Битва под Белёвом

Битва под Белёвом (также известна как «Белёвщина») — сражение, состоявшееся 45 декабря 1437 года вблизи Белёва между войсками великого князя московского Василия II Тёмного и татарами под предводительством Улу-Мухаммедa. Итогом сражения стал полный разгром московского войска.

Битва под Белёвом
Facial Chronicle - b.13, p. 240 - Belyov№8.gif
Дата 45 декабря 1437
Место окрестности Белёва
Итог Победа татар
Противники

Московское княжество

Татары

Командующие

Дмитрий Юрьевич Шемяка
Дмитрий Юрьевич Красный

Улу-Мухаммед

Силы сторон

по завышенной оценке 40 тыс. человекПерейти к разделу «#Русские»

3 тыс. человек

ПредысторияПравить

Обе стороны переживали крайне трудные времена — междоусобная война шла и в Золотой Орде, и в Московской Руси. В 1437 году ордынский хан Улу-Мухаммед был побеждён своими противниками и, будучи вынужден искать себе пристанище, появился с войском под городом Белёвом, что в верховьях Оки, и соорудил там ледяную крепость. Желая договориться с великим князем московским, Улу-Мухаммед запретил грабить русские земли. В поисках добычи татары промышляли в землях Великого княжества Литовского[1].

Великий князь Василий Васильевич, желая вытеснить Улу-Мухаммеда из своих пределов[2], направил против него войско во главе с сыновьями своего дяди Дмитрием Юрьевичем Шемякой и Дмитрием Юрьевичем Красным.

Соотношение силПравить

РусскиеПравить

По сообщениям летописей русское войско числом значительно превосходило татарское, однако их численность не указывают. Впервые о численности войск сообщил казанский летописец[3]:

«И послал он на царя своего брата, князя Дмитрия Галицкого, по прозвищу Шемяка, и с ним послал 20 000 вооружённого войска, и обоих князей тверских послал, а с ними по 10 000 войска — и всех воинов было 40 000, чтобы они, пойдя на царя, отогнали его от границ Русской земли».

Мнение многих историков сходится в том, что численность русского войска под Белёвом значительно превышала татарское. Однако число 40 тыс. человек, приводимое в «Казанской истории», считают чрезмерно завышенным[4][5]. Реальное же количество воинов, участвовавших в сражении, осталось неизвестным[6].

А. Г. Бахтин отмечал, что «когда дело касается цифровых данных, доверять Казанскому летописцу стоит не всегда, он часто их преувеличивал, нередко даже в десять раз». И в данном случае А. Г. Бахтин обратил внимание на несоразмерность представления русского войска в Белёвской и Суздальской битвах: в первой — 40 тыс., а во второй — 1,5 тыс. И это при том, что под Суздалем русское войско (или скорее отряд) находилось под командованием самого великого князя московского. Исходя из того, что «Казанская история» писалась в то время, когда Иван IV Грозный вёл жёсткую борьбу с боярской оппозицией и в годы создания опричнины (1564—1565), А. Г. Бахтин предположил, что её автор намеренно завысил численность русских войск под Белёвом, чтобы «усилить впечатление» и показать к чему приводят «несогласованность в действиях и отсутствие единоначалия»[4].

ТатарскиеПравить

Ряд исследователей согласны с оценкой Казанского летописца, относительно численности татарского войска в 3 тыс. человек[2][7][6]. По мнению Д. М. Исхакова, «группа хана Улуг-Мухаммета» накануне занятия в 1438 году Казани насчитывала 3—3,5 тыс. воинов, а с членами семей до 10 тыс. человек[8].

Однако, ряд историков считает, что численность татарского войска (3 тыс. человек), указанная в «Казанской истории», явно занижена. По мнению М. Г. Сафаргалиева, с таким числом воинов Улу-Мухаммед не мог рассчитывать на победу московской рати, которая по словам того же летописца, насчитывала 40 тысяч человек, и у хана должно было быть гораздо большее число воинов[9]. В. Д. Дмитриев также указывает, что у изгнанного из Золотой Орды хана Улу-Мухаммеда в 1438 году было войско численностью «не менее 40 тысяч татарских воинов»[10].

По мнению Р. Г. Фахрутдинова и Ф. А. Рашитова, — «армия золото-ордынского хана даже в период распада государства, когда от него ушли многие военачальники и часть войска, никак не могла быть столь мизерной». Они также считают, что победить 40-тысячное московское войско с отрядом в 3 тыс. воинов было просто невозможно, как и разгромить с таким отрядом в 1445 году московское войско под Суздалем, и при этом взять в плен самого великого князя Василия II. По их мнению, под Белёвом войско Улу-Мухаммеда было «едва ли меньше» московской рати. Используя принятый в историко-этнографической науке метод подсчёта кочевого населения от численности войска, согласно которому на одного воина приходилось четыре члена его семьи (старики, женщины, дети и др.), исследователи пришли к выводу, что население «улу-мухаммедовской орды» доходило до 200 тыс. человек, то есть численность, которая и могла сыграть значительную роль в окончательном формировании народности казанских татар[11][12].

Однако, по мнению А. Г. Бахтина — «у Улуг-Мухаммеда не могло быть 40 000 воинов ни в Белёве, ни позднее» (согласно летописям, в 1445 году под Суздалем его войско насчитывало 3,5 тыс. человек). Он отмечает, что в том случае следует вспомнить, что «загнанная в угол кошка превращается в тигра». Скорее всего, именно в такой ситуации и «оказался Улуг-Мухаммед со своими людьми, запёртыми в Белёве». С одной стороны на них надвигалось большое войско, а с другой была «холодная продуваемая ветрами голодная степь», и к тому же принадлежавшая его противникам — ханам Кичи-Мухаммеду и Сайид-Ахмаду. По словам того же Казанского летописца, Улу-Мухаммед устремился на русскую рать «отчаявшись остаться живым и больше надеясь на Бога и на свою правоту, нежели на силу и на своих немногочисленных ратников»[3]. При этом А. Г. Бахтин отмечает, что в истории подобных примеров не мало, когда малочисленное, но хорошо организованное войско одерживает победу над многочисленным, но разобщённым и дезорганизованным противником, которого на тот момент и представляла русская рать[4].

БитваПравить

Утром 3 декабря 1437 года русское войско подошло к Белёву. По сообщению летописей, татарский «царь убоявся, видев многое множество полков русских, начат даватися во всю волю князем русским». Русские же князья и воеводы, в свою очередь, «видевши своих вой множество, а сих худо недостаточьство и разгордешася… не послуша царевых речей»[1].

4 декабряПравить

Утром 4 декабря русские полки, построившись, направились к ледяной крепости. Татары вышли им навстречу «и бысть им бой силен». Русские смяли татар и загнали их в крепость[13]. Последние понесли большие потери. Среди прочих погибли один из зятей Улу-Мухаммеда и много татарских князей. Однако в дальнейших действиях русских сказалась полная несогласованность. Воеводы Пётр Кузьминский и Семён Волынец, увлёкшись преследованием, ворвались в крепость. С частью рати им удалось пробиться до центра, однако их не поддержали другие полки, «прочии вои от града возвратишася». В результате они были окружены татарами и все перебиты[14][1][15].

Предположительно разногласия в стан русских внёс мценский воевода Григорий Протасьев, который лично был знаком с Улу-Мухаммедом. Он заявил князьям и воеводам, что «князь великий прислал ко мне, битися со царём не велел, а велел миритися, а полки распустити». Поскольку в русском войске не было единоначалия, многие князья и воеводы действовали на своё усмотрение. Одни выступали за решительные военные действия, другие склонялись к решению дела миром[1]. В частности, в мирных отношениях Улу-Мухаммеда с великим князем Василием II не были заинтересованы князья Дмитрий Шемяка и Дмитрий Красный, — сыновья князя Юрия Дмитриевича, которому в 1432 году Улу-Мухаммед отказал в выдаче ярлыка в пользу соперника Юрия — Василия Васильевича[16][17][18][15].

Софийская II и Архангелогородская летописи указывали на предательство Григория Протасьева, который в ночь на 5 декабря послал к Улу-Мухаммеду лазутчика с предложением «на утре» атаковать русский лагерь[19][20][1].

5 декабряПравить

Утром 5 декабря, с целью оттянуть время и усыпить бдительность русских, Улу-Мухаммед послал на переговоры с русскими своего зятя Елибердея и даруг — князей Усейна Сараева и Усень-Хозю. Со стороны русских на переговоры к ним вышли воеводы Василий Иванович Собакин и Андрей Фёдорович Гостяев. В обмен на позволение перезимовать в русских пределах хан обещал в будущем не нападать на русские земли и не требовать дани, а в залог предлагал выдать великому князю в заложники своего старшего сына Махмуда и детей от всех татарских князей[1][15]:

 Царево слово к вам: даю вам сына своего Мамутека, а князи своих дают в заклад на том: даст ми Бог буду на царстве, и доколе буду жив, дотоле ми земли Русские стеречи, а по выходы ми не посылати, ни по иное ни по что. 

Кроме того, ханские послы предлагали отдать русским всю добычу и пленных, захваченных «за пределами вотчины великого князя»[1][15].

Тем временем, татары скрытно вышли из ледяного города с южной стороны. По всей вероятности они спустились к реке Белёвке, прошли по устью Оки и, обойдя с юга город Белёв, подошли к русскому лагерю с западной стороны[21]. Благодаря стоявшей в то утро мгле («и того утра мгла бысть велика»), татары сумели незаметно для русских дозоров подойти вплотную к их лагерю и принялись рубить спящих ратников. Ожидавший нападение Григорий Протасьев с криками «побежи, побежи!» со своими людьми обратился в бегство, создав при этом панику в стане русских[1]. Многие полки последних, даже находившиеся далеко от татар, «побежали, никем не гонимые»[20][13].

Летописи повествуют, что после отказа русских воевод от всех условий мирно договориться, татарские парламентёры сказали им — «А сего ли не хотите же? Озритеся назад». Обернувшись, воеводы увидели как татары рубят убегающих русских. Московская рать в тот день понесла огромные потери. Погибли многие князья и воеводы. По сообщениям летописей каждый татарин убил тогда по 10 и более русских воинов. Во время бегства многие русские ратники были перебиты своими же, — русскими крестьянами, которые во время движения русского войска к Белёву подверглись разорению с их стороны[22][1].

ПоследствияПравить

После поражения под Белёвом Василий II совместно с Дмитрием Шемякой и Дмитрием Красным заключил докончание с Борисом Александровичем Тверским, предусматривавшее, в частности, взаимную помощь на случай, если «пойдет царь ратию или рать татарьская», а также гласившее, что если «имут нас сваживати татарове, а имут вам давати… великое княжение, Тверь и Кашин», то Василий II и его союзники на это не должны соглашаться[23].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Бахтин, 2008, с. 104—109.
  2. 1 2 Похлёбкин В. В. Татары и Русь: 360 лет отношений Руси с татарскими государствами в XIII—XVI вв. 1238—1598 гг. (От битвы на р. Сить до покорения Сибири): справочник. — М.: Международные отношения, 2000. — С. 79. — ISBN 5-7133-1008-6.
  3. 1 2 Казанская история, 2000, с. 272—275.
  4. 1 2 3 Бахтин, 2008, с. 102—104.
  5. Селивёрстов, 2012, с. 314.
  6. 1 2 Рахимзянов, 2012, с. 69.
  7. Алишев С. Х. Древний тюркский мир. — Институт истории АН РТ. — Казань, 2000. — С. 57.
  8. Исхаков Д. М. Татары: популярная этнография (этническая история татарского народа) / науч. ред. И. Л. Измайлов. — Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ. — Казань: Татарское кн. изд-во, 2005. — С. 37—38. — ISBN 5-298-04130-2.
  9. Сафаргалиев М. Г. Распад Золотой Орды. — М-во высш. и сред. спец. образования РСФСР; Мордовский ГУ. — Саранск: Мордовское кн. изд-во, 1960. — С. 244—246. — (Учёные записки; Вып. XI).
  10. Димитриев В. Д. Чебоксары: очерки истории города конца XIII—XVII вв / отв. ред. В. А. Прохорова. — Чебоксары: ЧГИГН, 2003. — ISBN 5-87677-008-6.
  11. Фахрутдинов Р. Г. История татарского народа и Татарстана: древность и средневековье. — Казань: Магариф, 2000. — С. 177—178. — ISBN 5-7761-0623-0.
  12. Рашитов Ф. А. История татарского народа: с древнейших времён до наших дней. — Саратов: Регион. Приволж. изд-во «Детская книга», 2001. — С. 93. — (Знай и люби родной край). — ISBN 5-8270-0257-7.
  13. 1 2 Пономарёва, 2005, с. 42—43.
  14. Зимин, 1982, с. 80—81.
  15. 1 2 3 4 Рахимзянов, 2012, с. 69—71.
  16. Keenan E. L. Muscovy and Kazan: Some Introductory Remarks on the Patterns of Steppe Diplomacy (англ.) // Slavic Review. — 1967. — Vol. 26, no. 4. — P. 555.
  17. Martin J. Medieval Russia: 980—1584 (англ.). — 2nd ed. — Cambridge—: Cambridge University Press, 2007. — P. 268. — (Cambridge Medieval Textbooks). — ISBN 978-0-511-36800-4.
  18. Гальперин, 2012, с. 174—175.
  19. Зимин, 1982, с. 80—81; Зимин, 1991, с. 81—83.
  20. 1 2 Беспалов, 2005, с. 42—44.
  21. Беспалов, 2005, с. 42—43.
  22. Беспалов, 2005, с. 45, 47.
  23. Зимин, 1991, с. 88.

ЛитератураПравить