Армяне в Ливане

Ливанские армяне — национальное меньшинство в Ливане с численностью 140—165 тысяч человек. Ливанская диаспора армян, учитывая её немногочисленность, является одной из самых активных в жизни всего армянства.

Армяне в Ливане
Современное самоназвание hай
Численность 165 611
Расселение
Язык арабский , армянский.
Религия Христианство
Манифестация в Бейруте, в 91-ю годовщину Геноцида армян в Османской империи
Собор святых Илии и Григория Просветителя бейрутской архиепархии Армянской католической церкви

Численность и места проживанияПравить

 
Карта религиозных и этнических общин Сирии и Ливана (1935)

Есть оценки, согласно которым в Ливане проживает от 140[1] до более 165[2] тысяч армян.

Большинство армян живут в Бейруте и в районе Матн. Кроме того общины армян есть в Ашрафие (Восточный Бейрут), Медаваре, Хаджене, Халил-Бадави, Карм-эль-Зейтуне, Хандак-Гамике, Санае и Хамре.

В частности большая община есть в районе Матн, Бурж-Хаммуде, Дора-Аманосе, Фанаре, Равде, Дждейде, Залке, Джаль-эль-Дибе, Антелиасе, Мцхере, Наккаше, Дубае и в других регионах.

Армяне проживают также на севере Ливана, в Джунии, Джбейле (Библос) и Триполи.

В долине Бекаа, есть армяне, живущие в Анджаре и некоторых других городах.

В 1936 году в Восточном Бейруте была основана Армянская евангелическая школа. С 1937 года в столице выходит газета «Ararad Daily Newspaper».

РелигияПравить

В ливанском городе Антилиас находится престол Киликийского католикосата Армянской Апостольской ЦерквиСобор Святого Григория Просветителя, куда она была перенесена из Киликии в 1930 году после геноцида армян.

Небольшая группа ливанских армян (около 14 тысяч человек) принадлежит к бейрутской архиепархии Армянской католической церкви.

Иран и ливанские армяне в 1950–1970-е годыПравить

В середине 1950-х годов, после стабилизации монархического режима, иранский шах начал проявлять интерес к восточному побережью Средиземного моря, и в этом контексте особенный интерес представлял Ливан. В дополнение к давним геополитическим интересам, иранцы были обеспокоены угрозой распространения арабского национализма и стремились превратить Ливан – и не только Ливан – в передовую базу в борьбе против «насеристского экспансионизма», который Иран воспринимал как реальную угрозу. Как объяснил в конце 1950-х годов высокопоставленный чиновник шахской спецслужбы САВАК, Иран должен был остановить угрозу со стороны Насера в прибрежных государствах Средиземноморья; в противном случае Иран, для противостояния этой угрозе вынужден будет пролить свою кровь на своей земле.[3] [4]

В Ливане существовали влиятельные христианские конфессии, которые разделяли иранскую точку зрения. Что касается шиитской общины Ливана, то она в тот период была слабой и не обладала достаточным опытом влияния на массы. Тем более шах не поддерживал «чрезмерно религиозные движения», но тем не менее в рамках усилий по укреплению своего положения в Ливане иранцы вложили значительные средства в религиозные учреждения шиитов.[5] [6] [7]

Основным инструментом Ирана для проведения внешней политики была служба разведки и организация безопасности САВАК, которая вскоре после создания в 1957 г. провела несколько операций, чтобы влиять на политические события в Ливане.[5]

О близких связях САВАК с армянской общиной Ливана рассказывает в своих мемуарах генерал Хоссейн Фардуст (глава «Специального бюро сведений», заместитель директора САВАК). Среди групп, с которыми шах разрешил САВАК вести полусекретную деятельность, были армянская политическая фракция «Дашнакцутюн» и «Армянская секретная армия освобождения Армении».[8]

Во время Ливанского кризиса 1958 года, армяне-христиане в основном сплотились вокруг одного из ведущего правохристианского лидера и основателя Национал-либеральной партии, президента страны Камиля Шамуна и понесли потери в боевых действиях. По словам директора ЦРУ Уильяма Колби, наряду с силами Шамуна и фалангистами, армяне-христиане были вооружены ЦРУ как «часть политики холодной войны по использованию прозападных меньшинств в антикоммунистической борьбе». Ливанские армяне также пользовались поддержкой шахской разведки САВАК.[9]

При преемнике Шамуна, президент Фуад Шехаб, организовал первую должность в кабинете министров для этнического армянина.[10] [9] Среди других ливанских армян данного периода, следует выделить Хачига Бабикяна,[11] который в течение многих лет занимал различные государственные посты. Так, Бабикян был государственным министром по административной реформе (19601961), здравоохранению (1969), туризму, информации (19721973, в правительстве Саиба Салама), и юстиции (19801982, в правительстве Шафика Ваззана и 19901992).[12]

Дружба кандидатов правой армянской партии «Дашнакцутюн» была завоевана обещанием предоставить рейсам из Армении в Ливан право проходить через Иран, а также облегчить транзит для армян между Ираном и Ливаном. САВАК также помогал в печатании и распространении предвыборной литературы «Дашнакцутюн». Иранцами было дано разрешение на проведение дополнительных курсов в университете Исфахана на армянском языке (курсы были ограничены лишь религиозным обучением»).[13] Иранские власти разрешили двум армянским священникам из Ливана приехать в Иран и основать новые церкви.[5] [14]

В указанный период ливанские армяне представляли из себя сплоченную группу, которые занимали довольно прочные позиции в политико-общественной структуре Ливана.[15]

