Открыть главное меню

Артамонов, Михаил Илларионович

Артамо́нов Михаи́л Илларио́нович (23 ноября [5 декабря1898, дер. Выголово, Тверская губерния — 31 июля 1972, Ленинград) — советский археолог и историк. Основатель советской школы хазароведения, директор Государственного Эрмитажа, и. о. обязанности ректора Ленинградского государственного университета. Главные труды посвящены истории и культуре хазар, скифов и ранних славян.

Михаил Илларионович Артамонов
Artamonov student.jpg
Артамонов в студенческие годы
Дата рождения 23 ноября (5 декабря) 1898
Место рождения
Дата смерти 31 июля 1972(1972-07-31)[1] (73 года)
Место смерти
Страна
Научная сфера археология и история
Место работы ЛГУ, Эрмитаж
Альма-матер ЛГУ
Учёная степень доктор исторических наук
Учёное звание иностранный член ПАН
Научный руководитель Александр Александрович Миллер, Спицын, Александр Андреевич и Сычёв, Николай Петрович
Известные ученики Плетнёва, Светлана Александровна, Лев Гумилёв, Столяр, Абрам Давыдович, Ляпушкин, Иван Иванович, Гадло, Александр Вильямович, Клейн, Лев Самуилович и Щукин, Марк Борисович
Известен как директор Государственного Эрмитажа (1951—1964)
Награды и премии
Орден Ленина Орден Трудового Красного Знамени
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Содержание

БиографияПравить

Выходец из грамотной крестьянской семьи старообрядцев. В 1913 году окончил вечернее Городское четырёхклассное училище. До Октябрьской революции служил конторщиком в Санкт-Петербургском обществе страхований и счетоводом в Обществе заводчиков и фабрикантов. В 19141916 гг. учился на вечерних Общеобразовательных курсах. В начале 1917 года был призван в армию. С энтузиазмом встретил полностью уравнявшую старообрядцев в правах Февральскую революцию. В апреле 1917 г. избран членом Совета солдатских депутатов, вскоре добровольцем ушёл на фронт. Участвовал в боях на Западной Двине.

В декабре 1917 г. Артамонов демобилизовался и был отозван в Петроград на работу в национализированном Международном банке. С лета 1918 г. и до конца 1920 г. проработал в Красном Холме (Тверская область) в органах народного образования. (заведующим школы, преподавателем)

С 1921 по 1924 г. обучался в Ленинградском университете на отделении археологии и истории искусств. Среди учителей Артамонова были А. А. Спицын, А. А. Миллер, Н. П. Сычёв. После окончания университета остался младшим ассистентом археологического кабинета.

СаркелПравить

В 1929 году провёл первую самостоятельную экспедицию — разведку на Нижнем Дону. По результатам исследования убедительно идентифицировал с левобережным Цимлянским городищем известный по письменным источникам город Саркел (раскопки в 193436 гг.). В 1934 г. за статью «Совместные погребения в курганах со скорченными и окрашенными костяками» Артамонову без защиты диссертации была присвоена степень кандидата исторических наук. С 1935 г. профессор. Докторская диссертация на тему «Скифы. Очерки по истории Северного Причерноморья» защищена 25 июня 1941 г.

В Институте истории материальной культурыПравить

В 1937 году Артамонов возглавил сектор дофеодальной Европы в Институте истории материальной культуры АН СССР. В 1939 году коллектив института единогласно потребовал освободить от должности[2] не справлявшегося со своими обязанностями прежнего директора — академика И. А. Орбели, и на его место был назначен Артамонов (в то время только кандидат наук и беспартийный, в ВКП(б) вступил лишь в 1940 году). При Артамонове институт превратился в мощный научный центр. Пристальное внимание уделялось публикации результатов полевых исследований. Были основаны серии сборников «Краткие сообщения ИИМК» и «Материалы и исследования по археологии СССР», также директор института редактировал ежегодник «Советская археология».

