Баязет I Молниено́сный (осм. بايزيد اول‎ — Bâyezid-i evvel, тур. Birinci Bayezid, Yıldırım Bayezid; ок. 13571403) — 4-й султан Османской империи (1389—1402). При Баязиде продолжились турецкие завоевания на Балканском полуострове, территория империи увеличилась более чем в два раза[1], был установлен фактический протекторат над Византией. Также Баязид попытался укрепить позиции османов в Анатолии и покорить малые бейлики, что привело к вмешательству Тамерлана, который в 1402 году разбил османскую армию в Ангорском сражении и взял Баязида в плен. После Ангорского сражения в ослабленном османском государстве началась борьба за власть между сыновьями Баязида, которая завершилась только в 1413 году победой Мехмеда I

Баязид I Молниеносный
осман. بايزيد اول
Баязид I Молниеносный
Османский султан
13891402
Предшественник Мурад I
Преемник Сулейман Челеби
Вероисповедание ислам
Рождение ок. 1354
Смерть 8 марта 1403
Место погребения
Род Османы
Отец Мурад I
Мать Гюльчичек Хатун
Супруга Девлет-хатун и другие[⇨]
Дети Мехмед I[⇨]
Профессия правитель
Тугра Тугра
Commons-logo.svg Баязид I на Викискладе

Баязид отличался импульсивностью и непредсказуемостью, резко контрастировал со своими более осмотрительными предшественниками. С другой стороны он был талантливым полководцем, за быстроту перемещения его армий прозванным Молниеносным (Йылдырым)[2]. За все 13 лет своего правления Баязид потерпел лишь одно поражение, ставшее для него фатальным[3]. Его мало заботили государственные дела, которые он возлагал на своих губернаторов. Между завоеваниями Баязид, обычно размещавшийся со своим двором в Европе, предавался наслаждениям: обжорству, пьянству, разврату с женщинами и мальчиками из своего гарема[4]. Двор султана славился своей роскошью и был сравним с византийским двором в период расцвета. При этом Баязид был очень религиозным человеком, он долгое время проводил в мистическом уединении в личной келье, сооружённой в мечети Бурсы, а затем общался с исламскими богословами из своего окружения[4].

Содержание

Ранние годыПравить

Баязид был младшим сыном османского султана Мурада I. Матерью Баязида была Гюльчичек-хатун, вифинская гречанка по происхождению[5]. Впервые Баязид упомянут в хрониках в 1381 году в связи с его браком с дочерью эмира Сулеймана Гермияногуллары, Девлет Султан-хатун. Владения Сулеймана находились в западной Анатолии на побережье Эгейского моря, и по брачному договору часть земель эмирата османы получили качестве приданого. Примерно в то же время сестра Баязида, Нефисе Мелек-хатун была выдана замуж за Алаэддина, бея Карамана.

Вскоре после свадьбы Баязид был назначен санджакбеем в Кютахью, некогда бывшую центром османских владений в Анатолии. Его обязанностью стало обеспечение безопасности восточных границ государства во время пребывания Мурада в Румелии.

СавджиПравить

Завоевания османов на время прекратились в 1370-х годах из-за внутренних смут. В мае 1373 года[6] против Мурада выступил его сын Савджи, бывший губернатором Румелии. Османские источники датируют восстание Савджи 1385 годом[7]. Это ошибочная датировка[8]. Савджи-бей объявил себя султаном в Бурсе и заключил союз с наследником византийского престола Андроником IV. В 1376 году мятежные принцы взяли Константинополь и сместили императора Иоанна V. Андроник объявил себя императором[8]. Османские хронисты описывают эти события скудно, кроме того, все они писали на столетие позже. Византийские историки Халкокондил, Сфрандзи и Дука дают полные рассказы, отличающиеся только деталями[9]. Мурад лично подавил этот мятеж. 25 мая 1373 года согласно византийским источникам оба мятежных наследника были побеждены в бою[8]. После неудачной битвы в месте, которое византийские писатели называют «Апихридион», Савджи бежал в Диметоку, где был окружен и вынужден сдаться отцу 7 сентября. Он был ослеплен, а затем умер. Часть источников пишет о смерти вследствие ослепления, часть о казни[10][11][9][12][13]. Тело Савджи было доставлено в Бурсу для захоронения. Историки предполагают, что Мурад ещё раньше решил избавиться от Савджи, поскольку он поручал Баязиду наблюдать за братом. Об этом свидетельствует переписка Мурада и Баязида, обнаруженная в XVI веке Нишанджи Феридуном Ахметом и включённая в знаменитый сборник документов султанов Муншаат ус-Салатин (Письма султанов). Наказание Савджи было первым из длинной серии подобных случаев, в которой принцы, опасные для наследника, заранее, при жизни отца, убирались с дороги[9][14].

АлаэддинПравить

Из-за конфликта с беем Карамана в 1385 [15]/86[16] году Мурад был вынужден отвлечься от военных действий на европейской территории и вернуться с армией в Анатолию. Причиной были территориальные претензии Алаэддина[13]. По мере того, как османы расширяли свои владения на Балканах, Алаэддин — бей присоединял земли в Малой Азии. Хамидогуллары были уже не в состоянии противостоять его натиску, и тогда правитель бейлика Хамид продал свои земли Мураду[17]. Алаэддин — бей был недоволен. Момент для выступления показался караманскому бею подходящим ввиду недавней междоусобицы в государстве османов и концентрации их военных сил на Балканах, и Алаэддин захватил Кара-Агак, Ялвадж и Бейшехир[en]. Мурад, однако, сумел быстро подготовить армию к походу против караманского бея и османские войска подошли к Конье, столице Караманидов. Алаэддин предложил мир, но Мурад отверг предложение зятя, заявив, что не может полагаться на мусульманского правителя, напавшего на него, в то время как он сражался с неверными. Оба войска сошлись перед Коньей. В сражении Алаэддин был разбит наголову. Именно после этой битвы с Алаэддином Баязид, тогда ещё сын султана, заработал прозвище «Молниеносный»[16][18]. После этого султан осадил Конью, но Алаэддин запросил мира, выслав к Мураду свою жену. Мурад пошёл на мирное соглашение при посредничестве своей дочери при условии, что Алаэддин отдаст Бейшехир[17].

15 июня 1389 года Баязид участвовал битве на Косовом поле. Он командовал правым крылом османской армии. Во время этой битвы Мурад погиб, подробности его смерти неизвестны. Прямо на поле битвы Баязид был провозглашён султаном. По словам С.Шоу, Баязида, в котором текла греческая кровь, в качестве нового султана хотели видеть христианские вассалы османов, в то время как у его старшего брата Якуба, талантливого полководца, имевшего популярность в войсках, было больше сторонников среди турок[5]. Существует легенда, что, опасаясь конфликта по поводу наследования, Баязид первым делом после обретения власти приказал задушить своего брата. Баязид ввёл в практику братоубийство, которое укоренилось в истории османской династии. Считалось, что убийство предпочтительнее возможных конфликтов между братьями[2].

В сражении на Косовом поле армия сербов была разбита. Князь Лазарь Хребелянович тоже погиб, как и Мурад, и тоже подробности его смерти не известны. Со Стефаном Вулковичем, сыном и наследником Лазаря султан заключил союз, по которому Сербия становилась вассалом Османской империи. Стефан, в обмен на сохранение привилегий его отца, обязался платить дань с серебряных рудников и предоставлять османам сербские войска по первому требованию султана. Сестра Стефана и дочь Лазаря, Оливера, была отдана замуж за Баязида[2].

Завоевания в АнатолииПравить

Пока османские войска находились в Европе, малые анатолийские бейлики попытались вернуть контроль над территориями, отобранными у них османами. Но зимой 1389—1390 годов Баязид перебросил войска в Анатолию и провёл стремительную кампанию, покорив западные бейлики Айдын, Сарухан, Гермиян, Ментеше и Хамид[18]. Тем самым, впервые османы вышли к берегам Эгейского и Средиземного морей, их государство делало первые шаги к статусу морской державы. Зарождавшийся османский флот опустошил остров Хиос, совершал набеги на побережье Аттики и пытался организовать торговую блокаду других островов в Эгейском море. Однако как мореплаватели османы ещё не шли ни в какое сравнение с представителями итальянских республик Генуи и Венеции[2].

В 1390 году Баязид завладел Коньей, столицей бейлика Караман. Через год Алаэддин возобновил войну против Баязида, но был разбит, взят в плен и казнён. После Карамана последовали завоевания Кайсери, Сиваса и северного эмирата Кастамону, что дало османам доступ к порту Синоп на Чёрном море. Большая часть Анатолии теперь находилась во власти Баязида[4].

Управление покорёнными бейликами султан доверил губернаторам и сам не вникал в местные дела, находясь большую часть времени в Европе. Мурад I практиковал политику ассимиляции на присоединённых к его государству землях, при Баязиде на захваченных территориях с приходом власти османов практически ничего не менялось. За редким исключением эти территории были лишь оккупированы, но не находились в истинном смысле под управлением османов[4].

Завоевание БолгарииПравить

В 1393 году, укрепив свою власть в Анатолии, Баязид продолжил завоевания на Балканском полуострове. К этому времени османы серьёзно ухудшили отношения с Венгрией, король которой, Сигизмунд, стал их главным врагом. Баязид с 1390 года регулярно инициировал набеги на южную Венгрию и за её пределы, в Центральной Европе растущую Османскую империю стали воспринимать как серьёзную угрозу. Валахия, стремившаяся избавиться от власти венгров, стала союзником турок. Король Сигизмунд потребовал от Баязида не вмешиваться в дела Болгарии, находившейся под венгерским покровительством, на что султан ответил отказом[4].

Сигизмунд стремился укрепить своё влияние в небольших государствах на османо-венгерской границе, создав тем самым барьер на пути турецких захватчиков. Король вторгся в Болгарию и взял крепость Никопол на Дунае, но вскоре оставил её, когда против него выступило большое турецкое войско. Армия Баязида в 1393 году овладела столицей Болгарии, городом Тырново. Болгарский царь Иоанн-Шишман, который при Мураде был вассалом османов, был схвачен и убит в 1395 году. Болгария окончательно утратила независимость и стала провинцией Османской империи. В 1394 году турки вторглись в Валахию и заменили про-венгерского правителя Мирчу своим вассалом Владом, которого вскоре сместили венгры. Болгария и Валахия должны были стать мощным заслоном против Венгрии[19].

Первая осада КонстантинополяПравить

Завершив покорение Болгарии, Баязид нацелился на как никогда ослабленную Византию. Сын императора Иоанна V Палеолога, Мануил, некоторое время находился при дворе султана как вассал, хотя обращение с ним было как с заложником — он подвергался унижениям и фактически доведён до полуголодного состояния. Когда император Иоанн стал восстанавливать стены Константинополя и воздвигать оборонительные башни, Баязид потребовал снести укрепления, угрожая в противном случае ослепить Мануила. Незадолго до своей смерти Иоанн подчинился требованиям султана[19].

После смерти отца в 1391 году Мануил бежал от Баязида и взошёл на византийский престол как Мануил II. Султан вскоре потребовал у императора более крупной дани, продления вассальной зависимости и учреждения в Константинополе должности судьи (кади) для нужд мусульманского населения. Для подкрепления этих требований Баязид привёл к стенам города турецкую армию, которая по пути убивала или обращала в рабство фракийских греков-христиан. В 1393 году на азиатском берегу Босфора османы начали возведение крепости Анадолухисар. После семимесячной осады Мануил принял требования султана, но условия стали более жёсткими. Помимо создания в Константинополе исламского суда, в городе также размещался шеститысячный османский гарнизон и целый квартал города выделялся для мусульманских поселенцев. Вскоре призывы к молитве, звучавшие с минаретов двух мечетей, стали слышны по всему Константинополю[19].

В 1394 году турки вторглись в Грецию, захватили важные опорные пункты в Фессалии и продолжили вторжение в Морее. При этом новые территории по обычаю, заведённому Мурадом I, заселялись османами[20]. В то же время была завоевана большая часть Боснии. На долгие годы затянулось покорение Албании, жители которой оказывали туркам упорное сопротивление.

Крестовый поход СигизмундаПравить

В 1396 году, когда огромная армия турок готовилась к новому походу на Константинополь, султану стало известно о вторжении в его владения крупной армии крестоносцев под предводительством короля Сигизмунда. Учитывая ранее звучавшие угрозы Баязида о завоевании самого Рима и осквернении собора святого Петра[21], с целью избавления Европы от турецкой угрозы под знамёна венгерского короля встали рыцари из Франции, Англии, Шотландии, Фландрии, Ломбардии, Германии, а также авантюристы из Польши, Италии, Испании и Богемии. Общая численность христианского войска доходила по разным источникам до нескольких сот тысяч. В начале лета крестоносцы собрались в Буде, затем перешли к наступательным действиям, захватив Ниш и несколько болгарских городов, но затем увязли в осаде хорошо укреплённого Никопола. Не встречавшие всё это время серьёзного сопротивления, многие рыцари стали воспринимать весь поход как своего рода пикник и не верили в то, что турки могут быть для них опасным противником[22].

Через шестнадцать дней после начала осады Никополя к стенам города подошло крупное войско Баязида, состоявшее примерно из двухсот тысяч человек[22] (по другим данным 40-45 тысяч[18]). Также на стороне Баязида сражалось 15-тысячное сербское войско Стефана Лазаревича. 25 сентября 1396 года произошло Никопольское сражение, оно было упорным и кровопролитным. В рядах христиан не было единства, немногочисленные рыцари в самом начале битвы бросились на турок без всякой поддержки и были разбиты. Дисциплинированное османское войско довершило разгром крестоносцев, полностью разбив их армию[22]. Король Сигизмунд бежал, а 10 тысяч крестоносцев оказалось в плену. По приказу Баязида большинство из них было казнено, лишь самые знатные рыцари были переданы французскому королю Карлу VI за выкуп в 200 тысяч золотых дукатов. На прощание Баязид пригласил рыцарей вернуться и ещё раз рискнуть сразиться с его войском[20].

Вторая осада КонстантинополяПравить

После поражения крестоносцев султан присоединил владения их союзника, видинского царя Ивана Срацимира, тем самым объединив под своей властью все болгарские земли[18]. Разбив христианское войско, Баязид вернулся к Константинополю. Он попытался овладеть городом небольшими силами, но отступил перед небольшим флотом под командованием французского маршала Бусико, единственного, кто из побеждённых под Никополом рыцарей вновь выступил против султана. Флот Бусико нанёс поражение османскому флоту в Дарданеллах и преследовал турецкие галеры до азиатских берегов Босфора. Византийская столица между тем находилась в осаде шесть лет, император Мануил II тщетно искал помощи у европейских правителей, византийцы спускались со стен и сдавались османам, казна была пуста и сдача города была близка. Спасительным для Константинополя стало вторжение Тамерлана[20].

Последнее сражение и крахПравить

«Твои армии бесчисленны, пусть так; но что такое стрелы твоих стремительных татар против ятаганов и боевых топоров моих непоколебимых и непобедимых янычар? Я буду охранять князей, которые искали моего покровительства. Ищи их в моих шатрах. Если побегу от твоего оружия, пусть мои жёны будут трижды отрешены от моего ложа; но если у тебя не хватает мужества встретиться со мной на поле битвы, может быть, ты снова примешь своих жён после того, как они трижды окажутся в объятиях чужестранца.»[3]
 — Ответ Баязида на послание Тамерлана

После завоевания Сиваса османские войска под командованием Сулеймана, старшего сына Баязида, вторглись в земли находившегося под протекторатом Тамерлана туркменского правителя Кара Юсуфа, который попал в плен. Также при дворе Тамерлана, сюзерена всех тюркских правителей Анатолии, нашли приют правители покорённых османами малых бейликов. Тамерлан был возмущён высокомерием и безрассудством султана. Его послы прибыли ко двору Баязида с требованием покориться завоевателю с востока. Султан, преисполненный гордости и иллюзий, явно недооценивавший своего соперника, ответил оскорблением и призвал Тамерлана встретиться на поле боя[3].

Вскоре огромная армия Империи Тимуридов вторглась в Малую Азию, не имевший крупного войска Сулейман направился в Европу к отцу. Тамерлан взял крепость Сивас, но не стал двигаться вглубь Анатолии, а отправился на завоевание Алеппо, Дамаска и Багдада. Осенью 1401 года армия Тамерлана вернулась к границам Малой Азии и осталась на зимовку. Баязид в это время, впервые столкнувшись с равным соперником, был ошеломлён и очень медленно реагировал на кризис, его физическое состояние и умственные способности были подорваны тягой к пьянству и разгульной жизни. Пока отсутствовал Тамерлан, султан даже не попытался вернуть слабо защищённый Сивас. Только летом 1402 года, когда Тамерланово войско двинулись в наступление, Баязид снял осаду с Константинополя и перебросил войска в Азию[3].

Гордыне Баязида не было пределов. В течение нескольких дней перед битвой его войска занимались тем, что гоняли для охотничьей забавы зверей по окрестностям. Тем временем Тамерлан расположил своё войско между измученными силами Баязида и крепостью, которая, по идее, должна была служить бастионом османской обороны. 20 июля 1402 года армии сошлись в битве под Анкарой[23]. Армия Баязида насчитывала от 120 до 160 тысяч воинов, армия Тамерлана была намного больше. Привычно высокая дисциплина османского войска значительно упала — многонациональная армия (четверть войска Баязида составляли татары, также было множество христиан, в том числе сербское войско князя Стефана) была изнурена стоявшей в то лето жарой и долгим переходом, а также задержкой с выплатой жалования. Баязид со свойственным ему упрямством, переоценивая свои силы, намеревался сразиться с Тамерланом в лобовом столкновении, хотя его полководцы призывали укрыться в горах, чтобы дать солдатам отдохнуть и выбрать позицию для обороны против превосходящих сил противника[3].

Более опытный и расчётливый полководец Тамерлан занял для битвы выгодную позицию, пока османские воины тысячами умирали от жажды и переутомления. Татары из войска Баязида вскоре дезертировали и перешли на сторону Тимура, лишив султана четверти его войска, что предрешило участь Баязида. В ожесточённом сражении турецкое войско было разбито, Баязид, которому пришлось врукопашную сражаться за свою жизнь, попытался бежать, но был захвачен в плен и доставлен к Тамерлану[24].

 
Станислав Хлебовский. «Пленение Баязида Тимуром», 1878 год

Баязида заковали в цепи, и он был вынужден смотреть, как его любимая жена Оливера прислуживала Тамерлану за обедом, обнажённая по пояс[25]. Завоеватели востока подвергли страшному опустошению всю страну: сжигали города и села, убивали или угоняли в Самарканд жителей. Бурса была разграблена, и орды Тамерлана дошли до самой Смирны. Тамерлан во время разорения османского государства повсюду возил за собой Баязида в зарешеченном паланкине, подвергая всяческим унижениям, по одной из легенд даже использовал его как подставку под ноги[24].

8 марта 1403 году Баязид скончался в плену[26]. Относительно причин его смерти существуют различные точки зрения. Наиболее популярной является версия о естественных причинах смерти султана в результате болезни (лихорадки или астмы). По другой версии Баязид сам отравился узнав, что Тамерлан собирается отправить его в Самарканд. Также существует мнение, что султан был отравлен по приказу Тамерлана, однако такой вариант считается маловероятным, поскольку имеются сведения, что тюркский правитель вверил заботу о больном Баязиде своим личным врачам[27][24].

Итоги правленияПравить

Гордыня и высокомерие Баязида привели молодую Османскую империю предельно близко к полному уничтожению. Не имея достаточных ресурсов, султан избрал путь расширения и опрометчиво вступил в конфликт с гораздо более сильной тюркской державой, правитель которой предлагал Баязиду мирное сосуществование. Малые бейлики вновь получили независимость благодаря Тамерлану, желавшему в последние годы своей жизни покорить Китай, а потому не довершившему разгром османов. Между сыновьями Баязида разгорелась междоусобная борьба, из которой только в 1413 году победителем вышел Мехмед I, сумевший вернуть многое из потерянного в войне с тюрками[24].

Жёны и детиПравить

Жёны и наложницы
Сыновья
  • Эртогрул-челеби[tr] (1376—1393[33]/1399[39]) — вали Айдына в правление отца[39].
  • Мустафа-челеби (1380 — убит 28 июля 1402[40]/казнён 1422; мать — Девлетшах-хатун[38]) — участвовал в битве при Анкаре вместе с отцом. Дальнейшая судьба достоверно не определена: он либо погиб в бою, либо был захвачен в плен Тамерланом[41]. Позднее Мустафа или человек, выдававший себя за него, поднимал восстания во времена правления Мехмеда I и Мурада II. В 1400 году был обручён с дочерью Ахмеда Джалаира[33].
  • Мехмед I (1389 — 26 мая 1421; мать — Девлет-хатун[32]) — османский султан в 1413—1421 годах.
  • Касым Юсуф-челеби (1390—1417) — предположительно, имел сына Орхана (ум. 29 мая 1453)[42]. Был отправлен братом Сулейманом-челеби в Константинополь вместе с сестрой Фатьмой и братом Мусой (старшим)[43]. Предположительно, был ослеплён[44].
  • Иса-челеби[tr] (ум. 1404[33]/1408[45]; мать — Девлетшах-хатун[38]) — один из правителей времён междуцарствия[45]. С 1402 года был женат на дочери Иоана Тантереса[33].
  • Муса-челеби (ум. 1402[33]; мать — Девлетшах-хатун[38])
  • Сулейман-челеби (казнён 17 февраля 1411[46]) — вали Сарухана и Караси в правление отца, один из правителей времён междуцарствия[46]. С октября 1402 года был женат на дочери деспота Мореи Феодора I Палеолога и Бартоломеи, дочери Нерио I Аччайоли. Предположительно, Сулейман был отцом Мехмедшаха, Орхана[47] и дочери[46], чьё имя неизвестно[33]. Внук Сулеймана, Орхан-челеби, формально претендовал на османский трон.
  • Хасан-челеби — считается, что он был очень маленьким, когда состоялась битва при Анкаре в 1402 году[48].
  • Иса-челеби — Лаоник Халкокондил называет его младшим Исой, перешедшим в христианство[49].
  • Коркут-челеби[33]
  • Омер-челеби[33]
  • Муса-челеби (казнён 5 июня/умер 10 августа[50] 1413[51]; младший сын Баязида I[51]) — один из правителей времён междуцарствия. С 1408 года был женат на дочери господаря Валахии Мирча I[33].
Дочери
  • Хунди-хатун[tr] — в 1402 году вышла замуж за Шемседдина Мехмеда[tr][52], от которого родила сына Али и дочерей-близнецов[33].
  • Паша Мелек-хатун[tr] — в 1402 году вышла замуж за Шемсуддина Мухаммеда, сына Джелаледдина Ислама[33], военачальника на службе у Тамерлана.
  • Дочь — с 1403 года была замужем за Абу Бакра-мирзу, сына Миран-шаха[33].
  • Фатьма-хатун — в 1413 году вышла замуж за одного из санджакбеев[33].
  • Дочь — Хаммер-Пургшталь пишет о том, что планировался брак дочери Баязида с королём Неаполя Владиславом I, однако окончательно ничего не было решено. Примечательно, что в случае заключения такого брака, дочь султана должна была перейти в христианство[53].

В современной культуреПравить

В художественной литературе
В документальном кино
  • Тайны древности. Варвары. Часть 2. Монголы (США; 2003).
В художественном кино

ПримечанияПравить

  1. Pitcher, Donald Edgar. An Historical Geography of the Ottoman Empire. — London: The Shield Press, 1972. — С. 293.
  2. 1 2 3 4 Кинросс, 1999, с. 70—71.
  3. 1 2 3 4 5 Кинросс, 1999, с. 82—85.
  4. 1 2 3 4 5 Кинросс, 1999, с. 73.
  5. 1 2 Shaw S. J., 1976, p. 28.
  6. Elam, 2011, p. 31.
  7. Elam, 2011, p. 32.
  8. 1 2 3 İnalcık, 2006.
  9. 1 2 3 Babinger, 1997.
  10. Elam, 2011, p. 33.
  11. Острогорский, 2011, с. 649.
  12. Alderson, 1956, table XXIII.
  13. 1 2 Петросян, 1993, с. 24.
  14. Elam, 2011, p. 34.
  15. Kramers, 1993.
  16. 1 2 Emecen, 2009.
  17. 1 2 Sumer, 1995.
  18. 1 2 3 4 Agoston, Gabor; Masters, Bruce. Encyclopedia of the Ottoman Empire. — Facts on File, 2008. — С. 80—82. — ISBN 0-816-06259-5.
  19. 1 2 3 Кинросс, 1999, с. 74—75.
  20. 1 2 3 Кинросс, 1999, с. 79—80.
  21. Turnbull, Stephen. The Ottoman Empire 1326-1699 (Essential Histories). — Osprey Publishing, 2003. — С. 23—29. — ISBN 978-1841765693.
  22. 1 2 3 Кинросс, 1999, с. 76—78.
  23. Баязет I // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  24. 1 2 3 4 Кинросс, 1999, с. 86—88.
  25. Alderson, 1956, p. 93—94.
  26. Баязет I Джильдерим // Военная энциклопедия : [в 18 т.] / под ред. В. Ф. Новицкого [и др.]. — СПб. ; [М.] : Тип. т-ва И. Д. Сытина, 1911—1915.
  27. Akgunduz; Ozturk, 2011, с. 74—75.
  28. 1 2 Alderson, 1956, table XXIV (прим. 6).
  29. Alderson, 1956, table XXIV (прим. 7).
  30. Keskin, 2017, p. 288.
  31. Alderson, 1956, table XXIV (прим. 8).
  32. 1 2 Alderson, 1956, table XXIV (прим. 9).
  33. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 Alderson, 1956, table XXIV.
  34. Alderson, 1956, table XXIV (прим. 10).
  35. Nikol, 1968, p. 163.
  36. Sakaoğlu, 2008, s. 61.
  37. Sakaoğlu, 2008, s. 60.
  38. 1 2 3 4 Öztuna, 2005, p. 114.
  39. 1 2 Süreyya, 1 Cild, 1996, p. 12.
  40. Süreyya, 1 Cild, 1996, p. 30.
  41. Alderson, 1956, table XXIV (прим. 19).
  42. Alderson, 1956, table XXIV (прим. 16).
  43. Süreyya, 1 Cild, 1996, p. 20.
  44. Alderson, 1956, table XXIV (прим. 15).
  45. 1 2 Süreyya, 1 Cild, 1996, p. 19.
  46. 1 2 3 Süreyya, 1 Cild, 1996, p. 42.
  47. Süreyya, 1 Cild, 1996, p. 33.
  48. Alderson, 1956, table XXIV (прим. 13).
  49. Alderson, 1956, table XXIV (прим. 14).
  50. Alderson, 1956, table XXIV (прим. 18).
  51. 1 2 Süreyya, 1 Cild, 1996, p. 29.
  52. Süreyya, 1 Cild, 1996, p. 8.
  53. Alderson, 1956, table XXIV (прим. 25).

ЛитератураПравить

СсылкиПравить