Открыть главное меню

Аути́зм (от др.-греч. αὐτός — сам; оригинальный термин нем. „Autismus“) — замкнутость в себе, погружение в мир собственных переживаний и отрыв от действительности[1]. При аутизме теряется интерес к реальности и общению с окружающими[1], утрачивается эмоциональный контакт с другими людьми[2]. Помимо прочего, аутизм — неспособность различать фантазии и реальность, наклонность к принятию желаемого за действительное, мечты и надежды — за сбывшееся в действительности, желаемое или вызывающее страх — за реально существующее[3]. Шизофренические аутисты сосредоточены главным образом на собственных аффективных представлениях и переживаниях. Аутизм — один из негативных симптомов шизофрении[4], по мнению автора этого термина — швейцарского психиатра Эйгена Блейлера — один из важнейших симптомов[5]. Также термин употребляется для обозначения симптома шизоидного расстройства личности («шизоидный аутизм», нем. schizoider Autismus)[6], при этом, в отличие от шизофрении, человек с этим расстройством не теряет возможность различать реальность и фантазии[7]. Аутизм шизоидов проявляется в том, что они уходят в самих себя и стремятся избегнуть всяких внешних раздражений.

Аутизм
Schizophrenia house windows.jpg
Сообщения, покрывающие окна дома человека с шизофренией. На рисунке выше показан случай шизофренического аутизма. Пациент живёт в своем собственном мире, с фантазиями о передаваемом ультразвуке и гипнотической войне, полностью игнорируя уверения об абсурдности этих идей.

Содержание

ИсторияПравить

   
Эйген Блейлер (1857—1939), автор термина «аутизм».
Лео Каннер (1894—1981), переиначивший термин «аутизм» для обозначения психического расстройства детей.

Термин «Autismus» был введён швейцарским психиатром Эйгеном Блейлером в 1911 году в связи с концепцией шизофрении в книге «Dementia praecox, или группа шизофрений» (нем. Dementia praecox oder Gruppe der Schizophrenien)[8]. Термин «аутизм» Блейлера даже породил целое лексическое семейство, попал в различные языки, и пополнил словарный запас обыденного языка[9]. Большинство исследователей 1910—1940-х годов активно использовали термин аутизм по отношению к шизофрении и рассматривали его как характерное проявление болезни.

С 1940-х годов и по настоящее время под термином «аутизм» чаще понимается первазивное расстройство развития детей с нарушениями социального взаимодействия и ограниченным, повторяющимся и стереотипным поведением. Для точности обычно используется «детский аутизм», «инфантильный аутизм», «ранний детский аутизм», «аутизм Каннера». Начало такому использованию термина положили Лео Каннер и Ганс Аспергер. Лео Каннер, австрийско-американский психиатр, в своей работе «Аутистические нарушения аффективного контакта» 1943 года использовал термин Блейлера, использовав его для обозначения такого расстройства у детей[10]. Каннер писал, что у обследуемых им детей есть существенные отличения от детей с детской шизофренией или взрослой, и их аутизм не является отказом, как у шизофреников, не является отходом от уже существующего участия в жизни и не отказом от уже установившихся отношений[10]. Он определил у этих детей «крайнее аутистическое одиночество» (англ. extreme autistic aloneness), которое игнорирует и закрывает всё, что приходит к ребёнку со стороны; им мешает прямой физический контакт или намерение контакта, или даже шум, который грозит нарушить их одиночество[10]. Всё перечисленное воспринимаются болезненно, как вторжение, вызывающее стресс, либо, если это удаётся, отвергаются, «как если бы их не существовало»[10].

Термин «аутистические психопаты» (нем. autistischen Psychopathen) также в несколько ином смысле использовал австрийский психиатр и педиатр Ганс Аспергер для обозначения психически ненормальных детей, страдавших от схожей с аутизмом конституциональной психопатией (расстройством личности). В 1938 году он впервые употребил термин «аутистические психопаты» в статье «Психически ненормальный ребёнок» (нем. Das psychisch abnormale Kind)[11][12]. В 1944 году им была написана статья «Аутистические психопаты в детском возрасте»[13]. Впоследствии эта нозологическая единица — «аутистическая психопатия» — была названа его именем (синдромом Аспергера), но затем вовсе исчезла из западной психиатрии, объединившись с детским инфантильным аутизмом в «расстройство аутистического спектра».

Под «аутистическими психопатами» Ганс Аспергер понимал психопатических личностей, расстройство которых проявляется с детского возраста:

«Подобно тому, как мы полагаем, что в основе организации личности больного шизофренией лежит процесс прогрессирующей потери контакта, подобно тому, как шизофренический аутизм накладывает особый отпечаток на мышление и аффекты, чувства, желания и действия больного, и все значительные симптомы шизофрении легко могут быть приведены к общему знаменателю блокирования взаимоотношений между Я и внешним миром, — так и сужение круга отношений во всех областях является отличительным признаком наших детей. При этом речь идёт не о детях, у которых психическое нарушение затрагивает центр личности, то есть не о психотических, а о психопатических детях с отклонениями, выраженными в большей или меньшей степени. Но и здесь основное нарушение накладывает характерный отпечаток на все проявления личности, объясняет трудности, неудачи, а также особые успехи.»

Г. Аспергер. «Аутистические психопаты в детском возрасте», 1944[13]

Характеристика аутизма различными психиатрамиПравить

Согласно Э. Блейлеру, при шизофрении нарушается соотношение реального и аутистического типов мышления. Доминирующее значение получает аутистическое мышление, с «уходом от действительности, тенденцией к символике, замещениям и сгущениям»[14]. Блейлер также указывал, что больные шизофренией живут в воображаемом мире, который полон осуществлёнными желаниями и идеями преследования, при этом аутистический мир может быть для них более реальным, чем мир действительный[3]. Он отмечал, что больным шизофренией свойственна потеря контакта с реальностью в различной степени, они перестают заботиться о внешнем мире, живут в воображаемом мире. Блейлер выделил три основных компонента структуры аутизма:[14]

  • «жизнь в воображаемом мире осуществлённых желаний и идей преследования» (оригинальное высказывание Блейлера);
  • утрата контакта с реальностью;
  • различные положения реального и аутистического мира.

В российских исследованиях аутизма 1990-х было решено, что Блейлер всё же выдвинул два аспекта структуры аутизма: 1) внешний поведенческий, с нарушением поведения в обществе и уходом от действительности 2) внутренний, ведущий, содержательный — аутистическое мышление[15][16].

Э. Блейлер и Э. Кречмер были согласны в том, что черта шизофренического мышления — распад как логически-категориального мышления, так и магического мышления.

По мнению Артура Кронфельда, изначально Блейлер определял у больных аутизмом склонность к расщеплению психических установок из-за нарушения ассоциативных связей, якобы основного расстройства, а только после этого уже́ начал усматривать в первоначально определяемом «само основное расстройство»[17].

Немецкий психиатр Карл Ясперс описывал аутизм как «самозаточение в собственном изолированном мире»[3]. Он указывал, что одна из сторон аутизма — концентрация на собственных фантазиях, независимо от реальности, и отсутствие способности различать реальность как таковую, и учитывать её должным образом[3].

Немецко-британский психиатр Вильгельм Майер-Гросс отмечал, что в аутистическом мире человек с шизофренией не имеет никаких желаний, доволен своим существованием и все препятствия реальности для него лишены объективности[18].

С. М. Корсунским аутизм описан как «особый аффективно построенный мир, не зависящий от логических законов, являющийся продуктом ослабления логического мышления и мыслящий желания осуществлёнными»[19].

Российско-французский психиатр Евгений Минковский (1927) выделял «бедный» и «богатый» аутизм. «Бедный» характеризуется аффективной опустошённостью, а «богатый» — сохранным богатством психических процессов[20]. Также он отмечал, что аутизм — «потеря витального контакта с реальностью» (фр. «perte de contact avec la réalité»). По мнению Минковского, аутизм — своего рода аффективная компенсация, значение которой в ублажении, нахождении в мире собственных грёз, созданных воображением[21]. Однако Минковский в некоторых вопросах не разделял мнение Блейлера об аутизме, в частности он отрицал, что обязательным компонентом аутизма является «преобладание внутренней жизни, полной фантазий». Минковский утверждал, что типичный больной шизофренией имеет «бедный аутизм», который он описывал нищетой когнитивных процессов и аффективной опустошённостью. Минковский утверждал, что «богатый аутизм» появляется только тогда, когда шизофренический пациент имеет независимую от аутизма склонность к аффективно-когнитивной экспрессии. Однако Минковский считал аутизм как фундаментальным, так и первичным расстройством шизофрении, и считал, что другие психопатологические особенности шизофрении могут быть поняты через аутизм — «trouble générateur». Минковский вместе обсуждали с Эмилем Крепелином гипотезу об аутизме, придя к выводу, что он не обязательно является «преобладанием внутренней жизни, полной фантазий»:

«Но я очень сомневаюсь об этом (то есть аутизме), как считает Блейлер, что он вызван замыканием в себе пациента в его собственных фантазиях. <…> Упрямая бездеятельность часто проявляется пациентами, у которых не может быть и мысли об особых фантазиях, в которых они могут потерять себя.»

Э. Крепелин. «Dementia Praecox и Парафрения», 1919[22]

О. В. Кербиков (1955) описывал необщительность и недоступность больных шизофренией, их отрыв от окружающей среды, прогрессирующую безынициативность и потерю заинтересованности в событиях окружающей жизни, и выделял у них два варианта аутизма. Первый — отсутствие всякого интереса к окружающему, отсутствие контакта и отсутствие стимулов к деятельности, второй — крайняя неадекватность поведения в окружающей обстановке[20].

Л. Коженёвский привнёс понятия «простого» (первичного) аутизма и «сложного» (вторичного) аутизма[23]. Простой аутизм характерен для простого типа шизофрении и представляет собой невозможность приспособления к реальному миру, которая обусловлена аутистической мотивацией. Сложный аутизм встречается при бредовой форме шизофрении и выражает «протест больного против реального мира».

Польский психиатр М. Ярош выделил два типа аутизма: «захватнический аутизм» (лат. autismus potioris, от лат. potior — захватывать; польск. „autyzm ???”) и «оборонительный аутизм» (лат. autismus defensorius, от лат. defenso — защищать; польск. „autyzm obronny”)[24][25]. «Захватнический» выражается в почти полном внимании на содержании психопатологических переживаний, а «оборонительный» аутизм как выражается как психопатологический защитный механизм, в ответ на внешние факторы, превышающие уровень сопротивляемости индивидуума[24][25].

Российский психиатр, доктор медицинских наук Смирнов В. К. писал, что для шизофрении характерно постепенная деградация психических процессов: сначала в сознании больного шизофренией разрушается конструкция реального, и появляется конструкция аутистического[26]. Аутистическая конструкция не способна к существованию вне реального мира, и поэтому также деградирует, точнее «подвергается опустошению»[26].

Французский психиатр и психоаналитик Эй Анри считает, что шизофрению характеризуют отрицательная и позитивная структуры[27]. Аутизм является проявлением именно позитивной структуры, которая обусловлена избеганием контроля реальности, желание которого безгранично, при этом аутист желает освободить свой внутренний мир от мира других[27]. «Страдающий больной» создаёт «бредовую стену» для отгораживания от реальности[27]. Таким образом, позиция Эй Анри в том, что аутизм — это бред и общий знаменатель разных форм шизофрении[27].

А. Кемпинский усматривал в аутизме противоположность информационному метаболизму — прекращение информационного обмена с миром, которое приводит к заточению в мире личных переживаний и к «чувству пустоты»[28]. Кемпинский считает, что это «чувство пустоты» самым лучшим образом выражается введённым поляком Яном Мазуркевичем[pl] понятием «шизофренической абиотрофии» (от abio- «без жизни» + -trophy «развитие») — угасания жизненной энергии[28].

Аутизм шизоидов и шизофреников по КречмеруПравить

Первоначально немецкий психиатр Эрнст Кречмер описал в своей теории темпераментов и конституций переход от здоровья к болезни: от шизотимиков (психически здоровых, нем. Schizothymen) — к шизоидам (пограничный уровень, нем. Schizoiden) — к шизофреникам (психопатологический уровень, нем. Schizophrenen). Кречмер выделял гиперэстетический аутизм (нем. hyperästhetisch, на англ. hyperæsthetic, происходит от др.-греч. ὑπέρ «повыше», «свыше», «сверх»[29] + αἴσθησις «чувство», «ощущение», «сообразительность»[30]) и анэстетический аутизм (от нем. anästhetisch, на англ. anæsthetic, от др.-греч. ἀν- отрицательная приставка; «не-»[31] + др.-греч. αἴσθησις «чувство», «ощущение», «сообразительность»[30])[32]. Гиперэстетический аутизм проявляется при повышенной чувствительности в виде ухода в себя и жизни в грёзах, а анэстетический — отсутствием эмоционального интереса к внешнему миру, «простой бездушностью»[32].

