Бейли́к (осман. بكلك‎, тур. beylik) — феодальное владение в Анатолии в XI—XVI веках, управлявшееся беем. Известны две «волны» бейликов. Первая группа бейликов появилась в Восточной Анатолии вместе с Конийским султанатом после битвы при Манцикерте (1071) как следствие массового переселения в Анатолию туркменских племён. Вторая группа бейликов возникла как уджи Конийского султаната. Их основывали племена, пришедшие в Анатолию из Средней Азии и спасавшиеся от монголов. После битвы при Кесе-Даге (1243) сельджукские султаны подчинились Хулагуидам. Примерно к 1300—1308 годам в Анатолии сложилась ситуация, когда Конийский султанат, разрушаемый изнутри усобицами, не имел сил удерживать своих уджбеев, но в этот период они ещё не обрели независимость, поскольку продолжали платить дань хулагуидам. После смерти в 1335 году ильхана Абу-Саида большинство уджбеев стали независимыми правителями — беями.

В 1608 году перестал существовать последний бейлик[1].

НазваниеПравить

Небольшие государственные образования в Малой Азии, существовавшие в XI—XVI веках, в Турции чаще всего называют бейлик (от слова бей), а в России и бейлик[2] (К.Жуков[3], Ю. П. Петросян, Еремеев и М. С. Мейер[4], С. Ф. Орешкова[5]), и эмират[2] (К.Жуков[3], Д. Еремеев и М. С. Мейер [4], С. Ф. Орешкова[6]), и княжество[2] (Д. Еремеев и М. С. Мейер[7], Ю. Петросян, В. Гордлевский[8], Р. Шукуров[9]). Во главе бейликов стояли правители, носившие различные титулы на турецком и арабском языках, такие как «великий бей (улу-бей), бей, мелик, эмир и султан»[1].

В основе организации бейликов были два принципа: территориальный и племенной. Объединение происходило вокруг главы племени и его потомков. По этой причине названиями бейликов были связаны не с названием территории, а с названием династии, например, Османогуллары, Дилмачогуллары, Саруханогуллары (осман. اوغللري‎, тур. oğulları — «сыновья»)[10].

Восточно-анатолийские турецкие бейлики (XI — первая половина XIII века)Править

Первые бейлики появились в Анатолии после сельджукского завоевания, начиная со второй половины XI века. После поражения византийского императора Романа Диогена от сельджукского султана Алп- битве при Манцикерте в 1071 году, сельджуки (ветвь огузов) захватили практически большую часть Анатолии. Был основан султанат с центром в Конье. Военачальники Альп-Арслана захватывали византийские земли и образовывали на них независимые или полунезависимые бейлики[11][12][13].

Название бейлика Столица Год основания Год исчезновения
бейлик Чака-бея Смирна (Измир) 1081[14] 1098[14]
бейлик Шах-Арменидов (Сукманогуллары, Ахлатшахи) Хлат (Ахлат) 1100[15] 1207[15]
Артукогуллары Хасанкейф (1098—1232), Мардин (1102—1408), Харпут (1185—1234) 1102[16] 1409[16]
Данишмендогуллары Сивас (1071—1174), Малатья (1142—1178) 1085[17] 1175[17]
Дилмачогуллары Битлис 1085[18][19] 1192[18][19]
Иналогуллары

Нисаногуллары

Диярбакыр 1098[20][21]

1142[22][21]

1183[22][21]
Мангуджакогуллары Эрзинджан (1072—1243), Дивриги (1142—1197) 1071[23] 1277[23]
Салтукогуллары Эрзурум 1071[24] 1202[24]

«Период бейликов» (70-е годы XIII — первая половина XV века)Править

 
Бейлики и др. государства Малой Азии в 1339 году:
     (A) Трапезундская империя      (B) Византийская империя      (D) Киликийская Армения      2. Караманогуллары      3. Инанчогуллары (Ладик)      4. Сахиб-атаогуллары      6. Ментешеогуллары      8. Джандарогуллары      9. Карасыогуллары      10. Османогуллары      11. Гермияногуллары      12. Хамидогуллары      13. Саруханогуллары      14. Айдыногуллары      15. Ментешеогуллары      16. Эретнаогуллары      17. Дулкадирогуллары

Период в истории Анатолии с конца XIII века[4] (примерно с 70-х годов[3]) до первой половины (середины[25]) XV века[4] получил название «период бейликов»[3][4] или «эпоха бейликов»[2].

