Открыть главное меню

Баллада о доблестном рыцаре Айвенго

«Баллада о доблестном рыцаре Айвенго» — советский художественный фильм по мотивам романа английского писателя Вальтера Скотта «Айвенго», снятый режиссёром Сергеем Тарасовым в 1982 году. Лидер проката 1983 года: 9 место, 28,4 млн зрителей.

Баллада о доблестном рыцаре Айвенго
Постер фильма
Постер фильма
Жанр приключенческий фильм
Режиссёр Сергей Тарасов
В главных
ролях
Петерис Гаудиньш
Тамара Акулова
Леонид Кулагин
Кинокомпания киностудия «Мосфильм», Второе творческое объединение
Длительность 92 минуты
Страна  СССР
Язык русский
Год 1982
IMDb ID 0251602

Фильм продолжает цикл лент кинорежиссёра Сергея Тарасова о средневековой Англии, начатый «Стрелами Робин Гуда». Робин Гуд в исполнении Бориса Хмельницкого и его шайка благородных разбойников перешли в данный фильм без изменений в качестве второстепенных персонажей.

Содержание

СюжетПравить

XII век, Англия. К ночному костру, возле которого расположился саксонский феодал Седрик из Ротервуда со свитой и племянницей леди Ровеной, подъезжает рыцарь-командор Ордена Тамплиеров Бриан де Буагильбер. Седрик даёт ему место возле костра, а также ещё и подошедшему пилигриму, вернувшемуся из Святой Земли. В ходе беседы между Седриком и Буагильбером выясняется, что оба они едут на турнир в Ашби (англ.). Буагильбер рассказывает о своём участии в Крестовом походе и хвастается тем, что тамплиеры были самыми сильными в войске крестоносцев. Пилигрим возражает и рассказывает о трёх рыцарях, победивших на турнире храмовников. Пилигрим называет двух, а про третьего говорит, что имени его не помнит. Тогда Буагильбер признаёт, что тот рыцарь победил его самого, и зовут рыцаря Айвенго, который является к тому же сыном Седрика. Буагильбер заявляет, что при случае в следующий раз он обязательно победит Айвенго.

На рыцарском турнире в Ашби, организованном принцем Джоном и тремя рыцарями-зачинщиками, рыцарь, чье лицо скрыто забралом, вызывает на поединок острым оружием одного из зачинщиков турнира — Бриана де Буагильбера и повергает его, но по требованию организаторов турнира не добивает соперника. Неизвестным рыцарем оказался Айвенго, оруженосец короля Англии Ричарда Львиное Сердце, вернувшийся из Крестового похода. Также в нём можно узнать давешнего пилигрима. Однако Седрик совершенно не рад своему сыну, которого он считает виновным в пленении короля. Тут, в Англии, в результате козней подлого де Буагильбера, все считают Айвенго предателем. Тем не менее, когда выясняется, что Айвенго ранен, по настоянию леди Ровены, возлюбленной опального рыцаря, Седрик берёт Айвенго с собой.

Возвращаясь с турнира, обоз Седрика (сам Седрик, его люди, племянница Седрика леди Ровена, раненый на турнире Айвенго) попадает в засаду. Их захватывают в плен люди Бриана де Буагильбера, переодетые разбойниками. Пленников отвозят в замок Торкилстон, резиденцию барона Реджинальда Фрон де Бёфа, второго из трёх рыцарей — зачинщиков турнира. Однако одному человеку из обоза — шуту Седрика Вамбе удаётся незаметно улизнуть. Он оказывается на свободе и вскоре в лесу встречается с людьми Робин Гуда, которого шут узнал сразу, так как видел казнь сэра Ральфа, шерифа Ноттингемского. Робин Гуд, выслушав историю шута о захвате пленников, решает пойти на благородное дело и вызволить пленников.

Робин Гуд приходит в хижину монаха Тука, где в это время гостит некий человек, называющий себя Чёрным Рыцарем, и предлагает монаху с незнакомцем принять участие в вызволении пленников из лап Бриана де Буагильбера. Они без раздумий соглашаются.

В это время в замке с пленниками не церемонятся. Седрику предлагают оплатить крупный выкуп, но только за своё собственное освобождение — леди Ровена должна остаться, Бриан де Буагильбер решает завоевать её. Седрик отказывается. Его приковывают к железной решётке с очагом для огня внизу. Айвенго заточают в глухом подземелье, где скоро должен догореть факел, единственный источник света в его камере. Ровену приводят в комнату, в которой вскоре появляется Бриан де Буагильбер и начинает пытаться томными словами найти ключ к её сердцу. Но Ровене он противен, так как он предал всё, во что верят рыцари и его Орден.

Начинается штурм замка. Чёрный Рыцарь смертельно ранит в поединке Реджинальда Фрон де Бёфа. Пленница Ульрика, дочь бывшего хозяина замка Торкиля Вольфгангера, в разговоре с умирающим Реджинальдом «требует отчёта» за преступления, совершённые им и его родом против неё и её семьи, после чего барон гибнет в огне подожжённой ею башни. Вскоре замок оказывается заполнен штурмующими. Бриан де Буагильбер во второй раз входит к Ровене и говорит, что из замка они уйдут только вместе. Ровена понимает, что единственный выход для неё — это выброситься из окна. Но в это время в комнате появляется Айвенго, сумевший освободиться из заточения в подземелье. Между Айвенго и Брианом де Буагильбером происходит поединок, в результате которого последний побеждён. Айвенго спасает и отца, уже изрядно обожжённого.

На поляне около поверженного замка Чёрный Рыцарь созывает общий сбор и открывает всем, кто он есть на самом деле. Оказывается, это сам король Ричард Львиное Сердце, инкогнито вернувшийся в Англию. Все, кроме Бриана де Буагильбера, преклоняют колено перед своим королём (тамплиеры, будучи слугами лишь Господа, не преклоняются перед монархами). Ричард в присутствии всех обвиняет Айвенго в предательстве. Но Айвенго удаётся доказать королю, что он не предатель,— его оклеветали, и оклеветал не кто иной, как Бриан де Буагильбер. Последний подтверждает это перед королём. Ричард не убивает Бриана де Буагильбера, а отпускает с условием, что тот тут же покинет Англию, так как «лев падалью не питается». Ричард предлагает Робину Гуду поступить к нему на службу, но тот отказывается, хотя и получает королевское помилование за разбойничью деятельность в Шервуде.

Тут же король Ричард и Седрик благословляют Айвенго и леди Ровену на брачный союз. Затем Ричард вместе с Айвенго уезжает «навестить» своего брата Джона — претендента на престол.

В роляхПравить

БалладыПравить

Автор и исполнитель баллад Владимир Высоцкий. В повествование фильма удачно вплетены 4 баллады из 6, специально написанные поэтом в 1975 году для фильма «Стрелы Робин Гуда», но вырезанные из него цензурой:

  • Баллада о Времени («Замок Временем срыт…»). Использована двумя частями в начале и конце фильма, и в сокращённом виде.
  • Баллада о вольных стрелках («Если рыщут за твоею…»)
  • Баллада о Любви («Когда вода…»). Звучит в сокращённом виде.
  • Баллада о борьбе («Средь оплывших свечей и вечерних молитв…»)

Съёмочная группа и съёмкиПравить

  • Съёмки многих батальных сцен проходили в Хотинской крепости (УССР), построенной в конце XV века по указу молдавского господаря Стефана Великого.
  • При изготовлении оборонительного вооружения рыцарей, в частности, шлемов Реджинальда Фрон де Бёфа, Бриана де Буагильбера, Уилфреда Айвенго и Чёрного рыцаря (Ричарда Львиное Сердце), оружейники и художники по костюмам пользовались материалами справочного французского издания 1977 года: Лилиан и Фред Функен. «Энциклопедия вооружения и военного костюма. Средние века и Возрождение. VIII—XV вв.» (Le costume, l`armure et les armes au temps de la chevalerie. Le siecle de la Renaissance) (рус. пер. 2002 г.)[источник не указан 1694 дня]

ОценкиПравить

  • В журнале «Советский экран» отмечалось, что создатели фильма «любовно постарались перенести на экран» роман В. Скотта с его романтической восторженностью и наивностью[1]. По мнению рецензента, в фильме «передан сам дух мятежной эпохи». Большинство актёрских работ, по мнению рецензента В. Туровского, «будто персонифицируют эпоху». Лишь Тамара Акулова в роли леди Ровены напомнила ему современницу в старинном костюме, а главный герой в исполнении Петериса Гаудиньша показался ему «фигурой почти проходной, нужной лишь для увязывания сюжетных коллизий». Было указано, что «истинным украшением фильма стали баллады Владимира Высоцкого»[2].
  • В подробной рецензии в журнале «Искусство кино» А. Шемякин, признавая за авторами осознанный выбор жанра и серьёзную попытку выдержать его основные принципы, был более строг к фильму. По его мнению, в результате отказа от воспроизведения на экране конкретного временного контекста «был утрачен единственно возможный внутренний критерий, способствующий достижению истинного правдоподобия и достоверности происходящих на экране событий», и это «привело к некой жанровой эклектике в развитии действия, которое склоняется то в сторону самоценной эксцентрики, то в сторону зловещей „готической“ таинственности, то к душещипательной сентиментальности, то к героической патетике»[3]. «Финал фильма патетичен, — писал критик, — и тут даже юмористические, несколько „репризные“ интермедии с монахом Туком не нарушают патетики»[4].
А. Шемякин также отмечал большое значение для фильма баллад В. Высоцкого, но упрекал создателей фильма в том, что «патетика экранного действия трогает нас в гораздо меньшей степени, чем суровая образность песен Высоцкого»[4]. Он считал, что «использовав в картине песни Высоцкого с их неподдельным, щемящим драматизмом, с их нервом, авторы поставили самих себя в довольно неловкое положение, ибо в сравнении с песнями (а сравнение это постоянно происходит даже помимо воли зрителя) действие подчас решительно проигрывает»[4]. В ряде случаев, «когда чувства лишь обозначаются на экране, между тем как размышление о них перепоручается песенному комментарию Высоцкого, эмоциональная полнота оскудевает, характеры бледнеют, интрига кажется не простой, а наивной»[3].

ПримечанияПравить

ЛитератураПравить

  • Туровский В. «Время подвиги эти не стёрло...» // Советский экран. — 1983. — № 15. — С. 8—9.
  • Шемякин А. Сцены из рыцарских времён // Искусство кино. — 1984. — № 6. — С. 44—49.