Следует указать на то, что период конца 60-х – начало 70-х годов можно считать «золотым веком» ливанских армян. Помимо благоприятной экономической ситуации, само устройство ливанского общества, где уважалась общинная принадлежность, культурная идентичность и индивидуальные свободы личности, делало эту страну притягательным социально-культурным пространством для мигрантов. По статистике, начиная с 1960 г. в Ливан эмигрировало 50% сирийских армян, 20% иракских армян, 20% иорданских армян и 10% египетских армян.[16] К этому же периоду относится и социально-культурный расцвет ливанской армянской общины: открылись новые школы, консерватории, строились концертные и театральные залы, создавались издательства, где выходили периодические издания и разнообразная литература, которую после распространяли не только в Ливане, но и среди армянской диаспоры. С 1967 по 1975 гг. в Ливане выходило 37 армянских журналов.[17]

Армяне во время Гражданской войны (1975–1990)Править

 
Герб АСАЛА

После начала в 1975 году гражданской войны, межконфессиональные и межрелигиозные в Ливане обострились до предела. Армянская община не была в восторге от защитников маронитского политического превосходства. Большинство армян отказалось платить налоги, чтобы поддержать фалангистскую милицию или помочь вооруженным боевикам для «великого христианского дела». В 1978–1979 гг. (февраль, сентябрь 1978, май и октябрь 1979) произошли кровопролитные столкновения армян с фалангистами и шамунистами,[18] особенно в Восточном Бейруте, в результате которых армяне понесли потери[19][9].

В Бейруте, в 1975 году Акопом Акопяном была сформирована армянская террористическая организация АСАЛА поставившая себе целью принуждение Турции к признанию геноцида армянского народа в Османской империи.

Когда армяне занимали определенную сторону, последователи партии «Дашнакцутюн» имели тенденцию вступать в союз с фракциями Жмайель и Шамун, в то время как сторонники «Гнчак» поддерживали «Прогрессивно-социалистическую партию Ливана» Джумблата и различные фракции «Организации освобождения Палестины» (ООП)[20][9].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. The Encyclopedia of the Orient Архивная копия от 29 сентября 2018 на Wayback Machine
  2. The World Factbook CIA отмечает 4 % армян от всего населения Ливана (4,1 млн), что составляет примерно 165 611 чел.
  3. Shimon Shapiro. "Hizbullah: Between Iran and Lebanon (Tel Aviv: Kibbutz Meuhad, 2000), p. 26.
  4. Eyal Zisser. "Iranian Involvement in Lebanon". Military and Strategic Affairs, Volume 3, No. 1, (May 2011).
  5. 1 2 3 Abbas William Samii. "The Shah's Lebanon Policy: The Role of SAVAK". Middle Eastern Studies, Vol. 33, No. 1 (Jan., 1997), pp. 66-91.
  6. Abbas William Samii. “The Security Relationship between Lebanon and Pre-Revolutionary Iran”, in Distant Relations, (2005), pp. 162-179.
  7. Shimon Shapiro. "Hizbullah: Between Iran and Lebanon (Tel Aviv: Kibbutz Meuhad, 2000), pp. 28-54.
  8. The Rise and Fall of the Pahlavi Dynasty: Memoirs of Former General Hussein Fardust. Translated and Annotated by Ali Akbar Dareini. First edition: Delhi, (1999), p. 289.
  9. 1 2 3 4 Jonathan V. Marshall. "The Lebanese Connection: Corruption, Civil War, and the International Drug Traffic". (2012), p. 154.
  10. The Armenian Review. Hairenik Association, (1975), p. 394.
  11. Хачиг Бабикян (1924–1999) – ливанский политик армянского происхождения, а также член ливанского парламента в (1957–1999 гг.), филантроп, адвокат. Пользовался большой поддержкой партии «Дашнакцутюн».
  12. The Beirut Review: A Journal on Lebanon and the Middle East, Issues 3-4. Lebanese Center for Policy Studies, (1992), p. 152.
  13. «Дашнакцутюн» имел опыт сотрудничества с иранцами. См.: Houri Berberian, ‘The Dashnaktsutiun and the Iranian Constitutional Revolution, 1905-1911’, Iranian Studies, 29:1-2 (Winter/Spring 1996): 7-34.
  14. Chehabi H.E. "Distant Relations – Iran and Lebanon in the Last 500 years", (2006), p. 171.
  15. Папава В.А. "Иранские армяне в период династии Пехлеви. Часть II. Правление Мохаммеда Реза Пехлеви (1941-1979)". Журнал «Караван»: № 73 (Октябрь 2019).
  16. Doudjikanian А.К. Les armeniens du Moyen-Orient lieur existence actuelle a la lumiere du passe recent. Les temps modernes № 504–505–506, juillet-aout-septembre 1988. Paris, Gallimard, с. 246.
  17. Doudjikanian А.К. Les armeniens du Moyen-Orient lieur existence actuelle a la lumiere du passe recent. Les temps modernes № 504–505–506, juillet-aout-septembre 1988. Paris, Gallimard, с. 246–247.
  18. Near East / North Africa Report, Issue 2107. [Executive Office of the President], Foreign Broadcast Information Service, Joint Publications Research Service, (1980), p. 59.
  19. Who's who in Lebanon, Volume 8, Parts 1982-1983. Les Éditions Publitec, (1977), p. 105.
  20. Michael M. Gunter. "Pursuing the just cause of their people: A study of contemporary Armenian terrorism". Greenwood Press, (1986), p. 34.