В ЛГУПравить

 
М. И. Артамонов среди преподавателей и выпускников ЛГУ (1948)

После войны М. И. Артамонов временно исполнял обязанности заведующего, с февраля 1949 года стал заведующим кафедрой археологии ЛГУ. Некоторое время занимал пост проректора по учебной работе, а с января по май 1950 года исполнял обязанности ректора. В 1949—1951 годах возглавлял беспрецедентную по размаху Волго-Донскую новостроечную экспедицию, обследовавшую район, которому предстояло уйти на дно Цимлянского водохранилища.

Директор ЭрмитажаПравить

В августе 1951 года Артамонов, бывший в то время на базе Волго-Донской экспедиции на хуторе Попов, был вызван правительственной телеграммой в Ленинград. Ему надлежало с 1 сентября того же года принять руководство Эрмитажем. В начале 1950-х советская власть боролась с космополитизмом вообще и с западноевропейским искусством в частности. Защитника Эрмитажа академика Иосифа Орбели решили заменить на, как тогда казалось партийным деятелям, идеальную кандидатуру крестьянско-пролетарского происхождения. Однако первым же приказом Артамонова стала отмена увольнения сотрудников с неподходящими анкетами, список которых уже утвердил райком[3].

За 13-летний период работы в должности директора он проявил себя как исключительно талантливый и преданный музейному делу администратор. Его всегда отличала принципиальность и самостоятельная позиция по самым острым вопросам.

Вразрез с официальной идеологией шло увлечение Артамонова современной живописью. При его поддержке в Эрмитаже была организована выставка работ Пикассо, удалось сохранить работы классиков импрессионизма. В период «оттепели» покровительствовал вернувшимся из заключения исследователям, таким как Л. Н. Гумилёв, Б. А. Латынин, М. А. Гуковский, И. Г. Спасский.

Причиной отставки Артамонова стала внутримузейная, но получившая известность выставка работ студентов Академии художеств, отчисленных за абстрактное искусство и вынужденных работать такелажниками в Эрмитаже (в их числе были Михаил Шемякин и Владимир Овчинников)[4][3].

После отставки (1964) полностью сосредоточился на преподавательской деятельности на истфаке ЛГУ. Умер прямо за рабочим столом, редактируя научную статью.

Вклад в наукуПравить

М. И. Артамонов имел широкий круг научных интересов, охватывавший период от ранней бронзы до Средневековья, причём все направления осваивались параллельно. Наиболее выдающимся стал его вклад в разработку раннесредневековой истории степей Восточной Европы: проблем политогенеза кочевых обществ, оседания кочевников. Центральное место в этих исследованиях занимала история хазар. Данное направление исследователь разработал самостоятельно, причём как в аспекте материальной культуры, где он был абсолютным первопроходцем, так и в области письменной истории. Проведя археологические исследования и изучив огромный массив источников и литературы, Артамонов создал первый в мире системный обзор истории Хазарского каганата. В книге 1939 года «История СССР с древнейших времён до образования древнерусского государства» он вслед за историками Российской империи, от чего во время гражданской войны отказались и красные, и белые, доказывал, что Хазария (веротерпимое мультиконфессиональное, в том числе христианское, общество, каган-беки, кавары, а после их ухода с венграми и русами в Паннонию - очень небольшая часть населения которой исповедовали ортодоксальный талмудический иудаизм) сыграла очень важную роль в истории народов России, Кавказа, Восточной и Центральной Европы, Средней Азии и Закавказья и была примером для Чингисхана, Монгольской империи, империи Юань, Крымского ханства. В послевоенные годы во время кампании по борьбе с «космополитизмом» и высылки крымских татар эти взгляды Артамонова подверглись критике со стороны советского руководства и ряда археологов, в частности Б. А. Рыбакова[5]. Издать в полном объёме монографию «История хазар» стало возможным только в 1962 году. После этого с тенденцией гиперкритицизма в хазароведении было покончено, и это направление стало плодотворно разрабатываться советской наукой.

Не меньше сил учёный отдал возрождению другой дискриминируемой дисциплины — скифологии, так как хазары (старые казаки русских былин), в том числе, славяноязычные, многое унаследовали от скифов, включая причёски, а в византийских и закавказских источниках скифы именовались хазарами, хазары, русские, болгары-язычники - скифами. Данная тема, практически полностью свёрнутая в первые десятилетия советской власти, благодаря Артамонову превратилась в одну из ведущих отраслей советской археологии.

Третьей крупной областью интересов Артамонова были славяно-русские древности: вопросы этногенеза и расселения славян, древнерусское искусство. Основанные на сопоставлении данных археологии и поздних письменных источников построения Артамонова отличались неприятием многих господствовавших (и даже сейчас господствующих) догм: заселение славянами всей лесной полосы России до IX века, а не их миграции в основном в IX веке с территории Хазарского каганата и его вассальных княжеств, в том числе, с переданных каганами хазар славянам земель кутригуров и Валинаны, а не только из земель западных славян, происхождение радимичей и вятичей от поляков, а не восточных славян, отсутствие христианства и государственности до крещения Руси Владимиром, двоеперстия до периода, непосредственно предшествовавшего Московскому собору, нескандинавских элементов среди варягов (по материальной культуре, он подчёркивает, славяне мало отличались от викингов, а заимствования из культуры германцев связаны с заимствованием кутригурами, аварами , хазарами, а от них - славянами - материальной культуры гепидов и готов, а не с позднейшими скандинавами), отсутствие древности казаков славянского происхождения и т. д. Этой проблематике, в частности, была посвящена его предсмертная статья «Первые страницы русской истории в археологическом освещении», из-за смелости выводов опубликованная только в 1990 году.

Автор десятков статей и монографий, руководитель более 30 археологических экспедиций. Взрастил несколько поколений учеников, среди которых С. А. Плетнёва, Л. Н. Гумилёв, А. Д. Столяр, И. И. Ляпушкин, А. В. Гадло, Л. С. Клейн и др.

НаградыПравить

Основные трудыПравить

Переиздания:
СПб. : Лань, 2001. 687 с. ISBN 5-8114-0377-1.
СПб. : Филол. фак. С.-Петерб. ун-та, 2002. 548, [2] с. ISBN 5-8465-0032-3.
  • Вопросы расселения восточных славян и советская археология // Проблемы всеобщей истории. Л., 1967. С. 29—69.
  • Археологическая культура и этнос // Проблемы истории феодальной России. Л., 1971. С. 16—32.
  • Сокровища саков : Аму-Дарьинский клад. Алтайские курганы. Минусинские бронзы. Сибирское золото . М. : Искусство, 1973. 279 с.
  • Киммерийцы и скифы : (От появления на исторической арене до IV в. до н. э.). Л. : Изд-во Ленингр. ун-та, 1974. 156 с.

ПримечанияПравить

  1. RKDartists
  2. Столяр А. Д. Три поля деятельности М. И. Артамонова / А. Д. Столяр // Санкт-Петербургский университет. 1998. — № 27
  3. 1 2 Фельдмаршал Эрмитажа. Пятый канал (2 апреля 2010). Дата обращения 10 августа 2016.
  4. Елена Яковлева. Портретное сходство. Российская газета (12 августа 2014). Дата обращения 9 августа 2016.
  5. Рыбаков Б. А. К вопросу о роли Хазарского каганата в истории Руси // Советская археология. — 1953. — Т. XVIII.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить

Предшественник:
Орбели, Иосиф Абгарович
директор ИИМК АН СССР
1939—1943
Преемник:
Греков, Борис Дмитриевич
Предшественник:
Бибиков, Сергей Николаевич
ответственный редактор «КСИИМК»
1945—1946
Преемник:
Греков, Борис Дмитриевич