Открыть главное меню

Бои за Вировитицкий плацдарм

Бои за Вировитицкий плацдарм (сербохорв. Борбе за Вировитички мостобран / Borbe za Virovitički mostobran) — наступательные и оборонительные военные действия 6-го, 10-го, 12-го корпусов, а с 1 января 1945 года 3-й армии НОАЮ против немецких и усташско-домобранских частей 69-го и 91-го армейских корпусов группы армий «E» вермахта. Длились с 8 декабря 1944 года до 10 февраля 1945 года на территории Подравины, Мославины и западной Славонии с центром в городе Вировитица[1].

Бои за Вировитицкий плацдарм
Основной конфликт: Народно-освободительная война Югославии
Borba za Slavonsku Požegu 1944.jpg
Солдаты 18-й Славонской бригады в боях за Славонску-Пожегу
Дата 10 декабря 194410 февраля 1945 годов
Место Вировитицко-Подравская жупания
Итог тактическая победа вермахта
Противники

Флаг Югославии (1945—1991) НОАЮ
 СССР

 Германия
Независимое государство Хорватия НГХ

Командующие

Коста Надь

Александер Лёр

Силы сторон

6-й Славонский, 10-й Загребский, 12-й Воеводинский корпуса НОАЮ
3-я армия1 января 1945 года)

Группа армий «E»

Потери

1778 чел. убитых, 5306 чел. раненых, 1305 чел. пропали без вести

точных данных нет

Из-за того, что в боях с обеих сторон принимали участие граждане СССР, бои за плацдарм иногда называют «последней битвой гражданской войны»[К 1].

ПредысторияПравить

Положение советских и югославских войск накануне боёв за плацдармПравить

Освободив Белград и Воеводину, войска 2-го и 3-го Украинского фронтов Красной армии совершили перегруппировку сил вдоль линии фронта и были нацелены на разгром немецких войск в Венгрии и последующее наступление на Вену. 2-й Украинский фронт переместился на север, на территорию Венгрии. Их место в Воеводине заняли войска 3-го Украинского фронта для наступления на северо-запад вдоль хорватско-венгерской границы. Для обеспечения этого замысла было принято решение о форсировании Дуная в районе Вуковара, Апатина и Батины. Основной удар наносился у хорватского села Батина. Поддерживая наступление 2-го Украинского фронта на Будапешт, начавшееся 29 октября 1944 года, 3-й Украинский фронт форсировал Дунай у населённых пунктов Апатин и Батина и, сломив в ожесточённых боях 7—26 ноября сопротивление немцев, развернул наступление по двум направлениям: в район между озером Балатон и Будапештом, охватывая город с юго-запада, а также южнее озера Балатон. Наступление Красной армии на территории Сербии и НГХ было прекращено[3].

  Внешние изображения
  Основные направления ударов советских войск на территории Югославии и Венгрии в октябре - декабре 1944 года. Портал «Память народа».

Чтобы помешать переброске немецких войск в Венгрию, командование Красной армии обратилось к НОАЮ с просьбой о поддержке советских войск энергичными действиями партизанских сил. Югославское командование также было заинтересовано в использовании слабости положения немецких войск для освобождения Срема и Славонии. В период с 17 по 20 ноября командующий фронтом маршал Ф. И. Толбухин побывал в Белграде и Софии, где согласовал взаимодействие с югославскими и болгарскими войсками. Югославское командование согласилось наступать вдоль реки Сава в общем направлении на Загреб и до начала действий болгарской армии выделить корпус, чтобы обеспечить левый фланг 57-й армии[4][5].

В ходе Подравской наступательной операции (25 сентября18 октября 1944 года), а также в результате боевых действий в ноябре 1944 года войска 6-го Славонского и 10-го Загребского корпусов НОАЮ освободили на севере Хорватии значительную территорию Подравины и Славонии, простиравшуюся вдоль правого берега реки Драва на восток от Вировитицы до села Подравска-Мославина и на северо-запад до окраин Копривницы. Войска НОАЮ контролировали города Дарувар, Джюрджевац, Пакрац, Подравска-Слатина, Славонска-Пожега и другие населённые пункты Даруварской и Пожежской долин. На юге и западе освобождённые районы включали покрытые лесом цепи холмов и гор Крндия, Диль, Папук, Псунь и Било-Гору и пролегали вплоть до железнодорожной магистрали Белград — Загреб.

После освобождения Подравины 6-й Славонский корпус сосредоточил свои действия на направлении Восточной Славинии чтобы с тыла содействовать частям 1-го Пролетарского корпуса на Сремском фронте и войскам 12-го Воеводинского корпуса в Баранье, 36-я и 51-я дивизии которого заняли берег реки Драва от села Залата до впадения в Дунай и создали тем самым Дравский фронт[1][6][7].

Положение немецких войскПравить

На противоборствующей стороне, после падения Белграда Главнокомандование Юго-Востока утратило всяческое практическое влияние на судьбу немецкой армии в Греции. Район его действий ограничивался рекой Дрина. Рассредоточенные на путях отступления в Македонии, на юге Сербии и в Черногории, войска немецкой группы армий «Е» пребывали в трудном положении и могли полагаться только на свои силы. В качестве основной угрозы для войск Юго-Востока немецкое командование рассматривало наступление Красной армии в долинах Дуная, Савы и Дравы. По этой причине 2-я танковая армия спешно организовывала оборону восточных рубежей, перебрасывая части из районов Адриатики, не считаясь с утратой удобных линий коммуникаций вдоль побережья Далмации. Первоочередной задачей являлось установление соединения левого фланга группы армий «F» с правым флангом группы армий «Юг», действующим в Западной Венгрии. Так как Красная армия задерживалась с преследованием отступающих из Сербии немецких войск, немцам удалось стабилизировать фронт на линии Дунай — Сава — Дрина. Этому способствовало то обстоятельство, что после овладения Белградом, войска Красной армии переориентировались на северо-запад для наступления через территорию Венгрии в направлении Вены, а не к Загребу. Вместе с тем, несмотря на предпринятые меры, северный фланг группы армий «F» был недостаточно прикрыт войсками и оставался под угрозой. Положение усугублялось отсутствием непрерывной линии фронта вдоль реки Драва. Хотя немецкое командование вовремя оценило нарастающую угрозу, в отсутствие резервов мало что можно было сделать для её устранения[К 2]. Переброска подкреплений задерживалась действиями партизан, отдалённостью расстояний, сложными условиями горной местности и другими факторами. 29 октября 1944 года штаб группы армий «F» переместился в Загреб. Поскольку командование сомневалось в длительной устойчивости расположенных южнее Дравы фронтов на Дрине и в Среме, группе армий «F» было поручено: наряду с защитой всеми силами северных и северо-восточных границ НГХ, предусмотреть запасные позиции с целью сокращения линии фронта на Драве[9].

Планы сторонПравить

Оценивая военную ситуацию во второй половине ноября 1944 года, Верховный штаб НОАЮ пришёл к выводу, что настал удобный момент для прорыва Сремского фронта, овладения важными узлами немецкой обороны — городами Винковци и Осиек, и соединения с войсками 6-го и 10-го корпусов, действующими в Славонии и Подравине. Это требовало согласования действий 1-го Пролетарского корпуса на Сремском фронте с наступательными действиями частей 3-го Украинского фронта в процессе Будапештской операции. В этой связи Верховный главнокомандующий НОАЮ маршал Тито и командующий войсками 3-го Украинского фронта маршал Толбухин на встрече в Белграде с 17 ноября по 20 ноября 1944 года приняли решение о совместных действиях и участии 68-го стрелкового корпуса 3-го Украинского фронта, а также сил Дунайской военной флотилии в декабрьском наступлении в Среме, начало которого было назначено на 3 декабря[5].

Согласно оперативному замыслу, задача 68-го стрелкового корпуса состояла в том, чтобы разблокировать навигацию по Дунаю вверх по течению от Илока до Вуковара и обеспечить южный фланг 3-го Украинского фронта в его действиях к северу от реки Драва. Для этого 3-й Украинский фронт укрепил 68-й корпус подразделениями 1-го гвардейского укреплённого района и 2-й бригады речных судов Дунайской военной флотилии[5].

План предусматривал нанесение удара частями 68-го стрелкового корпуса в направлении Илок — Сотин — Вуковар — Осиек, вверх по правому берегу Дуная. 1-й Пролетарский корпус должен был действовать фронтально, наступая главными силами на направлении Ердевик — Шид — Винковци — Джяково — Нашице. При этом 36-й дивизии надлежало овладеть городом Осиек, взаимодействуя с 68-м корпусом. Для обеспечения этой операции Верховный штаб НОАЮ привлёк войска главных штабов НОАиПО Воеводины и Хорватии[5].

Главному штабу НОАиПО Воеводины было поручено действовать тремя дивизиями (16-я, 36-я и 51-я) на Дунае и Драве, направляя удар в тыл и фланг немецких частей на Сремском фронте. 6-му Славонскому корпусу Главного штаба НОАиПО Хорватии отводилась задача действовать в Восточной Славонии в непосредственном тылу у немцев, содействуя югославским и советскими войсками Сремского фронта в их продвижении в глубь территории противника[5].

Для выполнения вышеупомянутых задач 36-я дивизия сосредоточилась на левом берегу Дуная от Бачка-Паланка до Апатина, а 51-я дивизия, по завершении сражения за Баранью, должна была занять позиции вверх по течению по левому берегу Дравы от её устья до старой югославско-венгерской границы и, форсировав Драву к северо-западу от Осиека, блокировать неприятеля, действуя в его тылу. Задача 16-й дивизии заключалась в том, чтобы опираясь слева на 51-ю дивизию и справа на советские части 57-й армии, наступать в направлении Бели-Манастир — Беременд — Шиклош и владеть левым берегом реки Драва в секторе Фельше Сент Мартон — Торянци для последующих боевых действий в Подравине[5].

После успешного завершения Батинской битвы войска 57-й армии 3-го Украинского фронта, наступая в ходе Апатин-Капошварской операции по территории Южной Венгрии, достигли 6 декабря линии озера Балатон — Барч, заняли этот город и левый берег Дравы, создав условия для соединения с частями 6-го и 10-го корпусов НОАЮ в районе города Вировитица[10][1].

На основании ранее достигнутого соглашения между Верховным штабом НОАЮ и командованием 3-го Украинского фронта, с целью обеспечения левого фланга советских войск и устойчивого сопряжения с частями 6-го и 10-го корпусов, начиная с 8 декабря на правый берег реки Драва были переправлены два полка (703-й и 734-й) 233-й Кременчугско-Знаменской стрелковой дивизии под командованием полковника Т. И. Сидоренко, усиленные 23-м отдельным огнемётным батальоном, двумя дивизионами 684-го артиллерийского полка и взводом зенитно-пулемётной роты (все части из состава 57-й армии)[11]. Переправившиеся через реку части заняли позиции в районе Питомачи, Вировитицы и Сухополе[12][13][14] в ожидании подхода югославских частей[11]. С этого времени освобождённая территория с центром в Вировитице обрела значение оперативного плацдарма советско-югославских войск в Хорватии. За ней закрепилось название «Вировитицкий плацдарм»[1].

Согласно оценке немецкого командования, по мере укрепления положения советских войск в Венгрии, усиливалась угроза их наступления на Загреб, которое привело бы к окружению почти всех сил групп армий «Е» и «F»[К 3]. 1 декабря 1944 года для обеспечения единого руководства и по согласованию с ОКВ, немецкая 2-я танковая армия со всеми соединениями и частями, расположенными севернее реки Драва, была подчинена группе армий «Юг». К вечеру того же дня командование группы армий «F» передало группе армий «E» ответственность за оборону участка фронта 2-й танковой армии на Дунае и Драве. Отдел Генштаба «Иностранные армии Востока» (нем. Fremde Heere Ost, далее аналитический отдел) в своей оценке оперативного положения от 10 декабря 1944 года отметил: «…активность противника на Дравском фронте и концентрация бандформирований (партизан) южнее отрезка Осиек — Барч позволяют прогнозировать, что противник попытается ограниченными силами занять плацдармы на правом берегу Дравы». Несколько позже немецкому командованию стало ясно, что Красная армия стремится укрепить силы НОАЮ отдельными советскими частями. Согласно записям в личном дневнике от 10 декабря, Главнокомандующий Юго-Востока фельдмаршал фон Вейхс, хотя и оценивал ситуацию на тот момент как неугрожающую, в то же время, он отметил, что «этот длительное время не обороняемый и плохо прикрытый участок Дравы представляет собой постоянную опасность». Поэтому командованию фронта надлежит сосредоточивать здесь всё больше и больше войск. Непосредственно против переправившихся на правый берег Дравы полков 233-й стрелковой дивизии и действующих у Вировитицы частей 10-го корпуса немцы сосредоточили в районе Копривницы в дополнение к расположенным здесь усташско-домобранским войскам 2-ю бригаду 1-й казачьей дивизии и боевую группу «Енгельбрехт» (боевая группа майора Энгельбрехта, численностью до одного полка)[15][9].

Оперативное значение плацдармаПравить

На фоне советско-югославского наступления в Среме, к 10 декабря 1944 года частям НОАЮ, при поддержке советских подразделений, удалось создать несколько плацдармов на правом берегу реки Драва. По оценке немецкого историка д-ра Карла Хниликка, наиболее тревожным стало вторжение частей 57-й армии на северном фланге группы армий «F» у города Барч, так как этот плацдарм создавал для 2-й танковой армии угрозу окружения её южного фланга[9]. 6-й Славонский корпус НОАЮ действовал на пространстве между городами Осиек, Джяково и Винковци и удерживал в прочной блокаде Нашице и Джяково. Войска 6-го корпуса и 1-го Пролетарского корпуса, действовавшего на Сремском фронте, разделял лишь 30-километровый коридор, упорно удерживаемый немцами. С учётом крайне ограниченных резервов группы армий «F» и «Е», возможное усиление военной группировки на Вировитицком плацдарме ставило бы под угрозу поражения силы немцев в Славонии и открывало дорогу на Загреб[К 4][9][1].

Для возможного наступления на Загреб важное логистическое значение имели вировитицкий транспортный узел и мостовая переправа через Драву у города Барч, завершавшая венгерский отрезок дороги Печ — Сигетвар — Барч, которая продолжалась на хорватской стороне магистралью Барч — Вировитица — Лозан — Стари-Градац — Питомача — Клоштар — Джюрджевац — Копривница — Дуго-Село — Загреб. Кроме этого, через Вировитицу в Загреб пролегала ещё одна дорога через Дарувар, Пакрац и Иванич-Град.

На момент создания плацдарма, вблизи Вировитицы, кроме бригады 1-й казачьей кавалерийской дивизии, сформированной в основном из бывших советских граждан — казаков, перешедших на сторону Третьего рейха[11], в распоряжении командования «Юго-Восток» других сил не было. Пополнение могло поступить только за счёт частей группы армий «Е», отступающих из Греции и южных районов Югославии. Для их переброски требовалось время[9].

Немцы внимательно следили за передвижениями подразделений НОАЮ, оценивая их намерения. Последует ли удар в направлении Загреба — этот вопрос для немецкого командования оставался открытым до середины декабря, после чего обстановка слегка разрядилась. К этому времени немцам стало очевидным, что основной целью Красной армии является продвижение через Венгрию на Вену[9][К 5].

Этапы военных действий на плацдармеПравить

Борьба за Вировитицкий плацдарм началась 10 декабря 1944 года с наступления частей 1-й казачьей дивизии немецкого 69-го армейского корпуса на части 32-й дивизии 10-го Загребского корпуса в районе Копривницы и нападения 16-й дивизии 12-го Воеводинского корпуса на опорные пункты усташей и домобран в сёлах Подравска-Мославина и Вильево[1].

Первый этап операции (10 декабря 1944 года по 26 января 1945 года) включает действия войск НОАЮ, направленные на расширение Вировитицкого плацдарма, а также оборонительные действия против группировок немецких и усташско-домобранских сил, стремившихся ликвидировать плацдарм.

Второй этап операции (6—10 февраля 1945 года) охватывает оборонительные военные действия соединений и частей 3-й армии НОАЮ во время немецкой наступательной операции «Оборотень» (нем. Werwolf)[1].

На первом этапе боевых действий плацдарм поначалу делился на два сектора: восточный и западный. С января 1945 года сформировался южный сектор плацдарма. Бои на западном секторе начались 10 декабря 1944, на восточном 12 декабря 1944 года и на южном — 10 января 1945 года. Первоначально они были наиболее интенсивными на западном секторе, затем на южном и, на заключительном 2-м этапе, на восточном секторе[16].

Бои за плацдарм в декабре 1944 годаПравить

Главный штаб НОАиПО Воеводины отдал приказ 16-й дивизии переправиться 8 декабря через Драву в Подравину, занять село Мославина и развернуть наступление на Дони-Михоляц. Одновременно с переправой 16-й дивизии на правый берег Дравы аналогичную операцию предприняла 51-я дивизия 9/10 декабря в районе Осиека силами своих 7-й и 8-й бригад. Однако, в то время как 16-я дивизия пересекла реку Драва и начала ожесточённые бои в районе Мославины, подразделения 51-й дивизии не смогли закрепиться на правом берегу Дравы. Дальнейшие попытки форсирования реки были приостановлены и 51-й дивизии было приказано занять оборону по левому берегу реки от югославско-венгерской границы до её устья на Дунае[15].

32-я дивизия 10-го корпуса перешла к активным действиям в Подравине, координируя свои удары с частями советских войск. В ночь с 9 на 10 декабря, по просьбе командования 57-й армии[К 6], бригады «Миховил Павлек Мишкина» и «Брача Радич» из состава 32-й Загорской дивизии переправились на левый берег Дравы севернее Джюрджеваца и начали ликвидацию опорных пунктов усташей в сёлах Репаш, Ждала и Гола с целью выхода в тыл немецких частей, противостоящих советским войскам. К 12 декабря первые два населённых пункта были взяты, однако завершить задачу не удалось.

10 декабря немцы предприняли наступление силами 2-й бригады 1-й казачьей дивизии СС на направлении Дуго-Село — Копривница. После двухдневных боёв с 1-й Загорской бригадой им удалось деблокировать Копривницу и соединиться с расположенной здесь 5-й усташской бригадой (5. ustaški stajaći zdrug)[18]. В этот же день завершился неудачей советско-югославский Вуковарский десант на Сремском фронте[19].

13 декабря эсэсовцы атаковали бригаду «Матия Губец», которая обеспечивала левый фланг 32-й дивизии, и вынудили её 14 декабря оставить Джюрджевац. Чтобы избежать окружения, отступили с левого берега Дравы и бригады «Миховил Павлек Мишкина» и «Брача Радич».

В течение 14 декабря атаки немцев у села Калиновац были отбиты. Но из-за продвижение казачьих частей со стороны Фердинандоваца, 32-я дивизия отошла на новые позиции: бригада «Брача Радич» расположилась вдоль дороги Калиновац — Подравске-Сесвете, бригада «Миховил Павлек Мишкина» на линии Джюрджевац — Клоштар, 1-я Загорская бригада в районе Цепеловац, а бригада «Матия Губец» — у Клоштара в качестве дивизионного резерва. Эти позиции дивизия занимала до 20 декабря[18].

В ночь с 19 на 20 декабря части казачьей дивизии и батальон усташей атаковали 1-ю Загорскую бригаду и вынудили её отступить в сторону Зида. Развивая успех, части 1-й казачьей дивизии, продвигаясь по направлениям Будровац — Сирова и Суха-Кателина — Клоштар, вышли в тыл 32-й дивизии. Ввиду этого дивизия получила приказ отойти в район Мала-Чрешневица — Грабовница — Диньевац — Козаревац. 20 декабря 2-я казачья бригады заняла Клоштар. В боях за этот населённый пункт погибли 106 бойцов 32-й дивизии, были ранены 83 человека, еще 12 пропали без вести. Потери понёс командный состав дивизии: был убит командир бригады «Матия Губец» Степан Дошен, ранен командир бригады «Брача Радич» Иван Вулич и командиры всех трёх батальонов этой бригады, комиссар бригады и политработники 2-х батальонов бригады «Миховил Павлек Мишкина». 25 декабря немцы атаковали бригаду «Миховил Павлек Мишкина», после чего она отступила в Грабовницу[18][1].

Тем временем, утром 17 декабря 1944 года 6-й Терский полк и подразделения хорватских усташей провели разведку боем, в ходе которой получили сведения о составе частей НОАЮ, оперировавших между боевыми порядками 1-й казачьей дивизии и частями 233-й дивизии. Генерал фон Паннвиц, прибывший в бригаду не позднее 20—21 декабря, принял решение атаковать советские позиции в Питомаче с последующим продвижением к Вировитице и Барчу, не дожидаясь усиления противника[11][20].

К 26 декабря немцы сосредоточили в районе боевых действий значительные силы численностью около 10 тысяч солдат из состава: 2-й казачьей Кавказской бригады (3-й Кубанский, 5-й Донской, 6-й Терский полки) под командованием немецкого полковника И. фон Шульца[21], 20-го полка 1-й хорватской ударной дивизии, усташей 1-го полка бригады охраны поглавника и подразделений 5-й усташской бригады[22].

26 декабря, под русский боевой клич «ура!», эти силы перешли в наступление на направлениях Копривница — Джюрджевац — Питомача — Вировитица и Бьеловар — Шандровац — Отрованец — Турнашица — Вукосавлевица — Шпишич-Буковица. Основной удар наносился в 7 часов 30 минут по позициям советского 703-го стрелкового полка в Питомаче силами 2-й казачьей бригады при поддержке 4-х миномётных и 3-х артиллерийских батарей. Во втором эшелоне находился 20-й полк 1-й хорватской ударной дивизии. Всего в бой было введено до 6 тысяч человек. Скрытности сосредоточения наступающих способствовал густой предрассветный туман. Бой с казаками, наступавшими по трём направлениям, длился весь день. К 17 часам, смяв оборонительные позиции 703-го полка и 684-го артиллерийского полка на окраинах, казаки ворвались в Питомачу, где завязались ожесточённые бои с красноармейцами, продолжавшиеся до 21 часа. После этого подразделения обоих полков мелкими группами начали отход на восток. При этом подполковник М. Д. Шумилин распорядился расстрелять всех пленных-казаков (около 60-ти человек), которые были взяты в плен утром того же дня. Из-за неудачно выбранной диспозиции советских частей (дистанция между штабом дивизии, при котором располагался резерв, и передовыми позициями обороняющихся составляла около 25-ти километров), помощь, направленная из Вировитицы, прибыла поздно[23] — только к 22 часам резервный 734-й стрелковый полк прибыл на место боя и контратакой выбил наступающих из населённого пункта Стари-Градац. Дальнейшее его продвижение к Питомаче было приостановлено по приказу командира 233-й дивизии — полк перешёл к обороне. На следующий день генерал Паннвиц произвёл многочисленные награждения отличившихся казаков в захваченной Питомаче. Успешный для вермахта бой был упомянут в ежедневных сводках ОКВ[24].

Историк С. И. Дробязко писал, опираясь на данные Центрального архива министерства обороны РФ в Подольске, что на поле боя осталось 205 убитых красноармейцев, 145 попали в плен[К 7]. В трофеи к наступающим попали 29 орудий, 6 миномётов, 149 огнемётов, 13 противотанковых ружей, 42 пулемёта, стрелковое оружие, много автомашин, боеприпасов и других материалов[11]. Как писал историк К. М. Александров, в ходе боя за Питомачу безвозвратные потери 233-й дивизии безусловно превысили 200 человек, 703-й и 684-й полки лишились 2/3 материальной части. О потерях 23-го отдельного огнемётного батальона данных нет. Советским частям в этом бою было нанесено сильное поражение. Тем не менее, по мнению Александрова, о разгроме 233-й стрелковой дивизии, как это утверждают немецкие исследователи, говорить нельзя: 734-й полк 26 декабря понёс минимальные потери, а 572-й вообще в бою не участвовал. Наиболее вероятные общие потери 2-й конной Кавказской бригады 1-й казачьей дивизии СС за 26 декабря составили от 500 до 600 человек[26]. В бою за Питомачу на стороне советских частей сражался также один батальон югославской бригады «Матья Губец», отступивший вместе с подразделениями 703-го полка к селу Шпишич-Буковица[18].

Историк Николай Толстой, а вслед за ним и ряд других авторов, назвали эти бои между противостоящими друг другу воинскими подразделениями, укомплектованными почти полностью гражданами СССР, «последней битвой гражданской войны»[27].

Бои на направлении Питомача — Вировитица с потерями с обеих сторон велись до 31 декабря. Из-за сложной ситуации в 32-й дивизии штаб 10-го корпуса перебросил в конце декабря в район Вировитицы 33-ю дивизию (без 1-й бригады), с задачей действовать против фланга противника, наступавшего на Вировитицу[1]. Наступательные действия вермахта на этом участке фронта предотвратили попытку создания опорного плацдарма на южном берегу реки Дравы для совместного наступления советских и югославских войск вглубь Хорватии в направлении Загреба[26].

  Внешние изображения
На Вировитицком плацдарме
  Бойцы НОАЮ и первые красноармейцы, переправившиеся через Драву, декабрь 1944 года. Fototeka SABA RH;
  На Вировитицком плацдарме, конец декабря 1944 года. Fototeka SABA RH;
  Батальон корпуса народной обороны (KNOJ) НОАЮ во время немецкого наступления на Вировитицкий плацдарм. Fototeka SABA RH;
  Артиллерия на Вировитицком плацдарме, декабрь 1944 года. Fototeka SABA RH;
  Вировитицкая бригада в походе. Fototeka SABA RH;
  Беженцы в Подравине во время немецкого наступления в декабре 1944 года. Fototeka SABA RH.

На восточном секторе плацдарма части 16-й дивизии 12-го Воеводинского корпуса форсировали 9 — 10 декабря реку Драва, заняли посёлок Чаджавица и до 13 декабря вели бои за Подравску-Мославину Вилье, пытаясь продвинуться на направлении к Дони-Михоляц. Не достигнув успеха, 1-я и 2-я бригады 16-й дивизии перешли 17 декабря к обороне на линии Чаджавица — Адольфово-Село — Доне-Базие — Добрович — Чачинци и здесь до 22 декабря установилось относительное затишье[15].

12—13 декабря 40-я Славонская дивизия начала активные боевые действия на направлении между Нашице и Осиеком. 12-я Славонская дивизия в первой половине декабря наносила удары по опорным пунктам немцев в районе Нашице и Джяково, а также на участке между Нова-Капела — Врполе железной дороги Белград — Загреб. Были освобождены населённые пункты Плетерница, Кошка, Норманци, Прандановци, Врбица, Вука.

14 декабря Осиекская ударная бригада атаковала Широко-Поле. Гарнизон посёлка был уже на грани уничтожения, однако немцы вовремя подтянули сюда подкрепление с танками и отбили штурм. В ходе боя большие потери понёс советский 4-й батальон Осиекской бригады[28].

Тем временем, советско-югославское наступление на Сремском фронте не привело к успеху и было остановлено 15 декабря из-за усталости войск и высоких потерь. Все отступающие из Греции части группы армий «Е» задействовались в интересах укрепления Дравского фронта. Во второй половине декабря немцам удалось подтянуть из Восточной Боснии в район Нашице — Дони-Михоляц — Осиек — Вуковар — Винковци — Рачиновци — Славонски-Брод — Джяково дополнительные силы пехоты и танков.[29][9][30].

23 декабря подразделения СС и 15-й усташский батальон нанесли удары из Джяково по Осиекской и 12-й Славонской пролетарской бригадам 12-й Славонской дивизии, занимавшим позиции вокруг населённого пункта Леваньска-Варош. Ожесточённые бои, отмеченные потерями с обеих сторон, длились пять дней. 28 декабря немцы при поддержке танков вытеснили обороняющиеся югославские бригады из села. В то же время значительные силы неприятеля начали наступление с направления Нова-Капела — Плетерница, стремясь выйти в тыл 12-й дивизии. Ввиду новой угрозы командование корпуса отвело дивизию на новые, более удобные позиции к северу от дороги Леваньска-Варош — Плетерница. В новых условиях немцы продолжить атаки не решились[18].

Бои за Леваньска-Варош стали последними в составе НОАЮ для большей части бойцов советского батальона Осиекской бригады. По приказу 6-го корпуса с 29 декабря начался процесс перехода советских граждан — бойцов бригады в расположение частей Красной армии на Вировитицком плацдарме[31].

Бои за плацдарм в январе 1945 годаПравить

По приказу Верховного штаба НОАЮ, 1 января 1945 года была создана 3-я армия в составе 6-го Славонского, 10-го Загребского и 12-го Воеводинского корпусов, численностью 49394 солдат. С этого дня 40-я дивизия 6-го корпуса перебрасывается из района Нашице в район Вировитицы для укрепления западного сектора. 10-й корпус переместил сюда же две бригады из Мославины и района Бьеловара. Силы НОАЮ на плацдарме на 1 января занимали следующие позиции: на западном секторе оборона проходила с севера на юг по линии Округлячя — Бушетина — Кория — Шпишич-Буковица — Зринска и удерживалась стрелковым полком 233-й дивизии, 2-й и 3-й мославинскими бригадами 33-й дивизии. 40-я дивизия и 1-я Мославинская бригада 33-й дивизии занимали позиции на линии Чаджавица — Звонимировац — Црнац, перекрывая направление к селу Терезино-Поле вдоль Дравы из населённых пунктов Дони-Михоляц и Подравска-Мославина. Вторая бригада 16-й дивизии занимала оборону на линии Црнац — Милановац — Зденци — Феричанци с форпостом у Джурдженоваца, закрывая подходы к Подравска-Слатине из Нашице. Позиции к югу от Нашице и Чаглина занимали Осиекская ударная и 1-я Чехословацкая бригады 12-й дивизии, обороняя пути, ведущие из Джяково и Славонски-Брод в районы гор Диль, Крндия и далее на Подравину. На восточный сектор передислоцировали две бригады 16-й дивизии с территории Венгрии.

После боёв в канун нового 1945 года немцы перегруппировали свои силы в районе населённых пунктов Стари-Градац и Лозан. 2 января, после артподготовки, неприятель сосредоточил основной удар по позициям в селе Шпишич-Буковица и овладел им, угрожая теперь непосредственно городу Вировитица. В этих условиях 32-я, 33-я дивизии и части 40-й дивизии совместно со штрафными ротами 233-й стрелковой дивизии нанесли 3 января контрудар по противнику и отбросили его к населённым пунктам Отрованец и Питомача. 5 января казаки силами до одного полка снова контратаковали и овладели селом Лозан, однако в этот же день были выбиты из него силами боевого охранения 233-й дивизии, поддержанного артиллерийским и миномётным огнём, а также ударом частей НОАЮ в северном направления во фланг наступающего противника. После этого, до 7 января здесь установилось относительное затишье[1][32][33].

В конце декабря 1944 года — начале января 1945 года противник предпринял попытки прорыва к Вировитице на восточном секторе из направлений Дони-Михоляц и Нашице, но после ожесточённых боёв был остановлен.

5 января, сосредоточив силы в районе Подравска-Мославина, части полицейской дивизии «Штефан»[К 8] и 15-й батальон усташей при поддержке танков атаковали 16-ю дивизию у селения Чаджавица. Ночью неприятель овладел новым дравским каналом и 6 января прорвался в центр Чаджавицы. Однако дальше развить успех немцам не удалось. 7 января контратакой 16-й и 12-й дивизий противник был отброшен[33].

Поскольку попытки немцев прорываться к Вировитице с запада и востока не принесли ожидаемого результата, противник приступил к подготовке удара с южного направления. Видя концентрацию немецких сил в районе Бьеловара и Банов-Яруга, штаб 10 корпуса отдал приказ держать оборону до переброски на плацдарм частей 12-го корпуса.

В период с 10 по 14 января немцы и домобраны вели наступательные бои на двух направлениях, наступая из Банова-Яруги и Бьеловара силами 1-й хорватской ударной и 1-й казачьей дивизий общей численностью группировок около 5500 солдат. В ходе ожесточённых боёв противник сначала был остановлен, а затем, после быстрой перегруппировки сил, 32-я, 33-я дивизии 10-го корпуса, усиленные двумя бригадами 6-го корпуса, в течение 14 и 15 января оттеснили неприятеля на линию Велика-Писаница — Грубишно-Поле.

Направление Копривница — Вировитица обороняли части 10-го корпуса и 40-й дивизии 6-го корпуса. Оборону плацдарма со стороны Дони-Михоляц и Нашице держали подразделения 12-й, 40-й дивизий 6-го корпуса и 16-й дивизии 12-го корпуса[36]. Для укрепления сил НОАЮ на плацдарме 36-я и 51-я дивизии 12-го корпуса сдали свои позиции на Дравском фронте частям болгарских 11-й и 12-й дивизий, совершили марш к городу Барч и переправились на славонскую сторону. Уже 15-16 января они вступили в бой в районе Питомачи. 16-17 января главные силы 51-й дивизии были переброшены в район Подравска-Слатины и начали боевые действия на направлении села Чаджавица.

17—22 января в районе Питомачи югославские войска вели наступательные бои. Главная тяжесть атак легла на 36-ю дивизию, овладевшую опорными пунктами неприятеля в населённых пунктах Турнашица, Вукославлевица и Отрованец. 24 января дивизия взяла Грабовницу и приблизилась к Питомаче. За пять дней боёв были выведены из строя 2130 солдат противника[37].

В связи с обострением обстановки на фронте у озера Балатон, 703-й и 734-й полки 233-й дивизии, удерживавшие позиции у Вировитицы с 10 декабря 1944 года, сдали 20 января рубеж обороны частям НОАЮ, перешли на левый берег Дравы и начали сосредоточение в полосе обороны 57-й армии в районе станции Сулок (венг. Szulok)[38][32].

В тот же день, 20 января, в районе Подравска-Слатины 16-я и 51-я дивизия атаковали противника у села Чаджавица с целью овладения левым берегом нового дравского канала, имеющего большое тактическое значение. Вначале атака развивалась успешно, однако в течение ночи с 20 на 21 января противник подтянул танки и вынудил наступавших отойти на исходные позиции. В ходе ожесточённого боя неприятель потерял около 1000 человек убитыми и ранеными. Потери югославской стороны составили около 600 человек.

С 26 января противоборствующие стороны активных боевых действий не вели, ограничиваясь разведкой.

В целом, в течение января 1945 года на всех трёх секторах плацдарма велись активные боевые действия, отмеченные чередованием атак и контратак, манёвров и перегруппировок войск. Обе стороны несли потери: людские, вооружения и военной техники. Несмотря на тяжесть положения и суровые зимние погодные условия, были отмечены лишь единичные случаи дезертирства бойцов 3-й армии.

Положение сторон на 1 февраля 1945 годаПравить

После ряда наступательных и оборонительных действий, проведенных до конца января 1945 года, немецкое Главнокомандование Юго-Востока не смогло полностью установить фронт на Драве и соединить его левый фланг с группой армий «Юг» в Венгрии. Линия фронта в Среме (так называемая линия Нибелунгов) пролегала к северо-западу от правого берега Дуная от села Мохово (около города Илок) до устья Дравы, а также по правому берегу Дравы от устья вверх по течению до населённого пункта Носковци (примерно в 25 км к западу от города Доньи-Михоляц). К западу от Носковци и вплоть до села Стари-Градац (примерно в 10 км к северо-западу от Вировитицы) оба берега Дравы, длиной около 45 км, находились в руках войск Красной армии и НОАЮ. Дальше на северо-запад правый берег Дравы занимали части немецкого 69-го армейского корпуса группы армий «F»[К 9].

К 1 февраля немцы стянули к плацдарму дополнительные резервы и создали значительное превосходство над обороняющимися в живой силе и артиллерии. Завершалась подготовка решающего наступления с целью ликвидации Вировитицкого плацдарма и восстановления стабильной линии фронта по правому берегу Дравы, обеспечивающей левый фланг и тыл Группы армий «Е» на Сремском фронте и в Боснии[1].

Готовящемуся к наступлению противнику противостояли измотанные двухмесячными боями и суровыми зимними условиями бригады НОАЮ. И всё же, войска держали высокую дисциплину и боевой дух. Учитывая нарастающую угрозу для обороны Вировитицкого плацдарма, командование 3-й армии ещё 25 января обратилось в Верховный штаб НОАЮ с просьбой о подкреплении, в том числе силами союзных советских и болгарских войск. Подкрепление на плацдарм не пришло[40].

Ликвидация плацдармаПравить

Ликвидация плацдарма возлагалась командованием группы армий «Е» на 69-й и 91-й армейские корпуса. Начало операции было назначено на 6 февраля 1945 года. Задействовались 6 дивизий. Общая численность войск составляла около 60000 солдат. Их действия поддерживали около 50 танков и 200 артиллерийских орудий. В соответствии с планом, 91-й корпус наносил основной удар с востока на направлении Нашице — Подравска-Слатина — Вировитица главными силами 297-й пехотной дивизии, 7-й горнострелковой дивизии СС «Принц Евгений» и 202-го танкового батальона. Его задачей было рассечь оборону 3-й армии и, соединившись в районе Вировитицы с частями 69-го корпуса, уничтожить плацдарм. Вспомогательный удар наносился частями 7-й дивизии СС из района Славонски-Брод по направлению Кутьево. 69-й корпус наступал с запада на направлении Бьеловар — Вировитица силами 1-й и 2-й бригад 1-й казачьей дивизии СС и штурмовой бригады «Юго-Восток», а также боевой группы «Мошков»[К 10]. 7-я усташско-домобранская дивизия атаковала из района Капела — Бартина по направлению на Пожежскую долину, где должна была соединиться с частями 7-й дивизии СС[1][39].

Сосредоточение соединений и частей, задействованных в операции «Werwolf», началось 2 февраля. Второго и третьего февраля разведка 3-й армии зафиксировала концентрацию сил 297-й немецкой дивизии и танков в районе Нашице и Джурдженоваца, а также дивизии СС «Принц Евгений» в районе Джяково.

6 февраля в 6:30 утра началось наступление немецких и усташско-домобранских войск при сильной поддержке артиллерии и танков. В течение дня 91-й корпус занял Феричанци, Ораховицу и Чачинци. На следующий день 7 февраля пали Миклеуш и Вочин, а 8 февраля — Подравска-Слатина. Части 69-го армейского корпуса заняли ряд позиций в Било-Горе, а в зоне обороны 40-й дивизии овладели сёлами Велика-Барна, Грубишно-Поле, Велика-Ператовица, Иваново-Село и Растовац. Видя опасность возможного соединения наступающих фланговых колонн 69-го и 91-го корпусов, штаб 10-го корпуса срочно перебросил 33-ю дивизию в район сёл Мали- и Велики-Бастаи, чтобы предотвратить прорыв 1-й козачьей бригады к селу Пивница. На восточном секторе плацдарма 91-й корпус продолжал продвижение к Вировитице, моментами создавая для партизанских бригад драматические ситуации[1].

В этой обстановке штаб 3-й армии, по согласованию с Верховным штабом, отдал 8 февраля приказ корпусам и вверенным частям:

  • переправить 8-9 февраля на левый берег Дравы артиллерийские орудия, за исключением горных, все склады и санитарные подразделения;
  • 36-й дивизии отвести войска на линию река Драва — Нетеча — Горне-Базие — Диелка — Драва и оборонять этот плацдарм (так называемый малый плацдарм) «любой ценой», пока части 12-го корпуса не переправятся на левый берег;
  • 16-й и 51-й дивизиям отвести войска на левый берег Дравы в течение 9 февраля и ночи с 9 на 10 февраля;
  • 6-му Славонскому и 10-му Загребскому корпусам оставаться в Славонии с задачей выхода в тылы и на фланги наступающих колонн 69-го и 91-го корпусов, а затем, опираясь на горные массивы Папука и Псуни, действовать на коммуникациях неприятеля. 6-му корпусу — на участке дороги от Джяково до Вировитицы, а 10-му корпусу — от Пакраца до Славонска-Пожеги[1].

9 февраля немецкие корпуса продолжили при поддержке артиллерии и танков скоординированное продвижение на фронте от реки Драва, недалеко от Питомачи, через восточные склоны Било-Горы и к востоку от Сухополе до реки Драва. На всех участках немецкого наступления отмечалось незначительное сопротивление частей 12-го корпуса, за исключением направления Цабуна — Сухополе — Вировитица, где немцы после ожесточённого боя с 16-й дивизией преодолели сопротивление югославов и к 10 часам утра овдадели городом Вировитица. В то же время продвижение 7-й дивизия СС «Принц Евгений» было остановлено 12-й дивизией. Попытка подразделений 69-го корпуса прорваться в районе истоков реки Илова и на склонах Било-Горы через югославскую оборону на линии от Бастаи до села Велика-Ператовица для соединения с дивизией «Принц Евгений» была сорвана частями 6-го и 10-го корпусов. Около полудня началось быстрое отступление к малому плацдарму частей 12-го корпуса и Осиекской бригады. К 14 часам подразделения 69-го и 91-го армейских корпусов вышли на подступы к малому плацдарму. Завязались ожесточённые бои на последнем рубеже обороны, но подразделения 36-й и 51-й дивизий упорно защищали плацдарм и отбили все атаки около села Диелка[1][39].

В ночь с 9 на 10 февраля последние подразделения 12-го Воеводинского корпуса организованно оставили малый плацдарм и перешли по понтонному мосту на левый берег Дравы. После этого мост был демонтирован. Около 4:30 утра оставшиеся защитники плацдарма из состава 36-й Воеводинской дивизии переправились на лодках на венгерскую территорию. Кроме 12-го корпуса, на левый берег ранее переместились Осиекская бригада, эвакуированные раненые 6-го и 10-го корпусов, а также более тысячи беженцев из Славонии[1].

6-й и 10-й корпуса отступили в горные районы Било-Горы и Папука. В течение 10—11 февраля части 6-го и 10-го корпусов вели ожесточённые бои с 7-й дивизией, 1-й казачьей бригадой СС и боевой группой «Мошков» на северных склонах Папука, западнее от Вочина, а также на восточных склонах Било-Горы. После этого 10-й корпус отступил в район Кончаница — Рибняци — Дарувар — Бадлевина. 12-я дивизия отошла в район Велика — Каптол — Ветово, в то время как 40-я дивизия заняла оборону на подступах к освобождённой территории в районе Банова-Яруга — Окучани. Этим завершилась оборона Вировитицкого плацдарма[1][К 11].

  Внешние изображения
  Переход частей 6-го корпуса в направлении Папука, 1945 год. Fototeka SABA RH.

Потери сторонПравить

Потери НОАЮ и 233-й стрелковой дивизии РККАПравить

За время двухмесячных боёв на плацдарме, соответственно с 10-го декабря 1944 года на западном секторе, с 1 января на восточном и с 10 января на южном секторе, соединения НОАЮ понесли следующие потери:
— 6-й корпус: 322 убитых, 812 раненых, 51 пропали без вести, 6 попали в плен;
— 10-й корпус: 340 убитых, 1458 раненых, 181 пропали без вести, 23 попали в плен;
— 12-й корпус: 1116 убитых, 3036 раненых, 1073 пропали без вести, 58 попали в плен.

Общие потери трёх корпусов составили 1778 убитых, 5306 раненых, 1305 пропали без вести, 87 бойцов попали в плен. Кроме людских жертв, три корпуса имели значительные потери различного вооружения[42]. Потери 3-й армии за период немецкого наступления с 6 по 10 февраля составили 347 человек убитыми, 656 человек ранеными и 646 — пропавшими без вести[1].

Потери вермахта и хорватских войскПравить

В ходе боёв за Вировитицкий плацдарм немецкие и хорватские войска (хорв. hrvatske postrojbe) понесли значительные потери, как в людях так и в технике. Численные данные о людских потерях противоречивы. Историки сходятся в оценках, что потери личного состава немецких и хорватских частей соразмерны, если не превосходят потери партизанских корпусов[42]. Только лишь общие потери 69-го и 91-го немецких армейских корпусов в ходе операции «Оборотень» оцениваются в около 3500 убитых и раненых[1]. Кроме того, 181 солдат противника были взяты в плен, из них больше всего эсэсовцев из казачьей дивизии. Незначительное количество пленных с обеих сторон свидетельствует об ожесточённости борьбы[42].

Сведения об участии советских граждан в боях на плацдарме на стороне НОАЮПравить

В боях на Вировитицком плацдарме в составе 6-го и 10-го корпусов НОАЮ принимали участие свыше 500 советских граждан, бывших военнопленных и принудительных рабочих, насильно мобилизованных фашистами на временно оккупированных территориях СССР и бежавших из неволи к югославским партизанам. Они воевали рядовыми бойцами и командирами практически во всех бригадах, оборонявших плацдарм. Большинство из них сражались в составе «русских» подразделений, состоящих из советских граждан разных национальностей, в Осиекской ударной бригаде 12-й ударной дивизии 6-го Славонского корпуса и 1-й Мославинской бригаде 33-й дивизии 10-го Загребского корпуса[43].

По состоянию на 31 декабря 1944 года в 6-м корпусе числилось 374 советских бойцов, в том числе 49 на командирских должностях, в 10-м корпусе — 178 бойцов[44].

Пример участия советских людей в боях за Вировитицкий плацдарм и обстановки того времени иллюстрирует донесение 18-й Славонской ударной бригады штабу 40-й дивизии от 3 января 1945 года. Так, 29 декабря 1944 года, по приказу 6-го корпуса, из района населённого пункта Леваньска-Варош в расположение советских войск на Вировитицком плацдарме убыла «русская» рота 3-го батальона Осиекской ударной бригады. Бойцы отправились в пеший поход, имея на вооружении 4 ручных пулемёта (сербохорв. puškomitraljezа), 1 лёгкий пулемёт (сербохорв. laki mitraljez), 1 лёгкий миномёт, 4 автомата (šmajsera), 35 винтовок, 37 гранат, 2700 винтовочных патронов, 3500 пулемётных патронов, 370 автоматных патронов[45].

В Вировитицу рота прибыла в момент немецкого наступления. Подразделения немцев и усташей были уже на подступах к городу и рвались к переправе через Драву. С учетом ситуации на фронте, рота была временно придана для усиления 3-му батальону 18-й Славонской ударной бригады. 3 января 1945 года советские бойцы приняли участие в контрударе 32-й, 33-й и 40-й дивизии на западном секторе обороны Вировитицкого плацдарма. 3-му батальону 18-й бригады и советской роте была поставлена задача взять немецкие позиции на участке от высоты 223 (Голо-Брдо) до высоты 160 включительно, занятые подразделениями 1-й казачьей дивизии СС численностью около 350 человек. Атака началась ночью в 1 час 15 минут. Бой был ожесточённым. Передний опорный пункт казаков располагался на высоте 149 южнее Голо-Брдо, что исключало фактор внезапности атаки. Оборону противника усиливали тяжёлые миномёты. Под их прикрытием казаки контратаковали наступающих и дважды вынуждали их отойти. Третья атака партизан закончилась победой. В 3 часа 45 минут казаки были окончательно выбиты с высот и отступили к селу Шпишич-Буковица[46].

13 января 1945 года штаб 3-й армии отдал приказ собрать в селе Цабуна, расположенном недалеко от Подравска-Слатины, всех советских бойцов, независимо от того, кто, когда и как вступил в ряды НОАЮ. Комиссарам подразделений предписывалось составить на каждого бойца характеристику. Из Цабуны их должны были до 25 января отправить в штаб 3-й армии для дальнейшего следования в расположение Красной армии на Вировитицком плацдарме. В указанный пункт прибыли несколько групп советских бойцов. Остальные из-за сложной военной обстановки продолжали сражаться в частях НОАЮ[31]. По прибытии в расположение советских войск, их распределяли по боевым частям 3-го Украинского фронта. Впереди их ждало участие в Балатонской операции и в боях в Австрии.

ЗаключениеПравить

По оценке немецкого историка д-ра Карла Хниликка, до середины декабря 1944 года немецким войскам лишь с трудом удавалось отражать удары советских и югославских войск на Драве. Попытки советских войск форсировать Драву вблизи Осиека были сорваны с момента прибытия с Дринского фронта 11-й авиаполевой дивизии, усиленной частями 22-й пехотной дивизии. Боевой группе 117-й егерской дивизии, переброшенной из под Загреба, тоже удалось на востоке от Дони-Михоляца своими контратаками отбросить за Драву превосходящего противника. Однако, этих оборонительных успехов было недостаточно, чтобы устранить все угрозы. Когда командование Юго-Востока пришло к заключению, что советское наступление на Загреб не состоится и войска 3-го Украинского фронта нацелены на продвижение через Венгрию к Вене, тогда стало ясно, что северный фланг групп армий «Е» и «F» спасён, возможная катастрофа не состоится[9].

Подводя итоги операции «Оборотень», Карл Хниликка писал: несмотря на изначально упорное сопротивление частей НОАЮ, наступавшим с восточного направления немецким войскам удалось скоро продвинуться вперед; только казачья бригада наступала недостаточно быстро. По этой причине расчленённые силы противника (войска НОАЮ) выиграли время, чтобы отвести свои части на север, на левый берег Дравы, а также на юг, в горы, где они местами еще долго оказывали упорное сопротивление. Хотя за несколько дней группе армий «Е» удалось ликвидировать разрыв линии фронта, партизаны сумели вовремя увернуться и затем снова стать опасными в другом месте, как это почти всегда бывало при подобных операциях. Несмотря на немедленно организованное преследование в горах, в течение последующих недель не удалось нанести поражение партизанам, так что горы Папук оставались источником опасности в тылу фронта[9].

По оценке югославских историков, с оперативной и стратегической точки зрения немецкие наступательные операции в Славонии обеспечили войскам групп армий «E» и «F» стабильность фронта в Боснии, Среме, на Дунае и Драве[41].

Двухмесячные бои на Вировитицком плацдарме не завершились для НОАЮ достижением значительных оперативных результатов. Целью боевых действий 6-го, 10-го и 12-го корпусов являлась поддержка усилий югославских, советских и болгарских войск, направленные на прорыв немецкой обороны на Сремском фронте. Однако все они, в том числе создание Вировитицкого плацдарма, проводились ограниченными силами и не синхронизировались с действиями НОАЮ на фронте в Среме. Поэтому боевые действия на Вировитицком плацдарме не могли отвлечь немецкие войска со Сремского фронта и тем самым позволить югославским и советским войскам из Срема прорваться в направлении Вуковара, Винковци и Брчко. Части Главного штаба НОАиПО Воеводины, 6-го и 10-го корпусов были растянуты на широком фронте, а силы, которые атаковали в направлении Сремского фронта не могли серьезно угрожать его стабильности. С другой стороны, подразделения 6-го и 10-го корпусов, помимо наступательных задач, должны были защищать большую свободную территорию от внезапных и других действий противника. Тем не менее, независимо от всех этих обстоятельств, немцы видели угрозу их тылу со стороны Вировитицкого плацдарма и постепенно накапливали новые силы, чтобы в решающий момент приступить к ликвидации плацдарма[15].

В то же время бои на плацдарме были первой широкомасштабной армейской фронтовой операцией трёх партизанских корпусов, проводимой практически в тылу противника на большой территории Мославины, Подравины и западной Славонии, простиравшейся с востока на запад на 120 км и с севера на юг на 80 км. Операция продолжалась 64 дня (с паузой между этапами в 10 дней). Из-за боёв на Вировитицком плацдарме начало большого немецкого наступления под Балатоном было сдвинуто с 20 февраля на 6 марта 1945 года[1].

Формирование 3-й армии в момент наивысшего обострения обстановки в обороне плацдарма было наилучшим способом обеспечить успешную координацию и взаимодействие частей и партизанских отрядов. Штаб 3-й армии принял командование над всеми тремя корпусами, не нарушив действовавшую систему управления и ответственности. На штаб 10-го корпуса было возложено командование западным сектором Вировитицкого плацдарма. Восточным сектором управлял штаб 6-го корпуса.

Баланс сил противоборствующих сторон (49000 : 60000) отмечался численным и качественным преимуществом вермахта. Подразделения НОАЮ уступали противнику не только в вооружении и оснащении, но и в опыте и подготовке. Успех немецкого наступления в заключительной фазе боёв на плацдарме был обеспечен значительным превосходством сил войск Группы армий «Е» над частями 3-й армии НОАЮ. Особенное преимущество противнику создавали танки, превосходство в артиллерии и лучшая организация управления войсками.

Наиболее сложной задачей во время второго этапа боевых действий стал отвод с плацдарма на левый берег Дравы частей 12-го корпуса. Эта задача была успешно выполнена в полном объёме[1].

В донесении штаба 6-го Славонского корпуса командованию 3-й армии от 2 марта 1945 года сформулирована следующая оценка обороны Вировитицкого плацдарма:

…Ввиду большого превосходства сил противника, штаб 3-й армии отдал приказ об отводе частей 12-го корпуса на левый берег Дравы. Нашим частям было приказано держать оборону для обеспечения организованного отхода этих подразделений. Задачу корпус выполнил полностью. 9 февраля была завершена переправа на левый берег как войск, так и большого количества беженцев.

…После двух месяцев тяжёлой, напряжённой борьбы и походов, в условиях довольно холодной зимы и недостаточного обмундирования солдат, силы наших подразделений были исчерпаны. Войска нуждались в отдыхе для приведения в порядок. Вместе с тем, военная обстановка требовала держаться, потому что противник, видя отступление наших войск, стремился пресечь наш организованный отход и концентрацию и немедля продолжил наступление по всей Славонии с целью вторжения в центр освобождённой территории.

…Несмотря на численное превосходство, противнику не удалось полностью реализовать свои цели. Ему нанесены ощутимые потери, что подтверждается показаниями пленных. В боях, происходивших в период с 27 февраля по 1 марта 1945 года на линии коммуникаций Вочин — Каменска, противник потерпел поражение и вынужден был оставить Даруварскую долину. Эта победа, по нашей оценке, обеспечивает стабилизацию обстановки в Славонии и позволит нам подготовиться к последующим наступательным действиям[47].

Командование 3-й армии в донесении Главному штабу НОАЮ в Хорватии об итогах битвы за плацдарм отмечало физическую усталость войск постоянными оборонительными или наступательными боями. Нехватка зимнего обмундирования приводила к многочисленным обморожениям солдат, влекущим за собой ампутации конечностей. Тем не менее, командование дало высокую оценку морали и боевого духа бойцов. Оборона плацдарма явила примеры массового героизма и самопожертвования его защитников. Даже в дни февральского наступления противника, в условиях танковых прорывов и окружения некоторых подразделений, практически не наблюдалось паники. 3-я армия НОАЮ не дала более сильному противнику разбить себя. Она организованно вывела на левый берег Дравы и на территорию Славонии, Било-Горы и Мославины основные силы обороняющихся. На контролируемую Красной армией территорию в Венгрии были эвакуированы массы гражданского населения, в том числе многие дошкольные учреждения с освобождённой территории. С плацдарма в госпитали Воеводины были также переправлены около 4000 раненых.

Приказ командования 10-го Загребского корпуса от 1 марта 1945 года подчиненным штабам частей и подразделений о предстоящих задачах командного состава по использованию накопленного опыта двухмесячной борьба в Подравине гласил:

Два месяца обороны Вировитицкого плацдарма стали поворотным пунктом в развитии наших войск. Бои были тяжёлыми и кровопролитными, с гораздо более сильным и лучше оснащённым врагом. От этого и наш успех, достигнутый в борьбе, является гораздо большим и более значительным[48].

КомментарииПравить

  1. Историк А.Ю. Тимофеев считает это название спорным, признавая более уместным определение, данное К. М. Александровым«трагедия на Драве»[2].
  2. В ходе боевых действий в октябре — ноябре 1944 года общие потери войск групп армий «Е» и «F» составили более 50 000 человек. Потери оружия и военной техники соответствовали суммарному материальному оснащению около 3-4 дивизий. Чтобы пополнить оставшие военные части, Главнокомандующий Юго-Востока фельдмаршал фон Вейхс вынужден был расформировывать сильно поредевшие соединения[8].
  3. В то время Главнокомандованию Юго-Востока не были известны намерения советских и югославских войск. Прогнозировались два варианта развития ситуации. Согласно первому, целью высадки югославских и советских войск на правый берег Дравы была подготовка удара в направлении Сремского фронта (что было правдой). Второй вариант предполагал наступление на Сисак — Загреб[15].
  4. Большая освобождённая территория в Подравине и Славонии представляла реальные возможности для использования в качестве плацдарма, на который можно было бы перебросить значительные силы, способные поставить под угрозу тыл неприятельских войск на Сремском фронте. Это позволило бы подразделениям 1-го Пролетарского корпуса и советскому 68-му стрелковому корпусу прорваться в декабрьском наступлении в направлении Вуковара, Винковци и Брчко[15].
  5. 12 декабря 1944 года Главнокомандующий Юго-Востока фон Вейхс отметил в дневнике: «Все теперь существенно зависит от передвижения группы армий «E», сильно подверженного влияниям погодных условий». 20 декабря аналитический отдел Генштаба докладывал: « …Кажется подтверждаются ранние предположения, что ведение боевых действий на территории бывшей Югославии будет по политическим соображениям возложено на НОАЮ и болгарские войска». Вместе с тем, аналитики немецкого Генштаба и далее считались с угрозой, исходящей от Вировитицкого плацдарма. В докладной записке аналитического отдела от 27 декабря прогнозируется возможность переброски отдельных соединений НОАЮ на Дравский участок фронта с целью поддержки ударами с тыла болгарских войск, действующих на Сремском фронте, а также укрепления собственной группировки в районе Вировитицы[9].
  6. Согласно записи в журнале боевых действий 57-й армии от 10 декабря 1944 года, командованию 233-й стрелковой дивизии надлежало: «…установить связь и организовать взаимодействие с частями НОАЮ и привлечь их для обороны указанных для дивизии пунктов с обязательным расположением сильных гарнизонов в узлах дорог Подравска-Слатина, Сухополе, Булавец, Джюрджевац. Поставить задачу 6-му СК НОАЮ частью сил форсировать р. Драва в районе Молве, Визвар с задачей захватить район Берзенце (венгерский населённый пункт Берценс, венг. Berzence) и удерживать его до подхода наших частей»…[17]
  7. Историк К. М. Александров писал, что несмотря на то, что советское командование всего за несколько часов до падения Питомачи расстреляло взятых тем же утром в плен казаков, ответных репрессий по отношению к пленным красноармейцам не последовало. Напротив, командиру 5-го Донского полка И. Н. Кононову пришлось издать 30 декабря 1944 года курьёзный приказ № 194, в котором он описывал, как войдя в помещение охранения пленных, он нашёл конвоиров и пленных, сидящих в одном нижнем белье, играющих друг с другом в карты, выпивающих и закусывающих, а оружие охраны при этом всё было сложено на солому возле пленных. Заключительными словами приказа были такие: «Понятно, что к военнопленным нужно относиться очень хорошо, но…»[25]
  8. Полицейская дивизия особого назначения под командованием коменданта тылового района группы армий «Е» генерал-лейтенанта Фридриха Штефана (Friedrich Stephan). Это тактическое соединение было образовано в ноябре 1944 года для борьбы с партизанами и состояло из полицейских немецко-хорватских батальонов, подчинённых командующему полиции порядка Хорватии[1][34][35].
  9. К 1 февраля 1945 года на западном секторе плацдарма оборону на линии Стари-Градац — Велика-Чрешневица — Седлярица — Дугачка-Коса держала 36-я дивизия 12-го корпуса с тремя пехотными и одной артиллерийской бригадой, всего 7000 бойцов. Ей противостояла 2-я бригада 1-й казачьей дивизии СС и немецкая штурмовая бригада «Юго-Восток» (бывшая боевая группа майора Энгельбрехта) в Подравине и 1-й усташский полк бригады охраны поглавника в Било-Горе — в общей сложности 8000 солдат. Оборона южного сектора проходила по линии Брзая — Бубня — Зринска — Горня-Ковачица — Велики-Грджевац — Павловац — Зденачки-Гай — Имсовац — Соколовац — Благородовац — Уляник — Духови — Антуновац. Здесь позиции удерживали части 10-го корпуса (1-я Загорская бригада, 32-я и 33-я дивизии) численностью 4500 солдат, части 12-й ударной дивизии (12-я Пролетарская ударная бригада и 2 батальона 4-й бригады), всего около 2000 бойцов и 40-я дивизия, около 4000 бойцов. На стороне противника в районе Велика-Писаница — Бьеловар располагалась хорватская 1-я ударная усташско-домобранская дивизия, численностью около 6000 солдат. В районе населённых пунктов Велики-Грджевац, Херцеговац и Гарешница была сосредоточена 1-я бригада 1-й казачьей дивизии, насчитывающая около 5000 солдат и 69-й казачий конный дивизион около 500 солдат. Линия восточного сектора проходила от берега Дравы на юг через населённые пункты Вранешевци — Кривая-Пустара — Брештановци — Велики-Растовац — Обрадовци — Зденци — Рушево — Плетерница. Здесь оборонялись 16-я и 51-я дивизии 12-го корпуса, около 14 500 солдат, а также три бригады 12-й Славонской ударной дивизии (Осиекская, 1-я Чехословацкая и два батальона 4-й бригады) общей численностью около 3500 бойцов. Группировка противника в районе населённых пунктов Чаджавица, Црнац, Джурдженовац и Нашице состояла из 2-й бригады усташей (15-й 16-й и 18-й батальоны), около 2000 солдат, немецкого 893-го полка численностью около 2000 солдат, четырёх полицейских батальонов СС численностью около 3000 солдат. В районе Осиека, Джяково и Винковци располагалась 7-я горнострелковая дивизия СС «Принц Евгений», 11-я авиаполевая дивизия (пехотная дивизия люфтваффе) и 297-я дивизия общей численностью около 23000 солдат. Возле города Нова-Градишка была сосредоточена хорватская 7-я горная дивизия численностью около 5000 солдат[33][39].
  10. Боевая группа под командованием генерала Анте Мошкова (Ante Moškov) в составе 1-й ударной дивизии и 1-го полка бригады охраны поглавника (Poglavnikov Tjelesni Sdrug)[39].
  11. В ходе последующих боевых действий с 16 по 28 февраля 1945 года немцы силами оперативной группы в составе 1-й хорватской дивизии, 1-й казачьей дивизии СС, 7-й добровольческой горнострелковой дивизии СС «Принц Евгений» и 7-й домобранской горной дивизии предприняли операцию с целью уничтожения частей 6-го и 10-го корпусов в Славонии и Мославине под кодовым названием «Папук». Наступление началось незамедлительно из районов населённых пунктов Грубишно-Поле, Банова-Яруга, Славонска-Пожега, Вочин, Пивница-Славонска в направлении Дарувара, Пакраца, Плетерницы и Звечево. Немецкие и усташско-домобранские войска овладели большей частью свободной территории Славонии и взяли под контроль почти все линии коммуникации. Однако уничтожить главные силы 6-го и 10-го корпусов они не смогли. Под контролем 6-го корпуса остался район Папука и Псуни. 10-й корпус продолжал удерживать часть Мославины и Било-Горы[41][42].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 Mladenko Colić. Pregled operacija na jugoslovenskom ratištu: 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski Institut, 1988. — S. 298—305.
  2. Тимофеев А. Ю. Русский фактор. Вторая мировая война в Югославии 1941—1945. — Москва: Вече, 2010. — С. 118.
  3. Тимофеев А. Ю. Русский фактор. Вторая мировая война в Югославии 1941—1945. — Москва: Вече, 2010. — С. 257.
  4. Штеменко С. М. Генеральный штаб в годы войны. — М.: Воениздат, 1989.
  5. 1 2 3 4 5 6 Ljubivoje Pajović, Dušan Uzelac, Milovan Dželebdžić. Sremski front: 1944—1945. — Beograd: Beogradski izdavačko-grafički zavod, 1979. — S. 88-94.
  6. Ljubivoje Pajović, Dušan Uzelac, Milovan Dželebdžić. Sremski front: 1944—1945. — Beograd: Beogradski izdavačko-grafički zavod, 1979. — S. 86-88.
  7. Anić, 1985, с. 129—130.
  8. Karl Hnilicka. Das Ende auf dem Balkan 1944/45. Die militärische Räumung Jugoslaviens durch die deutsche Wehrmacht. — Göttingen • Zürich • Frankfurt: Musterschmidt, 1970. — S. 101.
  9. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Karl Hnilicka. Das Ende auf dem Balkan 1944/45. Die militärische Räumung Jugoslaviens durch die deutsche Wehrmacht. — Göttingen • Zürich • Frankfurt: Musterschmidt, 1970. — S. 100—104.
  10. Mladenko Colić. Pregled operacija na jugoslovenskom ratištu: 1941—1945. — Beograd: Vojnoistorijski Institut, 1988. — S. 289—297.
  11. 1 2 3 4 5 Дробязко С. И. Последние сражения Гражданской войны // Историко-культурное наследие Кубани : журнал. — 2001. — Январь (т. 34).
  12. Zbornik dokumenata i podataka o Narodnooslobodilačkom ratu jugoslovenskih naroda. — Beograd: Vojnoistorijski institut — 1968 — tom 5, knj. 37. — S. 75.
  13. Zbornik dokumenata i podataka o Narodnooslobodilačkom ratu jugoslovenskih naroda. — Beograd: Vojnoistorijski institut — 1963 — tom 5, knj. 36, S.587.
  14. Александров, 2001, с. 124—126.
  15. 1 2 3 4 5 6 Ljubivoje Pajović, Dušan Uzelac, Milovan Dželebdžić. Sremski front: 1944—1945. — Beograd: Beogradski izdavačko-grafički zavod, 1979. — S. 142—146.
  16. Savo Velagić. Virovitica u narodnooslobodilačkoj borbi i socijalističkoj revoluciji. — Virovitica: Skupština općine: SUBNOR općine, 1979. — S. 95-97.
  17. Портал Память Народа. Журнал боевых действий войск штаба 57-й армии за декабрь 1944 года. - С. 17..
  18. 1 2 3 4 5 Oslobodilački rat naroda Jugoslavije. Knjiga 2 (drugo prepravljeno i dopunjeno izdanje). — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1965. — S. 463—466.
  19. Ljubivoje Pajović, Dušan Uzelac, Milovan Dželebdžić. Sremski front: 1944—1945. — Beograd: Beogradski izdavačko-grafički zavod, 1979. — S. 114—121.
  20. Александров, 2001, с. 129.
  21. Александров, 2001, с. 127.
  22. Zbornik dokumenata i podataka o Narodnooslobodilačkom ratu jugoslovenskih naroda. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1963. — tom 5, knj. 36. — S. 561.
  23. Александров, 2001, с. 128—131.
  24. Александров, 2001, с. 133.
  25. Александров, 2001, с. 134.
  26. 1 2 Александров, 2001, с. 130-134.
  27. Александров, 2001, с. 122.
  28. Zdravko B. Cvetković. Osječka udarna brigada, monografija. — Beograd: Vojnoizdavački zavod, 1981.
  29. Ljubivoje Pajović, Dušan Uzelac, Milovan Dželebdžić. Sremski front: 1944—1945. — Beograd: Beogradski izdavačko-grafički zavod, 1979. — S. 131.
  30. Zbornik dokumenata i podataka o Narodnooslobodilačkom ratu jugoslovenskih naroda. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1963. — tom 5, knj. 36. — S. 164—168.
  31. 1 2 Казак В. Н. Побратимы: Советские люди в антифашистской борьбе народов балканских стран 1941—1945.— М.: Мысль, 1975.— С. 24.
  32. 1 2 Портал Память Народа. Страница 57-й армии (57 А). Журналы боевых действий..
  33. 1 2 3 Savo Velagić. Virovitica u narodnooslobodilačkoj borbi i socijalističkoj revoluciji. — Virovitica: Skupština općine: SUBNOR općine, 1979. — S. 95-135.
  34. Karl Hnilicka. Das Ende auf dem Balkan 1944/45. Die militärische Räumung Jugoslaviens durch die deutsche Wehrmacht. — Göttingen • Zürich • Frankfurt: Musterschmidt, 1970. — S. 77, 80.
  35. Nikola Božić; Konstantin Koča Nikolić; Vladimir Branković. Rovovi i mostobrani : (Osma vojvođanska udarna brigada). — Novi Sad: Institut za istoriju, 1989. — S. 281.
  36. Zbornik dokumenata i podataka o Narodnooslobodilačkom ratu jugoslovenskih naroda. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1968. — tom 5, knj. 37. — S. 439.
  37. Zbornik dokumenata i podataka o Narodnooslobodilačkom ratu jugoslovenskih naroda. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1968. — tom 5, knj. 37. — S. 440.
  38. Zbornik dokumenata i podataka o Narodnooslobodilačkom ratu jugoslovenskih naroda. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1968. — tom 5, knj. 37. — S. 441.
  39. 1 2 3 4 Ljubivoje Pajović, Dušan Uzelac, Milovan Dželebdžić. Sremski front: 1944-1945. - Beograd: Beogradski izdavačko-grafički zavod, 1979. - S.275-285.
  40. Zbornik dokumenata i podataka o Narodnooslobodilačkom ratu jugoslovenskih naroda. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1968. — tom 5, knj. 37. — S. 443.
  41. 1 2 Ljubivoje Pajović, Dušan Uzelac, Milovan Dželebdžić. Sremski front: 1944—1945. — Beograd: Beogradski izdavačko-grafički zavod, 1979. — S. 285—288.
  42. 1 2 3 4 Savo Velagić. Virovitica u narodnooslobodilačkoj borbi i socijalističkoj revoluciji. — Virovitica: Skupština općine: SUBNOR općine, 1979. — S. 132—135.
  43. Советские люди в освободительной борьбе югославского народа 1941—1945 г. (воспоминания, документы и материалы), сост. Бушуева Т. С. — М.: Наука, 1973. — С. 197—204.
  44. Zbornik dokumenata i podataka o Narodnooslobodilačkom ratu jugoslovenskih naroda.— Beograd: Vojnoistorijski institut, 1968. — t.5, knj. 36. — S. 567. S. 581.
  45. Zbornik dokumenata i podataka o Narodnooslobodilačkom ratu jugoslovenskih naroda. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1963. — tom 5, knj. 36. — S. 499.
  46. Zbornik dokumenata i podataka o Narodnooslobodilačkom ratu jugoslovenskih naroda. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1968. — tom 5, knj. 37. — S. 51-53.
  47. Zbornik dokumenata i podataka o Narodnooslobodilačkom ratu jugoslovenskih naroda. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1979. — t.5, knj. 39. — S. 31-51.
  48. Zbornik dokumenata i podataka o Narodnooslobodilačkom ratu jugoslovenskih naroda. — Beograd: Vojnoistorijski institut, 1979. — t.5, knj. 39. — S. 7-9.

ЛитератураПравить