Открыть главное меню

Би́тва при Аргентора́те (также известна как битва при Страсбурге) — сражение между римскими войсками под командованием Флавия Клавдия Юлиана и значительно превосходящими их по численности войсками алеманнов Хнодомара (англ.). Произошло в августе 357 года, став решающим в римско-германской войне 356360 гг.

Битва при Аргенторате
Основной конфликт: Римско-германская война (356—360)
Battle-for-argentorate-357.jpg
Битва при Аргенторате, иллюстрация Игоря Дзыся (2007)
Дата Август 357
Место Окрестности Аргентората (совр. Страсбург, Франция)
Итог Решительная победа римлян
Противники

Алеманны

Римская империя

Командующие

Хнодомар Сдался
Серапион

Флавий Клавдий Юлиан

Силы сторон

35 000 человек

13 000 человек

Потери

6 000—12 000 убитых, 200 пленных

243 солдата и 4 трибуна убитых, около 1 000 раненых

Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Содержание

ИсточникиПравить

Наиболее надёжным и подробным источником о сражении и всей галльской кампании (355—360 гг.) считается труд Res Gestae («История») историка и современника событий Аммиана Марцеллина. Сирийский грек по происхождению, он начал службу в римской армии ещё до 350 года[1]. Являясь с 354 г. протектором-доместиком, Аммиан находился при магистре конницы Урсицине, а позднее — при императоре Юлиане во время персидской кампании. Несмотря на то, что сам историк не был в Страсбурге, он участвовал в подавлении галльского мятежа военного магистра Клавдия Сильвана (355 г.)[2]. Текст отличается субъективностью из-за фактического преклонения автора перед Юлианом. По мнению историков, во время работы над трудом в качестве одного из источников (или даже единственного) Марцеллин использовал воспоминания самого Юлиана о страсбургской кампании (в дальнейшем были опубликованы, но не сохранились)[3]. Изучению и пониманию описанных в «Деяниях» событий также препятствуют многочисленные пробелы и противоречивые сведения.

Византийский хронист конца V в. Зосима в «Новой истории» в свободной манере рассказывает о сражении и галльской кампании, добавляя мало новых деталей по сравнению с Марцеллином. Однако рассказ Зосимы о восстании Магненция (350—353) полезен, поскольку взгляд Аммиана на это событие был описан в 13 утраченных книг «Деяний».

Ритор Либаний в 363 г. посвятил гибели Юлина похоронную речь, в которой о сражении рассказаны некоторые вещи, отсутствующие у Аммиана (и которые он мог получить от окружения покойного правителя). Но поскольку целью речи было восхваление, а не пересказ исторических событий, достоверность документа считается ненадёжной, из-за чего труд Марцеллина в противоречивых аспектах считается более предпочтительным.

Мемуары самого Юлиана о рейнской кампании были утеряны, но некоторые её детали присутствуют в его «Письме к афинянам», в котором он объяснял свой мятеж против своего родственника и старшего соправителя Констанция II.

ПредысторияПравить

АлеманныПравить

Предположительно в ІІІ в.н. э. германские племена Germania Libera («свободной Германии», германских земель, находившихся за пределами Римской империи) начали объединяться в крупные союзы племён: франков (северо-западная Германия), алеманнов (юго-западная Германия) и бургундов (центральная Германия)[4]. Несмотря на сохранявшуюся внутреннюю вражду между племенами, эти союзы из-за своей многочисленности представляли большую угрозу для империи.

 
Территория алеманнской конфедерации в различные периоды, регион Декуматские поля (Чёрный лес) отмечен красным.

Алеманны, обитавшие в долине реки Майн в центральной Германии, заняли покинутый римлянами в середине ІІІ в. область Декуматских полей, более 150 лет относившийся к римской провинции Верхняя Германия (нынешняя территория Баден-Вюртемберга на юго-востоке Германии). На новой территории варвары основали небольшие поселения-кантоны («pagi»), большая часть которых была расположена на восточном берегу реки Рейн (часть из них вдали от прибрежной полосы)[5]. Точное количество и протяжённость поселений неизвестны. Постепенно кантоны объединялись в королевства («regna»), власть в которых была более устойчивой и передавалась по наследству[6].

Общая численность алеманнов того времени оценивалась примерно в 120—150 тыс. человек (в римской Галлии проживало 10 млн человек[7]). У алеманнов сохранялась постоянная межплеменная вражда и борьба, что позволило им получить профессиональных воинов[8].

