Белый стих

Бе́лый стих — стих, не имеющий рифмы, но, в отличие от свободного стиха, обладающий определённым размером: белый ямб, белый анапест, белый дольник.

Употребление этого термина возможно только для тех национальных поэзий, для которых и размер, и рифма являются характерными, системообразующими признаками: так, применительно к древнегреческой поэзии, в которой нечто похожее на рифму возникало разве что в виде исключения, о белом стихе говорить не принято.

В португальской литературе белый стих был введён Антониу Феррейрой в трагедии «Каштру» (Castro, первая публикация 1587)[1]. Это кардинальное новшество было продолжено в XVIII веке аркадийцами (Филинту Элизиу), участниками лиссабонской литературной академии Лузитанская Аркадия[2].

В русской поэзии белый стих пользовался в определённые периоды (главным образом, в конце XVIII — начале XIX веков) значительной популярностью; особенно это касается белого ямба, широко использовавшегося в поэмах и стихотворных драмах.

Вот несколько примеров Белого стиха:

Четырехстопный ямб:

В еврейской хижине лампада
В одном углу бледна горит,
Перед лампадою старик
Читает Библию. Седые
На книгу падают власы…

(А. Пушкин)

В драме «Каменный гость» Александра Пушкина :

Приди — открой балкон. Как небо тихо;
Недвижим теплый воздух, ночь лимоном
И лавром пахнет, яркая луна
Блестит на синеве густой и темной,
И сторожа кричат протяжно: «Ясно!..»
А далеко, на севере — в Париже —
Быть может, небо тучами покрыто,
Холодный дождь идет и ветер дует.
А нам какое дело? слушай, Карлос,
Я требую, чтоб улыбнулся ты…

В XX веке употребительность белого стиха в русской поэзии идёт на спад, и его появление обычно свидетельствует о сознательной стилизации[источник не указан 3047 дней].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Saraiva, Lopes, 1985, p. 279: «Ferreira tentou, nesta sua obra, o verso branco, isto é, sem rima».
  2. Saraiva, Lopes, 1985, p. 279—280.

ЛитератураПравить