Психэстетической пропорцией (нем. psychästhetische Proportion, происходит от нем. psychästhetisch, на англ. psychæsthetic, от др.-греч. ψυχή «дух», «душа», «сознание», «характер»[33] + др.-греч. αἴσθησις «чувство», «ощущение», «сообразительность»[30]) называется переплетение анэстетических и гиперэстетических элементов у шизоидных личностей[32]. По Кречмеру, аутизм — симптом шизоидного «темперамента», имеющий различия в зависимости от психэстетической шкалы (нем. psychästhetische Skala)[32]. Аутизм может в некоторых случаях являться симптомом повышенной чувствительности[32]. Такой тип гиперэстетических шизоидов с раздражением и отвращением воспринимает краски и тона реальной жизни, и их аутизм заключается в том, что они уходят в самих себя, стремятся избежать какого бы то ни было внешнего раздражения и заглушить его[32]. В одиночестве они ведут жизнь в грёзах, «бездеятельную, но полную мыслей», как это делал, к примеру, немецкий поэт и шизофренический аутист Фридрих Гёльдерлин[32]. Другой писатель, Август Стриндберг, удачно высказался о потребностях аутистов, заявив о своём желании «одиночества, чтобы закутаться в шёлк своей собственной души»[32].

Анэстетические шизоиды просто не интересуются внешним миром, а его требования они игнорируют[32]. Такой тип аутистов замыкается в сам в себе, так как ощущает, что внешний мир ничего не может дать ему[32]. Кречмер один из первых предположил, что аутизм — защитное образование, которое ограждает шизофренического аутиста от субъективно нестерпимой реальности[32].

Аутизм большинства шизофреников и шизоидов представляет комбинацию обоих элементов «темперамента»: равнодушие со слабо выраженной боязливостью, и одновременно с этим холод и враждебность с бурным желанием быть оставленным в покое[32]. Большинство шизоидов выделяются не только чрезмерной холодностью или чувствительностью, а обоими этими характеристиками в абсолютно различных комбинациях[32]. Антипатия к коммуникации с людьми варьирует от застенчивости и нежной тревоги через угрюмую причудливую тупость и иронический холод до резкой и активной мизантропии[32]. Вследствие бегства от людей и из склонности ко всему тому, что спокойно, шизоиды обычно любят проводить время на природе или с книгой[32]. Наряду с обыкновенной необщительностью, характерной чертой некоторых высокоодарённых шизоидов, является избирательная общительность в замкнутом кругу, при этом они предпочитают изящную светскую жизнь, аристократический этикет, выдержанный и формальный стиль общения[32]. Дружба у шизоидов обычно к одному человеку, часто тоже шизоиду, образуя «союз двух мечтающих чудаков»[32].

Шизоидные качества характера, наблюдаемые на поверхности, выделенные Кречмером, следующие[32]:

  • боязлив, застенчив, сентиментален, нервен, тонко чувствует, возбуждён, друг книги и природы;
  • чудак, необщителен, сдержан, тих, серьёзен (лишён чувства юмора);
  • добродушен, послушен, равнодушен, честен, туп и глуп.

Постпсихотическая (псевдопсихопатическая) личность у больных шизофренией после психоза часто проявляется очень яркой шизоидностью, хотя и бывают случаи шизофренического слабоумия[32]. Иногда встречаются шизоиды, которые выглядят так, будто испытали шизофренический психоз до рождения: с детства они слабоумны, недружелюбны, необходительны, упрямы[32]. Такие характеристики личности свойственны лицам, перенёсшим тяжёлый эндогенный психоз[32].

Аутистическая активностьПравить

Отдельно рассматривается аутистическая активность. Так, психиатры Смулевич А. Б. и Воробьёв В. Ю. понимали под ней шизофренические вычурные (неестественные, причудливые) действия и поступки человека, не согласующиеся с общепринятыми нормами поведения, нелепые и показывающие полный отрыв как от реальности, так и от своего жизненного опыта[34]. Красильников Г. Т. считал, что подобная активность — ненормальность выбора цели или средств для её достижения[35].

Аутистическое мышлениеПравить

 
Путешествие звездолёта через чёрную дыру. Шизофренический аутист может в онейроидном состоянии испытывать полёт на нём.

Аутистическое мышление — это термин, обозначающий форму и особые законы мышления пациентов с шизофренией, впервые описанный в статье Эйгена Блейлера «Аутистическое мышление» (нем. Das autistische Denken) в «Ежегоднике психоаналитических и психопатологических исследований». Аутистическое мышление — мыслительный процесс людей с шизофренией, когда они игнорируют реальность и живут в мире, полном фантазий[36]. Если у человека аутистическое мышление, он может не заботится о выполнении желаний, а уже считает их всех выполненными[36]. Аутистические шизофреники игнорируют правила логики, в мышлении они могут сделать невозможное возможным, все их цели в их уме достигнутыми[36]. В самых тяжёлых случаях люди могут жить в мире полном мечтаний и игнорировать реальный мир[36].

Например, самая крайняя степень аутизма, у кататонического пациента с онейроидным синдромом могут быть такие особенности, как сноподобное состояние в качестве фона и интенсивный психопатологический опыт. В некоторых случаях реальность, галлюцинации и иллюзии сливаются в одно, а кататонический шизофреник в психиатрической больнице считает, например, что он капитан звездолёта, все остальные пациенты — это его команда и т. д. Информация о реальном мире при этом игнорируется. Происходит дезориентировка в окружающем и во времени, особое, сновидное помрачение сознания, а переживания отличаются большой фантастичностью и сложностью: перелёты на другие планеты, путешествия на машине времени и т. п[37]. Их поведение при этом не отражает богатство переживаний, а выражается в кататоническом поведении: негативизме, мутизме, стереотипном раскачивании, восковой гибкости[37].

Некоторые психиатры в аутизме видят патологическую защитную реакцию — уход от агрессивного влияния окружения. К таковым относится американский психиатр Ричард Леос Дженкинс[en]. Он считал, что именно защитная реакция приводит даже к кататонии («защитный характер»), гебефрении («дезорганизация») или параноиду («психическая реорганизация»)[38][39].

Аутистическое фантазирование больной шизофренией рассматривает «в роли желаемого эквивалента действительности», в основе которого — желание сотворения собственного мира, которое реализуется через механизм инфантильной психологической защиты[40].

А. А. Меграбян ввёл термин «реактивный аутизм» для обозначения активно-оборонительного поведения индивидуума с шизофренией, чья личность изменилась после психоза[41].

Швейцарский психиатр и пионер в области экзистенциальной психологии Людвиг Бинсвангер считал, что в аутистическом бытии-в-мире находится экзистенциальная тревога, приводящая к отсутствию контакта с реальным миром, утратой его и своего «Я»[42][43]. Утрата бытия-с-другими, то есть сосуществования, обозначает и утрату самого существования[42][43]. Данная утрата — «вечная пустота», в которой, по словам Бинсвангера, «Dasein больше не существует как „Я“»[42][43].

Аутистически недисциплинированное мышление в медицинеПравить

В 1919 году (переиздано в 1921) Блейлер написал книгу «Аутистически недисциплинированное мышление в медицине и его преодоление» (нем. Das autistisch-undisziplinierte Denken in der Medizin und seine Überwindung), в которой пытался обосновать, что медицинское мышление, мышление врачей — в большей части лишено логики, не допускает противоречий и принимает желаемое за действительное. Оно в некоторой степени схоже с аутистическим мышлением больных шизофренией, отрицающих реальность.

