Открыть главное меню

Беловежская эпоха

Беловежская эпоха — условное обозначение, используемое некоторыми политологами, политическими деятелями и публицистами в отношении новой исторической эпохи в международных отношениях, наступившей в начале 1990-х гг. с подписанием Беловежских соглашений о роспуске Советского Союза[1] и, по их мнению, пришедшей на смену биполярной Ялтинско-Потсдамской системе международных отношений, сложившейся по результатам Второй мировой войны.

РаспространённостьПравить

Выражение, по-видимому, было введено в оборот лидером КПРФ Геннадием Зюгановым, использовавшим его в 1997 году в своей книге «География победы. Основы российской геополитики»[2][источник не указан 1114 дней].

Мнение о том, что подписание Беловежских соглашений, формализовавшее фактический распад Советского Союза, ознаменовало собой появление новой геополитической ситуации, начало нового, постсоветского исторического периода («эпохи»), в достаточной степени распространено среди современных российских и зарубежных политологов[3], публицистов[4][5][6], политиков[7][8], государственных деятелей бывших социалистических и постсоветских государств[9][10].

Само выражение «Беловежская эпоха» упоминалось и/или употреблялось в учебной и справочной литературе конца 1990-х гг.[11][12], а также встречается в полемических выступлениях политиков и политологов, негативно оценивающих распад СССР и его последствия[13][14].

На Западе в качестве рубежа смены эпох (англ. Post-Cold War era), как правило, называют отставку Михаила Горбачёва с поста президента СССР и произошедшее тогда же рождественское телеобращение президента США Джорджа Буша, объявившего о конце холодной войны. Хронологически подписание Беловежских соглашений и упомянутые события произошли в декабре 1991 года.

Характеристика эпохиПравить

Распад мирового социалистического лагеря привёл к ликвидации биполярной системы международных отношений.[15] Мир вступил в период глобального доминирования США. Характерно, что, несмотря на роспуск Варшавского договора, альянс НАТО продолжил своё существование и даже расширился: к 2004 году в Североатлантический альянс вошли практически все бывшие участники Варшавского блока.

Начало Беловежской эпохи характеризовалось большим количеством военных конфликтов во всём мире. Впервые с окончания Второй мировой войны вспыхнули вооружённые конфликты в Европе — на Балканах и Северном Кавказе. Резко обострилась борьба за энергетические ресурсы.

В 2004—2007 годах 10 государств Восточной Европы завершили свою начавшуюся в 1990-х годах интеграцию в Европейский союз: к 2008 году это объединение насчитывало уже не 15, а 27 стран-участниц. Однако ЕС так и не удалось пока стать единым геополитическим полюсом из-за неспособности выработать общую внешнюю политику.[источник не указан 1062 дня] По мнению ряда исследователей, объединению Европы мешают как внутренние разногласия, хронически проявляющиеся вследствие неравномерности развития и разнонаправленности экономических интересов стран-участниц[16], так и внешние факторы: выстраивание «санитарного кордона» вдоль западных российских границ из наиболее радикально ориентированных на евроатлантическую интеграцию государств Восточной Европы[17] и жёсткая энергетическая политика России[18]

ПрогнозыПравить

Относительно окончания Беловежской эпохи среди специалистов пока не выработалось единого мнения. Ряд политологов считает, что эпоха уже успела закончиться. В качестве рубежей называются 1998 (Пётр Своик), 2002 (Гейдар Джемаль), 2003 (Леонид Грач), 2007 (Кирилл Фролов) и др. годы. Некоторые восточноевропейские политики усматривают сегодня начало ещё одной, пока не имеющей собственного имени эпохи, проходящей под знаком «возвращения России»[19]. Остальные специалисты говорят об эпохе после Беловежья как о продолжающейся реалии настоящего времени, либо не выражают точки зрения относительно её хронологического конца.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Н. Нартов. «Геополитика: предмет, методы, функции»
  2. Г.Зюганов. «География победы. Основы российской геополитики»
  3. Стивен Коэн, отрывок из книги «Вопрос вопросов: почему не стало Советского Союза?». Политический журнал
  4. Гейдар Джемаль (недоступная ссылка). Дата обращения 10 мая 2008. Архивировано 12 октября 2007 года.
  5. Максим Шевченко, «Судите сами», 1 канал Архивировано 24 ноября 2007 года.
  6. Максим Калашников
  7. Геннадий Бурбулис (недоступная ссылка)
  8. Пётр Своик, представитель оппозиционных политических организаций Казахстана Архивировано 28 сентября 2006 года.
  9. Лех Валенса, экс-президент Польши.
  10. Леонид Кравчук, экс-президент Украины (недоступная ссылка)
  11. Толковый словарь обществоведческих терминов. Н. Е. Яценко. 1999
  12. Виктор Николаев, Орловская региональная академия государственной службы. Политическое управление. Курс лекций.
  13. Леонид Грач, глава ВС Крыма
  14. Кирилл Фролов (недоступная ссылка)
  15. Виктор Николаев. Политическое управление, курс лекций.:
     Выделяют Вестфальскую эпоху - после окончания Тридцатилетней войны (1648), Венскую, основу которой составлял имперский принцип контроля географического пространства (1815), Версальскую - ознаменовала собой крушение некоторых европейских империй (1919), Потсдамскую, когда был зафиксирован новый баланс сил, возникший в Европе после победы над Германией и её союзниками (1945), Беловежскую, ознаменовавшую крушение биполярного мира и начало формирования нового мирового порядка. 
  16. Об этом см., напр., в энциклопедии «Кругосвет» Архивировано 23 июня 2008 года.
  17. Министр иностранных дел России Сергей Лавров: (недоступная ссылка) В Европе «слишком долго доминировала блоковая политика, основанная на логике сдерживания, и сейчас приходится сталкиваться с тем, что трудно воспринимать иначе, как воссоздание санитарного кордона к западу от границ России». «Фаворитизм в этой части Европы порождает нездоровую атмосферу, — добавил он. — Поощряется рост националистических настроений, таящих главную угрозу единству континента». «Европе грозит абсурдная ситуация, когда она должна финансировать свой собственный раскол, имея в виду неспособность ЕС повлиять на позицию ряда новых членов, одержимых стремлением „сдерживать“ Россию, взять некий исторический реванш», — считает глава МИД РФ.
  18. «Россия — самый мощный фактор, разъединяющий Европу, со времен Доналда Рамсфелда и иракской войны» Архивировано 15 ноября 2007 года., — заявил исполнительный директор ECFR Марк Леонард (Mark Leonard). [...] аналитики выделяют пять групп европейских стран в соответствии с их подходом к отношениям с Россией. Греция и Кипр названы «троянскими конями», которые чаще всего поддерживают Россию. Германия, Франция, Италия и Испания, по мнению авторов доклада, строят своё стратегическое партнерство с Россией вопреки принципам единой внешней политики ЕС. Австрия, Бельгия, Финляндия, Словакия, Португалия и еще пять стран названы «дружественными прагматиками» (friendly pragmatists), чьи отношения с Россией не столь близки, как у «стратегических партнёров», но всё же достаточно насыщенны и носят прежде всего экономический характер. Ещё девять стран, в том числе Чехия, Латвия, Дания, Швеция и Великобритания, названы «сдержанными прагматиками» (frosty pragmatists), которые, хотя и сохраняют значительную заинтересованность в экономических связях с Россией, нередко критикуют её за нарушения прав человека и отступление от демократических принципов. Наконец, Польша и Литва названы «поборниками новой холодной войны» (new Cold-warriors), чьи отношения с Россией названы «откровенно враждебными». Эстония и Великобритания, несмотря на недавние дипломатические конфликты с Россией (соответственно, из-за переноса памятника Воину-освободителю и из-за дела о гибели Александра Литвиненко), отнесены к группе «сдержанных прагматиков».
  19. «The End of the Post-Cold-War Era», by President of Estonia Toomas Hendrik Ilves (недоступная ссылка)