На момент вторжения в Галлию во главе алеманнов находились два верховных вождя — Хнодомар и Вестральп[9]. Фактическим лидером союза племён являлся Хнодомар, сильный и энергичный вождь, прозванный римлянами Gigas («Великан»)[10]. Аммиан считал его «душой и зачинщиком всего движения», стоявшим за вторжением в Галлию[11]. Кроме верховного короля были также семь других королей (reges). Упомянутые Аммианом мелкие короли (reguli), возможно, были правителями кантонов. Ниже правителей по положению находилась племенная аристократия (optimates) и воины (armati). Воины составляли профессиональные дружины и ополчения свободных людей[12]. Племенная знать могла собрать отряды, составлявшие в среднем 50 воинов[13].

Положение Римской империиПравить

 
Деление империи между наследниками Константина Великого:      Константин II     Констант     Далмаций Младший     Констанций II

К 350 г. Римская империя совместно управлялась двумя сыновьями Константина I в ранге августов: Запад подчинялся Константу, Восток — Констанцию II (третий брат Константин II погиб в окрестностях Аквилеи в сражении с войсками Константа 9 апреля 340 года и был предан проклятию памяти[14], цезарь Далмаций Младший вместе с братьями и сторонниками покойного императора были убиты Констанцием в Константинополе[15]).

Но в январе Констант был свергнут и убит командиром телохранителей франком Магном Магненцием[16]. Для борьбы с узурпатором Констанций завершил войну (ок. 337—350) с персидским шахом Шапуром II, заключив с ним перемирие. Во главе имевшихся сил правитель восточной части Римской империи прибыл в Иллирию, и после присоединения местных войск собрал армию в 60 тыс. человек[17]. Магненций выступил против него вместе с галльскими силами (25 тыс. человек) и, возможно, некоторым числом войск саксонских и франкских федератов[18].

 
Северо-восточная Галлия и рейнское пограничье к моменту описываемых событий.

Воспользовавшись тем, что римские войска оставили рейнскую границу для борьбы с узурпатором, алеманны и франки начали нападать на восточную Галлию и Рецию[19]. Позднее Либаний обвинял Констанция в подстрекательстве этих племён для ослабления Магненция[20]. Варвары захватили ряд римских фортов вдоль Рейна, уничтожили укрепления и создали постоянные лагеря на западном берегу реки, с которых в 350—353 гг. вторгались в Галлию. Сообщалось, что алеманны угнали в плен из Галлии 20 тыс. римских граждан для работы на полях[21][22], что позволило им высвободить ещё большее число воинов для участия в набегах.

В это время война между Констанцием и Магненцием перешла в горячую фазу: в кровопролитных битвах при Мурсе в Нижней Паннонии и у горы Селевк в Галлии обе стороны понесли большие потери[23]. Праздновавший триумф в Медиолане (совр. Милан) Констанций располагал 30-тысячной армией, в то время как силы цезарей Востока и Иллирии были обескровлены. После возобновления нападений персов император полностью сосредоточился на войне с ними[24]. В результате Констанций смог выделить для борьбы с германцами только 13 тыс. солдат магистра конницы франка Клавдия Сильвана, что составляло лишь половину от довоенной мощи региона.

 
Изображение Констанция II (пр. 337-61) с нимбом. (римский манускрипт Хронографии 354 года).

С помощью имевшихся сил Констанций изгнал в 354 г. варваров из Реции и заставил королей южных алеманнов Вадомара и Гундомада заключить мир и союз[25]. Сильван достиг существенного успеха в восстановлении порядка в Галлии, но из-за оскорбления, нанесённого вызовом в имперский суд по ложному обвинению, в 355 году провозгласил себя императором в Colonia Agrippina (Трир). В ответ Констанций выслал против него Урсицина с отрядом протекторов-доместиков, среди которых был и Аммиан Марцеллин, которые убили мятежника. После этого император решил отправить для охраны границ подвластной империи Флавия Юлиана, единственного оставшегося в живых (в борьбе за власть Констанций убил двух дядей и семерых двоюродных братьев, включая родного брата Юлиана Константина Галла[15]) представителя династии Константина. 6 ноября 355 года Юлиан был провозглашён цезарем «Трёх Галлий» (диоцезы Британии, Галлии и Испании) и получил имевшиеся в Галлии войска, также бездетный Констанций женил его на своей дочери[26]. Поскольку Юлиан был единственным близким родственником Констанция, войска в Милане с восторгом приняли известие о его назначении, несмотря на то, что 23-летний Юлиан не имел никакого военного опыта, а до своего провозглашения цезарем занимался изучением философии в Афинах[27][28][15].

После окончания гражданской войны Галлия находилась в состоянии хаоса[26]. Рейнский лимес был полностью разрушен, римские лимитаны были перебиты при захвате фортов, выжившие бежали в Галлию. Согласно Аммиану, алеманны контролировали города Moguntiacum (Майнц), Borbetomagus (Вормс), Nemetae Vangionum (Шпайер), Tabernae (Саверн), Saliso (Brumat) и Argentorate (Страсбург). За исключением крепости Colonia Agrippina (Кёльн), римляне контролировали лишь небольшой город около неё и два укрепления у Rigodunum (Ремаген) и Confluentes (Кобленц)[29]. Варвары постоянно разоряли северо-восточную Галлию, их набеги достигли реки Сены[30]. За считавшийся самоубийством поход 8-тысячного отряда в центральные области Галлии Сильван был награждён за храбрость[31]. Придворные императора, считая невозможным освобождение Галлии от варваров, полагали, что Констанций намеревался таким образом избавиться от потенциального соперника[32].

Война с алеманнамиПравить

 
Поверженный вождь варваров, напольная мозаика VI века. Большой дворец, Константинополь.

Констанций выделил своему родственнику отряд сопровождения из 360 всадников, состоящее из 200 схолариев, а также подразделения тяжеловооружённых катафрактариев и небольшого числа конных лучников[33][34]. По пути из Милана в Taurini (Турин) Юлиан получил известие о взятии франками Кёльна, важнейшего римского города и укрепления на Рейне[35]. Зима 355—356 гг. была проведена им во Виенне, около Lugdunum (Лион), после чего цезарь отправился в Реми (Реймс), чтобы там соединиться с зимовавшими там войсками Марцелла, сменившего Урсицина на посту magister equitum. Для этого было необходимо пройти через территорию, которую контролировали отряды алеманнов, численность многих из которых была больше или сопоставима с отрядом Юлиана. Во время похода войска цезаря деблокировали окружённый варварами Augustodunum (Отён), а также разгромили в морванских пустошах[36] попытавшийся напасть на них отряд алеманнов.

По прибытию в Реймс на совете со старшими командирами Юлиан решил выдвигаться к Эльзасу для восстановления власти империи в Галлии[37]. Но по дороге у Децемпаги (Дьёз) на его войско с тыла напал большой отряд алеманнов, который едва не уничтожил два вспомогательных легиона. Лишь с помощью других отрядов нападение было отражено[38]. После этого, разбив ещё один отряд варваров, римляне заняли город Бротомаг (Брумат)[39].

 
Вид с птичьего полёта на Колонию Агриппину (Кёльн) в римскую эпоху. На противоположном берегу Рейна изображена крепость Дивития, защищавшая подходы к построенному в 310 г. мосту и речной маршрут.

После этого цезарь решил восстановить полностью разрушенный Кёльн[40]. Из Меца римская армия через Тревиры (Трир) подошла к Кобленцу, откуда по Рейну добралась до Кёльна. После восстановления укреплений Юлиан заключил мир с франками[41], что позволило ему сосредоточить все силы на алеманнах.

Чтобы провести зиму 356/357 гг., цезарь выбрал местом зимовки Сеноны около Лютеции (Париж), но поскольку Галлия была сильно разорена, бóльшая часть войска была размещена в других городах, большинство — в Реймсе под командованием Марцелла. Узнав об уменьшении римского отряда, алеманны осадили Сенс, в котором находился цезарь. Хотя Марцелл не смог прийти на помощь, через месяц варвары отступили, Юлиан не стал их преследовать или делать вылазки во время осады из-за их огромного численного превосходства. В наказание за произошедшее Констанций лишил Марцелла звания magister equitum, которое получил опытный офицер Северус, более ладивший с цезарем[42].

По военному плану на 357 г., созданному при дворе августа в Медиоланиуме, планировалось заманить находившихся в Восточной Галлии алеманнов в клещи. Для этого Юлиан должен был выдвинуться на восток от Реймса, в то время как 25-тысячная армия под командованием магистра пехоты Барбациона, состоявшая из большей части войск Италии, была послана к Augusta Rauracorum (Аугст) в Реции, чтобы на севере соединиться с цезарем. В случае успеха варвары были бы окружены и уничтожены на юге провинции Германия I (нынешний Эльзас)[43].

Алеманны проигнорировали возможную угрозу и вторглись в Ронскую долину, попытавшись штурмом захватить Лугдунум (Лион), крупнейший город региона. Нападение было отбито благодаря сильным укреплениям и храбрости гарнизона, который предположительно состоял из лимитанов. В результате варвары опустошили большую территорию и захватили большую добычу[44].

Однако обратный путь на Рейн был преграждён римскими армиями. Юлиан на подконтрольной ему территории разместил в засаде на трёх дорогах кавалерийские отряды, которые успешно перехватили и уничтожили возвращавшихся на Рейн алеманнов. Но большая их часть смогла беспрепятственно уйти через участок Барбациона: его заместитель Целла отклонил просьбу двух конных трибунов Валентинана (будущего императора) и Байнобавда (англ.) о размещении их отрядов на пути, которым варвары могли воспользоваться[45]. Отступавшие алеманны достигли нескольких островов на Рейне рядом с Аргенторатом, куда для большей безопасности переместили свои лагеря. Но Юлиан продолжал их энергично преследовать. Благодаря засухе римские солдаты смогли перейти вброд на один из островов и перебить находившихся там варваров, позднее римляне с той же целью успешно провели специальную экспедицию. После этого варвары покинули остальные острова, переправив имущество, людей и награбленное на другую сторону Рейна.[46]

 
Реконструкция парадного шлема из захоронения англо-саксонского короля VI—VII вв. из курганного некрополя Саттон-Ху. Предмет основан на позднем римском дизайне, подобные шлемы использовались в римской кавалерии IV—VI вв[47].
 
Вид на Саверн (город справа) с предгорий Вогезов. На холме находятся развалины укреплений различных эпох, включая средневековое Chateau de Geroldseck (справа).

Цезарь начал восстанавливать разрушенную во время вторжения крепость Трёх Таберн (Саверн), которая находилась на дороге Mediomatrici (Мец) — Аргенторат и занимала ключевой путь в северный Эльзас через горы Вогезы. Сама крепость располагалась на холмах и позволяла контролировать долину Рейна.

Тем временем, предположительно в окрестностях Аргентората, авангард войска Барбациона попал в засаду сильного отряда варваров в тот момент, когда в лагерь прибыл посланник цезаря Северус. Попавшая под удар часть римской армии в беспорядке отступила, после чего Барбацион с остатками войск отступил в Реций, потеряв большую часть маркитантов, перевозных животных и багаж. После этого полководец без разрешения Юлиана окончательно увёл своё войско на зимние квартиры в Италию, несмотря на то, что борьба с алеманнами в Эльзасе была в самом разгаре[48]. В результате римские силы в Галлии уменьшились на 2/3, а план кампании оказался под угрозой срыва. Роль Констанция в произошедшем не установлена, сомневавшийся Марцеллин возлагал вину на трусость и зловредность Барбациона[49].

Хнодомар был обеспокоен укреплением Саверна Юлианом, который в кампании 355—357 гг. поставил под угрозу его власть над Эльзасом и возможность продвижения вглубь Галлии. Регион алеманны уже несколько лет считали своей собственностью по праву завоевания, Хнодомар также заявлял о существовании писем от Констанция, которые подтверждали эти права[50]. Лёгкость побед над двумя магистрами (до разгрома Барбациона варвары нанесли поражение соратнику Магненция Деценцию) и вести от перебежчика-скутария, который сообщал, что цезарь располагал всего 13 тыс. солдатами[51], ободрили алеманнов и заставили их забыть о прежнем страхе перед римскими легионами.

Вожди алеманнов призвали всех соплеменников, назначив место сбора в Аргенторате. Их также поддержали алеманнских кантоны Реции, с которыми Констанций в 355 г. заключил мир. Лояльные к римлянам лидеры племён были свергнуты собственными оптиматами: Гундомад был убит, а Вадомар был вынужден разрубить договор собственным мечом; после чего их воины присоединились к Хнодомару[52]. Также за денежную награду и в благодарность за оказанные в прошлом услуги была получена помощь от неалеманнских племён. По оценкам Аммиана, в Аргенторате алеманнские цари собрали 35 тыс. воинов (цифра может быть несколько завышена), пленный разведчик сообщил римлянам об их трёхдневном переходе по городскому мосту через Рейн[53][54]. На военном совете вожди варваром решили заманить Юлиана в битву и благодаря численному превосходству уничтожить его войско. Будучи уверенными в победе, алеманны для ускорения развязки решили спровоцировать Юлиана письмом с требованием немедленно покинуть Эльзас[55]. Получив извещение, Юлиан из-за дерзкого его содержания приказал заключить посланника под стражу, посчитав его лазутчиком.

Цезарь был вынужден делать сложный выбор. Безопаснее всего было бы проигнорировать вызов и оставить войска в укреплённых лагерях в ожидании подкреплений, даже если бы они прибыли к концу следующего года. Но действия Барбациона и неудачи имперских комитатов ставили под сомнение саму возможность прибытия подкреплений и их боеспособность. При этом Галлия в сезон сбора урожая оставалась бы уязвимой для нового варварского нашествия. Также сами солдаты жаждали вступить в бой, отказ от которого мог надломить их моральный дух и спровоцировать мятеж. К тому же алеманны были не рассыпаны мелкими группами, а сосредоточены в одном месте, и победа в сражении сокрушила бы их вторжение, на чём особенно настаивал префект претория Галлии Флоренций, занимавшийся обучением и снабжением новобранцев[56]. В прошлом в сражениях римляне почти всегда побеждали варваров за счёт лучшего обучения, организации и экипировки[57], но в данном случае риск значительно усиливался из-за численного превосходства алеманнов. В итоге Юлиан решил выступить против них со всеми имевшимися силами.

СражениеПравить

ПодготовкаПравить

Летом, возможно, к августу 357 г. (стояла горячая погода, а пшеница на полях созрела[58]) Юлиан завершил восстановление укреплений Трёх Таберн. Дата сражения весьма условна из-за неоднозначных утверждений Марцеллина, которые могли появиться из-за ошибок при переписывании. Предположительно римская армия выдвинулась на рассвете, и, пройдя 21 римскую милю, к полдню подошла к варварским укреплениям (vallum) около Аргентората[59] (в труде Аммиана содержится утверждение, что армия цезаря была вынуждена передвигаться и ночью, что, однако, противоречит всем остальным данным и вряд ли происходило в действительности). После этого, скорее всего, войско остановилось у Трёх Таберн, так как это последнее известное их местоположение перед битвой, к тому же Саверн был связан дорогой с Аргенторатом.

К концу похода Юлиан обратился к своим солдатам с речью. Согласно ей римляне построили или планировали построить по устоявшейся военной практике укреплённый походный лагерь. Цезарь был обеспокоен усталостью своих людей, которые безостановочно шли шесть часов под палящим солнцем, и предложил отложить сражение до следующего дня, разбив лагерь и остановившись на отдых. Офицеры и простые солдаты потребовали немедленно вести их в бой. Юлиан, гордившийся своей склонностью действовать на основании консенсуса, согласился с войсками[60]. При этом утверждения Аммиана, что битва и дальнейшее преследование врага окончились после заката солнца, указывают на то, что армия не могла вступить в битву в полдень без нескольких часов отдыха и восстановления (и пары часов на возведение лагеря, если это было сделано). Это позволяет считать, что битва началась в конце дня[61].

Предупреждённый разведчиками о прибытии римлян, Хнодомар вывел своё войско на заранее выбранное место перед разрушенными стенами Аргентората[54] — пологий холм в нескольких милях от Рейна, частично окружённый полями со спелой пшеницей[54]. Либаний сообщал, что с одной стороны «возвышался источник воды» (возможно, акведук или канал), построенный над болотом[62]. Но это противоречит замечанию Аммиана, что бой происходил на высоте (поскольку вода не может течь в гору), что может объясняться искаженной деталью описания другого сражения цезаря. Одна из главных теорий гласит, что битва произошла недалеко от деревни Оберхаусберген в 3 км к северо-западу от Страсбурга[63]. Западный край поля боя был ограничен римской дорогой Мец—Страсбург, а на противоположной стороне располагался непроходимый для всадников лес[64].

Ход сраженияПравить

Вероятно, алеманны ожидали благоприятного для себя штурма холма[65]. Левый фланг возглавлял сам Хнодомар со своей кавалерией. Зная о возможной угрозе со стороны римской тяжёлой кавалерии, он разместил среди своих всадников лёгкую пехоту, надёжно укрытую пшеницей. В рукопашном бою они должны были бы калечить вражеских лошадей ударами в подбрюшье, и под тяжестью собственных доспехов катафрактарии рухнули бы на землю[66]. Правый фланг в главе с племянником Хнодомара молодым Серапионом (англ.) блокировал путь в Аргенторат, в то время как в лесу прятался сильный отряд[64][54][64]. Остальная армия, похоже, была разделена на отряды пагов под командованием пяти главных и десяти более мелких царей[53].

Юлиан разместил свою пехоту в две линии, отдалённые друг от друга и состоявшие из нескольких рядов. Это было обычным элементом римской тактики: войска из резервной линии могли помешать прорыву участков первой линии и не допустить возможность его возникновения. Во время сражения пешие лучники (Сагиттарии"сагиттарии) занимали задний ряд первой линии и могли вести огонь через ряды собственной пехоты[67]. Но в начале битвы лучники иногда становились перед главной линией, чтобы своим огнём разрушить вражеский строй. Хотя римские лучники явно превосходили германских, об этих действиях лучников Марцеллин ничего не сообщает. На правом фланге была расположена вся кавалерия. Возможно, лёгкие всадники были размещены спереди для изматывания врага перед нападением тяжёлой кавалерии[68]. Отдельный отряд Северуса был расположен перед лесом, через который должна была пройти неожиданная атака на правый фланг алеманнов[64][69]. Сам цезарь, вероятно, с сопровождением из 200 схоллариев занимал позицию между двумя пехотными линиями, которая позволяла ему безопасно и с близкого расстояния наблюдать и руководить сражением[64].

Лучшим вариантом быстрой победы для Юлиана был удар кавалерией. Этому способствовала бы не только меньшая численность германских всадников, но и их уязвимость из-за отсутствия брони. При разгроме алеманнской кавалерии римская конница могла ударами по флангам и тылу принести остальным войскам победу. При этом римская кавалерия должна была атаковать противника построением в форме клина: впереди бы находились катафрактарии, прикрываемые с флангов бронированной кавалерией; расположенная на крайнем правом фланге лёгкая кавалерия была бы готова отразить возможный обход с фланга и организовать преследование отступающих вражеских всадников. Само столкновение должно было привести к разрушению вражеского строя, после чего алеманнов можно было одолеть в ближнем бою. В случае неудачи исход сражения зависел от войск пехоты, преимуществами которой было лучшее снаряжении, методы обучения и дисциплины.

БойПравить

После построения обеих армий, алеманнские воины потребовали, чтобы Хнодомар и другие вожди спешились и повели основную часть пехоты в бой, на что получили согласие. Тем самым Хнодомар лишился возможности следить за сражением и учитывать ситуацию на других участках боя[70]. Одновременно Юлиан мог благополучно пользоваться этим преимуществом, несмотря на то, что его точное местоположение во время боя неизвестно[64].

Атаке основных сил римской кавалерии предшествовали действия лёгкой кавалерии: конные лучники могли применить «парфянскую тактику (англ.)»: приблизиться к врагу на расстоянии выстрела, обстрелять его залпом стрел и отступить, держа врага на расстоянии и избегая преследования. Этот приём можно было повторить несколько раз, нанеся врагу серьёзные потери и даже выманив на преждевременную и дезорганизованную атаку. Однако германская кавалерия была скована своей пехотной поддержкой, которая двигалась значительно медленнее.

Римская тяжёлая кавалерия атаковала алеманнскую конницу и, как и ожидал Хнодомар, пехота с земли начала калечить лошадей, добивая их всадников. Потрясённые происходящим и ошеломлённые гибелью своего трибуна, катафракты в панике бежали с поля боя, врезавшись в стоявшую на правом фланге пехоту. Однако последняя удержала строй, поскольку в её составе были опытные отряды входивших в ауксилию палатину брахиатов и корнутов. Юлиан поднял боевой дух собравшихся за этими линиями катафрактов[71]. Согласно Зосиме, одно подразделение катафрактов отказалось возвращаться в бой, за что цезарь после битвы в качестве наказания приказал им одеть женскую одежду (ранее подобное наказывалось децимацией, но, похоже, Юлиан был вынужден учитывать малочисленность своих войск, ибо через шесть лет в персидском походе в аналогичном случае под децимацию попал кавалерийский отряд)[72]. Об остальной части кавалерии Марцеллин ничего не сообщает, но очевидно, что немецкие всадники не смогли развить свой успех на римском правом фланге.

Воодушевлённые успехом соратников, солдаты первой линии войска алеманнов с боевым кличем устремились навстречу первой линии римлян, построивших барьер из стены щитов. После безуспешных попыток прорваться сквозь копья, группа вождей и их лучших воинов собрали компактную группу (globus), которая при поддержке передних рядов начала двигаться на врага. Этой формацией, похоже, был знакомый римлянам caput porcinum — защищённый по краям ударный клин. Ценой больших усилий варвары прорвались через первую линию[73], оставшиеся части которой которая благодаря опыту продолжили сдерживать противника.

Согласно Аммиану, на левом римском фланге Северус предвидел возможную лесную засаду[74]. В то же время Либаний рассказывает о лесном столкновении римлян с алеманнами и победе над ними[62]. Версия Аммиана выглядит предпочтительней, так как попадание в засаду не давало Северусу каких-либо преимуществ. Хотя Марцеллин не сообщает о дальнейших событиях на этом участке боя, но, веротно, варвары, устав выжидать, напали на Северуса, который их разбил[75].

В это время значительная часть алеманнов прорвала заслоны и врезалась в центр второй линии римлян, однако элитный легион Primani и батавские когорты выдержали натиск и контратаковали врага[76]. Прорехи первой линии теперь были заполнены солдатами либо с её флангов, либо прибывшими легионерами Primani (Аммиан не указывает, кем именно). Первая линия римлян, растянувшаяся на левом фланге за счёт второй линии (и возможного содействия отряда Северуса), начала движение на врага с тыла и флангов. Моральный дух варваров к этому моменту упал из-за отсутствия какого-либо успеха при существенных потерях. Давление на войско алеманнов начало усиливаться — на флангах началось методичное истребление солдат, центр оказался плотно окружён и лишился возможности манёвра. После усиления римского натиска варвары дрогнули: в панике алеманны разорвали строй и начали бежать с поля боя[77]. Римская кавалерия и пехота начали преследование, перебив многих варваров на пути к Рейну. Значительная часть алеманнов попыталась переплыть Рейн, но большинство из них погибли под огнём римских стрелков или утонули под тяжестью собственных доспехов[78].

В сражении варвары потеряли 6 (Аммиан) — 8 тыс. человек (Либаний[79][80]), тысячи погибли при переправе через реку. Предположительно варвары лишились около трети своего войска, но большей его части вместе с 8 вождями удалось покинуть окрестности Аргентората. Римляне потеряли всего 243 солдата, в том числе 4 трибунов (двое из которых командовали катафрактами)[79].

Хнодомар со своей свитой бежал с поля боя, надеясь добраться до заранее приготовленных лодок у разрушенной римской крепости Конкордия (Лотербур) примерно в 40 км от Аргентората. Но они были перехвачены и пленены римским конным отрядом в лесу на берегу Рейна. Приведённый к Юлиану, он просил его о пощаде, после чего был отправлен ко двору Констанция в Милан. Вскоре после битвы вождь умер от болезни в лагере для пленных варваров в городе Рим[81].

ПоследствияПравить

 
Бинген-на-Рейне, расположенный на обеих берегах реки Nahe. В 359 г. Юлиан восстановил римскую крепость на этом стратегическом месте.

После сражения римские войска провозгласили Юлиана августом, но он отказался от него, так как легально он мог быть пожалован лишь Констанцием[82]. В результате сражения алеманны были изгнаны за границы империи[83].

Аргенторат стал поворотной точкой в военной кампании Юлиана, лишив его противников прежней инициативы и выведя из-под военных действий территорию Галлии. С этого момента Рим мог ежегодно организовывать вторжения на вражескую территорию, принуждая варваров принять статус трибутариев (данников империи). В то же время Юлиан мог начать восстановление разрушенной линии укреплений в регионе.

В 357 г. Юлиан вторгнулся на земли алеманнов за Рейном, после опустошения которых занялся восстановлением крепости в Agri Decumates, построенной при Траяне в начале II века. С побеждёнными варварами было заключено 10-месячное перемирие[84].

В 358 г. цезарь перешёл нижний Рейн и заставил франкские племена савиев и хамавов стать трибутариями[85]. Также были восстановлены три ключевых крепости на реке Мёз[86] и подчинены новые цари алеманнов Гортариус (англ.) и Сурмариус[87].

В 359 году Юлиан восстановил 7 крепостей и городов на среднем Рейне, включая Бонну (Бонн) и Бингиум (Бинген-на-Рейне), используя для этого алеманнские припасы и людей. После этого он снова пересёк Рейн и опустошил земли тех царей, что участвовали в битве при Аргенторате, включая Вестралп. Алеманны были вынуждены подчиниться и возвратить на родину тысячи римлян, ранее угнанных в рабство[88].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. Ammianus XXXI.16.9
  2. Ammianus XV.5.22
  3. Penguin Classics Amm Notes p450
  4. Goldsworthy (2000) 178
  5. Drinkwater (2007) 223 (map)
  6. Drinkwater (2007) 122
  7. Drinkwater (2007) 143; Elton (1996) 73
  8. Drinkwater (2007) 121
  9. Ammianus XVI.12.1
  10. Libanius 143
  11. Ammianus XVI.12.24
  12. Speidel (2004)
  13. Drinkwater (2007) 120
  14. Constantinus 3, 1900, s. 1028.
  15. 1 2 3 Сказкин С. Д.История Византии. Том 1. Глава 7. Внутреннее и внешнее положение Византийского государства в IV в. Москва: Наука, 1967
  16. Zosimus II.58
  17. Zosimus II.59
  18. Elton (1996) 231
  19. Ammianus XV.5.2
  20. Libanius 133
  21. Julian Epistulae ad Athenienses 280
  22. Libanius 18.34
  23. Britannica Online Battle of Mursa
  24. Jones (1964)
  25. Ammianus XV.4
  26. 1 2 Ammianus XV.8.1
  27. Ammianus, XV., 8; XVI., 11
  28. Libanius 132
  29. Ammianus XVI.2.12 and XVI.3.1
  30. Ammianus XVI.2.1-7
  31. Ammianus XVI.2.3-4
  32. Ammianus XVI.11.13
  33. Julian Ath. 287
  34. Ammianus XVI.2.5
  35. Ammianus XV.8.19
  36. Ammianus XVI.2.6
  37. Amm. XVI.2.8
  38. Amm. XVI.2.9-10
  39. XVI.2.12-13
  40. Amm. XVI.3.1
  41. Ammianus XVI.3
  42. Ammianus XVI.4, 7.1
  43. Ammianus XVI.11.1-2
  44. Ammianus XVI.11.4
  45. Ammianus XVI.11.6
  46. Ammianus XVI.11.8-9, 12.5
  47. Goldsworthy (2005) 205
  48. Ammianus XVI.11.14-15
  49. Ammianus, XVI., 11, 7
  50. Libanius 139
  51. Ammianus XVI.12.2
  52. Ammianus XVI.12.17
  53. 1 2 Ammianus XVI.12.26
  54. 1 2 3 4 Ammianus XVI.12.19
  55. Ammianus XVI.12.3
  56. Ammianus XVI.12.14
  57. Elton (1996) 80
  58. Ammianus XVI.12.11, 19
  59. Ammianus XVI.12.
  60. Ammianus XVI.12.8-13
  61. Ammianus XVI.12.62
  62. 1 2 Libanius 140
  63. Drinkwater (2007) 237
  64. 1 2 3 4 5 6 Goldsworthy (2000) 176
  65. Elton (1996) 81
  66. Ammianus XVI.12.22
  67. Аппиан Order of battle against the Alans
  68. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок Elton106 не указан текст
  69. Ammianus XVI.12
  70. Ammianus XVI.12.34-5
  71. Ammianus XVI.12.37-8
  72. Zosimus III.68
  73. Ammianus XVI.12.46-50
  74. Ammianus XVI.12.27
  75. Goldsworthy (2000) fig. on p.176
  76. Ammianus XVI.12.49
  77. Ammianus XVI.12.50-1
  78. Ammianus XVI.55-6
  79. 1 2 Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок A12.63 не указан текст
  80. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок Libanius 141 не указан текст
  81. Ammianus XVI.12.58-61; 65-6
  82. Ammianus XVI.12.64
  83. Ammianus XVII.11.2
  84. Ammianus XVII.1
  85. Ammianus XVII.8
  86. Ammianus XVII.9
  87. Ammianus XVII.10
  88. Ammianus XVIII.2

СсылкиПравить

  1. Seek O. Constantinus 3 // Paulys Realencyclopädie der classischen Altertumswissenschaft. — 1900. — Bd. IV, 1. — Kol. 1026—1028.