Открыть главное меню

Битва на Катванской равнине

(перенаправлено с «Битва при Катване»)

Битва на Катванской равнине (также битва в Катванской долине, Катванская битва) — крупное сражение между войсками сельджукского султана Санджара и каракитаями под командованием гурхана Елюя Даши, состоявшееся 9 сентября 1141 года. Завершилась решительной победой каракитаев.

Битва на Катванской равнине
Battle of Qatwan.png
Дата 9 сентября 1141 года (5 сафара 536 г. х.)
Место Катванская равнина (северо-западнее Самарканда)
Итог Решительная победа каракитаев
Противники

Государство Сельджукидов

Каракитайское ханство

Командующие

Ахмад Санджар

Елюй Даши

Силы сторон

100 000[1]

20 000[2]25 000[3]

Потери

30 000[1]

неизвестно

ПредысторияПравить

В 1130 году Елюй Даши, принц распадавшейся под ударами восставших чжурчжэней киданьской империи Ляо, бежал с частью войск на запад, закрепился в южной Джунгарии и был провозглашён гурханом и императором. Кидани, ушедшие с ним, получили у окрестных народов название «каракитаи» (от «кара-кидани» — «чёрные кидани»). В этот период Средней Азией правили Караханиды, из-за династических распрей попавшие в зависимость от сельджуков. Елюю Даши удалось захватить столицу Караханидов Баласагун, после чего ему подчинились также Мавераннахр и Хорезм. В результате он создал крупную державу, получившую в китайской историографии название «Западное Ляо».

В 1137 году под Ходжентом Елюй Даши разгромил войска самаркандского правителя Рукн ад-Дина Махмуд-хана, который обратился за поддержкой к султану Санджару. Дальнейшие события Ибн аль-Асир излагает так. Санджар, восприняв это как угрозу исламскому миру со стороны «неверных тюрок», собрал большую армию, только смотр которой занял шесть месяцев, и выступил в поход. Махмуд-хан «пожаловался ему на тюрков-карлуков», и Санджар напал на них. Те прибегли к защите Елюя Даши, написавшему сельджукскому султану «письмо, которое заключало ходатайство за тюрков-карлуков и требовало простить их». Но Санджар не принял ходатайства, а ответил угрожающим посланием, требуя принять ислам, после чего гурхан стал готовиться к войне. «При нём были тюркские, китайские[4], хитайские и другие войска». Садр ад-Дин ал-Хусайни уточняет, что карлуков спровоцировали враждебными действиями эмиры Санджара, а султан отверг их примирительный жест — передачу в дар большого количества скота. В итоге у карлуков не осталось иного выхода, кроме как просить заступничества гурхана и подстрекать его к войне против Сельджукского государства.

Расстановка силПравить

Не было в исламе битвы крупнее этой, и не было в Хорасане больше убитых, чем в ней.

Ибн аль-Асир. Полный свод всеобщей истории

Армия Санджара включала вспомогательные контингенты из Хорасана, Седжестана и горных областей Гура, Газны, Мазандерана и была очень значительной и хорошо подготовленной[1]. Говоря о численности войск, Садр ад-Дин ал-Хусайни сообщает о «700 тысячах самых сильных всадников» (явное преувеличение) у каракитаев и 70 тысячах воинов — у Санджара. Бар-Эбрей приводит другие цифры: 300 и 100 тысяч[5]. Л. Н. Гумилёв оценивает силы Санджара в 100 тысяч, отмечая, что с Елюем Даши на запад ушло меньше 30 тысяч киданьских всадников[1].

Ход битвы и потериПравить

Согласно «Ляо ши», Елюй Даши разделил своё войско на три части (традиционная киданьская тактика[3]), причём каждое крыло состояло из 2500 воинов. Ибн аль-Асир сообщает, что два войска встретились «в месте, которое называется Катван» (согласно Якуту аль-Хамави, располагалось в пяти фарсахах северо-западнее Самарканда). Каракитаи обошли армию Санджара и прижали к глубокому руслу реки Даргам (приток Зеравшана). На стороне Елюя Даши сражались и карлуки, которые «были сильнейшими из людей в бою». «Несчётное множество» мусульман было убито, а «русло Даргама вместило десять тысяч убитых и раненых». В плен попали, среди прочих, храбро сражавшийся правитель Седжестана Абу-л-Фадл и жена самого султана Санджара Теркен-хатун (дочь Арслан-хана).

В долине Даргам пострадали благородные,
и руками подлых [была] пролита их кровь.
Я оплакал их, ведь они заслуживают,
чтобы их оплакали веки, лишённые сна!
Эти слёзы капают, словно капли воды
с шатров дождливым утром.

Фахр ад-Дин Халид ибн ар-Раби' ал-Малики

Потери мусульман, как и силы сторон, источники указывают по-разному. В маньчжурском варианте «Ляо ши» сообщается, что на протяжении десяти ли земля была покрыта мёртвыми телами. Аль-Фатх аль-Бундари подтверждает цифру Ибн аль-Асира — 10 тысяч. Бар-Эбрей рассказывает, что Санджару удалось бежать только с шестью всадниками, а его 100-тысячная армия была частью перебита, а частью пленена. Низами Арузи Самарканди и Абу-Бекр ар-Равенди говорят о 30 тысячах павших мусульман; ар-Равенди дополнительно сообщает, что Санджару едва удалось избежать плена: пробившись с отрядом в 300 воинов через неприятельские ряды, он ускакал в пустыню, а затем, взяв туркменского проводника, прибыл в Термез, причём в отряде оставалось только 15 человек[6]. О потерях войска Елюя Даши источники не сообщают.

Интересные подробности битвы содержатся в труде Садра ад-Дина ал-Хусайни. Он сообщает, что среди эмиров Санджара «не было единодушия», поэтому вскоре после начала битвы его войска начали отступать, и султан остался «с малым числом воинов». Видя, что враг уже близко, Абу-л-Фадл посоветовал Санджару посадить на своё место простого воина, а самому спасаться, что тот и сделал; Абу-л-Фадл же до последнего оставался с воином, игравшим роль султана, и был взят в плен. В бою погибли многие эмиры; некоторые из попавших в плен были казнены. Теркен-хатун была освобождена за выкуп в 500 тысяч динаров[7], эмир Кумач с сыном — за 100 тысяч динаров, а Абу-л-Фадла «неверный гурхан» освободил, когда узнал, что сыновья правителя Седжестана захватили отцовские владения, заявив при этом: «Подобный герой не должен быть казнён!»[8] После поражения Санджар намеревался направиться в Балх, и его путь пролегал мимо расположения врага, «так как было невозможно ехать другими дорогами». Однако Елюй Даши приказал его пропустить; ал-Хусайни приписывает гурхану следующие слова: «Закрыть путь для того, кто отступает, значит принудить его к отчаянной битве. А тот, кто не дорожит своей жизнью и не думает о последствиях, защищая себя, может одержать победу».

ПоследствияПравить

Основная статья: Пресвитер Иоанн

Грандиозная победа позволила Елюю Даши в короткие сроки завершить покорение Средней Азии; государство каракитаев примерно на полстолетия стало гегемоном в этом регионе. Резонанс от битвы был огромен. Вести о ней докатились до Палестины и Сирии, а оттуда в совершенно искажённом виде просочились в 40-х годах XII века в Западную Европу. Баварский хронист Оттон Фрейзингенский в своём труде «Деяния императора Фридриха» упоминает под 1146 годом о состоявшейся ранее встрече с епископом Габульским, во время которой тот сообщил ему, что «несколько лет назад некий Иоанн, царь и священник народа, живущего по ту сторону Персии и Армении, на крайнем Востоке, и исповедующего христианство, хотя и несторианского толка, пошёл войной на двух братьев Самиардов, царей Мидии и Персии, и завоевал их столицу — Экбатану… Одержав победу, названный Иоанн двинулся дальше, чтобы прийти на помощь Святой церкви. Однако когда он достиг Тигра и за неимением корабля не смог переправиться через него, то пошёл к северу, туда, где, как он узнал, река эта зимой замерзает. Но, проведя там напрасно несколько лет, он не дождался мороза и, не достигнув из-за тёплой погоды своей цели, был вынужден вернуться на родину, тем более что из-за нездорового климата он потерял многих своих воинов»[9]. Аналогичные сообщения появились и в других германских хрониках.

 
Фрагмент портулана конца XVI века, на котором «царство пресвитера Иоанна» помещено в Восточную Африку

В 1165 году папа римский и некоторые европейские государи получили копии подложного (как впоследствии выяснилось) письма к византийскому императору Мануилу Комнину от имени «пресвитера Иоанна», в котором тот титуловался «царём трёх Индий». Папа в 1177 году даже отправил «магистра и лейб-медика» Филиппа с «ответным» письмом; судьба этой экспедиции неизвестна. Таким образом, европейские авторы ошибочно приписали каракитаям поход в Иран и Месопотамию, сочтя их подданными христианского государя. На самом деле Елюй Даши христианином, скорее всего, не был: он получил конфуцианское образование, под 1130 годом зафиксировано принесение им традиционной киданьской жертвы Небу, Земле и предкам, а его послание к правителю Бухары начинается мусульманской формулой «во имя Бога, милостивого, милосердного»[1]; Ибн аль-Асир вообще называет его манихеем. Тем не менее наследник Елюя Даши получил христианское имя Илия. Возможно, сирийский информатор Оттона Фрейзингенского располагал какими-то сведениями о наличии среди «неверных» несториан: кереитов или, что тоже вполне вероятно, киданей. Впоследствии этот сюжет ещё несколько столетий кочевал по трудам европейских авторов, а средневековые картографы помещали в разные регионы Азии и Африки «карту» государства пресвитера Иоанна.

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 Гумилёв, 1997, с. 186—191.
  2. Sinor, D. The Kitan And The Kara Khitay // History of civilizations of Central Asia / M. S. Asimov, C. E. Bosworth, eds. — Paris: UNESCO Publishing, 1998. — Vol. IV. The age of achievement: A. D. 750 to the end of the fifteenth century. Part One. The historical, social and economic setting. — P. 243. — 474 p. — ISBN 978-92-3-103467-1.
  3. 1 2 Biran, 2001, p. 61.
  4. Опровергается Л. Н. Гумилёвым. См. Гумилёв, 1997, с. 186—191.
  5. The Chronography of Gregory Abu'l Faraj, Commonly Known as Bar Hebraues, Being the First Part of His Political History of the World / Ed. and transl. by E. A. W. Budge. — London: Oxford University Press, H. Milford, 1932. — Vol. II. — P. 376.
  6. Абу-Бекр ар-Равенди. Глава о Тогрул-беке // «Отдохновение сердец и чудо радости». Сайт «Восточная литература».
  7. Согласно ар-Равенди, Теркен-хатун была выкуплена через год за 50 тысяч динаров.
  8. Это подтверждает и ар-Равенди.
  9. Цитируется по: Хенниг Р. Глава 115. Послание папы Александра III к «священнику Иоанну» (1177 г.) // Неведомые земли / Перев. с нем. Е. К. Краснокутской и А. Д. Райхштейна. Предисл. и ред. А. Б. Дитмара. — М.: Издательство иностранной литературы, 1961. — Т. II. — 520 с.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить