Открыть главное меню

Бори́с Миха́йлович Кусто́диев (23 февраля (7 марта1878, Астрахань — 26 мая 1927, Ленинград) — русский советский художник. Академик живописи ИАХ (1909). Член Ассоциации художников революционной России (с 1923 года). Портретист, театральный художник, декоратор.

Борис Михайлович Кустодиев
На фото 1900 года
На фото 1900 года
Дата рождения 23 февраля (7 марта) 1878(1878-03-07)
Место рождения Астрахань, Российская империя
Дата смерти 26 мая 1927(1927-05-26) (49 лет)
Место смерти Ленинград, СССР
Страна
Жанр портрет, бытовой жанр, книжная графика, театральные декорации и костюмы
Учёба
Стиль реализм, импрессионизм, соцреализм и модерн
Звания академик ИАХ (1909)
Премии пенсия ИАХ (1904)
Commons-logo.svg Работы на Викискладе

Содержание

БиографияПравить

Борис Кустодиев родился в Астрахани. Его отец, Михаил Лукич Куcтодиев (1841—1879, Астрахань [1]), был профессором философии, истории литературы и преподавал логику в местной духовной семинарии.

Отец умер, когда будущему художнику не было и двух лет. Учился Борис в церковно-приходской школе, потом в гимназии. С 15 лет брал уроки рисования у выпускника Петербургской Академии художеств П. Власова.

В 1896 году поступил в Высшее художественное училище при Императорской Академии художеств. Обучался сначала в мастерской В. Е. Савинского, со второго курса — у И. Е. Репина. Принимал участие в работе над картиной Репина «Торжественное заседание Государственного совета 7 мая 1901 года» (1901—1903, Русский музей, Санкт-Петербург). Несмотря на то, что молодой художник снискал широкую известность как портретист, для своей конкурсной работы Кустодиев выбрал жанровую тему («На базаре») и осенью 1900 года выехал в поисках натуры в Костромскую губернию. Здесь Кустодиев познакомился со своей будущей женой — 20-летней Юлией Евстафьевной Прошинской. Впоследствии художник выполнил несколько живописных портретов любимой жены.

31 октября 1903 года закончил учебный курс с золотой медалью, получил звание художника за картину «На базаре» [1], и право на годовую пенсионерскую поездку за границу и по России. Ещё до окончания курса принял участие в международных выставках в Петербурге и Мюнхене (большая золотая медаль Международной ассоциации).

В декабре 1903 года вместе с женой и сыном приехал в Париж. Во время своей поездки Кустодиев побывал в Германии, Италии, Испании, изучал и копировал работы старых мастеров. Поступил в студию Рене Менара[fr].

Через полгода Кустодиев возвратился в Россию и работал в Костромской губернии над сериями картин «Ярмарки» и «Деревенские праздники». В 1904 году стал членом-учредителем «Нового общества художников». В 1905—1907 годах работал карикатуристом в сатирическом журнале «Жупел» (известный рисунок «Вступление. Москва»), после его закрытия — в журналах «Адская почта» и «Искры». С 1907 года — член Союза русских художников. В 1909 году по представлению Репина и других профессоров избран членом Академии художеств. В это же время Кустодиеву было предложено заменить Серова на посту преподавателя портретно-жанрового класса Московского училища живописи, ваяния и зодчества, но опасаясь, что эта деятельность отнимет много времени от личной работы и не желая переезжать в Москву, Кустодиев отказался от должности. С 1910 года — член возобновившегося «Мира искусства»[2].

В 1909 году у Кустодиева появились первые признаки опухоли спинного мозга. Несколько операций принесли лишь временное облегчение; последние 15 лет жизни художник был прикован к инвалидному креслу. Из-за болезни он был вынужден писать работы лёжа. Однако именно в этот тяжёлый период жизни появляются его наиболее яркие, темпераментные, жизнерадостные произведения. В 1913 г. преподавал в Новой художественной мастерской (Санкт-Петербург).

В 1914 г. Кустодиев снимал квартиру в петербургском доходном доме по адресу: Екатерингофский проспект, 105. С 1915 до конца жизни жил в доходном доме Е. П. Михайлова (Введенская улица, д. 7, кв. 50). Был похоронен на Никольском кладбище Александро-Невской лавры. В 1948 году прах и памятник были перенесены на Тихвинское кладбище Александро-Невской лавры (фото могилы).

СемьяПравить

 
Кустодиев Борис c женой Юлией. 1903г.

Жена Юлия Евстафьевна Прошинская родилась в 1880 году. В 1900 году познакомилась с будущим мужем в Костромской губернии, куда Борис Кустодиев летом выехал на этюды. На чувства молодого художника ответила взаимностью и стала его женою в начале 1900-х, приняв фамилию мужа. В браке супруги Кустодиевы имели сына Кирилла (1903–1971, стал тоже художником) и дочь Ирину(1905—1981). Третий ребёнок, Игорь, умер в младенчестве. Юлия Кустодиева пережила мужа и скончалась в 1942 году.

Иллюстрации и книжная графикаПравить

В 1905—1907 работал в сатирических журналах «Жупел» (известный рисунок «Вступление. Москва»), «Адская почта» и «Искры».