Под напором монголов в Анатолию из Средней Азии перекочёвывали тюркские племена, это была вторая волна тюркской миграции в Малой Азии. В 1229 году, отступая от монголов, к анатолийской границе сельджукского государства подошёл последний хорезмшах Джелалэддин Мангуберди. В августе 1230 года Алаэддин Кей-Кубад I сразился с Джелалэддином и разбил его в битве у Яссычемена[en]. В 1231 году Джелалэддин умер, а сопровождавшие его в походе воины обосновались в Анатолии, поступив на службу к сельджукам. Некоторые хорезмские военачальники и предводители племён получили от сельджукских султанов в управление приграничные территории — уджи[26]. После смерти султана Алаеддина Кей-Кубада I в 1237 году в государстве сельджуков (1237) началась длительная борьба между его средним сыном Иззеддином Кылыч-Арсланом и его старшим сыном Гияседдином Кей-Хосровом[27]. Во время этой борьбы погибли многие из таких опытных государственных деятелей, как Саадэддин Копек[en], что было большой потерей для государства. Гияседдин Кей-Хосров, слабый и некомпетентный правитель, приблизил молодых и неопытных людей, назначив их на ключевые посты, что ослабило административный механизм государства. Это привело к народным восстанием[27]. Монголы, заметившие ослабление сельджукского государства, воспользовались этим[27]. После разгрома при Кёсе-даге в 1243 году Конийский султанат оказался подчинён Хулагуидам[27][3].

Пока существовала Никейская империя (до 1261 года), её восточная граница контролировалась укреплениями, а в каждой крепости сидел наместник-архонт. С возвращением Константинополя в 1261 году и переносом в него столицы из Никеи азиатские рубежи Византии стали приходить в запустение. Наместники в крепостях оставались, но центр уже не мог оперативно оказывать им помощь[28]. Византия практически не имела армии и без призвания наёмников она была не в силах защищать себя. По сути, греческие наместники были предоставлены сами себе[28]. Туркменские беи, получившие от сельджукских султанов уджи на границе с Византией, воспользовались этим и расширили свои границы[29]. В Центральной Анатолии число бейликов было небольшим, и существовали они, в основном, короткое время, поскольку влияние сельджукско-монгольской администрации в центре проявлялось сильнее[27].

Примерно в 1299—1300 годах в Анатолии сложилась ситуация, когда формальный сюзерен, Конийский султанат, разрушаемый изнутри усобицами, не имел сил удерживать своих уджбеев. Туркменские беи, используя ситуацию, постепенно объявляли о своей независимости[27]. В это время обрели независимость многие династии правителей малых государств Анатолии[30]. Тем не менее, согласно И. Х. Узунчаршилы, господство сельджуков вскоре было заменено господством ильханов. Беи продолжали управлять уджами, но уже под сюзеренитетом ильханов. В 1317 году, когда Эмир Темирташ Чобаноглу прибыл в Анатолию, большинство беев явились к нему уверить в верности. Каждый год они должны были приносить определённую дань, это означает, что они признавали сюзеренитет ильхана. Полная независимость бейликов от монголов наступила со смертью ильхана Абу Саида в 1335 году[31].

Правители Османского бейлика (Османской империи), по мере его роста, покоряли и присоединяли соседние бейлики. В 1360 году ими был покорен первый бейлик (Карасыогуллары), а в 1608 году — последний (Рамазаногуллары)[1].

Название бейлика Столица Год основания[27] Год исчезновения[27]
Айдыногуллары Бирги, затем Айдын, Смирна 1308 1426
Джандарогуллары Эфлани (1291—1309), Кастамону (1309—1398), Синоп (1398—1461) 1292 1462
Дулкадирогуллары Мараш, Малатья 1339 1521
Эретнаогуллары Сивас (1337—1398), Эрзинджан (1375—1381) 1335 1381
Государство Кади Бурханеддина Сивас (1381—1398), Эрзинджан (1381—1404) 1381- 1399
Эшрефогуллары Бейшехир 1284 (?) 1326
Гермияногуллары Кютахья 1300 1429
Хамидогуллары Эгридир 1301 1391
Текеогуллары Анталья 1321 1423
Караманогуллары Караман 1256 1483
Бейлик Алайе Алайе (Аланья) 1293 1571
Карасыогуллары Бергам, Балыкесир 1297 1360
Инанчогуллары Денизли 1261 1368
Ментешеогуллары Миляс, Ментеше 1280 1424
Османогуллары (Османы) Сёгют, затем Бурса, Димотика, Эдирне и Стамбул 1299 1922
Перванэогуллары Синоп 1277 1322
Рамазаногуллары Адана 1352 1608
Сахиб-Атаогуллары Афьонкарахисар 1275 1341
Саруханогуллары Магнисия, Маниса 1302 1410
Чобаногуллары Кастамону 1227 1309
Таджеддиногуллары Никсар 1348 1428
Кубадогуллары Ладик 1318 1419
Ташаногуллары Мерзифон ок. 1350 1430
Хаджимирогуллары Милас[en], Орду 1301 1427
Кутлушахи Амасья ок. 1340 1393

ОрганизацияПравить

Управление бейликов было основано на племенной традиции. Большинство туркменских племён было расселено сельджукскими султанами на границах с Византийской империей и Киликийским армянским царством. При этом земля передавалась вождям (беям) племени. Когда эти туркменские беи позднее начали обретать независимость, они начали подражать сельджукской организации государства[32].

В бейликах земля считалась собственностью семьи правителей. Самый влиятельный представитель семьи был избираем советом старейшин и назывался «великий эмир», «старший бей». На монетах, в эдиктах и проповедях использовались титулы «emîr-i azam» или «sultân-ı azam». «Старший бей» правил в столице и отправлял своих детей и братьев управлять провинциями[4][32]. «Икта» выделялись каждому члену династии. Например, Бунсузогуллары, сыновья погибшего в бою Бунсуза, брата Караман-бея, сохраняли эти владения не только в период Караманогуллары, но и в османский период[1].

Передача власти в бейликах осуществлялась либо путем назначения правителем наследника, либо путем избрания на семейном совете (не считая случаев, когда власть захватывалась силой или передаваласть через сюзерена). Например, беи Айдыногуллары занимали трон по решению семейного совета, который учитывал заслуги и компетентность кандидата. Так, несмотря на то, что основатель княжества признавал своего второго сына, Умура, наследником при жизни, этого было мало. Требовалось подтверждение семейного совета[1].

В руках правителя была сосредоточена вся власть (военная и судебная в том числе). Жил правитель во дворце. Например, Гермияногуллары построили дворец, содержавший 360 помещений[1].

В бейликах существовали диваны для управления. Главу дивана часто называли «визирь» или «сагхиби азам». Финансами государства заведовало отдельное учреждение (Dîvân-i İstîfâ). Для написания приказов и указов бея существовали отдельные канцелярии. В провинциях у младших беев были такие же диваны. Младшие беи управляли провинциями, приобретая опыт. Если сын старшего бея был мал, правитель назначал ему из доверенных людей атабека и/или лалу[32].

Двор правителя бейлика повторял двор государства сельджуков. Его образовывали официальные лица, такие как хаджиб (изначально — камергер), мирахур, чашнигир (чиновник, который следил за столами правителя), джандар (начальник стражи), шарабдар (виночерпий), рикабдар (конюший) и музахиб (приближённое доверенное лицо, фаворит). В независимых бейликах от имени «старшего бея» чеканили монеты и читали хутбу[32].

У сельджуков практиковалось наделение чиновников и военных землёй на правах хасса, тимара, икта. Хотя не сохранилось оригинальных реестров, касающихся управления землёй и крестьянства в Анатолийских бейликах, но они были скопированы в османские тахрир-дефтеры (кадастровые реестры). Подавляющее большинство записей было перенесено из книг Караманогуллары. По словам И. Узунчаршилы, реестры Караманогуллары более ценны, чем записи других бейликов, поскольку основные сельджукские города (Конья, Кайсери, Нигде и Аксарай) перешли от сельджуков к именно к Караманидам, которые стали перенимать сельджукские методы. Кроме того, Караманогуллары существовали достаточно долго и их система управления устоялась. Реестры Караманогуллары были, по словам И. Узунчаршилы, идеально устроены. В них упоминаются территории, которые они предоставляли, сертификаты на землю и документы о проверке[33].

В период бейликов не было большой разницы между городским и сельским населением, хотя житель города был более свободен, чем крестьянин, с точки зрения владения имуществом. Города и горожане платили всевозможные религиозные и другие налоги. Крестьяне не были владельцами земельных участков. Они жили на конкретном месте временно и пока они обрабатывали землю, их не трогали. Обрабатывающий землю крестьянин платил десятину владельцу земли. Если крестьянин обрабатывал земли, принадлежащие не конкретному владельцу, а государству (бею), то он платил десятину в казну. Крестьяне отвечали за вспахивание и возделывание земель. Они не могли покинуть землю и отправиться на другую землю[33].

Жители некоторых территорий могли освобождаться от уплаты налогов указом бея[33].

АрмияПравить

Туркменские племена отправлялись во время войн в походы под командованием своих вождей, а после войны они возвращались на свои места. В бейликах в армию входили тимариоты, приводившие с собой всадников, а также пешие отряды. Тимариоты были обязаны содержать воинов в количестве, пропорциональном доходу предоставленного им тимара. Когда владелец тимара умирал, он передавал его своим детям[32][34].

В бою армия была разделена на три части: центр, левый и правый фланг. В каждом фланге был передовой отряд и резерв. Правитель командовал силами в центре, а младшие беи — флангами. Воины использовали стрелы, луки, мечи, щиты, копья, кинжалы, дубинки, топоры, катапульты. Кроме того, в войсках были музыканты, игравшие на барабанах, зурнах, и других инструментах. В приморских бейликах был флот[32].

КультураПравить

В XIV и XV веках в бейликах уделялось внимание наукам и литературе, крупные анатолийские города стали культурными центрами. Беи собирали учёных и поощряли их деятельность, они придавали большое значение строительству медресе, библиотек, имаретов и мечетей. Благодаря этому было написано много ценных работ в области медицины, астрономии, литературы, истории, мистики, а также в религиозных областях. Большое развитие в Анатолии в период бейликов получил суфизм, оказал значительное влияние на духовную жизнь Анатолии[32].

Многие поэты и писатели периода бейликов, заложившие основы турецкой литературы, были связаны с суфизмом. Джалаладдин Руми длительное время жил в Конье, перешедшей к Караманидам. Там же жил и его сын, султан Валад. Поэт Юнус Эмре (1250—1320) был мюридом суфийского шейха, всю жизнь он провел в Малой Азии. Поэт Ашик-паша (1271—1332), который пытался «соединить суфийские этические нормы с представлениями ортодоксального ислама», так же жил в Малой Азии[35]. В этот же период оформляются героические сказания (о богатыре Баттале, о гази Сары Салтуке, о гази Мелике Данышменде), любовно-романтические поэмы («Юсуф и Зулейха»). Живший при дворе правителей Айдыногуллары, а затем Гермияногуллары, поэт Ахмеди написал «Искандер-наме» — энциклопедию знаний той эпохи. Правители бейликов поощряли переводы самой разнообразной литературы. В библиотеках Турции сохранились переведённые медицинские, теологические, юридические и философские трактаты, дидактические наставления правителям[36].

Строительство и ремеслоПравить

От периода бейликов осталось множество архитектурных сооружений, изделий мастеров по гравировке по дереву и металлу, лепке и искусству вышивки. В бейликах Караманогуллары и Эшрефогуллары более других было развито искусство архитектуры в стиле анатолийских сельджуков. После них можно упомянуть сооружения Исы-бея Айдыноглу и Ильяса-бея Ментешеоглу. Архитектурные работы в других бейликах не так похожи на великолепные сельджукские постройки с точки зрения декора, а проще[37].

Искусство резьбы по дереву и камню было развито в тех же бейликах: Караманогуллары и Эшрефогуллары, за ними Айдыногуллары и Ментешеогуллары. Можно упомянуть отдельные сооружения Джандарогуллары и Саруханогуллары. Среди лучших примеров искусства резьбы: кафедра мечети Ибрагима-бея в Аксарае; алтарь мечети Ташкинбаба, вырезанный из дерева в деревне Дамса в Ургюпе; створки окон медресе Ибрагима-бея в Карамане; кафедра мечети Эшрефоглу в Бейшехире; михраб и оконная резьба мечети Айдыноглу Мехмеда-бея в Бирги; мраморные резные украшения на фасаде мечети Ильяса-бея Ментешеоглу; резьба створок окон, дверей и михраба мечети Исы-бея в Аясолуке; резные деревянные двери мечети Ибни Неккар или Элигузель в Кастамону; кафедра мечети Исхака-бея Саруханоглу являются самыми изысканными произведениями искусства резьбы периода Анатолийских бейликов[37].

В бейликах было популярно украшать здания плиткой. В этом мастера Караманогуллары и и Эшрефогуллары тоже на первом месте. Судя по изразцам интерьера мечети Эшрефоглу в Бейшехри, мастера подражали сельджукским[37].

