Открыть главное меню

Битва на Сутьеске (сербохорв. Bitka na Sutjesci / Битка на Сутјесци) — оборонительные действия Оперативной группы дивизий Верховного штаба Народно-освободительной армии Югославии (НОАЮ) в ходе немецкой наступательной операции «Шварц» (нем. Unternehmen «Schwarz») в период с 15 мая до 15 июня 1943 года. Битва на Сутьеске стала кульминацией народно-освободительной войны в Югославии и самым крупным и кровопролитным партизанским сражением Второй мировой войны в Европе. Велась на территории Черногории, Санджака и Юго-Восточной Боснии. Решающие боевые действия происходили в районе реки Сутьеска. События битвы в югославской и советской историографии также известны под названием «Пятое вражеское наступление» (сербохорв. Peta neprijateljska ofenziva / Пета непријатељска офанзива).

Битва на Сутьеске
Основной конфликт: Народно-освободительная война Югославии
Sutjeska povlačenje 1943.jpg
Бойцы 4-й Черногорской бригады на пути к Милевине во время битвы на Сутьеске, 12 июня 1943 года
Дата 15 мая15 июня 1943
Место Решающие события битвы происходили в районе реки Сутьеска, Босния и Герцеговина
Итог

Тактическая победа войск стран «оси»:

  • Партизанам нанесён большой урон

Моральная победа югославских партизан:

  • Наступление сил «оси» не достигло поставленных целей
Противники

Югославия Народно-освободительная армия Югославии

 Германия
 Королевство Италия
Независимое государство Хорватия НГХ
 Болгария
Флаг четников Четники

Командующие

Югославия Иосип Броз Тито

Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Александер Лёр
Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Рудольф Лютерс

Силы сторон

18 тысяч человек

127 тысяч человек и 160 самолётов

Потери

По данным немецкого командования: общие потери партизан составили 12—13 тысяч человек, в том числе подсчитанных убитых 7489 человек[К 1][2]
По данным историков: безвозвратные потери НОАЮ составили 7 543 человек[3]

По данным немецкого командования:
Общие потери немецких войск составили 2768 человек, в том числе 583 убитых, 1760 раненых и 425 пропавших без вести[2].
Потери войск НГХ: 40 убитых, 166 раненых, 205 пропавших без вести[2].
Потери итальянских войск: 290 убитых, 541 раненых, 1502 пропавших без вести[4].
По данным командования НОАЮ: 5300 убитых (из них 2768 немцев[2], 411 хорватов[2] и 2 тысячи итальянцев)

Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

С югославской стороны в битве участвовали 4 дивизии общей численностью около 22 тысяч человек, в том числе около 4 тысяч больных и раненых. С немецкой стороны задействовались германские, итальянские, усташско-домобранские и болгарские войска, всего около 127 тысяч человек.

В результате месячных ожесточённых боёв главная партизанская группировка вырвалась с очень большими потерями из окружения, сорвав тем самым немецкий план её уничтожения. Битва на Сутьеске явилась моральным поражением войск cтран «оси». Уже во второй половине июня 1943 года НОАЮ начала наступление в Восточной Боснии, где в течение июня — июля освободила значительную территорию. После того, как стало известно о неудавшейся попытке ликвидации главных сил НОАЮ, значительно возросла поддержка партизан всеми югославскими народами, а западные союзники начали снабжать их оружием и боеприпасами. После Битвы на Сутьеске инициатива в военном противостоянии с четниками целиком перешла к партизанам.

ПредысторияПравить

 
Освобождённая партизанами территория так называемой «Бихачской республики», 1942 год

Весной 1943 года германское командование ожидало вторжения англо-американских войск на Балканах. В этой связи решение «партизанской проблемы» и разоружение четников на территории оккупированной Югославии стало вопросом стратегического значения. Основные силы НОАЮ (1-й Хорватский, 1-й Боснийский корпуса и Оперативная группа дивизий Верховного штаба) контролировали обширную освобождённую территорию в Западной Боснии и Хорватии. В случае высадки десанта на Восточной Адриатике партизаны практически обеспечили бы силам союзников плацдарм и нарушили немецкие линии коммуникаций, ведущие к морю. По плану немецкого командования надлежало установить стабильность в регионе ещё к весне 1943 года. В течение декабря 1942 — января 1943 годов в ходе серии совещаний на уровне военного командования стран «оси» была подготовлена крупнейшая на тот период операция под кодовым названием «Вайс» с целью уничтожения всех повстанческих формирований — как партизан, так и четников. Операцию предусматривалось осуществить в три этапа. В ходе первого планировалось ликвидировать главные силы НОАЮ на освобождённой территории юго-восточнее рек Купа и Сава. На втором этапе предстояло уничтожить соединения и отряды партизан, которым удалось бы уйти из-под удара, а также отряды, дислоцирующиеся южнее линии Босански-Петровац — Ключ — Мрконич-Град. На заключительном этапе предполагалось истребить оставшиеся партизанские формирования и разоружить четников[К 2][6][5][7].

Хотя операция «Вайс» охватила обширную территорию Западной Хорватии, Боснии и Черногории, её результаты не оправдали ожиданий. В ходе первого этапа операции, завершившегося 15 февраля 1943 года, войска стран «оси» заняли территорию «Бихачской республики (серб.)», однако партизанам удалось частично уйти из-под удара, частично вырваться из немецкого окружения и собрать свои силы для новых сражений. На втором этапе, к 17 марта, главные силы партизан вновь избежали поражения и прорвались из окружения на реке Неретве. Третий этап операции не проводился. Несмотря на значительные потери НОАЮ, операция «Вайс» не достигла своей цели. В течение следующих восьми недель главные силы Верховного штаба продолжили рейд через Восточную Герцеговину и Черногорию, подавив сопротивление четников в боях у населённых пунктов Невесине и Калиновик и нанеся урон итальянским войскам в первой половине мая в районе городов Никшич и Подгорица[6][5].

Временно приостановив боевые действия против Оперативной группы дивизий Верховного штаба (ОГД ВШ), немецкое командование отслеживало её продвижение на восток и готовилось к новой операции[8]. 1 апреля главнокомандующий немецкими войсками на Юго-Востоке генерал Лёр сообщил Верховному главнокомандованию вермахта о подготовке операции «Шварц» с целью уничтожения сил партизан и формирований четников Михайловича. В начале мая приготовления близились к завершению и Лёр дал санкцию на её начало. Непосредственное руководство операцией возлагалось на командующего немецкими войсками в Хорватии генерала от инфантерии Лютерса (нем. Rudolf Lüters). 6 мая Лютерс отдал приказ подчинённым войскам приступить к осуществлению операции «Шварц» с 15 мая[9].

План немецкого командованияПравить

Согласно замыслу операции «Шварц», планировалось сосредоточить превосходящие силы вокруг Оперативной группы дивизий ВШ в Санджаке и Черногории и окружить её. Затем, наступая в глубину освобождённой территории, стянуть кольцо и ликвидировать партизанские соединения вместе с Верховным штабом. Для реализации замысла выделенные для операции войска надлежало постепенно сконцентрировать вокруг района, отмеченного линиями коммуникаций Фоча — Горажде — Плевля — Приеполе — Биело-Поле — Колашин — Подгорица — Никшич — Билеча — Гацко — Калиновик. Часть сил, действующих с северного и западного вспомогательных направлений, должна была выдвинуться в каньоны рек Тара и Пива и занять все имеющиеся здесь переправы. В то же время главным силам операции предстояло наступать широким фронтом из района населённых пунктов Колашин и Никшич на запад и север в направлении горного массива Дурмитор, зажать в кольце окружения Оперативную группу дивизий на плоскогорье между нижними течениями рек Тары и Пивы и Дурмитором и там её уничтожить. Операция готовилась в условиях строгой секретности. Для обеспечения внезапности итальянская сторона до начала военных действий о деталях операции не информировалась. С учётом требования Гитлера о разоружении четников, генерал Лютерс распорядился уже в начальной фазе операции, в процессе выдвижения немецких войск на исходные позиции, провести разоружение расположенных в районе действий подразделений ЮВуО (сокращение от серб. Југословенска војска у отаџбини) [8][9].

 
Карта боевых действий в ходе операции «Шварц»

Основная роль в операции отводилась германским войскам. C целью повышения боеспособности немецкого контингента в Югославии, до начала операции было проведено переформирование 704-й, 714-й, 717-й и 718-й оккупационных пехотных дивизий соответственно в 104-ю, 114-ю, 117-ю и 118-ю егерские дивизии. Был усилен их командный и личный состав. Дивизионная артиллерия получила горные орудия[8].

В операции задействовались четыре усиленные германские дивизии: 1-я горнострелковая дивизия (переброшенная с Восточного фронта), 7-я добровольческая горнострелковая дивизия СС «Принц Евгений», 118-я егерская дивизия, большая часть 369-й пехотной дивизии, усиленный 724-й полк 104-й егерской дивизии и полк дивизии «Бранденбург», всего около 67 тысяч человек. Кроме них привлекались три итальянские дивизии: 1-я альпийская горнострелковая дивизия «Тауринензе», 19-я пехотная дивизия «Венеция» и 23-я пехотная дивизия «Феррара», численностью 43 тысячи человек, а также так называемые войска группы сектора «Подгорица»: болгарский 61-й полк (2 тысячи человек) и домобранская 4-я егерская бригада. В общей сложности в операции участвовали 7 усиленных дивизий (за весь период около 127 тысяч человек), поддерживаемых 7—8 артиллерийскими полками, одним немецким танковым батальоном и авиацией в составе около 160 боевых и разведывательных самолётов. Планируемая концентрация войск обеспечивала наступающим шестикратное превосходство в живой силе (115 000 : 18 000)[К 3] над партизанской группировкой, состоящей из измученных и голодных людей, cосредоточенных в труднопроходимой безжизненной горной местности и пребывающих на грани выживания, к тому же отягощённой наличием Центрального госпиталя, в котором содержалось около 3500 раненых[8][9][13][14].

Положение и задачи сил операции «Шварц»Править

С целью сокрытия подготовки операции только небольшая часть привлечённых сил вышла к 15 мая на свои исходные рубежи:

  • 1-я горнострелковая дивизия, усиленная полком «Бранденбург», завершала сосредоточение на линии Матешево — Колашин — Мойковац — Биело-Поле с задачей наступать на запад через гору Синяевину к Дурмитору;
  • 7-я горнострелковая дивизия находилась к западу от Мостара, откуда должна была выйти на линию Гацко — Билеча — Никшич и затем несколькими колоннами наступать в направлении Жупа-Пивска, Комарницы и Дурмитора;
  • 118-я егерская дивизия, усиленная двумя полками 4-й домобранской егерской бригады, пребывала в районе Кониц — Сараево — Трново и частью в районе Фочи. Ей надлежало пробиться к нижним течениям Пивы и Тары и перекрыть все переходы через каньоны этих рек;
  • усиленная полковая оперативная группа 369-й пехотной дивизии сосредоточилась в долине Дрины в секторе Устиколина — Горажде и должна была наступать через Чайниче и реку Чехотина, затем выйти на среднее течение Тары и блокировать переправы на данном участке;
  • боевая группа «Людвигер» (немецкий 724-й и болгарский 61-й полк) находилась в долине Лима на участке от Приеполе до Бродарево и имела задачу наступать к реке Тара;
  • дивизия «Венеция» дислоцировалась в гарнизонах в населённых пунктах Колашин, Биело-Поле и Беране;
  • дивизия «Тауринензе» — в Плевле и Приеполе;
  • дивизия «Феррара» — в районе Никшич — Даниловград;
  • группа сектора «Подгорица» — в районе Подгорицы и Спужа[15].

Оперативная обстановка и план действий ВШ НОАЮПравить

В начале мая 1943 года ОГД ВШ вышла на подступы к рекам Тара и Лим, создав тем самым предпосылки для прорыва через Косово и Метохию в Сербию. Этим были поставлены под угрозу линии коммуникаций с германскими войсками в Греции[14]. ОГД имела в своём составе четыре дивизии и одну оперативную группу бригад общей численностью около 18 тысяч человек. Вместе с ними пребывали свыше трёх тысяч раненых и больных, большая часть которых находилась в Центральном госпитале, остальные — в дивизионных и бригадных госпиталях[К 4]. В соответствии с планом Верховного штаба, расположение войск в середине мая соответствовало намерениям дальнейшего продвижения на восток к реке Лим: две дивизии, 1-я Пролетарская (1-я Пролетарская, 3-я Пролетарская Санджакская и 3-я Краинская пролетарская бригады) и 2-я Пролетарская (2-я Далматинская, 4-я Пролетарская Черногорская и 7-я Краинская бригады), завершили подготовку к нападению на итальянские гарнизоны в населённых пунктах Мойковац и Колашин. Остальные силы: 3-я ударная дивизия (1-я Далматинская, 5-я Пролетарская Черногорская и 10-я Герцеговинская бригады), 7-я Банийская дивизия (7-я, 8-я и 16-я банийские бригады, а также приданная 3-я Далматинская бригада) и Дринская оперативная группа (2-я Пролетарская, 6-я Восточно-Боснийская и 1-я Маевицкая бригады) обеспечивали оборону освобождённой территории и расположенного там Центрального госпиталя со стороны Никшича, Гацко, Фочи, Горажде и Плевля. Партизанские дивизии насчитывали от трёх до четырёх тысяч человек. Немецкие дивизии значительно превосходили их по количеству личного состава. К примеру, в 1-й горнострелковой дивизии по состоянию на 1 мая числились 21203 человека — больше, чем во всей ОГД ВШ[8][9].

В начале мая Верховный штаб переместился в район села Доне-Крушево (современное название — Крушево-на-Пиви) и располагался там в течение следующих десяти дней. 8 мая на совещании у Тито командирам 1-й и 2-й пролетарских и 3-й ударной дивизий Коча Поповичу, Пеко Дапчевичу и Радовану Вукановичу были доведены следующие задачи их соединений: 1-й и 2-й дивизиям поручалось овладеть городами Мойковац и Колашин, затем Беране и Андриевицей и тем самым создать условия для прорыва в Косово и Метохию и далее в Южную Сербию. Остальным войскам поручалась оборона освобождённой территории в северо-западной части Черногории и в Санджаке: 3-й дивизии была поставлена задача прикрыть направление со стороны Никшича и Гацко; 7-й Банийской дивизии (командир Павле Якшич) — занять линию в среднем течении реки Чехотина и держать оборону на направлении от Плевля; новосформированной Дринской оперативной группе предстояло прикрывать направление от Горажде и Фочи к Чайниче, особенно к сёлам Челебичи и Шчепан (сербохорв. Šćepan Polje), в районе которых располагался Центральный госпиталь. Через несколько дней после совещания ВШ переместился в Джурджевича-Тару (сербохорв. Đurđevića Tara), чтобы быть ближе к району действий 1-й и 2-й пролетарских дивизий, завершающих подготовку к наступлению в долине Лима и верхнего течения Тары. 15 мая Тито направил этим дивизиям последние указания в отношении штурма Мойковаца и Колашина, назначенного на 17 мая. Начало вражеского наступления, однако, изменило эти планы[17].

Разведывательные сведения о немецких приготовленияхПравить

В первой половине мая в Верховный штаб стали поступать донесения из разных мест о передислокации немецких войск в сторону Черногории, а также первичные непроверенные сведения о готовящемся новом немецком наступлении на этом пространстве. Главный штаб Народно-освободительной армии и партизанских отрядов (НОАиПО) Хорватии сообщил 1 мая, что по железной дороге Босански-Брод — Сараево каждый день проходит «6—8 немецких эшелонов». Штаб 1-го Боснийского корпуса информировал 9 мая о начале переброски немецких войск «через Черногорию в Албанию», а 10 мая известил, что немцы, сконцентрированные в районе Мостар — Имотски, начинают продвижение в направлении Герцеговины и Черногории. Разведка 1-й Пролетарской дивизии доложила 10 мая, что, «по непроверенной информации, немцы имеют задачу обезопасить долину реки Лим, а по некоторым сведениям, развернуть наступление против нас»[17].

Штаб 2-й Пролетарской дивизии 14 мая известил Верховный штаб, что, по непроверенным данным, в Черногории ожидается прибытие «трёх немецких дивизий, а именно: одной из населённого пункта Печ к Колашину, второй — из Приеполе к Плевля и третьей — из Билеча к Никшичу». Всё это были признаки каких-то приготовлений, но Верховный штаб всё ещё не мог определить, каковы настоящие намерения немецкого командования[17]. По заключению сербского историка Гая Трифковича, поздно обнаружив приготовления противника, Оперативная группа дивизий ВШ НОАЮ оказалась в сложном положении[6].

Боевые действияПравить

Выдвижение немецких войск на исходные позиции и разоружение четниковПравить

11 мая, неожиданно для итальянского командования, немецкие войска от населённых пунктов Нови-Пазар и Печ были переброшены в зону итальянского военного контроля в Герцеговине и Черногории. Были заняты железнодорожные и телеграфные линии и сильно ограничены возможности действий итальянских частей. После этого немцы занялись разоружением находившихся в этом районе четников[К 5]. 14 мая, когда 1-я горнострелковая дивизия и подразделения полка «Бранденбург» проникли глубоко в пределы итальянской зоны оккупации, командующий немецкими войсками на Юго-Востоке генерал Лёр известил об этом командующего 2-й итальянской армией генерала Роботти (итал. Mario Robotti). В ходе выдвижения немецких войск на исходные рубежи операции «Шварц», а также в её начальной фазе, к 22 мая были разоружены, интернированы, рассеяны либо частично уничтожены около четырёх тысяч четников. Согласно немецким отчётам, 17 четников были убиты, 3754 — взяты в плен. Несмотря на то, что итальянцам оставалось лишь наблюдать за уничтожением их союзников, при содействии итальянцев большая часть четников избежала разоружения и во главе с Михайловичем отступила в Сербию[5][19][6].

Этапы битвыПравить

Операция «Шварц» началась 15 мая 1943 года концентрическим наступлением немецких и союзных им войск на направлениях к линии блокирования в каньонах нижних течений рек Тара и Пива. Периметр района операции составлял около 500 км. Югославские военные историки разделяют боевые действия ОГД ВШ в ходе состоявшейся битвы на три этапа. Первый этап (15—27 мая) охватывает действия Оперативной группы дивизий с целью продвижения на восток и, после отказа от первичного плана, попытку прорыва в направлении Фочи, в то время как противник осуществлял оперативное окружение партизанских сил. Второй этап (28 мая — 9 июня) включает переброску партизанских соединений через реку Пива на Вучево и выход в долину Сутьески, разделение ОГД на две части и попытку прорыва через горный хребет Зеленгора в Восточную Боснию, а также через реку Тара в Санджак. В этот период немецко-итальянские войска осуществляли тактическое стягивание кольца окружения. Третий этап (10—15 июня) охватывает прорыв большей части ОГД ВШ на Яхорину, окружение и гибель 3-й ударной дивизии и Центрального госпиталя НОАЮ в долине Сутьески[8].

Первый этап (15—27 мая)Править

Утром 15 мая состоялись первые бои между частями ОГД и немецко-итальянскими войсками на линии Биело-Поле — Мойковац — Колашин. Верховный штаб не сразу оценил масштаб угрозы со стороны противника, считая появившиеся в этом районе немецкие войска преодолимым препятствием, которое лишь на некоторое время задержит наступление партизанских дивизий. Однако развитие событий в последовавшие дни и сила атак немцев в секторе Биело-Поле — Колашин указывали на действия неприятеля более широкого масштаба, что вынудило Верховный штаб отказаться от запланированного штурма Колашина и Мойковаца и отдать приказ об отходе войск 1-й и 2-й Пролетарских дивизий на запад с целью сокращения фронта и занятия более выгодных оборонительных позиций[20].

В первые дни операции «Шварц» велись ожесточённые бои и в секторе действий Дринской группы, где противник наступал большими силами из районов Фочи и Горажде. Части 369-й пехотной дивизии уже 15 мая заняли Чайниче и в следующие дни соединились с силами итальянской дивизии «Тауринензе», нападавшей из Плевля. 118-я егерская дивизия одной частью своих войск продвигалась из района Фочи к Челебичам и Шчепан-Полю, а другой пробилась с линии Калиновик — Улог в долину Сутьески. Стремясь вывести из под удара Центральный госпиталь, Верховный штаб отдал 17 мая приказ об эвакуации раненых из района села Челебичи в глубь Санджака. 7-я горнострелковая дивизия СС «Принц Евгений», двигаясь с запада через Неретву, вышла 18 мая на линию Гацко — Билеча и продолжила продвижение несколькими колоннами на направлениях к Жупа-Пивской, Голии и реке Комарница, а основными силами — к Никшичу, чтобы оттуда наступать на север к Дурмитору[20].

С 15 по 20 мая немцам удалось в основном завершить оперативное окружение ОГД ВШ в Санджаке и Черногории. Вместе с тем наряду с успешной реализацией плана операции «Шварц», в первые дни боёв итальянским войскам довелось испытать чувствительное поражение, что отразилось на развитии общих боевых действий. Ещё во время сбора частей 1-й и 2-й пролетарских дивизий для атаки на Колашин и Мойковац была сформирована ударная группа из трёх батальонов 4-й и 5-й пролетарских черногорских бригад с задачей освободить от четников район Пипери и пробиться возле Биоче на дорогу Подгорица — Матешево, чтобы обезопасить с юга запланированный штурм Колашина. 13 мая в районе села Радовце, к северу от Подгорицы, партизаны сходу атаковали и разбили крупную группировку четников, сосредоточенную здесь по согласованию с итальянским командованием с целью совместных действий против ОГД ВШ. В ответ на это итальянцы быстро перебросили из Подгорицы к Биоче части своего 383-го полка. В боях с 14 до 18 мая этот итальянский полк потерпел тяжёлое поражение. Его 3-й батальон был полностью уничтожен, а командир полка погиб. Согласно итальянскому отчёту, потери полка составили 739 человек, из которых 400 человек с восемью офицерами считались попавшими в плен, а остальные — убитыми или ранеными. Ударная группа батальонов захватила так много оружия, боеприпасов и другого военного снаряжения, что вынуждена была часть трофеев уничтожить. Успех подразделений ОГД около Подгорицы был ошеломляющим для итальянского командования и вынудил его форсировать развёртывание частей и сосредоточить около пяти полков в секторе Матешево — Биоче — Подгорица. Это поражение итальянцев на линии коммуникаций между Подгорицей и Колашином всерьёз обеспокоило немцев, сделавших вывод, что «Тито отказался от прорыва в Санджак и перемещает свои силы на юг, чтобы прорваться на юго-восток», и теперь ОГД ВШ намерена прорваться в Албанию. Опасение исхода партизан из кольца окружения вынудило немецкое командование перебросить часть сил на угрожаемое направление, что на начальном этапе наступления ослабило и замедлило продвижение на других участках[20].

Бои 1-й и 2-й пролетарских дивизий с немецкой 1-й горнострелковой дивизией в долине Лима показали бесперспективность прорыва на данном направлении, что поставило на повестку вопрос о поиске решения о дальнейших действиях. По мере развития обстановки Верховному штабу становился понятен замысел противника. 18 мая Тито отменил план прорыва в Южную Сербию и ориентировал войска группы к движению на запад для выхода из окружения в направлении Восточной Боснии[8].

 
Сельские жители переносят раненых во время 5-го антипартизанского наступления

Действия ВШ и ОГД сильно сковывало большое число раненых. Учитывая угрозу главному госпиталю, большая часть 1-й Пролетарской дивизии была срочно переброшена из района Биело-Поле в направлении Фочи для укрепления фронта Дринской оперативной группы. 2-й Пролетарской дивизии было приказано отступить из района Колашина и Мойковаца в глубь горного массива Синяевина и перейти к обороне, в то время, как 7-й дивизии надлежало срочно выдвинуться в сектор Гацко для усиления обороны 3-й дивизии. Перед остальными частями была поставлена задача сдерживания продвижения неприятельских войск[8].

В ожесточённых боях 21—23 мая на пространстве Челебичи — Златни-Бор — Троврх подразделения 118-й дивизии были остановлены и отброшены к Фоче, где перешли к обороне. Дринская группа под командованием штаба 1-й Пролетарской дивизии в составе 5 бригад[К 6], сосредоточенных на юго-восток от Фочи, получила приказ овладеть долиной реки Дрина южнее города Фоча, занять плацдарм на Дрине и создать условия для вывода раненых из окружения в направлении горы Яхорина. 24 и 25 мая бригады Дринской группы совершили несколько атак на оборону 118-й егерской дивизии, но преодолеть её не смогли. На этот сектор немцы быстро перебросили пополнения и сконцентрировали действия авиации. Положение Дринской группы обострилось после того, как 369-я дивизия оттеснила 3-ю Далматинскую бригаду и части 7-й дивизии, форсировала Чехотину в районе Градеца и устремилась к Челебичам, чем создала угрозу тылу партизанской оперативной группы у Фочи. Ввиду этого штаб 1-й Пролетарской дивизии прекратил 25 мая атаки у Фочи и перешёл к обороне. На остальных участках неприятель продолжал теснить партизанские части. Учитывая обстановку, сложившуюся после безуспешной попытки прорыва Дринской оперативной группы, Верховный штаб принял 26 мая решение о выходе ОГД из окружения через Пиву, Вучево[К 7] и каньон реки Сутьески[8].

Второй этап (28 мая — 9 июня)Править

Верховный штаб понимал военное значение сектора Пивы для операций ОГД. Ещё в начале действий на направлении Фочи, Тито отправил 22 мая на Вучево два батальона 2-й Пролетарской бригады, чтобы обеспечили «в случае необходимости» плацдарм на том направлении. Дальнейшее развитие обстановки показало большое значение этого решения. Заняв Вучево 23 мая, батальоны помешали немцам овладеть важной позицией и закрыть выходы к Сутьеске. Местность на данном направлении была самой труднопроходимой из всех направлений, но именно данный фактор сейчас давал партизанам возможность прорыва из окружения. Когда немецкое командование оценило ситуацию, на плоскогорье Вучево уже были сосредоточены значительные силы партизан[8][21][22].

 
Подразделения 1-й Пролетарской бригады на привале возле Вучево

С 27 по 29 мая 1-я и 2-я дивизии, а также 6-я Восточно-Боснийская и Маевицкая бригады перебрались через Пиву и вышли на Вучево. В то же время началось отступление других частей ОГД из Санджака на левый берег Тары. Верховный штаб НОАЮ размещался недалеко от Чёрного озера под Дурмитором, откуда вечером 28 мая отправился в направлении Мратине на Пиве. Туда же с Синяевины были направлены 4-я Черногорская и 2-я Далматинская бригады 2-й Пролетарской дивизии. В тот же день в Верховный штаб прибыла английская военная миссия в составе шести человек, спустившихся накануне на парашютах на Негобуджско-Поле к востоку от Жабляка[К 8][8].

В последние дни мая подразделения немецкой 118-й егерской дивизии пытались овладеть Вучево и закрыть переправы на Пиве, однако к этому времени Верховный штаб уже сместил акцент боевых действий на левый берег реки, куда перешли семь бригад ОГД и перехватил у противника оперативную инициативу на данном направлении. В боях южнее Мратине, на Вучево в районе колыбы Коритник и в долине Сутьески партизаны отбили все немецкие попытки взять плато между Пивой и Сутьеской. Это пространство послужило им исходной позицией для дальнейшего прорыва[8][23].

 
Вид на Тьентиште

Занятие плацдарма на Сутьеске между селом Суха и высотой Кошур создало условия для прорыва из окружения на данном участке фронта. После завершения перегруппирования частей ОГД, Верховный штаб отдал 31 мая приказ о выходе из окружения. Дринской оперативной группе была поставлена задача расширить плацдарм на Сутьеске и тем самым повысить возможности для отступления ОГД к Зеленгоре. 2-я Пролетарская бригада должна была удерживать cело Суха, занять позиции на южных склонах горного хребта Товарница и предотвратить все попытки немцев продвинуться с юга в долину Сутьески. Трём бригадам 2-й Пролетарской дивизии надлежало действовать южнее Мратине в направлении истоков Неретвы, в то время как 3-я Краинская, 2-я и 3-я далматинские бригады должны были перейти через Пиву на Вучево и поддержать партизан в долине Сутьески. 3-я и 7-я дивизии обороняли подходы к Пивскому плоскогорью на правом берегу реки Комарница, восточных склонах Дурмитора и по левому берегу Тары, чтобы задержать наступление немецких войск и дать возможность переправить Центральный госпиталь через Пиву на Вучево. 1-му Боснийскому корпусу 29 мая было приказано отправить 5-ю дивизию через местечко Фойница в направлении Трново и Калиновика для дальнейшего взаимодействия с ОГД[8][23].

В связи с тем, что 118-я дивизия не смогла взять Вучево и закрыть переправы в каньоне Пивы, не состоялся основной замысел операции «Шварц» по окружению ОГД на пространстве между Тарой, Пивой и Дурмитором. Распознав намерения партизанского командования прорваться из окружения на Сутьеске, немцы в конце мая приняли решение значительно усилить оборону её левого берега. Для этого в последующие дни всю 118-я пехотную дивизию перебросили из района Фочи в долину Сутьески и на левом берегу реки организовали оборону для предотвращения прорыва ОГД. Большая часть 369-й пехотной (хорватской) дивизии была возвращена с реки Чехотина окружным путём через Горажде и Фочу в район населённых пунктов Милевина и Калиновик. Отсюда она должна была выдвинуться по северо-западному направлению через Зеленгору и, при необходимости, образовать новую линию обороны с целью пресечения возможного прорыва партизан через оборонительные позиции 118-й пехотной дивизии на Сутьеске или укрепить её линию обороны на этой реке. Правый берег Тары заняла 4-я домобранская бригада. 7-я дивизия СС была перевезена автотранспортом через Никшич, Билече и Гацко на участок между Чемерно и Плужине. Отсюда ей надлежало наступать через хребет горы Биоч, Волуяк и Маглич в междуречье Пивы и Сутьески и теснить части НОАЮ на плато Вучево. Итальянская дивизия «Феррара» и немецкая 1-я горнострелковая дивизия наступали через Дурмитор к нижнему течению Тары и Пивы. Немецкое командование рассчитывало стянуть кольцо окружения вокруг партизан и уничтожить ОГД в районе Вучево и Пивского плоскогорья[8][23].

На стороне наступающих были численное, тактическое и техническое превосходство, хорошо функционирующие радиоразведка и снабжение войск, а также поддержка авиации. В противоположность им, перед плотно окружённой ОГД остро нарастала проблема обеспечения питанием подразделений и госпиталей. В последний и самый трудный период битвы бойцы и раненые вынуждены были питаться травой. Но несравненно большие трудности для Оперативной группы дивизий составляли раненые и больные, лишающие партизанские дивизии всей свободы манёвра[9][24].

 
Прорыв ОГД ВШ НОАЮ из окружения в ходе немецкой операции «Шварц» (1-25 июня 1943 года)

Несмотря на предпринятые немецким командованием меры, благодаря самоотверженности бойцов 1-й и 2-й пролетарских бригад партизанам удалось отстоять участок Сутьески шириной до 6 км (по другим данным 4—5 км) между сёлами Суха и Тьентиште. Верховный штаб стремился расширить этот плацдарм и освободить направление Попов-Мост — Врбница. В бой были введены 1-я Маевицкая, 6-я Восточно-Боснийская и 3-я Краинская бригады, однако их атаки на немецкие позиции в районе гор Кошур, Боровно и у села Попов-Мост остались без успеха[8][25].

Усилившиеся немецкие атаки на левом берегу Сутьески в период с 31 мая по 3 июня не только не позволили расширить узкий плацдарм между Суха и Тьентиште, но и создавали угрозу его ликвидации. Ситуация в долине Сутьески становилась всё более сложной. До 2 июня части 7-й горнострелковой дивизии СС «Принц Евгений» вышли на пространство гор Биоч и Маглич. Оборона 118-й пехотной дивизии в долине Сутьески и наступление 7-й дивизии СС с юга на левый фланг ОГД сильно ухудшили положение партизан на Вучево. Узкого плацдарма между селом Суха и горой Кошур, а также всего двух троп, ведущих оттуда на Зеленгору было недостаточно для прорыва и выхода из окружения всей ОГД, включая Центральный госпиталь. К тому же госпиталь, 3-я и 7-я дивизии всё ещё пребывали на Пивском плоскогорье, вдали от плацдарма на Сутьеске. Операция «Шварц» входила в решающий этап её реализации. Командующий операцией генерал Лютерс переместил свой штаб из Сараево в район Милевины, чтобы в непосредственной близости руководить ликвидацией партизанской группировки во главе с Верховным штабом. В этой ситуации Верховный штаб на рассвете 3 июня перебрался у Мратине через Пиву и в тот же день на совещании принял решение о разделении ОГД на две оперативные группы, действующие на расходящихся направлениях[8][23][26].

Первую группу, под командованием ВШ, составили 1-я и 2-я пролетарские дивизии с десятью бригадами, которые до этого переправились через Пиву. Группе ставилась задача прорыва на северо-запад через Сутьеску.
Вторая группа состояла из 3-й ударной и 7-й Банийской дивизий, с шестью бригадами: 1-я Далматинская, 5-я Черногорская, 3-я Санджакская, а также 7-я, 8-я и 16-я банийские. Эти части и Центральный госпиталь[К 9] всё ещё находились к востоку от Пивы. Для управления 2-й группой (южная группа) был образован оперативный штаб во главе с Радованом Вукановичем, бывшим командиром 3-й дивизии, и Милованом Джиласом. Командовать 3-й дивизией назначили Саву Ковачевича, комбрига 5-й Черногорской бригады. Группе поручалось прорываться через Тару в Санджак или, в зависимости от развития ситуации, через Синяевину или Голию в Санджак или Черногорию[8].

Решение разделить ОГД на две части было продиктовано тяжестью сложившейся обстановки. Существовала угроза ликвидации немцами плацдарма на Сутьеске в момент, когда 1-я и 2-я пролетарские дивизии были сосредоточены на узком пространстве Вучево, обложенные с юга 7-й дивизией СС. Всякое промедление осложняло их положение, а виды на прорыв были неясными. Обстановку дополняла угроза скорого овладения противником районом Мратине, где находился последний свободный переход через каньон Пивы и могли переправиться 3-я и 7-я дивизии с госпиталем и ранеными[26].

Для выхода из котла с занимаемого партизанами узкого плацдарма Оперативная группа дивизий могла воспользоваться лишь двумя горными тропами. Первая вела от Тьентиште до села Крековиrusr и далее через Милинкладу. Вторая тянулась от села Сухе вдоль горного хребта Товарница через плато Доне- и Горне-Баре[К 10], затем гребнем Зеленгоры. Наступая на флангах со стороны деревень Граба, Попов-Мост и горы Кошур, противник большими силами настойчиво пытался закрыть существующую брешь в долине Сутьески. 6 июня ВШ отдал приказ частям первой группы прорываться через Зеленгору, используя существующий плацдарм между Суха и Тьентиште. 1-й Пролетарской дивизии — по первому пути через Тьентиште — Милинкладу — Врбничке-Колибе. 2-й Пролетарской дивизии — по второй тропе от села Суха через плато Доне- и Горне-Баре в район источника Коньске-Воде. В это время в частях партизан уже обострился голод. Чтобы прокормить бойцов, Верховный Главнокомандующий приказал закоать тяжёлое оружие, обоз сократить до минимума, а лошадей использовать для пропитания людей и транспортировки раненых. 5 июня ВШ дал указание 1-му Боснийскому корпусу отправить свои части навстречу силам ОГД, прорывающимся через Сутьеску и Зеленгору[8][26].

 
Раненые бойцы 2-й Далматинской бригады на горе Милинклада около Сутьески, 9 июня 1943 года

8 июня большая часть 1-й Пролетарской дивизии (1-я Пролетарская и 3-я Краинская бригады) пробилась на Зеленгору. 2-й Пролетарской дивизии, а с ней и Верховному штабу, прорваться не удалось. Ещё 5 июня на их направлении в авангарде 2-й дивизии выдвинулась 2-я Далматинская бригада с задачей овладеть гребнем горы Товарница и обеспечить проход остальных бригад дивизии и Верховного штаба. Вскоре после выхода в район плато Доне- и Горне-Баре она завязала тяжёлые бои с превосходящими силами 118-й егерской дивизии, овладевшей Товарницей и плато Горне-Баре. Егерей поддерживала артиллерия и авиация и они стремились закрыть единственный открытый участок на Сутьеске между сёлами Суха и Тьентиште. Ценой потери около половины личного состава 2-я бригада задержала продвижение немцев, но путь на Зеленгору через Доне- и Горне-Баре остался закрытым. 8 июня Верховный Главнокомандующий Тито принял решение продолжить прорыв по маршруту 1-й дивизии. Этот узкий коридор от Тьентиште через Милинкладу до Зеленгоры с большими потерями удерживался батальонами 2-й Пролетарской и 6-й Восточно-Боснийской бригад. Путь находился под огнём немецких войск, а также подвергался ударам авиации. В этих условиях части первой группы дивизий постепенно перебрались 9 июня через Сутьеску и достигли Зеленгоры. При этом утром во время бомбардировки немецкими самолётами партизанской колонны был ранен и сам Тито[8][21][26].

 
Иван Рибар (слева) и Иосип Броз Тито во время битвы при Сутьеске, 13 июня 1943 года

Понимая, что 118-я егерская дивизия не сможет остановить силы НОАЮ на Сутьеске, немецкое командование издало 7 июня приказ 369-й (хорватской) пехотной дивизии, переброшенной накануне на дорогу Фоча — Калиновик в район населённого пункта Милевина, закрыть разрыв кольца блокирования на участке между 7-й горнострелковой дивизией СС и 118-й егерской дивизией. 9 июня хорватской дивизией был создан на Зеленгоре новый рубеж окружения перед 1-й и 2-й пролетарскими дивизиями, только что прорвавшимися через Сутьеску[8][25].

В то время как 1-я и 2-я дивизии с Верховным штабом пробивались через Сутьеску, части 3-й ударной и 7-й Банийской дивизий предприняли несколько попыток уйти вместе с ранеными Центрального госпиталя через Тару в Санджак. Не располагая никакими средствами для форсирования Тары, противоположный берег которой был занят неприятелем, а также обременённая госпиталем, осуществить прорыв южная оперативная группа не смогла. Превосходящие по силе немецкие и итальянские войска нападали на неё по всему фронту между Пивой и Тарой, что делало положение окружённых более чем критическим. В этой обстановке командование южной группы решило пробиваться через Пиву на Вучево и далее по пути первой группы на Зеленгору. Седьмого июня 7-я Банийская дивизия, а с ней 600 легко раненых, перешли Пиву у села Чокова-Лука и после некоторой задержки продолжили движение к Тьентиште. За ними с 8 по 10 июня перебрались на Вучево 3-я ударная дивизия и Центральный госпиталь. Таким образом, подвергающаяся всё усиливавшимся атакам противника с земли и воздуха, ОГД ВШ с Центральным госпиталем, разделённая на несколько между собой тактически несвязанных групп, была рассредоточена к вечеру 9 июня в узком коридоре длиной около 35 км от каньона Пивы до Врбничке-Колибе на Зеленгоре и пребывала в самом критическом положении. Боевые столкновения, многодневные ночные переходы, бессонница, истощение и голод исчерпали физические силы бойцов[8][26].

Третий этап (10—15 июня)Править

 
Командир 1-й Пролетарской бригады Данило Лекич беседует с бойцами перед прорывом на Сутьеске, июнь 1943 года

Учитывая угрозу немецких фланговых ударов с целью рассечения партизанской группировки и её уничтожения по частям, вечером 9 июня штаб 1-й Пролетарской дивизии принял инициативное решение нанести удар по противнику, пока тот не перешёл в наступление. Утром 10 июня 1-я Пролетарская бригада атаковала немецкие позиции в районе горы Балиновац и отбросила подразделения 369-й дивизии в северном направлении. Введённая в бой 3-я Краинская бригада продолжила преследование противника к линии Фоча — Калиновик. Остальные силы 1-й и 2-й дивизий с Верховным штабом оставались в течение 10 июня в районе Лучке- и Врбничке-Колибе в ожидании подхода 3-й и 7-й дивизий с госпиталем. Обороняя узкий коридор на Зеленгоре, подразделения 2-й дивизии в течение 10 июня отбили несколько ожесточённых атак неприятеля. Наиболее тяжёлые бои вела 4-я Пролетарская Черногорская ударная бригада в районе горного перевала Любин-Гроб и 2-я Пролетарская бригада в районе высот Велика- и Мала-Кошута. Ночью с 9 на 10 июня на Зеленгору в район Лучке-Колибе пробилась 7-я дивизия, что вселило надежду на прорыв 3-й дивизии. Тем временем после прорыва кольца окружения у Балиноваца командование партизан ожидало, что немцы снова закроют котёл. Откладывать прорыв на север уже было нельзя. Поэтому, видя отсутствие возможности помочь 3-й дивизии, Тито отдал приказ всем частям 2-й и 7-й дивизий выступить на север в направлении населённых пунктов Ратай и Милевина и далее на Яхорину[8][26].

 
2-я Пролетарская дивизия в походе через Зеленгору во время Битвы на Сутьеске, июнь 1943 года

По приказу генерала Лютерса от 10 июня 1943 года, ни один мужчина, способный носить оружие, не должен был выйти из окружения живым. При поддержке танков и авиации немцы снова попытались замкнуть кольцо блокады на дороге Фоча — Калиновик. 12 июня 1-я Пролетарская бригада штурмом прорвала немецкий заслон на направлении Ратай — Милевина. Через созданное «окно» из окружения вырвались 1-я, 2-я и 7-я дивизии вместе с Верховным штабом. Попытки немецкого командования создать очередную заградительную линию вдоль железной дороги Сараево — Вышеград, а также организовать общее преследование разбитых партизанских дивизий не удались из-за отсутствия необходимых сил. В течение 15 июня ОГД ВШ достигла южных склонов Яхорины[8][25].

В течение этого времени 3-я ударная дивизия прорвалась под артиллерийским огнём и ударами вражеской авиации через Вучево к Сутьеске. В её авангарде шла 1-я Далматинская бригада, которая отвечала за плацдарм в районе Тьентиште. Погода 10—11 июня была пасмурной, дул сильный ветер и шёл дождь. После полудня 11 июня бригаде удалось переправиться через Сутьеску и атакой овладеть Тьентиште, но удержать плацдарм она не смогла. В течение ночи и следующего дня далматинцы пробились на Зеленгору, где должна была собираться вся дивизия. К востоку от Сутьески оставалась основная часть 3-й дивизии и более 1200 раненых Центрального госпиталя, окружённые со всех сторон немецкими 118-й егерской, 1-й горнострелковой и 7-й дивизией СС «Принц Евгений», а также итальянской дивизией «Феррара»[8][28][26].

С рассветом 13 июня подразделения 3-й ударной дивизии (5-я Пролетарская Черногорская и 3-я Пролетарская Санджакская бригады, 2-й батальон 1-й Далматинской и Мостарский батальон 10-й Герцеговинской бригад) начали переправу через Сутьеску рядом с Тьентиште. За ними следовали раненые и больные. Немцы занимали позиции вглубь от реки на склонах гор Кошур и Озрен. В лесу, в нескольких сотнях метров выше берега, партизаны попали под убийственный огонь с близкой дистанции. Атаки 3-й дивизии следовали одна за другой, но прорваться через немецкие позиции партизаны не смогли. В ходе утреннего штурма погиб командир дивизии Сава Ковачевич. В течение 13 июня дивизия была разбита. Почти половина её состава погибла, в том числе 11 Народных героев Югославии. Примерно тысяче бойцов и командиров удалось пробиться отдельными группами разной численности на Зеленгору или назад через Сутьеску в Санджак или Черногорию. С ними из окружения вышло и некоторое количество раненых. После гибели 3-й дивизии Центральный госпиталь остался незащищённым и в основном погиб. Немецкими солдатами были убиты свыше 1000 раненых и около 100 воспитанников детского дома. По данным немецкого источника, в ходе зачистки территории между Сутьеской, Пивой и Дриной были захвачены и расстреляны 1200 партизан[К 11]. Также были обнаружены тела 200 человек, среди которых был опознан Сава Ковачевич[8][28].

 
Немецкие солдаты убивают раненых партизан на Сутьеске, 1943 год

В кольце окружения погиб ряд видных активистов народно-освободительного движения, в их числе заместитель председателя исполкома АВНОЮ Нурия Поздерац, публицист Веселин Маслеша, профессор Белградского университета доктор Сима Милошевич, а также молодой хорватский поэт Иван Горан Ковачич, создатель поэмы «Пещера» — ему удалось вырваться из окружения, но вскоре он попал в плен и погиб где-то на Дрине[28].

14 июня 1943 года немцы завершили операцию «Шварц» и начали отвод войск[28].

ИтогиПравить

Оперативная группа дивизий ВШ НОАЮ потерпела серьёзное поражение, хотя и пробилась в последний момент из окружения. Из 22 148 комбатантов ОГД (19 265 мужчин и 2883 женщин) погибли 7543 человека (6946 мужчин и 597 женщин, из которых 352 были медсёстрами). Тяжесть поражения подчёркивает принятое 9 июня 1943 года вынужденное решение о роспуске Центрального госпиталя и укрытии в лесах и пещерах неходячих раненых и больных. Большая часть из них впоследствии погибла от рук немецких или итальянских солдат[8][3][29]. В битве на Сутьеске впервые после событий у Златибораrusr (29 ноября 1941 года) НОАЮ пожертвовала своими ранеными ради спасения оперативных подразделений[К 12][31].

Согласно донесению командующего немецкими войсками в Хорватии от 20 июня 1943 года, общие потери немецких войск составили 2768 человек, в том числе 583 убитых, 1760 раненых и 425 пропавших без вести. Потери хорватских домобранских частей составили 411 человек, в том числе 40 убитыми, 166 ранеными и 205 пропавшими без вести. Итальянские дивизии потеряли 290 человек убитыми, 541 ранеными и 1502 пропавшими без вести[2].

В ходе боёв с партизанами немцы взяли в качестве трофеев 10 пушек, 6 противотанковых орудий, 47 станковых пулемётов, 173 пулемёта, 32 тяжёлых и 25 лёгких миномётов, 3608 винтовок и большое количество боеприпасов[2].

Генерал Лёр писал о сражении: «Бои были чрезвычайно тяжёлыми. Все командиры сошлись во мнении, что их войскам довелось вести самые ожесточённые бои за всю войну»[32]. Оперативный отдел штаба 118-й егерской дивизии в донесении командующему немецкими войсками в Хорватии от 15 июня 1943 года по завершении операции «Шварц» дал следующую оценку действиям партизан: «Противник показал невероятную манёвренность, хорошее руководство, большую атакующую энергию, буквально фанатический боевой дух и неимоверную стойкость. Вопреки недостаточному снабжению, большим потерям личного состава из-за болезней и эпидемий, а также боевым потерям, этот враг, состоящий из сербов, черногорцев, боснийцев и далматинцев, оставался до последнего момента чрезвычайно опасным и, вследствие знания местности и приспособленности к её условиям, зачастую превосходящим противником, который нанёс нам чувствительные потери…»[33].

 
Флаги Германии, Италии и Болгарии на Дурмиторе, гора Боботов-Кук, июнь 1943 года

В ходе операции «Шварц» фашистами были убиты около 1200 человек из числа гражданского населения, в том числе женщин и детей, уничтожено около 5500 жилых и других зданий, угнано около 67 000 голов крупного рогатого скота[9].

В течение 32 дней операции «Шварц» подразделения немецких и итальянских ВВС с аэродромов в Мостаре, Бутмире, Райловаце и Скадаре совершили около 2000 боевых и разведывательных вылетов против ОГД ВШ НОАЮ, в том числе немецкие — 1300[28].

С немецкой точки зрения, в июне 1943 года можно было с удовлетворением смотреть на достижения месячной борьбы с повстанцами. Партизанским и националистическим силам был нанесён значительный урон. Хотя обе главные цели — уничтожение партизан и полное разоружение четников — не были достигнуты, по крайней мере на первое время на оккупированных землях Югославии была обеспечена безопасность важных индустриальных центров и линий коммуникаций[5]. Вместе с тем дважды упущенные шансы полной ликвидации партизанской группировки во главе с Тито и невозможность свалить вину за это на итальянского союзника стали предметом тщательного разбирательства и организационных выводов со стороны Главнокомандования Юго-Востока[К 13][34].

С югославской точки зрения, объединённые войска немецких, итальянских и болгарских оккупантов и югославских коллаборационистов не смогли достичь поставленной цели — уничтожения Оперативной группы дивизий во главе с Верховным штабом. Партизаны, несмотря на большие потери, вырвались из кольца окружения и уже во второй половине июня 1943 года развернули широкомасштабное наступление в Восточной Боснии, вновь создав освобождённую территорию[28].

Последующие событияПравить

Пробившись из окружения, ОГД ВШ направилась в Восточную Боснию. После короткого отдыха в ночь с 17 на 18 июня 1943 года 1-я Пролетарская дивизия пересекла железную дорогу Сараево — Вишеград и переместилась в район Власеницы. 2-я Пролетарская и 7-я Банийская дивизии вместе с Верховным штабом перешли к Подромании, Олову и Кладани. В это время численность наличного состава соединений группы не достигала и трети от начальной. На новом месте ОГД пополнилась 1-й, 2-й и 3-й воеводинскими (сремскими) бригадами. Несмотря на недавнее поражение, партизаны по прежнему составляли угрозу эксплуатируемым немцами промышленным районам Восточной Боснии. Подтверждением этому явилось разрушение 29 июня 1943 года частями 5-й Краинской дивизии угледобывающего предприятия около Какани. До начала июля 1943 года части ОГД и восточно-боснийские отряды подавили оборону слабых усташско-домобранских гарнизонов и овладели населёнными пунктами Сребреница, Власеница, Хан-Песак, Братунац, Дриняча, Олово, Кладань и Зворник. Вслед за этим направились к Озрену и Добою в горнодобывающий район Тузлы, долину рек Спреча и Кривая и далее в Центральную Боснию. С целью уничтожения неприятельских линий коммуникаций Завидовичи — Олово и Маглай — Добой, горнодобывающих рудников и промышленных объектов, а также ликвидации органов власти усташей и четников в районе Озрена, в начале июля была сформирована Кривайская оперативная группа в составе 4-й Пролетарской, 1-й Далматинской и подразделений 5-й Черногорской бригад. Приоритетной задачей являлась мобилизация рабочих в ряды партизан. Второго июля были сформированы 16-я Воеводинская и 17-я Восточно-Боснийская дивизии. Несмотря на их малочисленность, Верховный штаб рассчитывал на прилив новых бойцов. Так, в момент создания 16-я дивизия имела около 1550 бойцов, однако к 20 августа достигла численности 2590 человек за счёт пополнения партизанами из Срема. В начале июля 1943 года в Восточной Боснии действовали 1-я и 2-я пролетарские, 5-я Краинская, 7-я Банийская, 16-я и 17-я дивизии НОАЮ[35][36][37].

После Битвы на Сутьеске стала широко распространяться деморализация Хорватских вооружённых сил. Этим воспользовалось командование ОГД ВШ, создавшее 2 июля группу в составе Павле Якшича, Родолюба Колаковича и Исы Йовановича, уполномоченную вести переговоры о сдаче частям НОАЮ домобранских гарнизонов Восточной Боснии, в том числе в городах Тузла и Зворник. Инструкции для партизанской делегация включали: установление «как можно более тесного контакта со всеми представителями хорватских военных и гражданских властей», которые склонны к сотрудничеству с партизанами; предоставление гарантий безопасности и сохранения личного имущества домобранским офицерам и сержантам, а для тех, кто перейдет на сторону партизан — сохранение воинских званий и возможность дальнейшего продвижения по службе[35].

Итоги битв на Неретве и Сутьеске обусловили начало процесса изменения политики Великобритании по отношению к НОАЮ, завершившегося решением о военной поддержке партизан Югославии, принятым на Тегеранской конференции руководителей трёх ведущих держав антигитлеровской коалиции[38].

Современные оценкиПравить

Cербский историк Гай Трифкович так оценивает итоги Битвы на Сутьеске: «Спустя почти месяц военных действий, ставших по интенсивности самыми тяжёлыми за весь период войны, немцы завершили 15 июня 1943 года операцию „Шварц“. На оперативном уровне НОАЮ потерпела тяжёлое поражение, потеряв более 7500 человек. В стратегическом плане, операция стала неудачей сил „оси“, потому что им не удалось ни устранить, ни существенно снизить угрозу со стороны партизан в Югославии. События конца весны 1943 года только подтвердили правду пословицы о том, что партизаны побеждают, выживая»[6].

По словам немецкого историка Клауса Шмидераrude, операция «Шварц» явилась кульминацией в войне оккупационных сил стран «оси» против Народно освободительной армии Югославии, а решающее влияние на ход битвы оказало принятое Тито 18 мая 1943 года дальновидное решение занять плацдарм на западном берегу реки Пивы. Через это «игольное ушко» большая часть окружённых партизанских сил переправилась впоследствии в направлении к следующему естественному препятствию — реке Сутьеске. И хотя вероятное место прорыва ОГД ВШ стало известно командующему операцией «Шварц» генералу Лютерсу не позднее конца мая, перегруппировка части немецких войск превратилась в настоящую гонку со временем. В итоге партизаны Тито первыми заняли критические переправы и горные тропы, а их противнику не удалось замкнуть кольцо окружения на реке Сутьеске. Вовремя созданный плацдарм на её левом берегу обеспечил переправу 1-й и 2-й пролетарских и 7-й Банийской дивизий в период 8—10 июня[39][25]. По оценке Шмидера, отчаянное мужество партизан, с которым они пробивали себе путь из окружения, не в последнюю очередь было обусловлено немецкой практикой расстрела пленных[К 14][40].

Согласно оценке историка Карло Ружичич-Кесслера, операция «Шварц» решительно изменила положение на югославских землях. Четники — антикоммунистические союзники итальянской армии — были сильно ослаблены и утратили значительную часть своей боеспособности. То, что партизаны сохранили свою боеспособность, стратегически явилось большим поражением вермахта и его союзников. Ожесточённая борьба с оккупантами обеспечила НОАЮ приток новых сил. Срыв немецких планов уничтожения партизан был использован в пропагандистских целях и обеспечил им поддержку населения в будущем. Операция «Шварц» имела деморализующее воздействие на итальянскую армию. По мнению немецкого историка Клауса Шмидера, ответственность за неудачу операции «Шварц» несло немецкое командование[К 15][5].

 
Британская военная миссия на Зеленгоре во время Битвы на Сутьеске

Битва на Сутьеске была самым большим и кровопролитным партизанским сражением Второй мировой войны в Европе. Для сравнения, в антипартизанской операции нацистов под кодовым названием «Котбус» (май — июнь 1943 года), крупнейшей из проведенных на территории Белоруссии, участвовали 17 тысяч солдат немецких войск и коллаборационистских формирований. Значение Битвы на Сутьеске заключается в её неизмеримой политической выгоде для югославского партизанского руководства. В ходе боёв в Верховный штаб НОАЮ впервые прибыла британская военная миссия, ставшая очевидцем военных действий. Руководитель миссии, разведчик капитан Уильям Стюарт был смертельно ранен. Также раненый будущий британский историк капитан Уильям Дикин сообщил в Лондон о масштабе сражений и вовлечённых в них войск стран «оси», что в конечном итоге привело к международному признанию народно-освободительного движения. События на Сутьеске стали отправной точкой для стремительного роста роли и авторитета Верховного главнокомандующего И. Броза Тито, чьё лёгкое ранение во время битвы сделало его народным героем, а на международном уровне — одним из великих военачальников Второй мировой войны. Тито был единственным главнокомандующим союзников, раненным на фронте. В конце концов, боевой опыт, командование сражениями, ранения и победы являются теми характеристиками, которые во все времена гарантировали полководцам высокий статус и уважение современников[11].

Наряду с этим, военный историк Давор Мариян[hr] из Хорватского института истории считает, что поход Оперативной группы дивизий в Санджак и Черногорию был преждевременным и изначально являлся ошибкой Тито. Существует точка зрения, что немцы преднамеренно позволили партизанам сосредоточиться на труднопроходимой территории, подходящей для ловушки. Тот факт, что партизаны из неё всё-таки вырвались, является чудом. Другой серьёзной ошибкой явилась потеря времени, важного для выхода из подготовленной немцами западни, утраченного на ожидание прибытия британской военной миссии, затянувшегося на несколько дней из-за неблагоприятных метеорологических условий. Это ожидание было буквально оплачено тысячами партизанских жизней. По этой причине, на некоторых участках битвы части ОГД ВШ НОАЮ были вынуждены вести фронтальные бои, что не характерно для партизанской войны. В таких боях у них были минимальные шансы выжить, что и показали события сражения. Потери в Битве на Сутьеске были огромными, особенно во 2-й Далматинской бригаде в боях в районе Горне- и Доне-Баре, где погибла половина её бойцов, а также в 4-й Пролетарской Черногорской бригаде на перевале Любин-Гроб[42].

Другой хорватский историк Хрвое Класич (хорв. Hrvoje Klasić) отмечает, что партизаны в Битве на Сутьеске, в которой массово участвовали хорваты, в основном из Далмации, являются одним из самых ярких эпизодов истории Хорватии. Этих людей никто не мобилизовывал, не принуждал присоединиться к битве. Они приняли решение бороться со злом в тяжелейших условиях. Эти люди заслужили быть гордостью хорватских граждан, потому что во всём мире не было такого сильного движения Сопротивления[43].

Память о сраженииПравить

  • В память Битвы на Сутьеске в 1974 году открыт мемориальный комплекс «Долина героев» вблизи села Тьентиште. Главным скульптором и архитектором проекта комплекса был Миодраг Живкович. Внутренность мемориального дома украшена фресками Крсто Хедегушича[44]. Со времени открытия мемориал был местом ежегодных памятных торжеств, приуроченных ко времени битвы. На каждый пятый и десятый год от событий Второй мировой войны собирались более 100 тысяч человек. В конце 80-х годов эта традиция прервалась. С 2000 года на мемориале в Тьентиште снова начали отмечать битву между партизанами и фашистами[45]. С 2011 года комплекс находится под охраной ЮНЕСКО[46].
  • Событиям битвы посвящены югославские художественные фильмы «Сутьеска» и «Вершины Зеленой горы». Первый был создан в 1973 году. Главную роль — Иосипа Броза Тито, в нём исполнил Ричард Бёртон. Второй фильм, вышедший на экраны в 1976 году, повествует о героической обороне перевала Любин-Гроб бойцами 4-й Пролетарской Черногорской ударной бригады. Одну из главных ролей фильма сыграл Сергей Бондарчук[47].
  • В югославском фольклоре есть много песен о битве. Одна из самых известных народных песен — Што то хучи Сутьеска (сербохорв. Što to huči Sutjeska) — посвящена Саве Ковачевичу. Первоначальный текст песни написал его соратник Пуниша Перович. Мелодия была заимствована из «Песни о Щорсе». Отрывок из текста народной песни о знаменитом полководце выгравирован на мраморной плите одного из памятников мемориального комплекса «Долина героев»[48][49].
  • К 40-летней годовщине Битвы на Сутьеске в СФРЮ была выпущена в 1983 году памятная монета из медно-никелевого сплава номиналом 10 динаров[50].

ПримечанияПравить

Комментарии
  1. Высокие потери у партизан объясняются несопоставимостью боевой численности и огневой мощи ОГД ВШ и войск её противника. К этому следует добавить тот факт, что для немецкой стороны было обычным включать в число партизанских потерь убитое гражданское население[1].
  2. Первые совещания по теме подготовки массированной антипартизанской операции состоялись 18 и 19 декабря 1942 года под руководством Гитлера и при участии начальника ОКВ Кейтеля, начальника Генштаба ВС Италии Кавальеро, а также министров иностранных дел Риббентропа и Чиано. Планирование операции возлагалось на главнокомандующего войсками на Юго-Востоке (Балканах) генерала Лёра. В процессе планирования командующий 2-й итальянской армией генерал Роатта выступил против разоружения четников — союзников Италии и врагов коммунистических партизан - уже на первом этапе операции, опасаясь осложнения в ходе дальнейших военных действий в Югославии. Немецкое командование аргументировало свою позицию тем, что в случае высадки войск антигитлеровской коалиции на Балканах сербские националисты могли перейти на их сторону. Компромисс по этому вопросу был достигнут благодаря вмешательству Гитлера и Муссолини: было решено провести разоружение четников после ликвидации партизанских формирований. При подготовке операции командование хорватских вооружённых сил не посвящалось в её детали[5].
  3. Историк Бранко Петранович оценивает численность участвовавших в операции «Шварц» военнослужащих стран «оси» в 129 тысяч человек[10]. Немецкий историк Клаус Шмидер, автор книги «Partisanenkrieg in Jugoslawien 1941—1944», приводит число 80—90 тысяч человек (без учёта тыловых подразделений) в составе четырёх немецких дивизий и двух полков, трёх итальянских дивизий, двух болгарских полков и одной домобранской егерской бригады. Ещё один историк Януш Пекалкевич в книге «Krieg auf dem Balkan 1940—1945» указывает численность 119 тысяч человек[11][12].
  4. По сведениям военного историка Виктора Кучана, ОГД ВШ в составе четырёх дивизий и группы бригад имела в строю около 18 тысяч человек и свыше 3 тысяч раненых. Согласно историку Младенко Цоличу, численность ОГД составляла 19 тысяч 700 человек, а также oколо 3 тысяч 700 раненых и больных[16][8].
  5. Ещё до начала операции командование ЮВуО собрало для военных действий с ОГД крупные силы четников из разных регионов. По расчёту их руководителя генерала Михайловича, это должно было обеспечить разгром основных партизанских войск и уничтожение руководства КПЮ. Таким образом, в районе операции «Шварц», кроме ОГД ВШ НОАЮ, оказались около 20 тысяч четников[18][19].
  6. 1-я и 2-я пролетарские, 6-я Восточно-Боснийская, 1-я Маевицкая и 3-я Краинская.
  7. Вучево — это горное плато, окружённое с трёх сторон каньонами рек Сутьеска, Дрина и Пива, а с четвёртой — возвышающимся горным массивом Маглич.
  8. Первая британская миссия при ВШ НОАЮ была сброшена в Черногории на парашютах в ночь с 27 на 28 мая. В её состав входили капитан Уильям Ф. Стюарт (William F. Stuart) — руководитель, капитан Фредерик Уильям Дикин (Frederick William Dampier Deakin), два радиста, переводчик и шифровальщик. 9 июня Стюарт погиб на склонах горы Озрен во время авианалёта. После этого руководить миссией стал Дикин.
  9. В начале июня 1943 года в Центральном госпитале числилось раненых и больных: 1088 пеших, 575 на лошадях и 137 тяжелораненых на носилках. Персонал госпиталя включал 656 человек. Всего в госпитале было 2456 человек[21].
  10. Доне- и Горне-Баре (сербохорв. Donje i Gornje Bare) — это два горных плато высотой около 1500 м над уровнем моря и площадью более 20 кв. километров. Расположены в треугольнике, образуемом верхним течением рек Сутьеска и Неретва. Доне-Баре меньше размерами и плоское. Горне-Баре гораздо большее, пересечённое и возвышается над первым. На обоих плато есть озеро[27].
  11. Когда Центральный госпиталь не смог прорваться из окружения, партизанское командование приняло 9 июня решение укрыть лежачих больных и раненых небольшими группами в лесу и пещерах. Руководствуясь приказом генерала Лютерса о том, что ни один способный носить оружие не должен выйти из кольца живым, беспомощных больных и гражданских лиц выискивали и убивали немецкие и итальянские солдаты. Всего были убиты 1200 раненых. Согласно сведениям из дневника военных действий итальянского 14-го армейского корпуса, только 16 июня 1943 года было убито 150 нетранспортабельных раненых. Медицинские работники, оставшиеся с ранеными, были либо расстреляны на месте, либо отправлены в концентрационные лагеря[29][30].
  12. После поражения восстания в Сербии осенью 1941 года, во время отступления оставшихся партизанских отрядов во главе с Верховным штабом в Санджак, на дороге у Златибора были оставлены неходячие раненые ввиду отсутствия возможности их транспортировки и лечения. Тито полагал, что немцы будут относиться к раненым как к военнопленным в соответствии с международными правилами ведения войны и окажут им соответствующую помощь. Вопреки ожиданиям, немецкие солдаты расстреляли сотни раненых в период с 29 ноября по 1 декабря 1941 года.
  13. Во время состоявшегося 21 июня 1943 года совещания у главнокомандующего немецкими войсками на Юго-Востоке генерала Лёра начальник его штаба Германн Фёрчrude высказался о настоящем «провале» ряда батальонов и отметил, что действия командиров были недостаточно эффективными. Главнокомандующий был настолько раздражён нерешительностью действий 118-й дивизии при наступлении к Пиве, что дал указание вернуть отчёт об операции на доработку командующему войсками в Хорватии генералу Лютерсу. Тот подверг самой жёсткой критике действия 369-й пехотной дивизии, а комиссия, проводившая служебное разбирательство, признала несоответствующим занимаемому положению командира боевой группы Хёне, допустившего отход своих подразделений с занимаемых позиций под ударом 1-й Пролетарской бригады[34].
  14. В ходе операции «Шварц» готовность немецких войск брать пленных достигла рекордно низкого уровня. Так, в отчёте 1-й горнострелковой дивизии сообщалось о расстреле 411 партизан из числа 498 взятых в плен. В дополнение к этому, приказ Лютерса от 10 июня 1943 года обязывал расстреливать всех мужчин, пригодных к военной службе. Тот факт, что такая практика, по оценке Шмидера, была на руку партизанскому командованию, не в последнюю очередь продемонстрировало отчаянное мужество бойцов, с которым они пробивали себе путь из окружения. Командир 4-го полка «Бранденбург» в письме Главнокомандующему Юго-Востока от 6 июля 1943 года объяснял существование порочного круга: «Не может привести к успеху действующее до сих пор правило безразборного расстрела всех партизан. Многие из них стали партизанами только в силу разных обстоятельств: мерзости усташей, мусульман или четников, лишений и голода, террора и принуждения со стороны других партизан. Они остаются партизанами, потому что дорога назад для них закрыта немецкими приказами. Они потеряли свою родину и семью, поэтому сражаются до смерти». В августе 1943 года Верховное главнокомандование вермахта издало директиву об обращении со взятыми в бою в плен или сдавшимися партизанами как с военнопленными. Причинно-следственная связь между вышеназванным письмом и решением ОКВ документально не установлена[40].
  15. Историк Карл-Дитер Вольф писал: после нескольких недель ожесточённых боёв кольцо окружения вокруг главных сил партизан к 10 июня 1943 года сжалось до такой степени, что на немецкой стороне могли рассчитывать на окончательное уничтожение противника. Тем не менее 10 июня отчаянно сражающиеся партизаны смогли с большими потерями прорваться на север[41].
Источники
  1. Casagrande, 2003, с. 254—255.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 Zbornik NOR, t. 12, knj. 3, 1978, с. 394—395.
  3. 1 2 Kučan, 1996, с. 33—35.
  4. Operation Schwarz (англ.)
  5. 1 2 3 4 5 6 Ruzicic-Kessler, 2017, с. 256—275.
  6. 1 2 3 4 5 Trifković, 2016.
  7. Colić, 1988, с. 90—98.
  8. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 Colić, 1988, с. 113—126.
  9. 1 2 3 4 5 6 Kučan, 1996, с. 9—13.
  10. Petranovic, 1988.
  11. 1 2 Zebec, 2017, с. 77.
  12. Zebec, 2017, с. 225.
  13. Zorić, 2013, с. 235.
  14. 1 2 История Югославии, 1963, с. 218—221.
  15. Kučan, 1996, с. 11.
  16. Kučan, 1996, с. 12.
  17. 1 2 3 Kučan, 1996, с. 7—8.
  18. Югославия в XX веке, 2011, с. 433—434.
  19. 1 2 Samardžić, 2013.
  20. 1 2 3 Kučan, 1996, с. 13—15.
  21. 1 2 3 Kučan, 1996, с. 19—24.
  22. Zorić, 2013, с. 237.
  23. 1 2 3 4 Zorić, 2013, с. 238—239.
  24. Schmider, 2002, с. 281.
  25. 1 2 3 4 Schmider, 2002, с. 279—280.
  26. 1 2 3 4 5 6 7 Zorić, 2013, с. 239—240.
  27. Obradović, 1968, с. 130.
  28. 1 2 3 4 5 6 Kučan, 1996, с. 29—31.
  29. 1 2 Schmider, 2002, с. 280.
  30. Zebec, 2017, с. 68—69.
  31. Zorić, 2013, с. 241.
  32. Schraml, 1962, S. 52.
  33. 118. Jäger Division.
  34. 1 2 Schmider, 2002, с. 281—282.
  35. 1 2 Zorić, 2013, с. 241—244.
  36. Colić, 1988, с. 126—130.
  37. Schmider, 2002, с. 284.
  38. Zorić, 2013, с. 245.
  39. Schmider, 2002, с. 11.
  40. 1 2 Schmider, 2002, с. 282—283.
  41. Wolff, 1970, с. 478.
  42. Šarac, 2018.
  43. Brkulj, 2016.
  44. Jambrešić Kirin, 2004, с. 137.
  45. Куге, 2012.
  46. Мелешкина, 2018, с. 233.
  47. IMDb.
  48. Ćatović, 2018.
  49. Азимандис, 2016.
  50. Продајне цене, 2018.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить