Открыть главное меню

Бешеные деньги

(перенаправлено с «Бешеные деньги (пьеса)»)

«Бешеные деньги»[1] (ранние названия «Коса — на камень», «Не всё то золото, что блестит») — комедия в пяти действиях Александра Островского. Автором была окончена в ноябре 1869 года. Напечатана в журнале «Отечественные записки», № 2, 1870 г. Премьера состоялась 16 апреля 1870 года в Александринском театре; в московском Малом театре — 6 октября того же года.

Бешеные деньги
Жанр пьеса
Автор Александр Николаевич Островский
Язык оригинала русский
Дата написания 1869
Дата первой публикации 1870

Глумов, персонаж пьесы «На всякого мудреца довольно простоты» продолжает мечтать о богатой невесте, по-прежнему злоязычен и готов на интриги, стравливая своих знакомых, не брезгуя подбрасывать им анонимные письма, карьера его не состоялась, в финале он уезжает за границу с богатой пожилой барыней в качестве её личного секретаря и с надеждой вскоре унаследовать состояние своей доверительницы.

Действующие лицаПравить

  • Савва Геннадич Васильков, провинциал, лет 35. Говорит слегка на «о», употребляет поговорки, принадлежащие жителям городов среднего течения Волги: «когда же нет» — вместо «да»; «ни Боже мой» — вместо отрицания, «шабер» — вместо «сосед». Провинциальность заметна и в платье.
  • Иван Петрович Телятев, неслужащий дворянин, лет 40.
  • Григорий Борисович Кучумов, лет 60, важный барин, в отставке с небольшим чином, имеет и по жене и по матери много титулованной родни.
  • Егор Дмитрич Глумов.
  • Надежда Антоновна Чебоксарова, пожилая дама с важными манерами.
  • Лидия Юрьевна, её дочь, 24 лет,
  • Василий, камердинер Василькова.
  • Андрей, слуга Чебоксаровых.
  • Григорий, слуга Телятева.
  • Николай, слуга Кучумова.
  • Мальчик из кофейной.
  • Гуляющие.

КритикаПравить

В этой пьесе, как и в большинстве своих работ, Островский разрабатывает тему кризиса дворянства. Островский отметил в дворянстве его новое отношение к буржуазии. Оно приспосабливается к новому порядку вещей, некоторые его представители становятся приживальщиками буржуазии, учатся у неё новым методам воровства и грабежа. Самодурство и наглость, уверенность в своём праве на привилегированное положение уступают место хитрости, лицемерию, расчёту.

Сергей Николаевич Дурылин в книге «Елена Митрофановна Шатрова» (1958) пишет о том, как актриса раскрывает образ главной героини Лидии Чебоксаровой: «Лидию Чебоксарову легко превратить в трафаретный образ холодной светской барышни-кокетки, мечтающей вступить в права светской дамы — покорительницы сердец. Так часто играли роль Лидии в дореволюционном театре. От этой традиции старого театра не далеко ушел по примитивности и новый шаблон, установившийся в некоторых постановках „Бешеных денег“ на сцене советского театра,— элементарная, упрощенная подача образа как антидворянского плаката. В игре Шатровой нет и следов ни того, ни другого. Играет она мягко, тонко, правдиво. В ее исполнении Лидия Чебоксарова вовсе не кокетка. Она обыкновенная девушка, наделенная красивой наружностью и несколько ироническим складом ума. Вырасти она в другой среде, с иными понятиями, она заняла бы другое место в жизни. Но Лидия родилась и выросла в тлетворной атмосфере барского легкожития, она не знает иной морали, кроме узаконенного себялюбия и неограниченного эгоизма. Ей ли только присуща эта мораль? Она ли сполна ответственна за порочность этой морали?»[2]

Большую трезвость и проницательность проявляет Островский и в изображении «дельцов». Отношение его к буржуазии нового типа очень сложно. На первый взгляд может показаться, что Островский на стороне Василькова. «Честный промышленник» Васильков, восстающий против обмана и плутовства, так как в «практический век честным быть не только лучше, но и выгодно», в сравнении с Кучумовым может показаться вполне приемлемым для автора и достойным сочувствия. Но Островский не может принять целиком Василькова. И он не может стать для него носителем положительного начала. Он ясно видит их моральную неполноценность, обращает внимание на внутреннее сродство их с откровенными хищниками. Недаром Лидия Чебоксарова смиренно идёт в «экономки» и на выучку к Василькову. Пьеса кончается торжеством «делового человека». Васильков купил Чебоксарову в тот самый момент, когда следственный пристав стоит за дверью и ждёт результатов «торговли», чтобы приступить к описи имущества Чебоксаровых. Правда, торговля начинается с упрёков со стороны Василькова: «вы не жалели моей простоты, моей доброты сердечной», но суть дела от этого не меняется. Конечно, отнюдь не возмездием за пренебрежение «простотой и добротой сердечной» Василькова определяется идейный смысл комедии «Бешеные деньги». Торжествующий Васильков не стал от этого лучше. «Честность» и жизненные принципы Василькова («из бюджета не выйду») аморальны. Брак для него — торговая сделка, а любовь — предмет купли-продажи. Лидия Чебоксарова, расценивающая все человеческие чувства на вес золота, является достойным партнёром Василькова в его больших коммерческих операциях в Петербурге. Для обоих денежный интерес — единственный движущий мотив их поведения.

ЭкранизацииПравить

ПримечанияПравить

  1. иносказательно: о больших и легких, незаработанных деньгах, «упавших с неба».
  2. Сергей Николаевич Дурылин. «Елена Митрофановна Шатрова». Москва «Искусство» (1958)

СсылкиПравить