Тест «Башня Лондона»

(перенаправлено с «Башня Лондона»)

Тест «Башня Лондона» (англ. The Tower of London test) — методика, направленная на исследование процессов планирования и исполнительного функционирования, основанная на популярной в 19 веке головоломке «Ханойская башня». Первая версия методики была разработана Тимом Шаллисом в 1982 году для оценки нарушений планирования у пациентов с поражением лобных долей.[1]

Один из вариантов теста «Башня Лондона»

Стимульный материалПравить

Стимульным материалом является две идентичные доски с разновеликими стержнями. К каждой доске прилагается набор из трех цветных шариков с отверстиями, через которые их можно нанизывать на стержни. На одной из досок установлен эталонный вариант расположения шариков. Задача испытуемого — перемещая по одному шарику за один ход, расположить шарики на второй доске таким же образом, как на доске-образце, сделав при этом минимальное количество ходов.[2]

ПробыПравить

Методика состоит из двух проб: тренировочной, в которой испытуемый получает возможность понять инструкцию и попрактиковаться в выполнении задания, и основной, состоящей из 10 заданий с возрастающим уровнем сложности: наименьшее количество шагов, за которое возможно решить задачу, может увеличиваться от 4 до 7.[2]

Для диагностики фиксируются такие показатели, как количество предпринятых для решения задания попыток, время выполнения теста, количество верно выполненных заданий, количество избыточно совершенных ходов, количество разного рода ошибок, латентное время начала выполнения задания. [3]

Область примененияПравить

Различные варианты данной методики применяются как в клинических целях для диагностики нарушений планирования, так и в исследовательских целях на выборках здоровых людей. Возрастной диапазон варьирует от детей дошкольного возраста до пожилых людей.[4]

Методика входит в шкалу «Краткой оценки когнитивных функций у пациентов с шизофренией» (Breif Assessment of Cognition in Schizophrenia, BACS).[2]

Достоинства и недостатки методикиПравить

Методика позволяет получить большое количество переменных, характеризующих особенности процесса планирования у каждого испытуемого, поэтому она может считаться достаточно информативной в отношении возможных нарушений исполнительного функционирования. Однако ее практическое применение вызывает ряд вопросов. Отмечается отсутствие единообразия в процедурах измерения, связанное с широким спектром вариантов методики, использование исследователями разных показателей для оценки результата. Это приводит к невозможности сравнивания результатов разных исследований.[5]

Также возникает ряд вопросов, связанных с ролью подавления, рабочей памяти, особенностями стратегии испытуемого, продолжительностью времени для подготовки и др. в успешности выполнения заданий.[4]

ПримечанияПравить

  1. Timothy Shallice, Donald Eric Broadbent, Lawrence Weiskrantz. Specific impairments of planning // Philosophical Transactions of the Royal Society of London. B, Biological Sciences. — 1982-06-25. — Т. 298, вып. 1089. — С. 199–209. — doi:10.1098/rstb.1982.0082.
  2. 1 2 3 Т. А. Лепилкина, Г. Е. Рупчев, М. А. Морозова, С. Н. Ениколопов, Название публикации. Комплексы психометрических методик для оценки когнитивных функций при шизофрении.
  3. Andrey A. Alekseev, George E. Rupchev, Alexander Sh. Tkhostov. Planning disorders in patients with schizophrenia: potential role of short-term memory and attention // National Psychological Journal. — 2021. — Т. 42, вып. 2. — С. 51–60. — ISSN 2309-9828 2079-6617, 2309-9828. — doi:10.11621/npj.2021.0205.
  4. 1 2 Чувгунова О.А. Чувгунова О.А. Планирование как предмет психологического исследования - Журнал "Психологические исследования". ISSN 2075-7999 (рус.) ?. psystudy.ru. Дата обращения: 28 октября 2021.
  5. W. Keith Berg, Dana Byrd. The Tower of London spatial problem-solving task: enhancing clinical and research implementation // Journal of Clinical and Experimental Neuropsychology. — 2002-08. — Т. 24, вып. 5. — С. 586–604. — ISSN 1380-3395. — doi:10.1076/jcen.24.5.586.1006.

См. такжеПравить