Если врач вылечил сотню случаев гриппа аспирином и наблюдал благоприятные последствия, он может сделать вывод, что аспирин лечит грипп. При этом он может проигнорировать тот факт, что в большинстве случаев грипп проходит сам собой. Ещё в качестве примера, при отказе от гипноза с аргументацией, что он «ослабляет мою волю», мышление является аутистичным, поскольку индивид выдвигает мнимый аргумент только потому, что сила гипноза над его интимным эго не подходит ему; другими словами, данный аргумент чисто аффективен, а эта аутистическая «логика» — лишь средство для достижения цели[44].

Блейлер приводит пример, что в медицине помощь людям незамедлительна и крайне быстра, но размышления «где и как помочь» слишком нерешительны и медленны[уточнить]. Врачи делают много ошибок и с энтузиазмом занимаются двумя видами медицинских случаев: в которых выздоровление наступает само, либо в случаях неизлечимой болезни[44]. Следовательно, характерны многие ошибки и усердная медицинская деятельность при болезнях, при которых состояние становится лучше само по себе, а также в тех, которые неизлечимы. В качестве примера приводится лечение шоками (автор не указал, какими именно, инсулиношоковыми или электрошоковыми) и лоботомия лиц с психическими расстройствами[44].

В предисловии ко второму изданию Блейлер смягчил критику, выразив сожаление, что использовал психопатологический термин «аутистическое» для обозначения медицинского образа мышления[9].

Пример пациента с аутистическим мышлениемПравить

Ниже приводится пример и анализ пациента с шизофренией с аутистическим мышлением. «Я уже с 1886 года Церинген» (нем. „Ich bin schon seit 1886 Zähringer“) — стереотипная фраза параноидной пациентки Карла Юнга из книги «Психология Dementia praecox» (лат. dementia praecox — устаревшее название шизофрении, переводится с латинского как «преждевременное слабоумие»). Символическое значение «Zähringer» может быть легко проанализировано: пациентка — «Zähringer», так как она живуча (нем. „zäeh“)[45]. Пациентка серьёзно относится к этому звуковому сходству, хоть это и звучит как каламбур, одновременно с этим Zähringer для неё обозначает красивую квартиру в части города, называемой Zähringerquartier (Zähringer также название семейного дома в Бадене)[45]. В данном случае наблюдается подобное сновидению слияние разнородных представлений.

Анализ Юнга:

За последнее время пациентка часто говорит о следующих неологизмах: «я — Швейцария». Анализ: я, как двойная, давно уже установила Швейцарию — я не должна быть заперта здесь — я поступила сюда свободно — кто свободен от вины и от ошибок, сохраняет детски-чистую душу — я также журавль — Швейцарию ведь нельзя запереть. Нетрудно понять, каким образом пациентка является Швейцарией: Швейцария свободна — пациентка «поступила сюда свободно» — поэтому её нельзя держать взаперти. Применение того же слова «свободна» является прямым поводом контаминации с понятием «Швейцария». Подобен этому, но ещё более причудлив неологизм: «я — журавль». «Кто свободен от вины» и т. д. — известная цитата из «Ивиковых журавлей». Поэтому пациентка прямо сливает себя с «журавлём».

«Психология Dementia praecox» (Über die Psychologie der Dementia praecox), 1907[45][46]

Также можно проинтерпретировать, что все эти мысли — исходные точки различных желаний: похвалы, признания, материальной обеспеченности[45]. До манифестации шизофрении пациентка была бедна и происходила из «низкосортной», семьи, а её сестра была проституткой[45]. Все эти мысли и фантазии выражают стремление освободиться от данной среды и занять более высокое общественное положение, и выражаются они в подобных неясных метафорах[45].

В статье «Аутистическое мышление» (1912) Блейлер обширно цитировал текст об этой пациентке, так как в ней представлен отличный пример аутистического мышления[36].

Аутизм и интроверсияПравить

В 1912 году Блейлер признал, что его термин «аутизм» почти совпадает с термином «интроверсия» швейцарского психиатра и психоаналитика Карла Юнга. Но термин «интроверсия» Юнга не является симптомом или психическим расстройством, а чертой личности психически здорового человека.

Интроверсия концепции Юнга и аутизм Блейлера сильно перекрываются[36]. Данное понятие обозначает обращение внутрь либидо, которое в нормальных случаях должно искать объекты в реальном мире (однако аутистические стремления могут направляться и на внешний мир).

В 1912 году Карл Юнг опубликовал психологическую книгу «Wandlungen und Symbole der Libido» (на английском издана как «Psychology of the Unconscious» (Психология бессознательного). Согласно статье «Аутичное мышление», то, что Блейлер называет «logisches» (логическим) или «realistisches» (реалистичным), Юнг называет «определённо-направленным мышлением» (gerichtetes Denken). То, что Блейлер называет «autistische» (аутистическим), Юнг называет «Phantasieren» (мечтанием) или «Träumen» (сновидением, грёзой).

Аутизм, направленный на внешний мирПравить

По Блейлеру, аутистические стремления могут направляться и на внешний мир. Он приводит 4 примера:[36]

  • шизофреника с бредом реформаторства (тип бреда, входит в группу бреда величия). При этом типе бреда больной аутистический шизофреник может быть очень социально активным, и добавиться внедрения экономической, социальной или политической «теории», которая внесёт революционные изменения.
  • когда маленькая девочка превращает в своих фантазиях кусок дерева в ребёнка.
  • когда человек одушевляет объекты.
  • индивидуум создаёт бога из абстрактной идеи.

Творчество шизофренических аутистовПравить

Японскими психиатрами проводились исследования рисунков аутистических пациентов с простым типом шизофрении, и ими были найдены такие особенности, как отсутствие витальности на всех рисунках, более малые объекты в центре рисунков, преобладающее пустое пространство в окружности[47]. Их исследование трактовалось как «отчуждение от объективного опыта» шизофренических аутистов[47].

Теоретическое и экспериментальное исследования аутизмаПравить

Блейлер писал, что наиболее обширное теоретическое и экспериментальное исследование концепции аутизма находится в работе американского психолога Гарднера Мёрфи[en] (1895—1979). В его экспериментальной работе по аутизму, проведённой вместе с сотрудниками, Р. Левином, Прошанским, Шафером, Дж. Левином, Зелеманном, Постманом, Мёрфи аутизм определён как «движение когнитивных процессов в направлении удовлетворения потребностей» (англ. …movement of cognitive processes in the direction of need satisfaction…). Блейлер уточняет, что отличительной чертой аутистического мышления, вероятно, является наиболее краткосрочное стремление к удовлетворению. После работы Мёрфи интерес к проблеме снова распространяется, о чём свидетельствуют исследования Брунера, Постмана, Макклелланда, Клейна и других психологов.

Для будущих исследований шизофрении изучение субъективного аутистического опыта — многообещающая область для психиатрии[48][49]. В настоящее время теория Блейлера, обращённая на постижение сложности шизофренической личности, не теряет актуальности[50].

Аутизм в медицинских классификаторахПравить

Международная классификация болезнейПравить

В Международной классификации болезней 9-пересмотра (МКБ-9) аутизм упоминается как симптом шизофренических психозов (295295)[51][52].

В МКБ-10 в диагностических критериях шизофрении аутизм вообще не упоминается. Данный термин в классификации употребляется исключительно для обозначения детского аутизма (синдрома Каннера; F84.084.0)[3]. Стоит отметить, что Лео Каннер придерживался позиции, что шизофрения и детский аутизм — разные психические расстройства, которые друг с другом никак не связаны, и не имеют между собой ничего общего[3].

Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствамПравить

В Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам 2-го издания (DSM-II) «аутистическое мышление без потери способности распознавать реальность» предписывается «шизоидной личности» (код 301.2)[7]. «Шизофрения, детский тип» (код 295.8*) описывается как состояние, которое «может проявляться аутистическим, атипичным и скрытным поведением»[53].

В DSM-III аутизм уже приписывается только диагнозу «инфантильный аутизм» (код 299.0x). Аутизм там определяется как «отсутствие реакции на других людей» (англ. a lack of responsiveness to other people)[54].

В DSM-III-R появилось «аутистическое расстройство» (код 299.00), тяжёлая форма первазивного расстройства развития, с наступлением в младенчестве или детстве, что также является синдромом Каннера[55]. Однако в главе 3 появляется термин «аутизм» при описании шизофрении. В DSM-III-R указано, что аутизм — это также нарушение межличностного функционирования и отношения к внешнему миру больного шизофренией[56]. Аутизм — это когда человек серьёзно озабочен эгоцентрическими и нелогичными идеями и фантазиями, не допускает или искажает или извращает внешний мир[56].

4-м и 4-м переработанном издании (DSM-IV и DSM-IV-TR) диагностическая единица «аутистическое расстройство» (англ. autistic disorder, код 299.00) относится к общим расстройствам развития, и тоже предназначена для обозначения детского аутизма — синдрома Каннера[57][58].

В последнем 5-м издании DSM-5 «аутистическое расстройство» сменило расстройство аутистического спектра (коды 299.00/F84.0), относящееся к детским неврологическим расстройствам развития (англ. neurodevelopmental disorders), основная характеристика которого — постоянный дефицит в социальной коммуникации и социальном взаимодействии[59]. При описании шизофрении термин аутизм в последних версиях руководств также не упоминается.

«Аутизм наизнанку» или регрессивная синтонностьПравить

«Аутизм наизнанку» или регрессивная синтонность (термин Тиганова А. С.) — одно из проявлений шизофренического аутизма, обозначающее патологическую психическую обнажённость и откровенность, утрату понятий о приличии и стыдливости[60]. Помимо этого, пациентам с регрессивной синтонностью свойственно игнорировать принятые в обществе нормы морали и социального поведения[60].

«Аутизм наизнанку» внешне прямо противоположен аутизму в обычном понимании: крайне высокая общительность и открытость, раскованность. Природа данного феномена в невозможности больного чувствовать морально-этическую грань между табуированным и дозволенным в обществе, непонимание того, что его поведение противоречит принятым в обществе нормам. Такие пациенты могут делиться с посторонними людьми весьма интимными вещами, например, своими сексуальными пристрастиями или особенностями своего посещения туалета.

Аутистическое поведение при ремиссииПравить

Описаны типичные черты аутистического поведения при ремиссии и состояниях после перенесённого приступа эндогенного психоза. После психоза личность шизофреника изменяется, один из видов таких изменений называется «фершробен» (от нем. Verschrobenheit «странность», «взбалмошность», «чудачество»)[61][62]. Данный тип изменений личности рассматривается в качестве аутистической активности с вычурными (причудливыми), не согласующимися с общепринятыми нормами нелепыми поступками[63]. Японские исследователи Йосихиро Ватанабэ и Сатоси Като выделили две категории «фершробена»: поведенческие странности с бредом и поведенческие аутистические странности без бреда[64].

Другой вариант изменения личности — добросовестный «чудак», характерные черты: обожание одного либо очередного «кумира», ничем не оправданный оптимистичный взгляд на жизнь, склонность к идеализации, романтически-восторженное отношение к действительности, мечтательность, платоническая влюблённость, неумеренный пафос по отношению к действительности[65].

А. В. Снежневский указывал тип изменённой личности с чрезмерным педантизмом и нарастающей стереотипностью поведения[66].

В общей психопатологии нет термина для наименования трансформации «Я» при аутизме. Однако немецкий психиатр-экзистенциалист Карл Теодор Ясперс использовал термин «персонификация» (Personifikation) для обозначения «расщепления личности» и возникновения новых свойств личности у шизофреника после перенесённого эндогенного психоза[67].

В. М. Воловиком введён термин «патологическая реперсонализация» (деперсонализация как бы с обратным знаком). Обозначает изменения самосознания в форме «иного понимания реальности» и «нового восприятия своей личности». Термин Воловика не стал востребованным в психиатрической литературе[68][69].

Анахоретство при аутизмеПравить

Анахоретством (от др.-греч. ἀναχωρητής «анахорет», «отшельник», от др.-греч. ἀναχωρέω «отступать», «отходить», «уходить», «удаляться»[70]) в психиатрии называется стремление к безлюдным местам, стремление избегать контактов с людьми и обособление от окружающего мира. Явление очень часто встречается в рамках шизофренического аутизма, а также при шизоидном расстройстве личности и депрессии[71].

Болезни, для которых характерен аутизмПравить

Аутизм встречается главным образом при шизофрении[2] и шизофреноподобных психозах различной этиологии[3], это так называемый «психотический аутизм». В мягких (по сравнению с шизофренией) формах аутизм встречается при расстройствах личности («психопатический аутизм»), например, при шизоидном расстройстве личности, для которого характерно аутистическое мышление без потери способности распознавать реальность[7], иногда при грёзах при истерическом расстройстве личности[20]). «Нормальпсихологический аутизм» встречается у психически здоровых в период детства, когда ещё отсутствует соответствующий жизненный опыт, необходимый для логического мышления[2]. Однако аутизм у людей не относящихся к шизофрении аутистические тенденции всё же более точно описываются термином «интроверсия» (что является вариантом психической нормы), так как он не столь патологичен.

КритикаПравить

Понятие «аутизм» критикуется некоторыми психиатрами за недостаточную чёткость, также высказывается критическое отношение к концептуальной и диагностической ценности аутизма. Критика концепции появилась уже при жизни Блейлера. Указанная концептуальная неопределённость обусловила неопределённость клинической квалификации аутизма, поэтому некоторыми авторами он рассматривался не как симптом, а как синдром[19][72][73], симптомокомплекс[35][74] или эпифеномен[75].

А. Кронфельд отмечал, что отход от реального мира и изменение личности присуще любому болезненному реагированию[17].

К диагностической ценности аутизма некоторые психиатры проявляют здоровый скептицизм. Некоторые исследователи предлагают совсем отказаться от использования понятия «аутизм» в психиатрической практике и медицинских классификациях[76][77].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Стоименов Й. А., Стоименова М. Й., Коева П. Й. и др. Аутизм (Autismus) // Психиатрический энциклопедический словарь. — К.: МАУП, 2003. — С. 88. — 1200 с. — ISBN 966-608-306-X.
  2. 1 2 3 Блейхер В. М., Крук И. В. Аутизм // Толковый словарь психиатрических терминов. — МОДЭК, 1995. — ISBN 5-87224-067-8.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 Жмуров В. А. Психиатрия. Энциклопедия. — T/O «Neformat», 2016. — С. 222—223.
  4. Дроздов А., Дроздова М. Полный справочник психотерапевта. — С. 255. — ISBN 978-5-4572-6493-9.
  5. Микиртумов Б. Е., Завитаев П. Ю., 2012, с. 11.
  6. Kumbier E., Haack K., Herpertz S. C. (2008). “Betrachtungen zum Autismus”. Fortschritte der Neurologie · Psychiatrie. 76 (08): 484—490. DOI:10.1055/s-2008-1038229. ISSN 0720-4299. PMID 18677680. (нем.)
  7. 1 2 3 American Psychiatric Association. Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, Second Edition (DSM-II). — Washington, D. C.: American Psychiatric Publishing, 1968. — P. 42. — 119 p.
  8. Bleuler E. Dementia praecox oder Gruppe der Schizophrenien // Handbuch der Psychiatrie. — Leipzig, 1911. — 420 s.
  9. 1 2 Garrabé J. Histoire de la schizophrénie. — Paris: Seghers, 1992. — 329 p. — ISBN 978-2-232-10389-6. На русском: Гаррабе Ж. Глава VI. Шизофреническое мышление и бытие. Аутистическое мышление // История шизофрении / Ред. М. М. Кабанов, Ю. В. Попов; Перевод с фр. А. Д. Пономарева. — М., СПб.: Психоневрологический институт им. В. М. Бехтерева, 2000. — 303 с. — ISBN 2-232-10389-7.
  10. 1 2 3 4 Kanner L. (1943). “Autistic disturbances of affective contact”. The Nervous Child. 2: 217—250. Переиздано в “Autistic disturbances of affective contact”. Acta paedopsychiatrica. 35 (4): 100—136. 1968. PMID 4880460.
  11. James C. McPartland, Ami Klin, Fred R. Volkmar. Asperger Syndrome: Assessing and Treating High-Functioning Autism Spectrum Disorders. — Guilford Publications, 2014. — P. 10. — ISBN 978-1-4625-1414-4.
  12. Asperger H. (1938). “Das psychisch abnormale Kind”. Wiener klinische Wochenschrift. 51: 1314—7. (нем.)
  13. 1 2 Asperger H. (1944). “Die „Autistischen Psychopathen" im Kindesalter” (PDF). Archiv für Psychiatrie und Nervenkrankheiten. 117: 76—136. DOI:10.1007/BF01837709. Дата обращения 2017-03-12. (нем.) Перевод: Аутистические психопаты в детском возрасте. Часть 1; (Перевод А. В. Челикова. Научное редактирование А. А. Северного // Вопросы психического здоровья детей и подростков. 2010 (10). № 2. С. 91—117). Аутистические психопаты в детском возрасте. Часть 2. (Вопросы психического здоровья детей и подростков. 2011 (11). № 1. С. 82—109)
  14. 1 2 Блейлер Э. Руководство по психиатрии: Пер. с нем.. — СПб., 1920. — 538 с.
  15. Красильников Г. Т. Феноменология, клиническая типология и прогностическая оценка аутизма при шизофрении. // Автореферат диссертации на соискание учёной степени доктора медицинских наук — Томск, 1995. — 34 с.
  16. Красильников Г. Т. Аутизм и аутистический синдром // Журнал невропатологии и психиатрии — 1996. — № 2. — С. 105—110.
  17. 1 2 Кронфельд А. Современные проблемы учения о шизофрении // Труды института им. Ганнушкина. Вып. 1. — М., 1936. — С. 7—56.
  18. Эдельштейн А. О. Исходные состояния шизофрении. — М.: Издание 1-го ММИ, 1938. — 114 с.
  19. 1 2 Корсунский С. М. К отграничению понятия «аутизм» // Сборник работ психиатрической больницы им. П. П. Кащенко Мосгорздравотдела. Т. 1. — М.; Л.: Госмедиздат, 1934. — С. 159—178.
  20. 1 2 3 Блейхер В. М. Аутистическое мышление // Расстройства мышления. — Киев: Здоровье, 1983.
  21. Минковский Е. La notion de compensation dans la psychopathologie contemporaine = [Понятие компенсации в современной психопатологии] // Проблемы психиатрии и психопатологии. — Биомедгиз, 1935. — С. 68—74.
  22. Kraepelin E. Dementia Praecox und Paraphrenie. — Leipzig: Barth, 1919. — Перевод на англ.: Dementia Praecox and Paraphrenia / Translation by Barclay R. M., Robertson G. M.. — Edinburgh: Livingstone, 1919. — С. 51. (англ.)
  23. Korzeniowski L. Sur l’autisme // Annales Médico-Psychologiques. — 1967. — Vol. 1, № 2. — P. 229
  24. 1 2 Jarosz M. (1978). “Selektywność patologii w schizofrenii = [Селективность патологии при шизофрении]”. Psychiatria polska. 12 (2): 135—142. PMID 662976. (польск.)
  25. 1 2 Jarosz M. (1979). “Autyzm jako patologiczny mechanizm obronny osobowości = [Аутизм как патологический защитный механизм личности]”. Psychiatria polska. 13 (2): 111—117. PMID 451097. (польск.)
  26. 1 2 Смирнов В. К. О патологии сознания при шизофрении // Автореферат диссертации на соискание учёной степени доктора медицинских наук — Л., 1973. — 35 с.
  27. 1 2 3 4 Эй А. Шизофрения: Очерки клиники и психопатологии / Науч. ред., пер. с фр. К. Куперник, авт. предисл. Ж. Гаррабэ. — К.: Сфера, 1998. — 388 с. — ISBN 966-7267-37-7.
  28. 1 2 А. Кемпинский. Психология шизофрении = Schizofrenia / Пер. с пол. А. А. Боричев. — СПб.: Ювента, 1998. — 296 с. — (Библиотека зарубежной психологии). — ISBN 5-87399-057-3.
  29. Ὑπέρ // Древнегреческо-русский словарь / Сост. Дворецкий И. Х., под ред. Соболевского С. И.. — М.: Государственное издательство иностранных и национальных словарей, 1958. — Т. II. — С. 1670—1671. — 1904 с.
  30. 1 2 3 Αἴσθησις // Древнегреческо-русский словарь / Сост. Дворецкий И. Х., под ред. Соболевского С. И.. — М.: Государственное издательство иностранных и национальных словарей, 1958. — Т. I. — С. 55—56. — 1043 с.
  31. Ἀν- // Древнегреческо-русский словарь / Сост. Дворецкий И. Х., под ред. Соболевского С. И.. — М.: Государственное издательство иностранных и национальных словарей, 1958. — Т. I. — С. 109. — 1043 с.
  32. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 Кречмер Э. Глава 10. Шизоидные темпераменты. Общая часть // Строение тела и характер. Исследования по проблеме конституции и теории темпераментов = Körperbau und Charakter. Untersuchungen zum Konstitutionsproblem und zur Lehre von den Temperamenten / пер. с нем. Тартаковский Г. Я.. — М.: Академический Проект, 2015 (ориг. 1921). — 328 с. — (Психологические технологии). — ISBN 978-5-8291-1765-8. (рус.)
  33. Ψυχή // Древнегреческо-русский словарь / Сост. Дворецкий И. Х., под ред. Соболевского С. И.. — М.: Государственное издательство иностранных и национальных словарей, 1958. — Т. II. — С. 1801. — 1904 с.
  34. Смулевич А. Б., Воробьёв В. Ю. Психопатология шизофренического дефекта (к построению интегративной модели негативных изменений) // Журнал неврологии и психиатрии имени С. С. Корсакова. — 1988. — № 9. — С. 100—105.
  35. 1 2 Красильников Г. Т. Об аутистическом синдроме при шизофрении // Журнал неврологии и психиатрии имени С. С. Корсакова. — 1991. — № 7. — С. 87—89.
  36. 1 2 3 4 5 6 7 Bleuler E. (1912). “Das autistische Denken = [Аутистическое мышление]”. Jahrbuch für psychoanalytische und psychopathologische Forschungen. Leipzig und Wien: 39. (нем.)
  37. 1 2 Н. М. Жариков, Ю. Г. Тюльпин. 10.2.3. Онейроидное (сновидное) помрачение сознания // Психиатрия: Учебник. — М.: Медицина, 2002. — С. 171—172. — 544 с. — ISBN 5-225-04189-2.
  38. Jenkins R. L. (1950). “Nature of the schizophrenic process; a working hypothesis for therapy”. Archives of neurology and psychiatry. 64 (2): 243—262. ISSN 0096-6754. PMID 15433640.
  39. Jenkins R. L. (1952). “The schizophrenic sequence: withdrawal, disorganization, psychotic reorganization”. The American journal of orthopsychiatry. 22 (4): 738—748. ISSN 0002-9432. PMID 12996653.
  40. Гурьева В. А., Вандыш В. В., Шилина З. М. Сравнительно-нозологическая характеристика синдрома фантазирования в период пубертатного криза (судебно-психиатрический аспект) // Журнал неврологии и психиатрии имени С. С. Корсакова : журнал. — 1986. — № 1. — С. 81—86.
  41. Меграбян А. А. Общая психопатология. — М.: Медицина, 1972. — 288 с.
  42. 1 2 3 Бинсвангер Л. Бытие-в-мире. Избранные статьи = Being-in-the-world: Selected papers / Пер. с англ. Е. Сурпиной. — СПб.: Ювента, 1999. — 299 с. — ISBN 5-89692-024-5.
  43. 1 2 3 Binswanger L. Ausgewählte Vorträge und Aufsätze. — Bern: Francke-Verlag, 1947. (нем.)
  44. 1 2 3 Bleuler E. Das autistisch-undisziplinierte Denken in der Medizin und seine Überwindung = [Аутистически недисциплинированное мышление в медицине]. — 2 ed. — Berlin : Verlag von Julius Springer, 1921. (нем.)
  45. 1 2 3 4 5 6 Юнг. К. Г. Психология Dementia praecox = Über die Psychologie der Dementia praecox. — Минск: Харвест, 2003. — 400 с. — 5000 экз. — ISBN 985-13-1206-1.
  46. Jung C. C. Über die Psychologie der Dementia praecox. — Halle a S. : Verlagsbuchhandlung Carl Marlhold, 1907. — P. 145—146.
  47. 1 2 井上 洋一, 水田 一郎 (1998). “一単純型分裂病症例の描画にみる分裂病性自閉の精神病理学的研究 [Психопатологическое исследование шизофренического аутизма через картины при случае простой шизофрении]”. 精神神経学雑誌 = Seishin Shinkeigaku Zasshi. 100 (6): 398—411. ISSN 0033-2658. PMID 9745354. (яп.)
  48. Estroff S. E. (1989). “Self, identity, and subjective experiences of schizophrenia: in search of the subject”. Schizophr Bull. 15 (2): 189—196. PMID 2665052.
  49. Parnas J. (2005). “Clinical detection of schizophrenia-prone individuals: critical appraisal”. The British Journal of Psychiatry. 48: 111—112. DOI:10.1192/bjp.187.48.s111. PMID 16055798.
  50. Benedetti G. (1995). “Die Bleulersche Tradition der Schizophrenielehre und das Burghölzli als Stätte der Psychotherapie bei Schizophrenen = [Традиционная концепция шизофрении Блейлера и Бургхользли как место для психотерапии пациентов с шизофренией.]”. Schweizer Archiv für Neurologie und Psychiatrie (1985). 146 (5): 195—199. PMID 8658099. (нем.)
  51. Всемирная организация здравоохранения. Раздел V «Международной статистической классификации болезней, травм и причин смерти 9-го пересмотра», адаптированный для использования в СССР. — М., 1983. — С. 23.
  52. World Health Organisation. Manual of the international statistical classification of diseases, injuries, and causes of death (ICD-9). — Jeneva, 1977. — Vol. 1. — P. 183.
  53. American Psychiatric Association. Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, Second Edition (DSM-II). — Washington, D. C.: American Psychiatric Publishing, 1968. — P. 35. — 119 p.
  54. American Psychiatric Association. Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, Third Edition (DSM-III). — Washington, DC: American Psychiatric Publishing, 1980. — P. 87. — 494 p.
  55. American Psychiatric Association. Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, Third Edition, Revised (DSM-III-R). — Washington, DC: American Psychiatric Publishing, 1987. — P. 38. — 608 p. — ISBN 0-521-34509-X. — ISBN ISBN 0-521-36755-6. — ISBN 978-0-89042-019-5.
  56. 1 2 American Psychiatric Association. Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, Third Edition, Revised (DSM-III-R). — Washington, DC: American Psychiatric Publishing, 1987. — P. 189. — 608 p. — ISBN 0-521-34509-X. — ISBN ISBN 0-521-36755-6. — ISBN 978-0-89042-019-5.
  57. American Psychiatric Association. Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, Fourth Edition, Text Revision (DSM-IV-TR). — Washington, DC: American Psychiatric Publishing, 2000. — P. 70. — ISBN 978-0-89042-025-6.
  58. American Psychiatric Association. Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, Fourth Edition (DSM-IV). — Washington, DC: American Psychiatric Publishing, 1994. — P. 66—70. — 886 p. — ISBN 978-0-89042-061-4. — ISBN 978-0-89042-062-1. — ISBN 0-89042-061-0.
  59. American Psychiatric Association. Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, Fifth Edition (DSM-5). — Arlington, VA: American Psychiatric Publishing, 2013. — P. 50—59. — 992 p. — ISBN 978-0-89042-554-1. — ISBN 978-0-89042-555-8. — ISBN 0-89042-554-X.
  60. 1 2 Жмуров В. А. Синтонность регрессивная // Большая энциклопедия по психиатрии. — 2-е изд. — М.: Джангар. — 864 с.
  61. Birnbaum K. Über degenerative Verschroben (нем.) // Monatsschrift für Psychiatrie und Neurologie : журнал. — 1907. — Vol. 21. — S. 308—320.
  62. Homburger A. Handbuch der Geisteskrankheiten (нем.) // Springer : журнал / Hrsg. von Oswald Bumke. — Berlin, 1932. — Vol. IX.
  63. А. Б. Смулевич. Дефектные состояния при шизофрении // Руководство по психиатрии в 2 томах / Под ред. академика РАМН А. С. Тиганова. — М.: Медицина, 1999. — Т. 1. — С. 465—471. — 712 с. — ISBN 5-225-02676-1.
  64. 渡辺良弘, 加藤敏 (2004). “統合失調症慢性様態において反復するひねくれ行為―共同世界指向性のひねくれ(ねじまがり)の精神病理学的考察― = [Recurrence of screwiness (Verschrobenheit, L. Binswanger) in chronic schizophrenia—psychopathological considerations of Mitwelt oriented screwiness («Verschrobenheit»)]”. 精神神経学雑誌 = Seishin Shinkeigaku Zasshi. 106 (6): 712—722. ISSN 0033-2658. PMID 15387266. (яп.)
  65. Жмуров В. А. Психопатология: В 2 т.. — Издательство Иркутского университета, 1994. — Т. I. — С. 289. — 353 с. — ISBN 5-7430-0502-8.
  66. А. В. Снежневский. Симптоматология и нозология // Шизофрения. Клиника и патогенез. — М. — С. 5—28.
  67. Ясперс К. Общая психопатология = Allgemeine psychopathologie / Пер. с нем. Акопяна Л. О.. — М.: Практика, 1997. — 1056 с. — ISBN 5-88001-021-X.
  68. Воловик В. М. О начальных проявлениях шизофрении и критериях её ранней диагностики // Шестой Всесоюзный съезд невропатологов и психиатров Т. III. Шизофрения. Генетика нервных и психических заболеваний. — М., 1975. — С. 169—172.
  69. Воловик В. М. Клиника начальных проявлений медленно развивающейся шизофрении и проблема ранней реабилитации больных: Диссертация доктора медицинских наук. — Л., 1980. — 572 с.
  70. Ἀναχωρέω // Древнегреческо-русский словарь / Сост. Дворецкий И. Х., под ред. Соболевского С. И.. — М.: Государственное издательство иностранных и национальных словарей, 1958. — Т. I. — С. 137. — 1043 с.
  71. Блейхер В. М., Крук И. В. Анахоретство // Толковый словарь психиатрических терминов. — МОДЭК, 1995. — ISBN 5-87224-067-8.
  72. Викторов И. Т. Клиника апсихотических форм шизофренического дефекта и его церебральная сущность: Диссертация доктора медицинских наук. — Л., 1967. — 348 с
  73. Чернуха А. А. О расстройствах мышления при шизофрении // Труды психиатрической клиники 1-го Московского института и института невро-психиатрической профилактики им. В. В. Крамера. Вып. 6. Т. 2. — М.: Изд-е 1-го ММИ, 1937. — С. 69—76.
  74. Красильников Г. Т. Феноменология, клиническая типология и прогностическая оценка аутизма при шизофрении. Автореферат диссертации доктора медицинских наук. — Томск, 1995. — 34 с
  75. Снедков Е. В К вопросу о границах шизофрении // Современная психиатрия: теория и практика. Вып. 2: Реабилитация. — СПб., 2005. — С. 99—106.
  76. Gündel H., Rudolf G. A. (1993). “Schizophrenic autism. 2. Proposal for a nomothetic definition”. Psychopathology. 26 (5—6): 304—12. PMID 8190852.
  77. Кузнецов О. Н., Лебедев В. И. Психология и психопатология одиночества. — М.: Медицина, 1972. — 336 с.

ЛитератураПравить

  • Микиртумов Б. Е., Завитаев П. Ю. Проблемы психопатологии аутизма (сообщение 1) // Российский психиатрический журнал : журнал. — «ГЭОТАР-Медиа», 2009. — № 3. — С. 35—42. — ISSN 1560-957X.
  • Микиртумов Б. Е., Завитаев П. Ю. Проблемы психопатологии аутизма (сообщение 2) // Российский психиатрический журнал : журнал. — «ГЭОТАР-Медиа», 2009. — № 4. — С. 59—68. — ISSN 1560-957X.
  • Микиртумов Б. Е., Завитаев П. Ю. Проблемы психопатологии аутизма (сообщение 3) // Российский психиатрический журнал : журнал. — «ГЭОТАР-Медиа», 2009. — № 5. — С. 56—65. — ISSN 1560-957X.
  • Микиртумов Б. Е., Завитаев П. Ю. Аутизм: история вопроса и современный взгляд. — СПб: H-Л, 2012. — 143 с. — ISBN 978-5-94869-144-2.
  • Bleuler E. (1912). “Das autistische Denken”. Jahrbuch für psychoanalytische und psychopathologische Forschungen. Leipzig und Wien: Deuticke. 4: 1—39. (нем.)
  • Блейлер Э. Аутистическое мышление = Das autistische Denken / перевод с нем. и предисл. д-ра Я. М. Когана. — Одесса, 1927. — 81 с. — 1000 экз.

СсылкиПравить