Тонко чувствующий линию Кустодиев исполнил циклы иллюстраций к классическим произведениям и к творениям его современников (иллюстрации к произведениям Лескова: «Штопальщик», 1922; «Леди Макбет Мценского уезда», 1923).

Обладая твёрдым штрихом, работал в технике литографии и гравюры на линолеуме.

ЖивописьПравить

Кустодиев начал свой путь как художник-портретист. Уже во время работы над этюдами к репинскому «Торжественному заседанию Государственного совета 7 мая 1901 года» студент Кустодиев проявил талант портретиста. В этюдах и портретных зарисовках к этой многофигурной композиции он справился с задачей достижения сходства с творческой манерой Репина. Но Кустодиев-портретист был ближе скорее к Серову. Живописная пластика, свободный длинный мазок, яркая характеристика внешности, акцент на артистизме модели — это были большей частью портреты соучеников и преподавателей Академии, — но без серовского психологизма[3]. Кустодиев невероятно быстро для молодого художника, но заслуженно завоевал славу портретиста у прессы и заказчиков. Однако, по мнению А. Бенуа:

«…настоящий Кустодиев — это русская ярмарка, пестрядина, „глазастые“ ситцы, варварская „драка красок“, русский посад и русское село, с их гармониками, пряниками, расфуфыренными девками и лихими парнями… Я утверждаю, что это его настоящая сфера, его настоящая радость… Когда же он пишет модных дам и почтенных граждан, это совсем другое — скучноватый, вялый, часто даже безвкусный. И мне кажется, не в сюжете дело, а в подходе к нему».

Уже с начала 1900-х годов Борис Михайлович разрабатывал своеобразный жанр портрета, вернее, портрета-картины, портрета-типа, в котором модель связана воедино с окружающим её пейзажем или интерьером. Одновременно это обобщённый образ человека и его неповторимая индивидуальность, раскрытие её через окружающий модель мир. По своей форме эти портреты связаны с жанровыми образами-типами Кустодиева («Автопортрет» (1912), портреты А. И. Анисимова (1915), Ф. И. Шаляпина (1922)).

Но интересы Кустодиева выходили за рамки портрета: не случайно он выбрал для своей дипломной работы жанровую картину («На базаре» (1903), не сохранилась). В начале 1900-х он несколько лет подряд выезжает на натурные работы в Костромскую губернию. В 1906 году Кустодиев выступает с работами новыми по своей концепции — сериями полотен на темы ярко-праздничного крестьянского и провинциального мещанско-купеческого быта («Балаганы», «Масленицы»), в которых видны черты модерна. Работы зрелищные, декоративные раскрывают русский характер через бытовой жанр. На глубоко реалистичной основе Кустодиев создавал поэтическую мечту, сказку о провинциальной русской жизни. Большое значение в этих работах придаётся линии, рисунку, цветовому пятну, формы обобщаются и упрощаются — художник обращается к гуаши, темпере. Для работ художника характерна стилизация — он изучает русскую парсуну XVI—XVIII вв., лубок, вывески провинциальных лавочек и трактиров, народные промыслы.

В дальнейшем Кустодиев постепенно всё более смещается в сторону иронической стилизации народной и, особенно, быта русского купечества с буйством красок и плоти («Красавица», «Русская Венера»[4], «Купчиха за чаем»).

Для «Русской Венеры» у Кустодиева не было готового холста. Тогда художник взял свою же картину «На террасе» и стал писать на ее обратной стороне. Борис Михайлович был сильно болен. Он мог только сидеть в специальной коляске не более двух-трех часов  в день, преодолевая страшную боль во всем теле. Иногда не мог взять в руки кисть. Жизнь его в это время была подвигом.  Это полотно стало как бы итогом его жизни - спустя год Кустодиев скончался.

Один из друзей художника вспоминал:

«Он подкатывал к своим полотнам и отъезжал от них, точно вызывая на поединок… грядущую смерть…»

«Много я знал в жизни интересных, талантливых и хороших людей, но если я когда-нибудь видел в человеке действительно высокий дух, так это в Кустодиеве…» Федор Иванович Шаляпин

После затопления в 1984 году Горьковского художественного музея (лопнули трубы отопления), картина была серьезно повреждена, остались серьезные подтеки, в некоторых местах красочный слой был смыт до грунта. Реставратор П. Баранов в течение года восстанавливал полотно: механическим способом убрал грязные подтеки, красочный слой был восстановлен методом ретуши. Соорудил специальный подрамник. В результате посетители музея могут видеть обе картины «На террасе» и «Русская Венера».

