Некоторые авторы использовали «арийскую» идею для обоснования присоединения к России Центральной Азии, что изображалось с одной стороны, «цивилизаторской миссией», а с другой — якобы возвращением «арийцев» (русских) на свои древние земли, где в древности уже жили скифы и другие ираноязычные народы и где, по мнению ряда авторов, находилась прародина «арийцев». Врач и археолог-любитель В. М. Флоринский писал о превосходстве славянской культуры, отождествлял саков и массагетов с праславянам и помещал прародину «ариев» в Центральной Азии. Экспансию России в этот регион он объяснял инстинктивным стремлением славян вернуться на древнюю родину. Создателями современной цивилизации Флоринский считал «семито-арийцев», наиболее одарённой народности. По Флоринскому «арийцы» возникли в западной части Памира или Тянь-Шаня, а затем переселились в Семиречье. Завоевание Центральной Азии в качестве возвращения «арийцев» на давно утраченную родину со ссылкой на «скифское происхождение» русских, рассматривали, в частности, члены Туркестанского кружка любителей археологии, действовавшего в 1895—1918 годах в Ташкенте под председательством генерал-губернатора барона А. Б. Вревского. Некоторые члены кружка делали попытки доказать, что ветхозаветные события происходили не в Палестине, а в Туркестане[2]. В сентябре 1899 году в процессе обсуждении места проведения XII Всероссийского археологического съезда член кружка Н. П. Петерсон предложил один из городов Центральной Азии, поскольку «исследование Памира и других мест предполагаемой общей прародины народов арийского корня примиряет славянофильство с западничеством в высшем единстве, в ариофильстве»[36].

Духовный кризис в России начала XX века обусловил увлечение язычеством, вначале античным, а затем и славянским, «родными богами», в особенности это касалось символистов. Поэт Валерий Брюсов с доверием относившийся к сообщению Платона об Атлантиде, о чём сообщал на своих лекциях, прочитанных в начале 1917 года, и вслед за Р. фон Лихтенбергом считал прародиной «арийцев» Пиренейский полуостров, где они, по мнению поэта, обитали в ледниковую эпоху. В начале XX века «славянская школа» переживала кризис, полностью перестав соответствовать требованиям развивающейся науки. Накануне Первой мировой войны в условиях роста русского национализма наследие этой школы использовалось для создания шовинистических версий русской истории России. В этот же период Запада проникла расовая версия «арийской идеи», в рамках которой мировая история рассматривалась как вечная борьба «арийцев» с «семитами». К «арийцам» в данном относились прежде всего славяне, в ряде случаев изображавшиеся как лучшие из «арийцев»[2], например, в идеях черносотенца Алексея Шмакова (гражданский обвинитель на процессе против Бейлиса), пропагандировавшего книгу Хьюстона Чемберлена. «Арийская» тема в её антисемитском варианте была воспринята некоторыми русскими писателями-модернистами, увлекавшимися оккультизмом, включая Александра Блока и Андрея Белого, согласно которым «истинной арийской культуре» грозила «туранская» или «жёлтая опасность», включавшая и еврейский компонент[37]. Белый считал, что за коммерциализацией культуры, стоит деятельность «семитов» и писал о «духовном порабощении арийцев». Он осуждал «семитский материализм» и призывал к «арийскому возрождению»[38][39].

В период Первой мировой войны участники российского «скифского движения», включавшего известных писателей и поэтов, рассматривали «скифов» как творцов нового мира, способных примирить Восток и Запад. Россию они представляли особым «христианско-арийским», или «греко-славянским миром». Поражение России в войне и революционные события порождали стремление поднять престиж России в глазах общественности[2]. В этом контексте, в связи с антинемецкими настроениями, Блок писал: «Последние арийцы — мы». Блок разделял идею связи славян со скифами, то есть «арийцами», что, по его мнению, обещало им великое будущее. Он пытался выявить «арийские основы» христианства и отделить их от «иудейско-рационалистического элемента». Блок резко выступил против А. Волынского, акцентировавшего внимание на иудейской основе христианства и пытавшегося дистанцировать его от «арийства»[40].

Близкой к арийской идее или её разновидностью является псевдонаучная[41][42][43][44][2] арктическая гипотеза происхождения «ариев» («арийцев» — индоевропейцев), выдвинутая в начале XX века индийским мыслителем и радикальным деятелем индийского национального движения Б. Г. Тилаком[43]. На идеи Тилака опирался детский писатель, биолог Е. А. Елачич (1910), пытавшийся доказать, что современный человек (Homo sapiens) происходил с Крайнего Севера. Он вольно интерпретировал известные в то время немногочисленные палеоантропологические данные и смешивал две проблемы — происхождение человека и происхождение индоевропейцев, которых он называл «арийцами». Взгляды Елачича противоречили уже современной ему науке и не упоминались в научных дискуссиях[2].

Оккультизм

Теософия Елены Блаватской

Теософское движение, основанное Еленой Блаватской и Генри Олкоттом в конце XIX века, черпало вдохновение в индийской культуре, возможно, в индуистском реформаторском движении «Арья-самадж», основанном Даянандой Сарасвати. Блаватская утверждала, что человечество произошло от ряда «коренных рас» и назвала «Пятую коренную расу» (из семи) «арийской». Она считала, что «арийцы» родом из Атлантиды и описала «арийские расы» следующими словами:

Арийские расы, к примеру, теперь варьирующиеся от темно-коричневых, почти чёрных, красно-коричнево-жёлтых, вплоть до белоснежного кремового цвета, до сих пор представляют собой одну и ту же разновидность — Пятую коренную расу — и происходят от одного единственного прародителя… который, как говорят, жил более 18 000 000 лет назад, а также 850 000 лет назад — во время затопления последних остатков великого континента Атлантиды[45].

Блаватская использовала понятие «коренная раса» в своей космологии в качестве технического термина для описания эволюции человека в течение больших периодов времени. Однако она также утверждала, что существуют современные «неарийские народы», второсортные в сравнении с «арийцам». Блаватская регулярно противопоставляет «арийскую» и «семитскую» культуры в ущерб последней, утверждая, что семитские народы являются ответвлением «арийских», «выродившимся в духовном плане и усовершенствованным в материальном»[46]. Кроме того, Блаватская утверждала, что некоторые народы являются «полуживотными». К таковым она относила «тасманийцев, часть австралийцев и горное племя в Китае». Также якобы существует «значительное число смешанных лемуро-атлантических народов, порождённых различными скрещиваниями с такими получеловеческими породами — например, дикие люди Борнео, ведды Цейлона, большинство оставшихся австралийцев, бушмены, негритосы, жители Андаманских островов, и др.»[47].

Несмотря на это, поклонники Блаватской утверждают, что в её мировоззрении не было фашистских или расистских идей. Они напоминают, что Блаватская верила в «Всемирное Братство Человечества», и писала, что «все люди имеют одно и то же духовное и физическое происхождение», «человечество по своей сути одна и та же сущность»[48]. С другой стороны, в «Тайной доктрине» Блаватская утверждает: «Поистине, человечество „одной крови“, но не одной сущности».

Блаватская в своих работах постоянно связывает физическую расу с духовными атрибутами:

Интеллектуальное различие между арийскими и другими цивилизованными народами и такими дикарями, как островитяне Южного моря, необъяснимо любыми другими причинами. Ни развитие культуры, ни поколения обучения цивилизации не могли поднять такие человеческие образцы, как бушмены, веды Цейлона и некоторые африканские племена, на тот же интеллектуальный уровень, что и арийцев, семитов и так называемых туранцев. В них отсутствует „священная искра“, и именно они, являющиеся единственными низшими расами на земном шаре, ныне счастливым образом — благодаря мудрому системе регулирования в природе, которая всегда работает в этом направлении — быстро вымирают. Воистину, человечество «одной крови», но не одной сущности. Мы тепличные, искусственно оживлённые растения в природе, имеющие в себе искру, которая в них скрыта»[49]Эзотерическая история учит, что идолы и поклонение им вымерли вместе с Четвертой расой, [и их не было], пока выжившие представители гибридных рас последних (китайцы, африканские негры и т. д.) постепенно не возродили поклонение. Веды не одобряют идолов, как это делают все современные индуистские произведения[50].

По словам Блаватской, «Монады низших представителей человечества („дикий островитянин Южного моря с узким мозгом“, африканец и австралиец) не имели никакой кармы, которую можно было бы выработать, когда они впервые родились людьми, в отличие от их более интеллектуально развитых собратьев»[51].

Она также пророчествует гибель расовых «ошибок природы», в то время, как будущая «высшая раса» возвысится:

Таким образом, человечество, раса за расой, совершит своё назначенное циклическое странствие. Климат будет меняться и уже начал меняться один тропический год за другим, отбрасывая одну подрасу, но только чтобы породить ещё одну более высокую расу в восходящем цикле; в то время как ряд других менее достойных групп — ошибок природы — как некоторые отдельные люди, исчезнут из человеческой семьи, даже не оставив следа[52].

«Арабская подраса» рассматривается теософами как одна из «арийских подрас», вторая подраса «Пятой», или «арийской» «коренной расы». Теософы считают, что арабы, хотя и рассматривались в традиционной теософии как «арийцы» (то есть индоевропейцы), приняли семитский язык окружающих их людей, которые ранее мигрировали из Атлантиды (пятая или первоначально «семитская подраса» «Атлантской коренной расы»). Теософы утверждают, что евреи возникли как ответвление «арабской подрасы» на территории Йемена около 30 000 года до н. э. Они мигрировали сначала в Сомали, а затем в Египет, где жили до времён Моисея. Таким образом, согласно теософскому учению, евреи являются частью «арийской расы»[53].

К концу XIX века деятельность теософов способствовала распространению в среде творческой интеллигенции спиритуализма и оккультизма с их расовыми коннотациями. Теософия включала пересмотр дарвинизма и утверждение полигенической теории происхождения рас о последовательной смене «коренных рас», происхождении людей от первичного «эфирообразного» человечества, неизбежном вымирании отживших рас и грядущей победе «пятой расы арийцев». Значительную роль в этих построениях играли популярные теории погибших континентов Атлантиде и Лемурии, упоминался «Асгард — город богов». «Арийская раса» считалась самой молодой и призванной господствовать. Упоминалась таинственная северная земля «Ультима Туле» или «Гиперборея»[2].

После окончания Первой мировой войны теософы, последователи Блаватской, связавшие «арийскую» идею со славянским мессианством, группировались в Болгарии вокруг Петра Дынова[54][55].

Ариософия

Гвидо фон Лист и его последователи, такие как Ланц фон Либенфельс приняли некоторые идеи Блаватской, смешав её идеологию с националистическими и фашистскими идеями; эта система мышления стала известна как ариософия, или арманизм. В ариософии считалось, что тевтонцы (германцы) превосходят все другие народы, поскольку, согласно теософии Блаватской тевтонцы или «нордиды» были подрасой «арийской коренной расы», развившейся позднее всего[56]. Такие взгляды также способствовали развитию нацистской идеологии. Теософские издания, такие как «Арийский путь», были категорически против нацистского использования понятия, критикуя расиализм[57].

Нацизм

 
Стереотипные изображения еврея и «арийки». Германия, 1920

Идеология нацизма основывалась на концепции древней «арийской расы», рассматриваемой как высшая раса, занимающая высшую позицию в «расовой иерархии». При этом германские народы считались наиболее «расово чистыми» существующими народами «арийского происхождения»[58]. Нацистская концепция «арийской расы» развилась из более ранней супремасистской концепции расы, поддерживавшейся такими расовыми теоретиками, как Артюр де Гобино и Хьюстон Чемберлен[59].

 
Ханс Гюнтер, нацистский расовый теоретик

Нацистский расовый теоретик Ханс Гюнтер утверждал, что «европейская раса» включает пять подтипов: «нордический», средиземноморский, динарский, альпийский и восточно-балтийский[60]. Гюнтер использовал нордицистскую концепцию, согласно которой «нордиды» были высшими представителями расовой иерархии этих пяти подтипов[60]. В своей книге «Расовая наука немецкого народа» (1922) Гюнтер писал, что немцы представлены всеми пятью европейскими подтипами, но подчёркивал их сильное нордическое наследие[61]. Гюнтер считал, что славяне принадлежат к «восточной расе», отдельной от немцев и «нордидов», и предостерегал от смешения «немецкой крови» со «славянской»[62]. Он определил каждый расовый подтип в соответствии с общим физическим обликом и психологическими качествами, включая «расовую душу» — со ссылкой на эмоциональные черты и религиозные убеждения. Он приводил детальную информацию о цвете волос, глаз и кожи, строении лица[61]. Гюнтер предоставил фотографии немцев, идентифицированных как представители «нордического подтипа», из таких мест, как Баден, Штутгарт, Зальцбург и Швабия; а также немцев, которых он идентифицировал как представителей альпийского и средиземноморского подтипа, особенно из Форарльберга, Баварии и Шварцвальда в Бадене[61]. Адольф Гитлер читал «Расовую науку немецкого народа», что повлияло на его расовую политику[63].

Гюнтер отличал «арийцев» от евреев и считал, что евреи происходят от неевропейских рас, особенно от расы, которую он классифицировал как «ближневосточную», более известную как арменоидный тип. Он считал, что такое происхождение делает евреев принципиально отличными от немцев и большинства европейцев и несовместимыми с ними[64]. Гюнтер утверждал, что «ближневосточная раса» произошла с Кавказа в V—IV тысячелетиях до н. э., распространилась в Малую Азию и Месопотамию и, в конечном счёте, на западное побережье Восточного Средиземного моря[64]. Помимо армян и евреев, он приписал «ближневосточные характеристики» нескольким другим современным народам, в том числе грекам, туркам, сирийцам и иранцам[65]. В своей работе «Расовые свойства еврейского народа» Гюнтер утверждал, что «расовая душа» «ближневосточной расы» характеризуется «коммерческим духом», и назвал представителей этой расы «искусными торговцами». Согласно Гюнтеру, «ближневосточный тип» представлен в основном коммерчески настроенными и ловкими торговцами, обладающими развитыми навыками психологического манипулирования, которые помогают им в торговле. Он утверждал, что «ближневосточная раса» была «порождена не столько для завоевания и эксплуатации природы, сколько для завоевания и эксплуатации людей»[64].

в «Майн кампф» (1925) Гитлер писал о роли германской крови: «Не раз в истории мы видели, как народы более низкой культуры, во главе которых в качестве организаторов стояли германцы, превращались в могущественные государства и затем держались прочно на ногах, пока сохранялось расовое ядро германцев. В течение столетий Россия жила за счёт именно германского ядра в её высших слоях населения»[28].

На Гитлера существенно повлиял Альфред Розенберг, и, как считается, многое в «Майн кампф» Гитлера было пересказом его идей. Книга Розенберга «Миф двадцатого века» (1930) была для нацистов второй по важности после «Майн кампф»[66][67][68].

Розенберг писал о необходимости заново переписать мировую историю, стержень которой он видел в вечной борьбе между расами. Все крупнейшие достижения мировой культуры он относил к людям «нордической крови» и осуждал нынешний упадок германской культуры, которую разрушал либерализм. Розенберг связывал творческий дух с расой и отрицал его наличие у тех, кто происходил от смешанных браков[2]. Розенберг рассматривал расу и народ как органическое единство души (народного духа) и тела, при котором сам образ мышления человека определялся строением его тела. Учение включало понятие «расовой души». Культуре, тесно связанной с народом, также приписывалась расовая мистическая основа, а национальному характеру — неизменность[69][70]. Эти идеи обосновывали концепцию тоталитарного режима, сознательно ограничивавшего себя одним идеалом, одной политической партией и одним фюрером[66]. Антиинтеллектуализм Розенберга наиболее явно выражался в призыве отринуть современную цивилизацию, построенную на излишнем интеллектуализме, разрывающим связи человека с природой и расой. Миф, по его мысли, содержал более глубокую истоину, чем наука или здравый смысл. Розерберг сознательно строил «миф крови», или «религию расы» с целью создания нового человека и новой цивилизации[66][69][71]. Для построения нового мифа Розенберг использовал исландскую «Эдду», германскую «Песнь о Нибелунгах», индийскую Ригведу, греческую «Илиаду». Однако вопреки этим источникам, не знавшим понятия расы, историософия Розенберга рассматривала историю как борьбу рас[2].

Розенберг разделял популярную в начале XX века гипотезу австрийского инженера Ханса Хёрбигера о смене земных полюсов, и считал, что в далёком прошлом климат северных широт был значительно мягче. Там существовал обширный континент, связываемый им с легендарной Атлантидой, где возникла одарённая раса голубоглазых и белокурых культуртрегеров-«арийцев». После того, как древний континент ушёл под воду, эта раса распространила свою высокую культуру, включая первую письменность, по всему миру, создавая известные древние цивилизации. Богами «арийцев» были златокудрый Аполлон и воинственная Афина Паллада[2]. Примордиальный культурный центр на далёком Севере был центральной идеей мистического Общества Туле, с которым Розенберг был связан в 1919—1920 годах[71]. С этим обществом также были связаны многие другие ключевые фигуры будущей НСДАП. Главным мифом Розенберг считал солнечный миф, который, по его мнению, происходил с далёкого Севера, где сезоны года были ярко выражены и значение солнечного тепла и света осознавалось особенно явственно[69]. Затем, по Розенбергу, азиатские расы перешли в наступление из своих центров в Малой Азии, и последовал упадок «нордической расы», причиной которого было межрасовое смешение, согласно одной из основных идей расизма, порождающее неполноценное выродившееся потомство. Это смешение произошло, потому что «арийцы» ввели демократические порядки — послабления в отношении рабов, эмансипацию женщин, помощь бедноте. «Арийские» небесные боги в его книге выступали против малоазийских земных богов. Упадок «нордической расы» также определяла смена прежних светлых патриархальных богов на привнесенные из Азии образы богинь со змеями. Среди нацистских лидеров Розенберг был одним из самых главных противников Советской России, и под его влиянием Гитлер пришёл к идее колонизации славянских земель, в частности, аннексии Украины[2].

В рамках нацизма считается, что социальный строй древних «арийцев» представлял собой своего рода социализм. Этот строй, «арийский» социализм, рассматривается как наиболее естественный для «арийской расы», поэтому социальной и экономической программой немецких нацистов было построение, воссоздание национального, «расового социализма» (собственно национал-социализма) в современных условиях, предполагающих корпоративное устройство общества. Гитлер писал:

Социализм — древняя арийская, германская традиция. Наши предки использовали некоторые земли сообща. Они развивали идею об общем благе… В отличие от марксизма, социализм не отрицает частную собственность и человеческую индивидуальность. В отличие от марксизма, социализм патриотичен… Наш социализм национален. Мы требуем исполнения государством справедливых требований трудящихся классов на основе расовой солидарности. Для нас раса и государство — это единое целое»[72].

Вскоре после того, как в 1933 году Национал-социалистическая немецкая рабочая партия пришла к власти, был принят «Закон о восстановлении профессиональной гражданской службы», который требовал от всех государственных служащих предоставлять доказательства своего «арийского происхождения» и определял «неарийца» как человека, имеющего хотя бы одного еврейского прародителя[73]. В 1933 году чиновник Министерства внутренних дел Германии Альберт Гортер разработал для нового закона официальное определение «арийской расы», в которую были включены все нееврейские европейцы. Это определение было неприемлемым для нацистов. Ахим Герке пересмотрел проект Гортера и классифицировал «арийцев» как людей, «племённо» принадлежащих к «немецкой крови»[74]. Нюрнбергские расовые законы 1935 года классифицировали «арийцев» как «расово приемлемых» людей с «немецкой или родственной кровью»[74][75].

 
Член айнзацгруппы расстреливает еврейских женщину и ребёнка, близ Ивангорода, Украина, 1942 год. Фрагмент фотографии айнзацгруппы в Ивангороде

Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер, один из главных организаторов «Окончательного решения еврейского вопроса», говорил своему личному массажисту Феликсу Керстену, что он всегда носил с собой копию «древнего арийского писания» Бхагавадгиты, потому что она избавляла его от чувства вины за то, что он делал — он чувствовал, что, как воин Арджуна, он просто выполняет свой долг, не переживая за свои действия[76].

Гитлеровская концепция «арийской расы господ» («Herrenvolk») исключала из этой расы подавляющее большинство славян, поскольку считалось, что славяне испытывают опасное еврейское и азиатское влияние[77][78]. По этой причине нацисты объявили славян «недочеловеками» («Untermenschen»)[77][79]. Исключение было сделано для небольшого процента славян, которые, по мнению нацистов, произошли от немецких поселенцев и поэтому подходят для германизации, чтобы считаться частью «арийского народа» или «нации»[80]. Гитлер описывал славян как «массу прирождённых рабов, которые чувствуют потребность в хозяине»[81]. Гитлер называл славян «кроличьей семьей», имея ввиду, что они якобы ленивые и дезорганизованые[82]. СМИ при министре пропаганды нацистской Германии Йозефе Геббельсе описывали, славян как примитивных животных из сибирской тундры, похожих на «темную волну отбросов»[83][84]. Гитлер заявил, что, поскольку славяне являются «недочеловеками», Женевские конвенции к ним неприменимы, поэтому немецким солдатам во Второй мировой войне было разрешено игнорировать эти конвенции в отношении славян[85]. Идея нацистов, что славяне являются «низшими неарийцами», была частью планов по созданию «жизненного пространства на Востоке» для немцев и других германских народов в Восточной Европе, инициированных во время Второй мировой войны по «генеральному плану Ост». Миллионы немцев и других германских поселенцев должны были быть перемещены на завоеванные территории Восточной Европы, в то время как десятки миллионов славян предполагалось уничтожить, переселить или обратить в рабство[86].

Одним из ведущих теоретиков расовых исследований в нацистской Германии был Эгон Фрайхерр фон Эйкштедт, автор книги «Расовые основы немецкого народа» (1934). В 1938 году его ассистентка Ильзе Швидецки опубликовала под его редакцией книгу «Расоведение древних славян». Основной идеей книги было то, что праславяне принадлежали к нордической расе, однако к настоящему времени славяне утеряли нордический компонент, почти целиком подавленный в результате смешения с восточноевропеоидной, альпийской, динарской и средиземноморской расами. Этому посвящён раздел «К вопросу размытия черт нордической расы, или денордизации, славянских народов»[28].

В Хорватии, находившейся в союзнических отношениях с нацистской Германией, отрицалось, что хорваты являются главным образом славянским народом, и утверждалось, что они — в основном потомки готов[87]. Тем не менее, германский нацистский режим продолжал классифицировать хорватов как «недочеловеков», несмотря на союз[88]. Однако в условиях нехватки личного состава политика нацистской Германии по отношению к славянам изменилась, и славяне принимались на службу в вооруженные силы на оккупированных территориях, несмотря на то, что они считались «недочеловеками»[88].

Гитлер не был уверен, являются ли «арийцами» чехи. В своей застольной беседе он говорил: «Чеху достаточно отрастить усы, чтобы любой, по тому, как они свисают, увидел, что его происхождение монгольское»[89].

Нацистские расовые теоретики задавались вопросом, являются ли в достаточной мере «арийцами» итальянцы. Гитлер считал, что северные итальянцы — в значительной мере «арийцы», но не южные. Нацисты рассматривали падение Римской империи как результат загрязнения крови в результате смешивания рас, утверждая, что итальянцы являются гибридом рас, включая расы чёрных африканцев. Гитлер даже упомянул своё мнение о присутствии негроидной крови у народов Средиземноморья во время своей первой встречи с Бенито Муссолини в 1934 году[90].

Нацисты задавались вопросом, относятся ли к «арийцам» европейские народы, такие как финны или венгры[74]. Венгры были классифицированы как «племённо чуждые», но не обязательно «кровно чуждые». В 1934 году нацисты опубликовали брошюру, в которой мадьяры объявлялись «арийцами»[73]. В статье, опубликованной нацистами в следующем году, призналось, что были споры по поводу расового статуса венгров[73]. Споры о том, должны ли венгры быть классифицированы как «арийцы», велись ещё в 1943 году[91]. В 1942 году Гитлер объявил, что финны являются «расовыми соседями германцев»[73].

Главный символ нацизма, свастика, был основным наследием ариософии. Молодой Гитлер вдохновлялся лекциями поэта Альфреда Шулера, который принёс ариософскую идею свастики в Германию[2]. В представлении Гитлера свастика символизировала «борьбу за торжество арийской расы». В таком выборе соединилось и мистическое оккультное значение свастики, и представление о свастике как об «арийском» символе (ввиду её распространённости в Индии), и утвердившееся уже использование свастики в немецкой крайне правой традиции: её использовали некоторые австрийские антисемитские партии[92]. НСДАП использовала не лево-, а правосторонний её вариант. Это произошло вопреки мнению эрудированного члена Общества Туле, зубного врача Фридриха Крона, который ссылался на буддизм, где левосторонняя свастика означает удачу и здоровье, а правосторонняя — упадок и смерть. Однако большинство членов Общества Листа и Общества Туле не придавали этому большого значения и отдавали предпочтение правосторонней свастике. Это мнение разделял и Гитлер. Символом нацизма стала правосторонняя свастика, вписанная в белый круг на красном фоне. Этот дизайн был предложен Кроном, богатую домашнюю библиотеку которого посещал Гитлер. Впервые данная свастика появилась на митинге НСДАП в Штарнберге 20 мая 1920 года[93].

Итальянский фашизм

В 1921 году в своей речи в Болонье Бенито Муссолини заявил, что «фашизм родился… из глубокой, вечной потребности нашей арийской и средиземноморской расы»[94][95]. В этой речи Муссолини говорил об итальянцах как о средиземноморской ветви «арийской расы», «арийцах» в значении людей индоевропейского языка и культуры[96]. Первоначально итальянский фашизм основывал свою концепцию расы на духовных и культурных факторах. Муссолини отверг представления о том, что существуют «биологически чистые» расы, хотя биология всё же считалась существенным фактором расы[97]. Итальянские фашисты подчеркивали, что раса связана духовным и культурным фундаментом, и рассматривали «расовую иерархию» как основанную на духовных и культурных факторах[96].

Вначале итальянский фашизм решительно отвергал общепринятую нордицистскую концепцию «арийской расы», идеализировавшую «чистых арийцев» как обладающих определёнными физическими чертами — нордическими, такими как светлые волосы и голубые глаза[98]. Антипатия Муссолини и других итальянских фашистов к нордицизму была связана с тем, что они считали средиземноморским комплексом неполноценности, который, как они утверждали, внушала средиземноморцам пропаганда таких теорий немецкими и англосаксонскими нордицистами, рассматривавшими средиземноморские народы как расовые выродившиеся и низшие[98].

В начале 1930-х годов, с приходом к власти в Германии нацистской партии во главе с Адольфом Гитлером, который делал акцент на нордицистской концепции «арийской расы», между итальянскими фашистами и нацистами возникла сильная напряжённость по расовым вопросам. В 1934 году, после того, как австрийские нацисты убили канцлера Австрии Энгельберта Дольфуса, союзника Италии, Муссолини пришёл в ярость и гневно осудил нацизм. По его словам, нацистская идея общей «нордической германской расы» абсурдна, «германской расы не существует… Учёные так говорят. Гитлер так говорит»[99]. Тот факт, что немцы не являются чистыми «нордидами», действительно был признан известным нацистским расовым теоретиком Хансом Гюнтером[61].

К 1936 году напряжённость в отношениях между фашистской Италией и нацистской Германией уменьшилась. В 1936 году Муссолини решил запустить расовую программу в Италии и заинтересовался расовыми исследованиями, проводимыми Джулио Коньи[100]. Коньи был нордицистом, но не приравнивал «нордическую идентичность» к германской идентичности, как это обычно делали немецкие нордицисты[101]. Он отправился в Германию, где был впечатлён нацистской расовой теорией и принял решение создать собственную версию расовой теории[102]. 11 сентября 1936 года Коньи отправил Муссолини копию своей недавно опубликованной книги «Расизм» (1936)[100]. Коньи провозгласил расовую близость средиземноморских и «нордических» расовых подтипов «арийской расы» и заявил, что смешение «нордических» и «средиземноморских арийцев» в Италии произвело высших «арийских итальянцев»[101]. Он обратился к проблеме расовых различий между северными и южными итальянцами и объявил, что южные итальянцы представляют собой смешение «арийских» и «неарийских рас», что, по его мнению, было, скорее всего, связано с проникновением в римские времена азиатских народов и последующим вторжением арабов[100]. Таким образом, Коньи считал, что южные итальянцы загрязнены восточными народами[100]. Позже он изменил свою точку зрения и утверждал, что «нордиды» и южные итальянцы являются тесно связанными группами как в расовом, так и в духовном отношении. Он считал, что с ними связано всё лучшее в европейской цивилизации[100]. Вначале Муссолини не был впечатлен работой Коньи, однако несколько лет спустя идеи последнего стали частью официальной фашистской расовой политики[100].

В 1938 году Муссолини выражал обеспокоенность тем, что средиземноморский комплекс неполноценности вернётся в итальянское общество, если итальянский фашизм не признает «нордическое наследие» у итальянцев[98]. Поэтому летом 1938 года фашистское правительство официально признало, что итальянцы обладают «нордическим наследием» и имеют «нордически-средиземноморское происхождение». В июне 1938 года на встрече с членами Национальной фашистской партии (PNF) Муссолини назвал себя «нордидом» и заявил, что предыдущая политика, фокусировавшаяся на средиземноморстве должна была быть заменена на акцентированную на «арийстве»[98].

В том же 1938 году фашистский режим начал публикацию расиалистского журнала «Защита расы»[103]. Главную роль в ранней работе журнала сыграл нордицистский расовый теоретик Гвидо Ландра. В 1938 году он опубликовал в журнале «Манифест расовых учёных»[104]. Манифест подвергся сильной критике, в том числе за утверждение, что итальянцы являются «чистой расой», сочтённое абсурдным[104]. «Защита расы» публиковала и другие теории, связывающие древних «нордических арийцев» с итальянцами, например, теорию, согласно которой «нордические арийцы» пришли в Италию в эпоху энеолита[105]. Многие авторы приняли традиционную нордицистскую идею о том, что упадок и разрушение Римской империи были связаны с приходом семитских иммигрантов[105]. Авторы «Защиты расы» разделились в своих идеях относительного того, как итальянцы освободились от семитского влияния[104].

14 июля 1938 года был опубликован «Расовый манифест», а в сентябре—ноябре 1938 года[106] — серии расистских антисемитских законов, важнейшим из которых был королевский декрет-закон от 17 ноября 1938 года «Мероприятия по защите итальянской расы» («Закон о защите расы»). Закон запрещал смешанные браки итальянцев с «неарийцами», запрещал евреям заниматься преподавательской деятельностью и содержать «арийскую» прислугу, а также давал определения принадлежности к «еврейской расе».

Нордицистское направление фашистской расовой политики было оспорено в том же 1938 году возродившейся средиземноморской фракцией в PNF[107]. К 1939 году средиземноморцы отстаивали нативистскую расовую теорию, которая отвергала приписывание достижений итальянского народа «нордидам»[107]. Эта нативистская расовая политика была поддержана итальянским этнологом и палеонтологом Уго Реллини[107]. Реллини отверг идею крупномасштабного вторжения в Италию «нордических арийцев» в эпоху энеолита и утверждал, что итальянцы были коренным народом, произошедшим от кроманьонцев[108]. Реллини считал, что средиземноморские и «нордические» народы пришли позже и в небольшом количестве мирно смешались с коренным итальянским населением[108].

 
Юлиус Эвола, философ-эзотерик, пропагандист «арионордической традиции», идеолог неофашизма

В 1941 году средиземноморцы PNF под влиянием Джакомо Ачербо выдвинули всеобъемлющее определение «итальянской расы»[109]. Однако нордицистские деятели получили поддержку Муссолини в связи с назначением в мае 1941 года главой Итальянской расовой службы убеждённого духовного нордициста Альберто Лукини, а также в связи с тем, что в конце 1941 года Муссолини заинтересовался духовным нордицизмом Юлиуса Эволы[109]. Ачербо и средиземноморцы в своём Высшем совете по демографии и расе стремились вернуть режим к поддержке средиземноморства, осудив идеи пронордицистского «Манифеста расовых учёных»[109]. Совет утверждал, что «арийцы» являются лингвистической группой, и осудил идеи Манифеста за отрицание влияния доарийской цивилизации на современную Италию, заявив, что Манифест содержит «неоправданное и недоказуемое отрицание антропологических, этнологических и археологических открытий, которые произошли и происходят в нашей стране»[109]. Кроме того, Совет осудил идеи Манифеста за имплицитное приписывание германским захватчикам Италии, лангобардам, того, что они «оказали созидательное влияние на итальянскую расу в непропорционально большой степени по отношению к числу захватчиков и их биологическому влиянию»[109]. По мнению Совета, очевидное превосходство древних греков и римлян над древними германскими племенами делало немыслимой идею, что итальянская культура была в долгу перед древними «арийскими» германцами[109]. Совет осудил являющуюся «отказом от всей итальянской цивилизации» нордицистскую позицию Манифеста по отношению к средиземноморцам, которые «рассматривались как рабы»[109].

Неонацизм

 
Дэвид Лэйн, американский расист, автор популярного в среде неонацистов лозунга «14/88» и манифеста «88 заповедей», «руководства для обеспечения, защиты, сохранения и установления белого общества»

Неонацизм представляет собой совокупность национал-социалистических и близких к ним идеологий, сформировавшихся после разгрома нацистской Германии Советским Союзом и его западными союзниками в 1945 году. Некоторые неонацисты выработали более широкое, чем раньше, определение «арийцев», согласно которому ближайшими потомками древних «арийцев» являются народы Западной Европы, а «нордические» и германские народы считаются наиболее «расово чистыми»[110].

Несмотря на то, что предметом озабоченности современных неонацистов является растущая численность «цветных» рас, главными противниками они продолжают считать евреев (см.: «Теория жидомасонского заговора»). Евреи рассматриваются в качестве «архитекторов» мультирасового мирового порядка, где исчезают все нации и традиции перед финальным «захватом мира»[110].

Начиная с 1970-х годов ультраправые занимаются переосмыслением «арийского» расизма и элитизма, используя идеи эзотеризма и восточной философии. В Австрии и Германии бывший эсэсовец Вильгельм Ландиг обратился к ариософской мифологии Туле, мифической полярной прародине «арийцев». Он создал концепцию Черного Солнца, которое выступает в качестве замены свастики и мистического источника энергии, способной возродить «арийскую расу». Также Ландиг использует эзотерические идеи, распространённые среди донацистского движения фёлькише и в СС, такие как Атлантида, секретные расовые доктрины из Тибета и другие. В Италии аристократический элитизм и эзотерический нордизм развивал фашистский философ Юлиус Эвола. Его идеи вдохновили целое поколение послевоенных неофашистов. В конце 1980-х годов этот ранее малоизвестный философ становится главной иконой для оппозиционных демократии и либерализму сил в западных странах[110]. Эвола рассматривал современную эпоху как время крайнего упадка, начавшегося в VIII—VI веках до н. э. Он продсказывал скорую катастрофу, за которой наступит обновление и начнется новый Золотой век[2]. На идеологию современного неонацизма также оказали значительное влияние теории Савитри Деви и основателя эзотерического гитлеризма Мигеля Серрано[110]. Он считал, что эра Рыб была неблагоприятной для «арийцев-гиперборейцев». Серрано ожидал прихода эры Водолея, когда вернутся боги и герои, предтечей которых он видел Гитлера как «последнего аватара»[2].

По мнению британского религиоведа Николаса Гудрик-Кларка, многие неонацисты желают создать автократическое государство по образцу нацистской Германии, которое будет называться «Западным империумом». Считается, что это государство сможет достичь мирового господства, объединив под единым военным командованием ядерные арсеналы четырёх главных «арийских» мировых держав, США, Великобритании, Франции и России[111]. Это государство должна возглавить фигура, наподобие фюрера, называемая «vindex» («спаситель», «каратель»). Территория государства будет включать все регионы, населённые «арийской расой», как её понимают неонацисты. Полноправными гражданами государства станут только представители «арийской расы». «Западный империум» приступит к реализации динамичной программы освоения космоса, за которой последует создание с помощью генной инженерии «суперрасы» «Homo Galactica». Идея «Западного империума» основана на концепции «Империума», изложенной в книге 1947 года «Империум: философия истории и политики» Фрэнсиса Йоки. В начале 1990-х годов эта концепция была дополнена, расширена и уточнена в брошюрах, опубликованных Дэвидом Мьяттом[112][113].

В праворадикальной российской среде распространена идея, что немецкие нацисты не считали славян ниже себя в расовом отношении. Ряд праворадикальных музыкальных групп, исполняют песни о том, как «славяне тоже сражались в отрядах СС за чистоту арийской крови», а немцы считали русских своими «белыми братьями», тогда как всё опровергающее это — «вымысел коммунистов». Российский автор Владимир Авдеев (создатель учения «расология» о превосходстве «нордической расы» над другими[2]) писал, что в Третьем рейхе не было «оголтелой целенаправленной русофобии» и славян не считали «недочеловеками». Обратное он считал «стереотипами советской и либеральной эпох» и «безграмотной фантазией ангажированных журналистов»[28].

Неоязычество

 
«Коловрат», самый распространённый символ родноверия[114][115], по мнению родноверов, древний славянский символ (в аутентичных источниках отсутствует)

«Арийская» идея пользуется популярностью во многих направлениях славянского неоязычества (родноверия), где «арийцы» (чаще: «арии», вариант: «славяне-арии») напрямую связываются со славянами. В неоязычестве «арийская идентичность» приобретает этнорелигиозный облик. Как и в представлениях, распространённых до середины XX века, «ариями» считаются все индоевропейские народы[2]. Утверждается, «арии» (славяне) существовали на протяжении тысячелетий или десятков тысяч лет[34] и являются предками значительной части или всех европеоидов, первым цивилизованным народом, носителями древней высокоразвитой культуры и просветителями всего древнего человечества[2]. «Арии» (славяне) якобы всегда играли центральную роль в расцвете любой из древних средиземноморских цивилизаций[34]. Прародина «ариев» часто связывается с территорией России или с легендарной Гипербореей; в среде украинских неоязычников — с территорией Украины. В некоторых версиях русские или украинцы изображаются первонародом, создавшим культуру, письменность и цивилизацию для всего человечества[2]. Отсутствие подтверждения этого в историографии объясняется конспирологическими теориями: с периода античности Запад стремился скрыть значимость славянской цивилизации и прятал славян под различными названиями: шумеры, хетты, этруски, египтяне и др. Возрождению арийского мифа во многом способствует «Велесова книга»[34]. Свастику, а чаще её модификации («коловрат»), славянские неоязычники считают древним славянским («арийским») символом.

В этом дискурсе этносы понимаются как группы, различающиеся по крови. Кровь и почва сливаются в единое целое. Неоязычники склонны к расиализации окружающей социальной среды. Для многих современных русских и украинских неоязычников «раса» представляется фундаментальным понятием, тесно связанным с культурой и историей. Стержнем последней часто объявляется «расовая борьба». При этом «арийцы» отождествляются с «белой расой» или считаются её лучшей частью или авангардом. Им приписывается миссия спасения современного человечества от природной катастрофы или «белой расы» от «наплыва мигрантов».

В таком дискурсе необходим образа врага, сознательно приводящего в действие различные механизмы, вызывающие негативные процессы в современном мире. Уже более ста лет вечными врагами и антиподами «арийцев» считаются «семиты», которые, по убеждению сторонников арийского мифа, пытается установить над ними господство, либо вовсе их уничтожить. В этом контексте происходит демонизация и дегуманизация евреев. Часто они изображаются не какой-либо «иной расой», а «биороботами», созданными древними жрецами с определённой политической целью и наделёнными генетически ущербными чертами характера. В частности, древнее население Палестины считается «славянами-ариями» или их близкими родственниками, а библейское завоевание этого региона древними евреями трактуется как начало длительной экспансии, имеющей своей целью покорение славян и установление мирового господства.

Иудаизм рассматривается как слабое подражание древнему «арийскому» мировоззрению, и многие сторонники этой идеи обвиняют иудеев в «краже» священных знаний у «арийских» предков. Часто утверждается, что в Бог иудаизма мстителен и жесток. Ему противопоставляется доброе божество исконной «арийской религии» («мировоззрения»). Это мировоззрение, по мнению неоязычников, включало «арийские» моральные идеалы расовой и половой чистоты. С последними связывается «родовой строй», как утверждается, существовавший у древних «арийцев» («арийский» социализм) и одновременно воспринимаемый как идеальный строй для современных «славян-ариев». «Родовой строй» расматривается как строгий социальный порядок, основанный на общинности, иерархии и корпоративном устройстве общественной жизни, что близко к идеям национал-социализма. Весь христианский период представляется эпохой порабощения «арийцев» пришлыми миссионерами, навязавшими ему «рабскую» (христианскую) идеологию. Эти миссионеры неоязычниками часто рассматриваются как иудеи, «жидомасоны» или их пособники. Популярна идея, что евреем был крестивший Русь князь Владимир[2].

Современная русская версия арийского мифа, как и его немецкая и в целом европейская версия, представлена двумя направлениями. В рамках одного колыбелью «арийской» цивилизации считаются степи южной России (Елена Галкина и др.), в рамках другого — территории ближе к полярному кругу (Валерий Демин и др.). Южная «теория» близка к идеям славянофилов XIX века: первые «арии», они же будущие русские, создавали мощные цивилизации в степной зоне, от Чёрного моря до Каспия или даже до центральной Сибири. «Арии» часто увязываются со скифами. Северная «теория» непосредственно производна от немецкой модели и почти отсутствовала у славянофилов. По этой версии, колыбелью «ариев» была древняя северная страна Гиперборея, исчезнувшая в результате катастрофы. Населявшая её раса спаслась и мигрировала на территорию будущей России. Гиперборея локализуется на севере России. Сторонники северной «теории» отличаются радикальным расизмом, поскольку арктический миф тесно связан с идеей превосходства первичной «белой расы», наиболее чистыми представителями которой объявляются русские[34].

Славянам или русским приписывается историческое и культурное или расовое превосходство над другими народами. Эта идеология включает русское мессианство, русский народ считается единственной силой, способной противостоять мировому злу и повести за собой остальной мир[2]. «Арийская» идея ставит перед Россией задачу построения аналога Четвертого рейха, новой «арийской» империи мирового масштаба[34]. Русский арийский миф отвергает любые территориальные споры, поскольку русский народ изображается абсолютно автохтонным на всей территории Евразии. Реже встречается модель сепаратизма отдельных русских регионов[2].

Арийский миф в славянском неоязычестве является частью одного из глобальных феноменов современности, который заключается в создании «традиций». Возврат к рефлексиям на «арийскую» тему принимает множество форм. В религиозном плане наблюдается развитие большого числа движений, ориентированных на «воссоздание» древнего славянского язычества, например в облике «Русского национального социализма» Алексея Добровольского (Доброслава); в историографическом плане — стремление демонстрации «славного арийского прошлого русов»; в политическом плане — медленный перенос «арийских» аллюзий из среды экстремистских националистических партий ультраправого толка в политический инструментарий более умеренных групп, например, Партии духовного ведического социализма Владимира Данилова. По мнению М. Ларюэль, широкая общественность часто не способна увидеть идеологический фон арийского мифа и его исторические связи с нацизмом. В целом укрепление «арийских» идей у русских остаётся мало изученным и мало осознаваемым.

С начала 1990-х годов арийский миф в России приобрёл большую популярность. Издаются многочисленные серии сборников работ популяризаторов арийской идеи («Тайны русской земли», «Подлинная история русского народа» и др.). Они доступны в российских книжных магазинах, в муниципальных и университетских библиотеках. Эти сочинения не являются маргинальными: они имеют тиражи в десятки тысяч экземпляров (или миллионов, например, книги Александра Асова), их содержание участвует в формировании мировоззренческой основы широких слоёв населения относительно древней истории. Авторы, развивающие арийскую тему, часто являются сотрудниками институтов геополитики или членами новых самодеятельных академий. Специальным историческим образованием обладает лишь небольшое их число. Большинство из них имеют образование в области точных (физико-математических) или технических наук[34]. «Арийская» идея в варианте славянского неоязычества (происхождение славян от «ариев» из Гипербореи или Средней Азии, называемых также «расой белых богов»; связь славян с Индией; древние дохристианские славянские «рунические» книги; происхождение от «славян-ариев» древних цивилизаций; неоязыческий символ «коловрат» как древнеславянский символ; вариант инопланетного происхождения «ариев-гиперборейцев») популяризируется в «документальных» передачах одного из наиболее популярных российских федеральных телеканалов «РЕН ТВ» (2016, 2017 и др.), в том числе в передачах Игоря Прокопенко и Олега Шишкина[116]

В 1987 году под Челябинском было обнаружено укрепленное поселение, датируемое XVII—XVI веками до н. э. и получившее название Аркаим. Похожие фортификации давно известны в Центральной Азии, но впервые столь обширная постройка была найдена на территории собственно России. Эта территория должна была быть затоплена при строительстве водохранилища, и научная общественность надеялась спасти исторический памятник, настаивая на его абсолютной уникальности. Поддержку оказали сторонники «арийской» идеи, представившие Аркаим столицей древней «арийской» (славянской) цивилизации. Эта поддержка была одобрена частью научного сообщества, и мифологизация Аркаима приобрела большие масштабы, не встречая противодействия. В этом процессе участвовали также некоторые местные учёные и представители местных властей.

Активизация «арийского» неоязычества наблюдается также на Западе. Например, развиваются общественные течения, апеллирующие к кельтскому прошлому и призывающие к возвращению к «друидическим религиям» дохристианской Европы. Французские и немецкие «новые правые» по большей части разделяют общую идею общеевропейского единства, основанного на «арийской» идентичности и стремлении расстаться с христианством, период господства которого рассматривается как двухтысячелетнее «блуждание во мраке». С этими идеями всегда связан более или менее открыто признаваемый антисемитизм[34].

Другие авторы и идеологии

Известна концепция «арийского христианства», созданная в XIX веке авторами расовых теорий и получившая распространение в XX—XXI веках в рамках национал-социализма, неонацизма и неоязычества. «Арийское христианство» представляет собой один из вариантов ответа на вопрос сторонников «арийской» идеи об их отношении к христианству как к религии, с одной стороны традиционной, а с другой стороны тесно связанной с иудазмом. Согласно этой концепции, христианство имеет «арийское» происхождение и сущность и должно быть очищено от наследия иудаизма. Центральной здесь является идея «арийского Иисуса» о том, что Иисус Христос по происхождению или по духу был «арийцем»[2].

Арктическая гипотеза Б. Г. Тилака имеет своих последователей среди индийских интеллектуалов, теософов и зороастрийцев[43]. Эта гипотеза была развита российскими этнографами Н. Р. Гусевой и С. В. Жарниковой, писавшими о северной прародине ариев и славян (по Гусевой — «индо-славов»). Они пытались доказать популярную у славянских сторонников арийского мифа идею об особо близком родстве славянских языков и санскрита[2].

В советский период идея «арийских» корней возродилась в среде некоторых интеллектуалов, как близких коммунистической партии (Б. А. Рыбаков, А. Г. Кузьмин), так и диссидентов (Владимир Чивилихин и общество «Память»), но арийский миф ещё не распространялся в широких массах[34]. Академик Б. А. Рыбаков, сторонник опровергаемой другими учёными идеи большой древности славян, ближе к концу жизни начал открыто пользоваться термином «арийцы». Он писал о далёких странствиях «арийцев» вместе с их стадами и объявил славян их прямыми потомками. Родиной «арийцев» он назвал Поднепровье, где, по его мнению, сложилась Ригведа и откуда часть населения откочевала в Индию. Идеи Рыбакова о далёких странствиях «арийцев» вместе с своими стадами близки к соответствующим пассажам из «Велесовой книги», которую сам Рыбаков считал фальшивкой[2].

Ряд индусских фундаменталистов отождествляют «арийцев» с индуизмом как «естественной» для них религией. Религия тесно связывается с национальной идеей и в некоторых контекстах даже обретает расовые коннотации.

В среде ряда российских тюркских и монголоязычных националистов наблюдаются попытки обеспечить идею «евразийской общности» «арийской основой».

Если в рамках европейского арийского мифа образ врага связан с «семитами», то в других контекстах такой враг может получать иное лицо. Так, для армянских и таджикских сторонников «арийской» идеи сила, выступающая против «арийцев», отождествляется с тюрками, для индусских фундаменталистов — с мусульманами.

Некоторые авторы обращаются к генетике и утверждают, что обнаружили «арийские» генетические маркеры[2]. Так, в рамках ДНК-генеалогии А. А. Клёсова утверждается праславянское происхождение тех народов, которых автор называет «легендарными ариями»[117]. Y-хромосомную гаплогруппу R1a1 он называет «славянской» и «арийской». Специалисты в области популяционной генетики, истории, антропологии, этнологии и лингвистики квалифицировали ДНК-генеалогию Клёсова как лженауку[118][119][120].

В России и на Украине с арийским мифом, в том числе в различных направлениях славянского неоязычества, тесно связан хазарский миф, конспирологическая идея о многовековом «хазарском (еврейском) иге» над Русью и о современных евреях как генетических и культурных наследниках евреев Хазарского каганата, тайно правящих Россией или Украиной. Идея построена на летописных сведениях о дани, которую платила хазарам часть восточнославянских племён, о победе над Хазарией князя Святослава и об иудейском вероисповедании части населения Хазарии. Сторонники идеи считают, что власть на славянами осуществляли именно евреи, эта власть была свергнута князем Святославом, но восстановлена князем Владимиром и продолжается вплоть до современности. В связи с этим для обозначения евреев используется эвфемизм «хазары». «Хазарское иго» сторонниками идеи рассматривается как локальный (российский и украинский) вариант всемирного еврейского господства и борьбы «арийцев» и «семитов»[121].

Причины популярности идеи

Арийский миф наделяет своих сторонников престижными, славными предками, снабжает наполненной глубокого смысла символикой, продвигает ряд политических идей и некоторые новые религиозные движения, создаёт простой и понятный образ врага.

В рамках ряда направлений национализма представляется важным доказать равенство или превосходство своего народа над другими, в особенности, согласно исторической науке, более древними, в частности античными. «Арийская» идея отвечает этому требованию, поскольку представляет собой одну из наиболее радикальных идей, превозносящих прошлое местных предков. Идея использовалась и используется различными политическими группами для обоснования исторического права или претензий на определённую территорию, в ряде случаев — для обоснования превосходства одного народа или группы народов над другими. Наиболее значимым примером является использование этой идеи в Нацистской Германии, что имело своим итогом уничтожнение значительной части европейского еврейства, миллионов славян и представителей других народов.

В ряде направлений русского национализма «арийская» идея используется для обоснования права на территорию современной России или бывшего Советского Союза, которая объявляется ареалом обитания древних «славян-ариев». В ряде постсоветских стран «арийство» культивируется неоязыческими движениями, которых не устраивает реальная история своих народов. Идеализируется дохристианское прошлое, позволяющее представить своих предков великим победоносным народом. Выбор падает на язычество, поскольку оно, по мнению данных идеологов, наделено «арийским героическим началом» и не отягощено христианской моралью, призывающей к милосердию и игнорирующей идею приоритета «крови и почвы». Христианство рассматривается неоязычниками как помеха успешной «расовой борьбе». Отказ от христианства и возвращение к «этнической религии», «вере предков», по мысли неоязычников, будет способствовать преодолению раскола нации и вернёт ей утраченные моральные «арийские» ценности, способные вывести её из кризиса. Неоязычники призывают вернуться к «арийскому мировоззрению» во имя общественного здоровья, которое уничтожается современной цивилизацией. В рамках этого дискурса вновь становятся популярными лозунги «консервативной революции» 1920-х годов. Объявляя себя «арийцами», радикалы стремятся сражаться за «спасение белой расы», что выливается в нападения на «мигрантов» и других представителей нетитульных национальностей[2].

В России «арийское возрождение» связано с тезисом о необходимости знать своё национальное прошлое. «Арийская» идея часто воспринимается как проявление интереса широкой общественности к истории, религии и культуре древних славян, и в таком понимании встречает всестороннюю поддержку. Сторонники арийского мифа используют потребность в разработке национальной идеи, предлагая концепцию древности и исторической непрерывности существования народа, которая позволила бы пережить идейный кризис, вызванный исчезновением Советского Союза[34].

См. также

Примечания

  1. "The Great Aryan Myth, " Knight Dunlap, The Scientific Monthly. Vol. 59, No. 4 (Oct., 1944), pp. 296—300.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 Шнирельман, 2015.
  3. Devdutt Pattanaik: Leveraging the Aryans.
  4. Mish, Frederic C., Editor in Chief Webster’s Tenth New Collegiate Dictionary Springfield, Massachusetts, U.S.A.: 1994. — Merriam-Webster See original definition (definition #1) of «Aryan» in English. P. 66.
  5. cf. Gershevitch, Ilya. Old Iranian Literature // Handbuch der Orientalistik, Literatur I (неопр.). — Leiden: Brill, 1968. — С. 1—31., p. 2.
  6. Monier-Williams (1899).
  7. Monier Williams. Sanskrit-English Dictionary (2008 revision). UNIVERSITÄT ZU KÖLN. Дата обращения: 25 июля 2010.
  8. Bailey, H.W. Arya (недоступная ссылка). Encyclopædia Iranica. Дата обращения: 19 июля 2019. Архивировано 21 октября 2014 года.
  9. Wells, H.G. en:The Outline of History, 3rd ed. (New York: Macmillan, 1921), Ch. 20 («The Aryan-Speaking Peoples in Prehistoric Times»), pp. 236—51.
  10. H.G. Wells in 1922 on the early history of "the Aryan peoples" (Proto-Indo Europeans). bartleby.com. Дата обращения: 16 августа 2015.
  11. F. Max Müller, Biographies of Words and the Home of the Aryas (1888), Kessinger Publishing reprint, 2004, p. 120; Dorothy Matilda Figueira, Aryans, Jews, Brahmins: Theorizing Authority Through Myths of Identity (SUNY Press, 2002), p. 45.
  12. en:Romila Thapar, "The Theory of Aryan Race and India: History and Politics, " Social Scientist 24.1/3 (Jan.-Mar. 1996), 6. Тапар цитирует лекцию 1883 года, в которой Мюллер говорил о ком-то, кто «принадлежит к юго-восточной ветви арийской расы».
  13. en:Rand McNally (1944). «Races of Mankind» (map). Rand McNally’s World Atlas International Edition. Chicago: Rand McNally. pp. 278—79.
  14. См., например, рассказы в сборнике 1964 года «Время и звезды» и рассказы «Полесотехническая лига» с участием Николаса ван Рейна.
  15. Renfrew, Colin (1989). The Origins of Indo-European Languages. /Scientific American/, 261(4), 82—90.
  16. Fortson, Benjamin W. Indo-European Language and Culture: An Introduction. 2nd ed., Wiley-Blackwell, 2010, paras. 10.28 and 10.58.
  17. Клейн Л. С. Арии и арийцы. Антропогенез.ру.
  18. Лапуж, Жорж Ваше де. Определение арийского.
  19. 1 2 Жозеф Артур де Гобино. Хронос.
  20. Бонгард-Левин Г. М., Грантовский Э. А. От Скифии до Индии. М. : Мысль, 1983.
  21. Петрухин В. Я., Раевский Д. С. Очерки истории народов России в древности и раннем средневековье. М., 2004. С. 40—57.
  22. Бонгард-Левин Г. М., Грантовский Э. А. Древние арии : мифы и история : от Скифии до Индии. СПб., 2014.
  23. Alan W. Ertl. Toward an Understanding of Europe:A Political Economic Précis of Continental Integration. Boca Raton, Florida, USA: Universal Publishers, 2008. P. 8.
  24. Melville Jacobs, Bernhard Joseph Stern. General anthropology. Barnes & Noble, 1963. P. 57.
  25. Mish, Frederic C., Editor in Chief. Webster’s Tenth New Collegiate Dictionary. Springfield, Massachusetts, USA: 1994. — Merriam-Webster Page 66.
  26. Widney, Joseph P. Race Life of the Aryan Peoples. New York: Funk & Wagnalls. 1907. In Two Volumes: Volume One — The Old World, Volume Two — The New World.
  27. Rand McNally’s World Atlas International Edition Chicago: 1944. Rand McNally Map: «Races of Mankind», pp. 278—279.
  28. 1 2 3 4 5 Владимир Родионов. Идеологические истоки расовой дискриминации славян в Третьем рейхе // Актуальная история.
  29. 1 2 3 4 Andrea Orsucci, «Ariani, indogermani, stirpi mediterranee: aspetti del dibattito sulle razze europee (1870—1914) Архивировано 10 марта 2002 года.», in Cromohs, 1998  (итал.)
  30. OED, Race, n.6 I.1.c: «A group of several tribes or peoples, regarded as forming a distinct ethnic set. Esp. used in 19th-cent. anthropological classification, sometimes in conjunction with linguistic groupings».
  31. Speech before the University of Stassbourg, 1872, Chaudhuri, Nirad, Scholar Extraordinary: The Life of Professor the Rt. Hon. Freidrich Max Muller, Chatto and Windus, 1974, p. 313.
  32. 1 2 Vacher de Lapouge (trans Clossen, C), Georges. Old and New Aspects of the Aryan Question (англ.) // The American Journal of Sociology : journal. — 1899. — Vol. 5, no. 3. — P. 329—346. — doi:10.1086/210895..
  33. Arvidsson, Stefan (2006). Aryan Idols. USA: University of Chicago Press, 143. ISBN 0-226-02860-7
  34. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Ларюэль, Марлен. Арийский миф — русский взгляд / Перевод с французского Дмитрия Баюка // Вокруг света. 25.03.2010.
  35. 1 2 3 Laruelle, Marlene. Mythe aryen et rêve imperial dans la Russie du XIX-e siècle. Paris: CNRS-Éditions, 2005. 15—19, 42—43, 46—49, 181—184.
  36. Лунин Б. В. Из истории русского востоковедения и археологии в Туркестане. Туркестанский кружок любителей археологии (1895—1917 гг.). Ташкент: АН Узбекской ССР, 1958. С. 63.
  37. Безродный М. В. О «юдобоязни» Андрея Белого // Новое литературное обозрение. 1997. № 28. С. 100—125.
  38. Светликова И. Кант-семит и Кант-ариец у Белого // Новое литературное обозрение. 2008. № 93.
  39. Эткинд А. М. Содом и Психея. Очерки интеллектуальной истории Серебряного века. М.: ИЦ-Гарант, 1996.
  40. Бонгард-Левин Г. М. Блок и индийская культура // И. С. Зильберштейн, Л. М. Розенблюм (ред.). Литературное наследство. М.: Наука, 1993. Т. 92, кн. 5. С. 601, 607—610, 618.
  41. Куклина И. В. Этногеография Скифии по античным источникам. Л. : Наука, 1985. С. 162—175, 180—185.
  42. Williams, Stephen. Fantastic archaeology. The wild side of North American prehistory. Philadelphia: University of Pennsylvania Press, 1991. P. 140—144.
  43. 1 2 3 Godwin, Joscelyn. Arktos. The Polar myth in scientific symbolism, and Nazi survival. London: Thames and Hudson, 1993.
  44. Figueira, Dorothy M. Aryans, Jews, Brahmins: theorizing authority through mythsof identity. Albany: State University of New York Press, 2002. P. 131—133.
  45. Blavatsky, The Secret Doctrine, the Synthesis of Science, Religion and Philosophy, Vol. II, p. 249.
  46. Blavatsky, The Secret Doctrine, Vol. II, p. 200.
  47. Blavatsky, The Secret Doctrine, Vol. II, pp. 195—196.
  48. The Key to Theosophy, Section 3.
  49. Blavatsky, The Secret Doctrine, Vol II, p. 421.
  50. Blavatsky, The Secret Doctrine, Vol. II, p. 723.
  51. Blavatsky, The Secret Doctrine, Vol II, p. 168.
  52. Blavatsky, The Secret Doctrine, Vol II, p. 446.
  53. Powell, A. E. The Solar System: A Complete Outline of the Theosophical Scheme of Evolution. London: 1930. The Theosophical Publishing House. P. 298—299.
  54. Гудрик-Кларк, 1995, с. 189.
  55. Dulov, V. Bulgarian society and the diversity of Pagan and Neo-pagan themes // Scott Simpson and Kaarina Aitamurto (eds.). Modern Pagan and Native Faith Movements in Central and Eastern Europe. Durham, UK: Acumen, 2013. P. 208—209.
  56. Goodrick-Clarke, Nicholas. The Occult Roots of Nazism: Secret Aryan Cults and Their Influence on Nazi Ideology. New York: 1992. New York University Press. Chapter 13 «Herbert Reichstein and Ariosophy». P. 164—176.
  57. Weir, David (2011). American Orient: Imagining the East from the Colonial Era Through the Twentieth Century. University of Massachusetts Press. P. 131. ISBN 9781558498792
  58. Longerich, 2010, p. 30.
  59. Yenne, 2010, pp. 21—22.
  60. 1 2 Bruce David Baum. The Rise and Fall of the Caucasian Race: A Political History of Racial Identity. New York, New York, USA; London, England, UK: New York University Press, 2006. P. 156.
  61. 1 2 3 4 Anne Maxwell. Picture Imperfect: Photography and Eugenics, 1870—1940. Eastbourne, England: UK; Portland, Oregon, USA: Sussex academic press, 2008, 2010. P. 150.
  62. Racisms Made in Germany, Wulf D. Hund 2011. P. 19.
  63. John Cornwell. Hitler’s Scientists: Science, War, and the Devil’s Pact. Penguin, Sep 28, 2004. [1], p. 68.
  64. 1 2 3 Alan E Steinweis. Studying the Jew: Scholarly Antisemitism in Nazi Germany. Harvard University Press, 2008. P. 28.
  65. Alan E Steinweis. Studying the Jew: Scholarly Antisemitism in Nazi Germany. Harvard University Press, 2008. P. 29.
  66. 1 2 3 Viereck, Peter. Metapolitics. The roots of the Nazi mind. N. Y.: Capricorn Books, 1965. P. 219, 229, 230—231, 243, 252, 273—274.
  67. Лакер У. Россия и Германия. Наставники Гитлера. Вашингтон: Проблемы Восточной Европы, 1991. С. 102—114.
  68. Gugenberger, Eduard & Schweidlenka, Roman. Die Fäden der Nornen. Zur Machtder Mythen in politischen Bewegungen. Wien: Verlag für Gesellschaftskritik, 1993. S. 153—154.
  69. 1 2 3 Chandler, A. R. Rosenberg’s Nazi myth. N. Y.: Greenwood Press, 1968. P. 6, 18—22, 27, 30—31, 42, 70.
  70. Wiwjorra, Ingo. German archaeology and its relation to nationalism and racism // Margarita Diaz-Andreu, Timothy Champion (eds.). Nationalism and archaeology in Europe. London: UCL Press, 1996. P. 168.
  71. 1 2 Cecil, R. The myth of the Master Race: Alfred Rosenberg and Nazi ideology. London: B. T. Batsford, 1972. P. 19, 22, 61—63, 82—83, 90–92, 187—190.
  72. No room for the alien, no use for the wastrel.
  73. 1 2 3 4 Ehrenreich, The Nazi ancestral proof, p. 10.
  74. 1 2 3 Eric Ehrenreich. The Nazi Ancestral Proof: Genealogy, Racial Science, and the Final Solution. Bloomington, Indiana, USA: Indiana University Press, pp. 9—10.
  75. Ehrenreich, The Nazi ancestral proof, p. 70.
  76. Padfield, Peter. Himmler. New York: Henry Holt, 1990. P. 402.
  77. 1 2 Longerich, 2010, p. 241.
  78. André Mineau. Operation Barbarossa: Ideology and Ethics Against Human Dignity. Rodopi, 2004. Pp. 34—36.
  79. Steve Thorne. The Language of War. London, England, UK: Routledge, 2006. P. 38.
  80. en:Wendy Lower. Nazi Empire-building And The Holocaust In Ukraine. The University of North Carolina Press, 2005. P. 27.
  81. Marvin Perry. Western Civilization: A Brief History. Cengage Learning, 2012. P. 468.
  82. David Downing. Sealing Their Fate: The Twenty Two Days That Decided World War II. P. 48.
  83. Richard C. Frucht. Eastern Europe: An Introduction to the People, Lands, and Culture (англ.). — ABC-CLIO, 2004. — P. 259—. — ISBN 978-1-57607-800-6.
  84. David Downing. Sealing Their Fate: The Twenty Two Days That Decided World War II. Read How You Want, 2010. P. 48.
  85. Anne Nelson. Red Orchestra: The Story of the Berlin Underground and the Circle of Friends Who Resisted Hitler. Random House Digital, Inc., 2009. P. 212.
  86. Joseph W. Bendersky. A concise history of Nazi Germany, Plymouth, England, UK: Rowman & Littlefield Publishers Inc., 2007. p. 161—162.
  87. Rich, Norman (1974). Hitler’s War Aims: the Establishment of the New Order, p. 276-7. W. W. Norton & Company Inc., New York.
  88. 1 2 Norman Davies. en:Europe at War 1939–1945: No Simple Victory. Pan Macmillan, 2008. Pp. 167, 209.
  89. Adolf Hitler. Hitler's Table Talk, 1941—1944: Secret Conversations (англ.). — Enigma Books, 2008. — ISBN 978-1-929631-66-7.
  90. Aaron Gillette. Racial Theories in Fascist Italy (неопр.). — Routledge, 2012. — ISBN 978-1-134-52706-9.
  91. Ehrenreich, The Nazi ancestral proof, p. 11.
  92. Shirer, William. The Rise and Fall of the Third Reich. London, 1960 = Ширер У. Взлёт и падение Третьего рейха / Пер. с англ. коллектив переводчиков / С предисловием и под ред. О. А. Ржешевского. М. : Воениздат, 1991. 653 с.
  93. Гудрик-Кларк, 1995, с. 169—170.
  94. Aaron Gillette. Racial Theories in Fascist Italy. London, England, UK; New York, New York, USA: Routledge, 2001. Pp. 11.
  95. Neocleous, Mark. Fascism. Minneapolis, Minnesota, USA: University of Minnesota Press, 1997. p. 35
  96. 1 2 Aaron Gillette. Racial Theories in Fascist Italy. London, England, UK; New York, New York, USA: Routledge, 2001. Pp. 39.
  97. Glenda Sluga. The Problem of Trieste and the Italo-Yugoslav Border: Difference, Identity, and Sovereignty in Twentieth-Century. SUNY Press, 2001. P. 52.
  98. 1 2 3 4 Aaron Gillette. Racial Theories in Fascist Italy. London, England, UK; New York, New York, USA: Routledge, 2001. Pp. 188.
  99. Aaron Gillette. Racial Theories in Fascist Italy. London, England, UK; New York, New York, USA: Routledge, 2002. P. 45.
  100. 1 2 3 4 5 6 Aaron Gillette. Racial Theories in Fascist Italy. London, England, UK; New York, New York, USA: Routledge, 2002. P. 60.
  101. 1 2 Aaron Gillette. Racial Theories in Fascist Italy. London, England, UK; New York, New York, USA: Routledge, 2002. P. 61.
  102. Aaron Gillette. Racial Theories in Fascist Italy. London, England, UK; New York, New York, USA: Routledge, 2002. P. 59—60.
  103. Aaron Gillette. Racial Theories in Fascist Italy. London, England, UK; New York, New York, USA: Routledge, 2002. P. 78.
  104. 1 2 3 Aaron Gillette. Racial Theories in Fascist Italy. London, England, UK; New York, New York, USA: Routledge, 2002. P. 80.
  105. 1 2 Aaron Gillette. Racial Theories in Fascist Italy. London, England, UK; New York, New York, USA: Routledge, 2002. P. 81.
  106. Идейные основы расовой политики фашистской Италии.
  107. 1 2 3 Aaron Gillette. Racial Theories in Fascist Italy. London, England, UK; New York, New York, USA: Routledge, 2002. P. 110—111.
  108. 1 2 Aaron Gillette. Racial Theories in Fascist Italy. London, England, UK; New York, New York, USA: Routledge, 2002. P. 110—112.
  109. 1 2 3 4 5 6 7 Aaron Gillette. Racial Theories in Fascist Italy. London, England, UK; New York, New York, USA: Routledge, 2001. Pp. 146.
  110. 1 2 3 4 Goodrick-Clarke, Nicholas. Black Sun: Aryan Cults, Esoteric Nazism, and The Politics of Identity. New York: 2002. — N.Y. University Press, Chapter 15, Aryan identity politics.
  111. Goodrick-Clarke, Nicholas. Black Sun: Aryan Cults, Esoteric Nazism and the Politics of Identity (англ.). — New York: New York University Press, 2003. — P. 221. — ISBN 978-0-8147-3155-0.
  112. Goodrick-Clarke, Nicholas. Black Sun: Aryan Cults, Esoteric Nazism, and The Politics of Identity. New York: 2002. — N.Y. University Press. Chapters 4 and 11.
  113. «Space Exploration: An Expression of the Aryan Soul» by John Clarke. National Vanguard magazine. Issue 130, January-February 2006. Архивировано 28 февраля 2010 года.
  114. Pilkington, Hilary; Popov, Anton (2009). «Understanding Neo-paganism in Russia: Religion? Ideology? Philosophy? Fantasy?». In George McKay (ed.). Subcultures and New Religious Movements in Russia and East-Central Europe. Peter Lang. p. 282. ISBN 9783039119219.
  115. Laruelle, Marlène (2012). «The Rodnoverie Movement: The Search for Pre-Christian Ancestry and the Occult». In Brigit Menzel; Michael Hagemeister; Bernice Glatzer Rosenthal (eds.). The New Age of Russia: Occult and Esoteric Dimensions. Kubon & Sagner. pp. 293—310. ISBN 9783866881976.
  116. Бесков, 2017.
  117. Клейн Л. С. Была ли гаплогруппа R1a1 арийской и славянской? // Этногенез и археология. Т. 1. Статья III, 9. СПб. : Евразия, 2013. С. 385—396.
  118. Балановский О. П. Лженаучные дискуссии // Генофонд Европы. М. : Т-во научных изданий КМК, 2015. С. 64—66.
  119. Клейн Л. С. Опасная ДНК-демагогия Клёсова // В защиту науки. Бюллетень № 15 / Отв. ред. Е. Б. Александров; сост. Е. Б. Александров, Ю. Н. Ефремов; Комиссия РАН по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований. М. : Наука, 2015. С. 29—49.
  120. Балановская Е. В., Боринская С. А., Бужилова А. П., Дубова Н. А., Дыбо А. В., Клейн Л. С., Шнирельман В. А. и др. ДНК-демагогия Анатолия Клёсова // Троицкий вариант. — 2015. — № 170.
  121. Шнирельман В. А. Хазарский миф : идеология политического радикализма в России и её истоки. — М.: Мосты культуры-Гешарим, 2012б. — 312 с. — ISBN 9785932733554.

Литература

Научная

на русском языке
на других языках

Аффилированная