ЭкономикаПравить

Основными торговыми центрами периода бейликов были Трабзон, Самсун и Синоп (на побережье Чёрного моря); Фоча, Измир и Аясолук (на берегу Эгейского моря), Анталия и Алайе (на побережье Средиземного моря), Сивас, Кайсери и Конья (в центральной Анатолии)[32]. Бейлики были посредниками в торговле между востоком и западом, севером и югом, что приносило ощутимый доход. Например, Караманогуллары собирали таможенные пошлины с генуэзских и венецианских купцов, отправлявших товары в Анатолию через Кипр и порты Силифке, Анамур, Алаийе и Манавгат, и собирали налог со всех купцов у Таврских ворот[1].

Во всех бейликах уделялось большое внимание производству, сельскому хозяйству и торговле. Караван-сараи, построенные ещё в период сельджуков на дорогах, пересекавших Анатолию, продолжали своё существование; строились новые ханы. Основой экономики было сельское хозяйство. В бейликах в зависимости от конкретных условий производили злаки, фрукты, хлопок, шёлк, пчелиный воск, мед, воск, в горах и предгорьях было распространено скотоводство. Большая часть производимого шла для внутреннего потребления, а излишки экспортировались, как в соседние области, так и за моря[1][32][38][39]. Ткани и ковры из Анатолии пользовались спросом не только в Европе. Ибн Баттута писал, что ковры и ткани из Анатолии увозили торговцы в Сирию, Египет, Ирак, Индию и даже Китай. Разрабатывались серебряные рудники в районах Кютахьи, Амасьи, Кастамону и Байбурта, а также квасцовые рудники в Фокее, Чаркикарахисаре, Улубате и Кютахье. Разведение лошадей, различных охотничьих птиц, овец и коз также приносило значительный доход[1][32][38][40].

ЗначениеПравить

Вторая волна миграции туркменов в Малую Азию сыграла роль в ускорении процесса этногенеза турецкой нации. Языковая ассимиляция и исламизация немусульманского населения Анатолии в этот период активизировалась. Турецкий этнос в основном сформировался к концу периода бейликов[25].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Anadolu Beylikleri, 2018, XXII. ANADOLU TÜRK BEYLİKLERİNDE TEŞKİLAT VE KÜLTÜR.
  2. 1 2 3 4 История Востока, 1995, с. 493.
  3. 1 2 3 4 5 Жуков, 1988, с. 14.
  4. 1 2 3 4 5 6 Еремеев, Мейер, 1992, с. 90.
  5. Орешкова, 1990, с. 136.
  6. Орешкова, 1990, с. 134.
  7. Еремеев, Мейер, 1992, с. 91.
  8. Гордлевский, 1960, с. 65.
  9. Шукуров, 2001, с. 281.
  10. Тверитинова, 1953, с. 13.
  11. İnalcık, 2013.
  12. Запорожец, 2011, Глава VI, § 1.
  13. Atçeken, Yaşar, 2016, pp. 86, 100, 123, 143.
  14. 1 2 Atçeken, Yaşar, 2016, p. 186.
  15. 1 2 Atçeken, Yaşar, 2016, p. 143.
  16. 1 2 Atçeken, Yaşar, 2016, p. 123.
  17. 1 2 Atçeken, Yaşar, 2016, p. 116.
  18. 1 2 Atçeken, Yaşar, 2016, p. 156.
  19. 1 2 Sevim, 1994.
  20. Atçeken, Yaşar, 2016, p. 160—162.
  21. 1 2 3 Sevim, 2000.
  22. 1 2 Atçeken, Yaşar, 2016, p. 162—166.
  23. 1 2 Atçeken, Yaşar, 2016, p. 100.
  24. 1 2 Atçeken, Yaşar, 2016, p. 86.
  25. 1 2 Еремеев, Мейер, 1992, с. 112.
  26. Uzunçarşılı, 1969, p. 39.
  27. 1 2 3 4 5 6 7 8 Merçil, 1991.
  28. 1 2 İnalcık, 2007.
  29. Григора, 1860, с. 206.
  30. Mordtmann-Manage, 1991.
  31. Alderson, 1956, p. 2.
  32. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Yıldız, 1991.
  33. 1 2 3 Uzunçarşılı, 1969, p. 238—244.
  34. Еремеев, Мейер, 1992, с. 104.
  35. Еремеев, Мейер, 1992, с. 110.
  36. Еремеев, Мейер, 1992, с. 111—112.
  37. 1 2 3 Uzunçarşılı, 1969, p. 235—237.
  38. 1 2 Еремеев, Мейер, 1992, с. 105—106.
  39. Uzunçarşılı, 1969, p. 249.
  40. Uzunçarşılı, 1969, p. 250—253.

ЛитератураПравить