Открыть главное меню

Асаф (ивр.אסף‏‎) — певец и музыкант, автор нескольких псалмов, вошедших в книгу Псалтирь.

Содержание

БиографияПравить

Асаф жил в эпоху Давида, родословную вёл от Гирсона, старшего сына Левия. Согласно автору Паралипоменон, Асаф сначала один, a затем вместе с Еманом и Ефаном руководил богослужебным пением в сооружённой Давидом скинии на Сионе; его сыновья были начальниками четырёх разрядов певцов по двенадцати членов в каждом (1Пар. 6:33 и след.; 1Пар. 15:17; 1Пар. 16:5; 1Пар. 25:1.

ПотомкиПравить

В 2 книге Паралипоменон упоминается левит Иозиил, выступивший в качестве пророка при Иосафате и происходивший в пятом поколении от Матфании, сына Асафа (2Пар. 20:14). Затем род Асафа упоминается в эпоху Езекии (2Пар. 29:13) и Иосии (2Пар. 35:15). С Зоровавелем и Иисусом вернулось из плена 128 (Езд. 2:41) или, по другому указанию, 148 членов его (Неем. 7:44), которые принимали деятельное участие в реставрации храма и возрождении его богослужебной практики (Езд. 3:10). Как глава всего рода в одном списке жителей Иерусалима периода после изгнания указывается Матфания (любимое имя указанного рода), происходивший от первенца Αсафа, Заккура (1Пар. 25:2). Два правнука последнего упоминаются как современники Неемии. Из них один, Уззий, сын Вания, назван начальником левитов, которым была поручена служба при жертвоприношениях (2Пар. 11:22), другой, Захария, сын Ионафана, был руководителем одного из двух благодарственных хоров, певших при освящении городских стен (2Пар. 12:35).

ПсалмыПравить

Асаф, помимо того, известен как псалмопевец, занимавший равное с Давидом положение (II Хрон., 29, 30; Нехем., 12, 46). Ему приписываются двенадцать псалмов, из которых один (49-й) находится во второй книге, a остальные (72–82) образуют главное основание третьей[1]; они все относятся к так называемым «псалмам элогиста», так как в них имя «Элогим» встречается особенно часто, между тем как термин «Иегова» употребляется весьма редко. Псалмы, приписываемые Асафу, отмечены некоторыми характерными особенностями, главным образом тем пророческим тоном, в связи с которым встречаются частые вставки собственной речи Бога. Можно было бы предположить, что именно по этой причине Асаф носил (II Хрон., 29, 30) пророческий титул «провидец», חוזה, если бы другие тексты (I Хрон., 25, 5; II Хрон., 35, 15) не указывали, что это прозвище применялось ко всем певцам, вероятно, вследствие родства поэтически-религиозного воодушевления с пророческим.

ПримечанияПравить

ЛитератураПравить