Сражение в районе Дубно — Луцк — Броды

(перенаправлено с «Битва за Дубно — Луцк — Броды (1941)»)

Сражение в районе Дубно — Луцк — Броды (известно также под названиями танковое сражение в треугольнике Луцк-Броды-Дубно, контрудар мехкорпусов Юго-Западного фронта, танковое сражение под Бродами-Ровно и т. п.) — одно из крупнейших танковых сражений в истории, уступающее по масштабам только[2] Курской битве 1943 года (в тех случаях, когда она в целом считается танковой битвой[3]). Датируется 25-29 июня[4] или 26-30 июня 1941 года[1]. Являлась частью приграничных сражений 22-30 июня 1941 года и Львовско-Черновицкой стратегической оборонительной операции (22 июня — 6 июля 1941 года).

Сражение в районе Дубно — Луцк — Броды
Основной конфликт: Великая Отечественная война
Приграничные сражения (1941)
Львовско-Черновицкая стратегическая оборонительная операция
Подбитые танки Т-26 19-й танковой дивизии 22-го механизированного корпуса на шоссе Войница—Луцк
Подбитые танки Т-26 19-й танковой дивизии 22-го механизированного корпуса на шоссе Войница—Луцк
Дата 25/2629/30 июня 1941
Место Украина, СССР
Итог Победа Третьего Рейха
Противники

Союз Советских Социалистических Республик СССР

Flag of Germany (1935–1945).svg Третий рейх

Командующие

Союз Советских Социалистических Республик Г. К. Жуков
Союз Советских Социалистических Республик М. П. Кирпонос
Союз Советских Социалистических Республик М. А. Пуркаев
Союз Советских Социалистических Республик И. Н. Музыченко
Союз Советских Социалистических Республик М. И. Потапов

Flag of Germany (1935–1945).svg Г. фон Рундштедт
Flag of Germany (1935–1945).svg Э. фон Клейст
Flag of Germany (1935–1945).svg Г. фон Штрахвитц

Силы сторон

8-й, 9-й, 15-й (в т.ч.с 26.06.41 8-я танковая дивизия из состава 4-го мехкорпуса), 19-й, 22-й мехкорпуса, a также 27-й, 31-й, 36-й, 37-й стрелковые корпуса, 109-я мд и 14-я кд
3,4 тыс танков

9-я, 11-я, 13-я, 14-я, 16-я танковые дивизии, а также 298-я, 299-я, 44-я, 111-я, 75-я, 57-я, 297-я пехотные дивизии, 25-я мд и 16-я мд


728 танков

Потери

2648 танков безвозвратно (в сражении)[1]

85 танков безвозвратно и 200 в мастерских на долгосрочном ремонте (на 05.07.41)[2]

Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

С советской стороны участвовали 5 мехкорпусов Юго-Западного фронта РККА, к которым затем присоединилась ещё 1 танковая дивизия, с немецкой — 4 танковых дивизии группы армий «Юг», объединённых в 1-ю танковую группу, к которым затем присоединилась ещё 1 танковая дивизия.

Первоначально задача советских мехкорпусов заключалась в ударе на Люблин, но затем задача была изменена на контрудар с целью окружения вторгнувшейся немецкой группировки. Советским войскам удалось задержать продвижение немецких частей, что позволило другим соединениям фронта не попасть в окружение (в отличие от Западного фронта) и отступить, но ценой огромных потерь в бронетехнике. В августе-сентябре 1941 года все 4 армии Юга-Западного фронта попали в уманский (6-я и 12-я) и киевский (5-я и 26-я) котлы и были расформированы.

Бронетехника вермахта и РККАПравить

Со стороны вермахта участвовали 4 танковых дивизии (585 танков), затем к ним присоединилась ещё одна танковая дивизия (143 танка)[2]. На 22 июня 1941 года в составе всей немецкой Группы армий «Юг», в районе наступления которой состоялось данное сражение, было 728 танков, включая не менее 115 не имевших вооружения «командирских танков» Sd.Kfz. 265[5] и около 150 танков Т-I и Т-II, вооруженных 20-мм пушками и/или пулеметами (по другим данным 54 «командирских» танка и 219 танков Т-I и Т-II[2]). Таким образом, танков Т-38(t), Т-III и Т-IV (главный калибр от 37 до 75 мм) у немцев было 455 штук.

Войска, развёртываемые на территории Киевского особого военного округа (c 22.06.1941 — Юго-Западный фронт), были мощнейшими во всём первом стратегическом эшелоне РККА. В частности, из 20 советских механизированных корпусов здесь было сосредоточено 8 (в то время как в принявшем на себя главный удар вермахта Западном военном округе — 6), а в Одесском военном округе, также атакованном немецкой группой армий «Юг» — ещё 2. По штату в 8 мехкорпусах должно было быть 8 248 танков (ещё 416 танков в 26 стрелковых дивизиях; немецкие моторизованные и пехотные дивизии танков не имели), но большинство соединений находились на стадии формирования, поэтому к началу войны все мехкорпуса КОВО имели 4 808 танков (включая 833 новейших КВ-1, КВ-2 и Т-34, которые не только намного превосходили по вооружению и бронированию самые лучшие на тот момент немецкие танки, но и были почти неуязвимы для штатных противотанковых средств вермахта), а 5 участвовавших в сражении мехкорпусов имели 3 607 танков (в том числе 419 КВ и Т-34)[6]. По другой оценке, количество танков в составе механизированных корпусов советского Юго-Западного фронта составляло 3 429[7] штук, она примерно соответствует количеству танков на 1 мая 1941 года в 5 участвовавших в сражении корпусах (2860) и 8-й танковой дивизии (532), переведённой из 4-го мехкорпуса в 15-й[2].

Наиболее скромная оценка численности советских танков исходит из того, что только 4, 8 и 9 механизированные корпуса могли рассматриваться как вполне боеспособные соединения[8], но и в их составе числилось 1 515 танков. Энциклопедия ВОВ оценивает 9, 15, 19 и 24 мехкорпуса Юго-Западного фронта в 4 783 танка, а 8, 9, 15 и 19 мехкорпуса так: «…вместо шести мехкорпусов командование фронта могло бросить в сражение лишь четыре. Вместо 3,7 тыс. танков было сосредоточено не более 1,3 тыс.» и называет общее количество танков в сражении с двух сторон («почти 2 тыс»), но при этом говорит о потере в сражении 2 648 советских танков[1].

Ход событийПравить

22 июня 1941 г. после прорыва в полосе 5-й армии генерала Потапова на стыке с 6-й армии Музыченко 1-я танковая группа Клейста выдвинулась в направлении на Радехов и Берестечко. Генштаб решил ударами в направлении Рава-Русская — Люблин и Ковель — Люблин окружить основную группировку противника на Юго-Западном фронте и в последующем оказать помощь Западному фронту.

В Директиве НКО СССР от 22.06.1941 № 3, завизированной Г. К. Жуковым, значилось:

г) Армиям Юго-Западного фронта, прочно удерживая границу с Венгрией, концентрическими ударами в общем направлении на Люблин силами 5А и 6А, не менее пяти мехкорпусов и всей авиации фронта, окружить и уничтожить группировку противника, наступающую на фронте Владимир-Волынский, Крыстынополь, к исходу 26 июня овладеть районом Люблин. Прочно обеспечить себя с краковского направления.

В процессе обсуждения директивы в штабе Юго-Западного фронта посчитали, что операция по окружению с выходом к Люблину невозможна. Предложение начальника штаба Юго-Западного фронта генерала Пуркаева — отвести войска и создать сплошную линию обороны по старой границе, а затем контратаковать — также было отвергнуто, Пуркаев снят с должности. Решили нанести удар тремя мехкорпусами (15-й, 4-й, 8-й мехкорпуса) с фронта Радзехов — Рава-Русская на Красностав и одним мехкорпусом (22-й мехкорпус) с фронта Верба — Владимир-Волынский на Красностав. Цель удара — не окружение (как требовала директива), а разгром во встречном сражении главных сил противника.

Во исполнение принятых решений 23 июня с юга на Радзехов выдвинулся 15-й мехкорпус И. И. Карпезо без 212-й моторизованной дивизии, оставленной для прикрытия Брод. В ходе столкновений с немецкой 11-й танковой дивизией частями было доложено об уничтожении 20 танков и бронемашин и 16 противотанковых орудий немцев. Радзехов удержать не удалось, во второй половине дня немцы захватили переправы на реке Стырь у Берестечко. Прорыв к Берестечко заставил штаб Юго-Западного фронта отказаться от прежнего решения, 8-й мехкорпус генерала Д. И. Рябышева из-под Яворова уже в 15:30 23 июня получил приказ двигаться на Броды (130 км). К вечеру 25 июня мехкорпус начал сосредотачиваться в районе Буска, юго-западнее Бродов (90 км от Яворова).

В течение 24 июня штабом фронта совместно с представителем Ставки Верховного главнокомандующего Г. К. Жуковым было принято решение нанести контрудар по немецкой группировке силами четырёх мехкорпусов, одновременно создавая тыловой рубеж обороны стрелковыми корпусами фронтового подчинения — 31-м, 36-м и 37-м. В реальности указанные части находились в процессе выдвижения к фронту и вступали в бой по мере прибытия без взаимной координации. Некоторые части в контрударе участия так и не приняли. Целью контрудара мехкорпусов Юго-Западного фронта был разгром 1-й танковой группы Клейста. В ходе последующего сражения по немецким войскам 1-й тгр и 6-й армии наносили контрудары советские 22-й, 9-й и 19-й мехкорпуса с севера, 8-й и 15-й мехкорпуса с юга, вступив во встречное танковое сражение с немецкими 11-й, 13-й, 14-й и 16-й танковыми дивизиями.

24 июня 19-я танковая и 215-я моторизованная дивизии 22-го мехкорпуса перешли в наступление к северу от шоссе Владимир-Волынский — Луцк с рубежа Войница — Богуславская. Атака оказалась неудачной, лёгкие танки дивизии напоролись на выдвинутые немцами противотанковые орудия. 19-я тд потеряла более 50 % танков и начала отходить в район Торчина. Сюда же отошла и 1-я противотанковая артбригада Москаленко. 41-я танковая дивизия 22-го мк не участвовала в контрударе. Оборону на реке Стырь у Луцка заняла выдвинувшаяся 131-я моторизованная дивизия 9-го мехкорпуса генерала Рокоссовского.

19-й мехкорпус генерал-майора Фекленко с вечера 22 июня выдвигался к границе, выйдя передовыми частями вечером 24 июня на реку Икву в районе Млынова. Утром 25 июня разведбат немецкой 11-й танковой дивизии атаковал передовую роту 40-й танковой дивизии, которая охраняла переправу у Млынова, и потеснил её. 43-я танковая дивизия мехкорпуса подходила в район Ровно, подвергаясь атакам с воздуха.

СражениеПравить

 
Карта действий немецких войск

Советская 131-я мд 9-го мехкорпуса отступила ночью на 26 июня из Луцка и он был занят немецкой 13 тд, которая с утра отбросила части 131 мд за перекрёсток дорог Луцк-Ровно и Рожище-Млынов и повернула на юго-запад, на Млынов. Позиции у Луцка были переданы 14-й тд. Танковые дивизии 9 мехкорпуса должны были выйти в район прорыва немецкой 13-й тд во второй половине дня, а до этого дорога была открытой. Двигаясь по ней, 13-я тд во второй половине дня вышла в тыл советской 40-й тд 19-го мехкорпуса, которая вела бои с 299 пд у Торговицы и 111-й пд у Млынова. Этот прорыв привёл к беспорядочному отходу 40-й тд и полка 228 сд к Радову и севернее.

43-я танковая дивизия 19-го мехкорпуса силами 79 танков 86-го танкового полка прорвала оборонительные позиции заслонов немецкой 11-й танковой дивизии и к 6 часам вечера ворвалась на окраину Дубно, выйдя к реке Икве. Из-за отступления на левом фланге 140-й дивизии 36-го стрелкового корпуса, а на правом 40-й танковой дивизии 9-го мехкорпуса оба фланга 43-й тд оказались незащищёнными, и части дивизии по приказу командира корпуса начали после полуночи отходить от Дубно в район западнее Ровно.

С утра 26 июня 8-й мехкорпус вошёл в Броды с дальнейшей задачей наступать на Дубно (на северо-восток). К исходу дня дивизии 8-го мехкорпуса продвинулись в направлении Берестечко (на север) на 8-15 км. Немцы направили в район боёв 670-й противотанковый батальон и батарею 88-мм зенитных орудий. К вечеру противник уже пытался контратаковать части мехкорпуса. В ночь на 27 июня мехкорпус получил приказ выйти из боя и начать сосредоточение за 37-м ск.

Командующий 5-й армией генерал-майор М. И. Потапов 26 июня отдал приказ танковым дивизиям 9-го мехкорпуса, находившимся на тот момент в р-не Новосёлки-Олыка, прекратить движение на запад и повернуть на юг на Дубно. 19-му мехкорпусу утром 27 июня также поступил приказ возобновить контрудар со стороны Ровно на Млынов и Дубно. Наступление 9-го мехкорпуса РККА захлебнулось после того, как немецкая 299 пд, наступая в направлении Острожец-Олыка, атаковала открытый западный фланг 35-й тд 9-го мехкорпуса у Малина. Отход этой дивизии на Олыку поставил под угрозу окружения 20-ю тд 9-го мехкорпуса, и она прорвалась на Клевань. Танковые дивизии 19-го мехкорпуса РККА не смогли перейти в наступление и с трудом отбивали атаки танкового полка разведбата и мотоциклетного батальона 13-й тд врага на Ровно. В р-н Дубно от Млынова подходила немецкая 111-я пд. Под Луцком начала наступление 298-я пехотная дивизия немцев при поддержке танков 14-й танковой дивизии.

 
Горящий Т-34 в поле под Дубно.

Предполагалась организация наступления с южного направления, на Дубно, силами 8-го и 15-го мехкорпусов РККА с 8-й танковой дивизией 4-го мехкорпуса. В два часа дня 27 июня перейти в наступление смогли только наспех организованные сводные отряды 24-го танкового полка подполковника Волкова и 34-й танковой дивизии под командованием бригадного комиссара Н. К. Попеля. Остальные части дивизии к этому времени только перебрасывались на новое направление. Удар на направлении Дубно стал для немцев неожиданным, и, смяв оборонительные заслоны, группа Попеля к вечеру вошла на окраину Дубно, захватив тыловые запасы 11-й танковой дивизии противника и несколько десятков неповреждённых танков[9]. За ночь немцы перебросили к месту прорыва части 16-й моторизованной, 75-й и 111-й пехотных дивизий и закрыли брешь, прервав пути снабжения группы Попеля. Попытки подошедших частей 8-го мехкорпуса РККА пробить новую брешь в обороне не удались, и под ударами авиации, артиллерии и превосходящих сил противника ему пришлось перейти к обороне. 29 июня 15 мехкорпусу было приказано смениться частями 37-го стрелкового корпуса и отойти на Золочевские высоты в районе Бялы Камень — Сасув — Золочев — Ляцке. Вопреки приказу, отход начался без смены частями 37-го ск и без уведомления командира 8-го мехкорпуса Рябышева, в связи с чем немецкие войска беспрепятственно обошли фланг 8-го мехкорпуса. 29 июня немцы заняли Буск и Броды, удерживаемые одним батальоном советской 212-й моторизованной дивизии. На правом фланге 8-го мехкорпуса, не оказав сопротивления немцам, отошли части 140-й и 146-й стрелковых дивизий 36-го стрелкового корпуса и 14-й кавалерийской дивизии. Оказавшийся в окружении противника 8-й мехкорпус РККА сумел организованно отойти на рубеж Золочевских высот, прорвав немецкие заслоны.

ФакторыПравить

  • В сравнении с немецкими танкистами, советские танкисты в первые дни войны 1941 не имели никакого боевого опыта и имели крайне небольшой опыт лишь учебной подготовки, даже водители советских танков имели практику вождения около 2-5 часов, тогда как немцы в своё время даже в Казанской танковой школе имели порядка 50 часов практики вождения. Кстати, Казанская танковая школа (Немецкая танковая школа Кама (танковый центр)), прекратила своё существование 5 сентября 1933 года (начала функционировать с начала 1929 года, затем преобразована в Казанское пехотное училище — далее Казанское танковое училище) после четырёх лет работы. За это время подготовку там прошли около 200 советских и 30 немецких танкистов.
  • Серьезной ошибкой командования ЮЗФ стал приказ М.П. Кирпоноса в ночь с 26 на 27 июня вывести 8-й и 15-й мехкорпуса за линию обороны 37-го стрелкового корпуса. Прекращение относительно успешного контрудара дало немцам время на организацию обороны, а отданный уже Ставкой ГК повторный приказ мехкорпусам атаковать выполнить было затруднительно из-за нехватки горючего. Это привело к отделению от 8 мехкорпуса т.н. группы Н.К. Попеля и ее(?), а позже и всего 8-го мехкорпуса. Части прорывались отдельно друг от друга и понесли большие потери.
  • Превосходство брони Т-34 и КВ оказалось несостоятельным против немецких 88-мм зенитных пушек, чем и воспользовались немцы, за час расстреливая до 20-30 танков на дальних дистанциях. Впоследствии эти пушки устанавливались штатно на танки «Тигр» и другие.
  • Нехватка или полное отсутствие бронебойных снарядов у советских танкистов, участвовавших в сражении.
  • Крайне неумелое и безграмотное проведение советских танковых атак при отсутствии качественной штатной радиосвязи групп и отдельных боевых машин при общей координации сил (в сравнении с качественно иным состоянием радиосвязи в немецких танковых войсках) вело к большим потерям советских экипажей и техники, в том числе и на марше.

ПотериПравить

  • Потери РККА в сражении: 2648 танков[1]. Если немцы имели возможность ремонтировать свои машины и имели трофеи (используя их под белыми крестами), то советские потери были безвозвратными, потому что оставались на оккупированной территории. Всего потери Юго-Западного фронта в приграничном сражении (22 июня - 6 июля): 4381 танк[1]. На 7-9 июля в мехкорпусах оставалось танков: в 8-м — 43, в 9-м — 35, в 15-м — 66, в 19-м — 66, в 22-м — 340, всего 550 танков.
  • Безвозвратные потери в 1-й танковой группе вермахта к 5 июля 1941 года — 85 танков (и 200 в мастерских); потери 1-й танковой группы в живой силе на 6 июля 1941 года 3 817 чел, в т.ч. убитыми 905 чел[2].

ПоследствияПравить

Ударные соединения Юго-Западного фронта провести единое наступление не смогли. Действия советских мехкорпусов свелись к изолированным контратакам на разных направлениях. Результатом контрударов стала задержка на неделю наступления 1-й танковой группы Клейста и срыв планов противника прорваться к Киеву и окружить 6-ю, 12-ю и 26-ю армии Юго-Западного фронта во Львовском выступе. Немецкое командование путём грамотного руководства сумело отразить советский контрудар и нанести поражение армиям Юго-Западного фронта.

Не выдержав позора поражения, 28 июня 1941 застрелился член Военного совета Юго-Западного фронта корпусной комиссар Н. Н. Вашугин.

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 Великая Отечественная война 1941-1945 годов. В 12 томах. — М.: Воениздат, 2015. — Т. 2. — ISBN 975-5-203-02-113-7.
  2. 1 2 3 4 5 6 Исаев А. В. Дубно 1941. Величайшее танковое сражение Второй мировой. — М.: Яуза, 2009. — 189 с. — (Великие танковые сражения). — ISBN 978-5-699-32625-9.
  3. Battle of Kursk (World War II) (англ.). — статья из Encyclopædia Britannica Online.
  4. БРЭ статья «ОБОРОНИ́ТЕЛЬНЫЕ ОПЕРА́ЦИИ НАЧА́ЛЬНОГО ПЕРИ́ОДА ВЕЛИ́КОЙ ОТЕ́ЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ́ 1941–45»
  5. Chamberlain, Peter, 1919-. Encyclopedia of German tanks of World War Two : a complete illustrated directory of German battle tanks, armoured cars, self-propelled guns, and semi-tracked vehicles, 1933-1945. — Rev. ed. — London: Arms and Armour, 1993. — 272 pages с. — ISBN 1854092146.
  6. 1941 год - уроки и выводы. - М.: Воениздат, 1992.
  7. Solonin, Mark Semenovič (1958- ). 22 czerwca 1941 czyli Jak zaczęła się Wielka Wojna Ojczyźniana. — Wyd. 1, dodr. — Poznań: Dom Wydawniczy Rebis, 2008. — 543, [1] s., [12] s. tabl. с. — ISBN 9788375101300.
  8. Glantz, David M. Colossus reborn : the Red Army at war : 1941-1943. — Kansas: University Press of Kansas, 2005. — xix, 807 pages с. — ISBN 0700613536.
  9. Попель, 2001, с. 408.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить

Внешние медиафайлыПравить