Открыть главное меню

Ахмед Фенакети

Ахмед Фенакети (Banākatī, перс. احمد فناکتی / احمد بناکتی‎, до 1242 — 10 апреля 1282) — высокопоставленный чиновник, мусульманин персидского происхождения при дворе Хубулай-хана. Ахмад был уроженцем города Фенакети, расположенного к югу от Ташкента. В записках Марко Поло он фигурирует как Байло Ахмат.[2] Считается что его действия подорвали авторитет хана и династии Юань.

Ахмед Фенакети
Дата рождения 2-е тысячелетие
Место рождения
Дата смерти 10 апреля 1282(1282-04-10)
Страна
Род деятельности чиновник, политик
Дети Asan[d][1], Mosuhu[d][1], Xindou[d][1] и Huxin[d][1]

Впервые упоминается в исторических хрониках как приближенный высокопоставленного лица из племени квонггират — шурина Чингисхана. Ахмед был протеже любимой жены Хубулай-хана Чаби (ум. в 1281 г.). За время царствования хана поднялся из неизвестности до одного из самых властных чиновников хана, создав сильную фракцию мусульман в имперском правительстве. Ахмед занимался финансовой политикой, пользовался большим доверием и обладал влиянием на Хубилая. По сообщениям современников, Ахмед был надменен и пользовался своим влиянием на хана, запугав и подчинив весь двор. Хан фактически оставлял на него внутреннюю финансовую политику, пока сам занимался интересующими его больше военными делами. Был объявлен Хубулай-ханом «одним из четырех духовных светочей империи».

После смерти его покровительницы Чаби, Ахмед был убит. И хотя убийц поймали и казнили, противникам Ахмеда удалось донести до Хубулай-хана критику в адрес Ахмеда, и его труп был брошен собакам, кости раздавлены под колесами колесниц, сыновья убиты, а его фракция в правительстве утратила силу.[3][4]

Политическая деятельностьПравить

После получения поста контролера имперских житниц, учредил "Службу согласованных закупок" и "Службу регулярного управления" - суть которых была в закупке зерна по твердой цене и сохранения его на случай войны или голода. Его фискальная политика обеспечила правительство средствами, с 1262 года Ахмад добился выдвижения в тайный совет и получил должность, контролировавшую перевозки по империи и стал управлять финансами в Северном Китае: выпустил указы против плохого качества полотна, об улучшении работы золотых и серебряных литейных цехов и национализировал добычу асбеста[5].

В 1270 он возглавил один из трех отделов правительства, получив пост управляющего службой политических дел при Совете и надзирателя за имперской казной, однако в 1271 году отделы правительства оказались объединены и произошел конфликт между китайскими бюрократами, монгольской знатью и принцами. Тем не менее, под властью Ахмеда в 1276 году оказались и финансы Южного Китая, он ввел государственную монополию на соль и продолжил жесткую и непопулярную фискальную политику. Ахмед отстоял замену бумажной валюты Сун на новую валюту династии Юань, установив несправедливый курс 50 к 1 в пользу новой валюты, тем самым подорвав китайскую экономику.

КритикаПравить

Учрежденные Ахмедом службы согласованных закупок и регулярного управления попросту конфисковывали имущество в пользу двора для того, чтобы Хубилай и бароны могли себе ни в чем не отказывать. Помимо этого, Ахмеда обвиняли в использовании власти для личного обогащения. Ахмад часто обменивал прибыльные места в правительственном аппарате на приглянувшихся ему женщин. Как отметил Марко Поло:

"Не было красавицы, которую он пожелав, не мог бы получить, взяв в гарем, если она была незамужней, или иначе добившись её согласия. Узнав, что у кого-либо есть красивая дочь, он посылал своих наёмников, которые приходили к отцу девушки, говоря ему: "Отдай её в жёны Ахмаду, и мы уговорим его дать тебе губернаторство или пост на три года". И тогда он отдавал дочь Ахмаду"[5].

Основные противники Ахмеда -были члены тайного совета при хане, с которыми он продолжал политическую борьбу в течение 20 лет и основным противником в нем - сын хана - Чан Вен-Чьен, убеждавший отца не ограничивать власть совета в пользу Ахмеда.

Вождь антиахмедовской группировки - Цуй Пин - жаловался, что Ахмед учреждает новые бесполезные правительственные службы для предоставления родственникам выгодных и влиятельных постов, и даже на время добился успеха, вычеркнув из списков государственных служащих родственников Ахмеда, но тому удалось обвинить Цуй Пина в нелегальной чеканки государственных печатей, что привело к казни китайского служащего и еще двух его единомышленников. Цуй Пин был одним из ближайших помощников Чан Вен-Чьена, который пытался предотвратить казнь. Смерть помощника стала причиной сильной ненависти сына хана к Ахмеду, приведшая к прямым стычкам между ними, после которых Ахмед начал боятся за свою жизнь

Ахмед искусно подорвал авторитет одного из его крупных соперников - военачальника Баяна - обвиняя его в воровстве и убийствах без необходимости, до тех пор пока тот не потерял авторитет при дворе и больше не представлял угрозы для Ахмеда. После смерти Ахмеда многие из обвинений, выдвинутые им против Баяна, были опровергнуты, например, была найдена пропавшая нефритовая чаша, в краже которой обвиняли военачальника[5].

СсылкиПравить

  • Khubilai Khan — His Life and Times by Morris Rossabi, (1988) (USA) Ref. pages 179—184, 190—195, 205, 212.

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 Китайская биографическая база данных
  2. Sir Henry Yule (1903). The book of Ser Marco Polo, the Venetian: Concerning the Kingdoms and Marvels of the East. vol. 1. London. p. 421.
  3. Atwood, Christopher P. Ahmad Fanakati. Encyclopedia of Mongolia and the Mongol Empire. New York: Facts On File, Inc. (2004). Дата обращения 8 июня 2018.
  4. Martha Avery. The Tea Road: China and Russia Meet Across the Steppe. — 五洲传播出版社, 2003. — 256 с. — ISBN 9787508503806.
  5. 1 2 3 Лоуренс Бергрин. Глава 12 Божественный ветер // Марко Поло. От Венеции до Ксанаду / пер. с англ. Г. Соловьевой. — АСТ, Neoclassic, Астрель, 2011. — 480 с. — ISBN 978-5-17-072204-4. — ISBN 978-5-271-34457-2.