Театральные работыПравить

Как и многие художники рубежа веков, Кустодиев работал и в театре[5], перенося на театральные подмостки своё видение произведения. Декорации в исполнении Кустодиева были красочны, близки к его жанровой картине, но это не всегда воспринималось как достоинство: создавая мир яркий и убедительный, увлекаясь его вещественной красотой, художник подчас не совпадал с авторским замыслом и режиссёрским прочтением пьесы («Смерть Пазухина» Салтыкова-Щедрина, 1914, МХТ; так и не увидевшая свет «Гроза» Островского, 1918). В своих более поздних работах для театра он отходит от камерной трактовки к более обобщённой, ищет большей простоты, строит сценическое пространство, давая свободу режиссёру при построении мизансцен. Успехом Кустодиева стали его работы по оформлению в 1918—1920 гг. оперных спектаклей (1920, «Царская невеста», Большой оперный театр Народного дома; 1918, «Снегурочка», Большой театр (постановка не осуществлена)). Эскизы декораций, костюмы и бутафория к опере А. Серова «Вражья сила» (Академический (б. Мариинский) театр, 1921)

Удачными были постановки «Блохи» Замятина (1925, МХАТ 2-й; 1926, ленинградский Большой драматический театр). По воспоминаниям режиссёра спектакля А. Д. Дикого:

«Это было так ярко, так точно, что моя роль в качестве режиссёра, принимающего эскизы, свелась к нулю — мне нечего было исправлять или отвергать. Как будто он, Кустодиев, побывал в моём сердце, подслушал мои мысли, одними со мной глазами читал лесковский рассказ, одинаково видел его в сценической форме. … Никогда у меня не было такого полного, такого вдохновляющего единомыслия с художником, как при работе над спектаклем „Блоха“. Я познал весь смысл этого содружества, когда на сцене стали балаганные, яркие декорации Кустодиева, появились сделанные по его эскизам бутафория и реквизит. Художник повёл за собою весь спектакль, взял как бы первую партию в оркестре, послушно и чутко зазвучавшем в унисон»[6].

После 1917 года художник участвовал в оформлении Петрограда к первой годовщине Октябрьской революции, рисовал плакаты, лубки и картины на революционную тематику («Большевик», 1919—1920, Третьяковская галерея; «Праздник в честь 2-го конгресса Коминтерна на площади Урицкого», 1921, Русский музей).

Значимые работыПравить

 
Автопортрет (1912). Галерея Уффици.

ПамятьПравить

В 1978 году были изданы серия марок с почтовым блоком и художественный маркированный конверт, посвящённые художнику и его творчеству. Также художественный маркированный конверт с изображением Б. М. Кустодиева был выпущен в 2003 году (художник Б. Илюхин, тираж 1 000 000 экземпляров)[8].

В Астрахани рядом с Астраханской картинной галереей имени П. М. Догадина (ранее им. Б. М. Кустодиева) расположен памятник Б. М. Кустодиеву.

Дом-музей Б. М. Кустодиева в Астрахани находится по адресу ул. Калинина, 26 / ул. Свердлова, 68.

Музей имени Б. М. Кустодиева в пос. Островское Костромской области находится по адресу ул. Советская, 29[9].

Именем Б. М. Кустодиева названа улица в Выборгском районе Санкт-Петербурга.

Именем Кустодиева названа улица в Ленинском районе г. Астрахани на берегу реки Кривая Болда.

Именем Кустодиева назван проезд в поселении Воскресенском Новомосковского административного округа города Москвы[10].

с 2013 года имя Бориса Кустодиева носит самолёт Boeing 737 (VP-BRH) авиакомпании «Аэрофлот»

Кинешме Ивановской области.

Именем Бориса Кустодиева названа улица в городе-курорте Геленджик


ПримечанияПравить

  1. Справочник Императорской Академии художеств, 1915, с. 107.
  2. Турков А. М. Кустодиев. — М.: Искусство, 1986. — (Жизнь в искусстве). — С. 73.
  3. Лебедева В. Кустодиев. Время. Жизнь. Творчество. — М.: Дет. лит., 1984. — с. 45—47.
  4. Моделью для этой картины послужила натурщица Елена Григорьевна Николаева (1903—1986), в замуж. Михайлова, поэтесса; в 1920—30-х гг. одна из самых востребованных ленинградских натурщиц. О ней см. Курдов В. И. Памятные дни и годы. Записки художника. — СПб.: Арсис, 1994. — С. 56-67.; «Experiment/Эксперимент: Журнал русской культуры». № 16: «Шестнадцать пятниц: Вторая волна ленинградского авангарда». В 2 ч. LA (USA), 2010. Ч. 2. С.по указ.; Шишмарёва Т. В. «…Написала о своих друзьях». Публикация, предисловие и примечания З. Курбатовой. // Журнал «Наше наследие», № 90-91, 2009. — С. 106—121.
  5. Кустодиев Б. М. // Театральная энциклопедия. Т. 3. Кетчер — Нежданова. / Гл. ред. П. А. Марков. — М.: Советская энциклопедия, 1964.
  6. Лебедева В. Кустодиев. Время. Жизнь. Творчество. — М.: Детская литература, 1984. — С. 141.
  7. Русская Венера (рус.) // Википедия. — 2018-10-30.
  8. Художественный маркированный конверт № 39К-2003. Русский живописец Б. М. Кустодиев. // Марка.
  9. Музей имени Б. М. Кустодиева.
  10. В ТиНАО появится бульвар Сервантеса и улица Веласкеса. // Проект «Большая Москва». Проверено 18 августа 2016.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить