Открыть главное меню

А всё-таки мы живём!

«А всё-таки мы живём!» (яп. どっこい生きてる: доккой икитэру; англ. And Yet We Live) — японский чёрно-белый фильм-драма, поставленный режиссёром Тадаси Имаи в 1951 году. Фильм сделан под ощутимым влиянием итальянского неореализма, в особенности киноленты «Похитители велосипедов» Витторио Де Сики[1].

А всё-таки мы живём!
яп. どっこい生きてる (доккой икитэру)
Постер фильма
Жанр драма
Режиссёр Тадаси Имаи
Продюсер Торидзо Мацумото,
Масахару Миякава
Автор
сценария
Хисая Иваса,
Кэндзо Хирата,
Тадаси Имаи
В главных
ролях
Тёдзюро Каварасаки,
Сидзуэ Каварасаки,
Канъэмон Накамура,
Исао Кимура
Оператор Ёсио Миядзима
Композитор Масао Оки
Кинокомпания Совместное производство «Синсэй эйгася» и театрального коллектива «Дзэнсиндза»
прокат — «Хокусэй»
Длительность 102 мин.
Страна  Япония
Язык японский
Год 1951
IMDb ID 0186033

СюжетПравить

Поденный рабочий Мори когда-то работал токарем в небольшой мастерской, а теперь ему приходится перебиваться случайной работой, которая бывает не каждый день. В довершение всего хозяин выселяет семью Мори из дома. Мори отправляет свою жену Сато с двумя детьми в деревню, а сам ищет работу. Судьба сталкивает его с бродягой Ханамурой, который приводит его в ночлежку. Товарищи Мори, такие же поденные рабочие, как и он сам, собирают деньги, , чтобы он мог начать свою жизнь заново, но эти деньги у него выкрадывают. Мори находит уже работу на небольшом заводике, но в последний момент ему отказывают. Для Мори наступают чёрные дни. Ханамура берёт его в сообщники по краже свинцовых труб. Возвратившись в ночлежку, Мори узнаёт, что его вызывают в полицию. Совершенно неожиданно для него в полицейском участке его встречают жена и дети. В деревне жизнь оказалась ещё невыносимее, и жена с детьми приехала обратно. Полиция задержала их за проезд без билета. Мори приходит к решению, что он со всей своей семьёй должен покончить самоубийством. Он ведёт жену и детей в парк, чтобы хоть чем-нибудь порадовать их в последний раз. В парке сын Мори падает в пруд и начинает тонуть. Отец бросается в воду, одержимый единственной целью — спасти сына. Теперь его охватила жажда жизни — пусть жизнь тяжела, но как-то надо жить.

В роляхПравить

...Некий идеализм проскакивает в описании внезапно возникающей солидарности между обитателями квартала. Но этот относительно искусственный момент не звучит диссонансом в фильме, по своему вдохновению близкому к неореализму в трактовке Де Сики. Урок «Похитителей велосипедов» усвоен твёрдо: скитания обездоленного человека в неустанном поиске работы описаны подробно и эмоционально. Но было бы ошибкой говорить, как это делают некоторые, что в финале фильм несёт оптимистический заряд. Конечно, тот факт, что мальчик избежал смерти, заставляет отца забыть о самоубийстве, но он по-прежнему абсолютно нищ, как и в начале фильма. Без каких-либо перспектив на горизонте.

Жак Лурселль, французский кинокритик[2]

ПремьерыПравить

Награды и номинацииПравить

Кинопремия «Майнити» (1952)[5]

  • Премия лучшему художнику-постановщику — Кадзуо Кубо (за два фильма: «А всё-таки мы живём!» и «Ветвистые облака» режиссёра Хэйноскэ Госё)

Премия журнала «Кинэма Дзюмпо» (1952)

  • Номинация на премию за лучший фильм 1951 года, однако по результатам голосования занял лишь 5 место[6].

О фильмеПравить

Постановка была осуществлена на деньги, собранные у рабочих, крестьян, студентов. Компания «Синсэй эйгася» выпустила «облигации» ценой 50 иен, которые потом служили пропуском на просмотр фильма. Профсоюзы, киноклубы и просто любители киноискусства жертвовали или одалживали деньги. Актёры театра «Дзэнсиндза», которые исполняли почти все роли в фильме, не только отказались вместе с Тадаси Имаи от гонорара до выпуска киноленты на экран, но и, разъезжая по стране, распространяли «облигации». Популярнейшая киноактриса Исудзу Ямада участвовала в финансировании фильма и агитировала за его прокат. Было собрано 4 000 000 иен, сумма явно не достаточная для производства художественной полнометражной кинокартины. В целях экономии средств на съёмку массовых сцен, были мобилизованы все участвовавшие в создании фильма и их семьи[7].

Когда же продюсер и режиссёр раздобыли старую изношенную киноаппаратуру и сняли под павильон дряхлый сарай, полиция 12 мая 1951 года совершила вооружённый налёт на этот сарай, где уже проходили съёмки. При помощи рабочих кинематографисты отстояли свою «студию». Они преодолели и бесконечные придирки цензуры и отказ прокатных организаций показывать продукцию независимой кинокомпании[7]. Прокатывать фильм взялась небольшая независимая компания «Хокусэй эйга», которая раньше занималась главным образом распространением советских фильмов, в связи с успешным прокатом фильма «А всё-таки мы живём!» резко расширила свою деятельность и занялась прокатом японских фильмов, в основном поставленных независимыми студиями[8].

КомментарииПравить

  1. В советском прокате фильм демонстрировался с 1 июля 1952 года, р/у Госкино СССР № 957/52 — дублирован на киностудии им. М. Горького в 1952 году.

ПримечанияПравить

  1. Сато, Тадао. «Кино Японии»: Перевод с английского — М., «Радуга», 1988. — С. 207. — 224 с. ISBN 5-05-002303-3
  2. Лурселль, Жак. «Авторская энциклопедия фильмов» (Перевод с франц. Сергея Козина). — С.П.—М.: Rosebud Publishing, 2009. — Т. 1. — С. 441-442.
  3. Dokkoi ikiteru (1951) on IMDb-Release Info  (англ.)
  4. Список зарубежных фильмов в прокате СССР с 1933 по 1991 гг. на форуме киноклуба «Феникс» (рус.)
  5. Dokkoi ikiteru (1951) on IMDb-Awards  (англ.) (англ.)
  6. Kinema Junpo Top YBY on Rinkworks.com (англ.)
  7. 1 2 Ивасаки, Акира. «Современное японское кино», М.— «Искусство», 1962, стр. 163.
  8. Ивасаки, Акира. «История японского кино», 1961 (перевод с японского 1966, Переводчики: Владимир Гривнин, Л. Левин и Б. Раскин). — М. : Искусство, 1966, С.169.

СсылкиПравить