Борьба с терроризмом на Северном Кавказе (2009—2017)

Борьба с терроризмом на Северном Кавказе (2009—2017) — боевые действия между боевиками различных исламистских группировок и сотрудниками правоохранительных органов России на Северном Кавказе, после официальной отмены режима контртеррористической операции в Чеченской Республике. Также используется название «Вооружённый конфликт на Северном Кавказе»[5].

Борьба с терроризмом на Северном Кавказе
RIAN archive 835340 Antiterrorist operation in Makhachkala.jpg
Сотрудники ЦСН ФСБ во время спецоперации в Махачкале, Республика Дагестан, 29 декабря 2010 года
Дата 16 апреля 2009 года — 19 декабря 2017 года[1]
Место

 Россия

Причина Победа Российской Федерации во Второй чеченской войне;
Эскалация конфликта и продолжающиеся терракты после отмены режима КТО
Итог Победа федеральных сил, разгром террористических организаций, стабилизация обстановки на Северном Кавказе[2].
Противники

 Кавказский эмират
 Аль-Каида[3]


 Исламское государство

 Россия

Командующие

Кавказский эмират Доку Умаров
Кавказский эмират Алиасхаб Кебеков
Кавказский эмират Магомед Сулейманов
Кавказский эмират Супьян Абдуллаев
Кавказский эмират Анзор Астемиров
Кавказский эмират Али Тазиев #
Кавказский эмират Хусейн Гакаев
Кавказский эмират Магомедали Вагабов
Аль-Каида Муханнад


Исламское государство Рустам Асельдеров

Штандарт президента Российской Федерации Дмитрий Медведев
Штандарт президента Российской Федерации Владимир Путин
РоссияРоссия Рашид Нургалиев
РоссияРоссия Владимир Колокольцев
РоссияРоссия Александр Бортников
РоссияФлаг Чечни Рамзан Кадыров
РоссияИнгушетия Юнус-Бек Евкуров

Силы сторон

?

?

Потери

ок. 2500 убитых боевиков
ок. 5000 задержанных

1114 погибших военнослужащих ВС РФ и сотрудников правоохранительных органов,
2579 раненных

С 00:00 16 апреля 2009 года на территории Чечни режим контртеррористической операции официально был отменён, что считается окончанием Второй чеченской войны[6]. Тем не менее конфликт не прекратился, более того — имелись признаки его эскалации и распространения на всю территорию Северного Кавказа.

К концу 2014 года Национальный антитеррористический комитет сообщал о практически полной ликвидации террористического подполья. «Речь о каком-то системно организованном сопротивлении давно уже не шла. Структуры управления были потеряны, когда ранее были ликвидированы большинство лидеров и активных участников. И объявленный в Дагестане филиал ИГ и „Имарат Кавказ“ не проявляли себя какими-либо акциями или обращениями в последнее время». По словам главы Дагестана Рамазана Абдулатипова, «все диверсионно-террористические группы, действовавшие в Дагестане, ликвидированы». Кроме того аналогичные заявления в своё время были сделаны главой Ингушетии Юнус-Беком Евкуровым, а также МВД Кабардино-Балкарии.

19 декабря 2017 года директор ФСБ Александр Бортников официально заявил об окончательном разгроме террористического подполья на Северном Кавказе[2].

ХронологияПравить

В 2000-е годы исламисты создали «укоренённое» в ряде республик Северного Кавказа вооружённое подполье из местных жителей. Оно при помощи угроз и насилия стремилось навязать обществу свои представления о нормах поведения. На сайтах подпольных организаций публиковались угрозы смертью в адрес директоров школ и учителей за «антиисламские пропаганду и действия»: запрет ношения хиджаба в школе, размещение мальчиков и девочек за одной партой и т. п. Регулярно представители официального исламского духовенства в Дагестане, Ингушетии и Кабардино-Балкарии становились объектами нападения со стороны боевиков. Некоторые социальные слои населения (гадалки, торгующие спиртным предприниматели, женщины лёгкого поведения) подвергались систематическим нападениям со стороны боевиков (прежде всего в Ингушетии и Дагестане).

Когда правоохранительным органам требовалось раскрыть совершённые преступления террористического характера, то они в первую очередь «отрабатывали» списки исламских фундаменталистов (салафитов), которых, по определению, воспринимали как подозрительных. Именно представители этой группы в первую очередь попадали в оперативную разработку сотрудников правоохранительных органов. В результате важнейшей побудительной причиной ухода салафитов в подполье являлось желание отомстить правоохранительным органам.

По оценке Общества «Мемориал» с осени 2008 г. в Ингушетии и с весны 2010 г. в Дагестане проявилась тенденция поиска нового курса, опирающегося на диалог власти с обществом, строгое соблюдение законности при проведении контртеррористических операций и борьбу с коррупцией. Однако вооружённое подполье компрометировало этот курс, активизируя свою террористическую деятельность, а сотрудники правоохранительных органов продолжали незаконные действия. Мирное население страдало от действий как тех, так и других[7].

Несмотря на официальную отмену контртеррористической операции, обстановка в регионе спокойнее не стала, скорее наоборот. Боевики, ведущие партизанскую войну, активизировались, участились случаи террористических актов. Начиная с осени 2009 года был проведён ряд крупных спецопераций по ликвидации бандформирований и лидеров боевиков. В ответ была совершена серия терактов, в том числе, впервые за долгое время, в Москве.

Боевые столкновения, теракты и полицейские операции происходят не только на территории Чечни, но и на территории Ингушетии, Дагестана, и Кабардино-Балкарии. На отдельных территориях неоднократно временно вводился режим контртеррористической операции.

Политик Виктор Алкснис считал, что обострение может перерасти в «третью чеченскую войну»[8].

В сентябре 2009 года глава МВД РФ Рашид Нургалиев заявил что за 2009 год на Северном Кавказе было нейтрализовано более 700 боевиков[9]. Глава ФСБ Александр Бортников заявил, что на Северном Кавказе в 2009 году задержаны почти 800 боевиков и их пособников[10].

Начиная с 15 мая 2009 года российские силовые структуры усилили операции против отрядов боевиков в горных районах Ингушетии, Чечни и Дагестана, что вызвало ответную активизацию террористической деятельности со стороны боевиков. К участию в контртеррористических операциях периодически привлекалась артиллерия и авиация.

Как отмечается в тематическом докладе американских военных исследователей (2012), «Северный Кавказ находится в глубоком болезненном состоянии». В докладе резюмируется: «Северный Кавказ больше не является сценой крупномасштабных военных действий, сконцентрированных в Чечне, как это было в 1994—1996 гг. и в 1999—2002 гг. Вместо этого, сопротивление перешло в повстанческую деятельность, от низкого до среднего уровня, которая охватывает весь регион»[11].

Общее снижение числа жертв конфликта в 2013—2014 годах прошло одновременно с эскалацией конфликта в Сирии и оттоком части радикально настроенной молодёжи в эту страну.

В сентябре 2013 года, в ходе спецоперации был ликвидирован бессменный лидер Имарата Кавказ Доку Умаров. Однако о его смерти боевики сообщили лишь через полгода, в марте 2014 года. Эксперты связывали это с тем, что к тому моменту среди боевиков не было тех кто мог занять место опытного Умарова. Новым главой организации был избран шариатский судья «Имарата Кавказ» Алиасхаб Кебеков.

К концу 2014 года Национальный антитеррористический комитет сообщал о практически полной ликвидации террористического подполья[12].

В то же время шёл процесс присяги части оставшихся на Северном Кавказе боевиков «Исламскому государству». С декабря 2014 года присягу приносили отдельные лидеры подполья. 21 июня 2015 года на сервисе YouTube появилось сообщение о том, что боевики четырёх вилаятов признанного в России террористическим «Имарата Кавказ» присягнули лидеру ИГ, которое, в свою очередь, приняло эту клятву в верности и заявило о создании своего отделения в регионе «Вилаята Кавказ».

Закономерно, что с появлением ячеек ИГ и усилением его активности на Кавказе силовики стали чаще сообщать об убийстве последователей «Исламского государства». Обобщая многочисленные сообщения в декабре 2015 года глава ФСБ Александр Бортников заявил, что из 26 лидеров группировок, присягнувших «Исламскому государству» на Северном Кавказе, в 2015 году были убиты 20.

Ставший соперником ИГ в борьбе за приверженность вооружённого подполья «Имарат Кавказ» заметно снизил активность — последняя крупная атака, за которую взяла ответственность эта запрещённая в России организация, была проведена боевиками в декабре 2014 года.

В ходе спецоперации силовиков 19-20 апреля 2015 года в пригороде Буйнакска был убит его лидер Алиасхаб Кебеков. После смерти Кебекова ИК стал стремительно терять свои позиции в Дагестане, отмечали эксперты.

В конце мая осведомлённые источники сообщили, что новым лидером «Имарата Кавказ» стал шариатский судья боевиков и лидер подполья в Дагестане Магомед Сулейманов. Однако он пробыл лидером «Имарата» всего 1,5 месяца и был убит в августе 2015 года.

Отсутствие информации об избрании лидера и соперничество с «Исламским государством» позволяют говорить об ослаблении «Имарата Кавказ» и, возможно, прекращении его существования как единого целого, считают эксперты[13].

Руководители северокавказских регионов неоднократно заявляли о ликвидации подполья на территории их республик, так по словам главы Дагестана Рамазана Абдулатипова, «все диверсионно-террористические группы, действовавшие в Дагестане, ликвидированы»[14]. Кроме того аналогичные заявления в своё время были сделаны главой Ингушетии Юнус-Беком Евкуровым[15], а также МВД Кабардино-Балкарии[16].

В декабре 2016 года в Дагестане был ликвидирован лидер «Вилаята Кавказ», раннее занимавший должность амира Вилаята Дагестан в структуре «Имарата Кавказ» Рустам Асельдеров. Эксперты Кавказского узла оценивали ситуацию в подполье на тот момент следующим образом. «Речь о каком-то системно организованном сопротивлении давно уже не шла. Структуры управления были потеряны, когда ранее были ликвидированы большинство лидеров и активных участников. И объявленный в Дагестане филиал ИГ и „Имарат Кавказ“ не проявляли себя какими-либо акциями или обращениями в последнее время»[17].

В декабре 2017 года глава ФСБ Александр Бортников заявил об окончательной ликвидации террористического подполья на Северном Кавказе.

ПримечанияПравить

  1. Нечаев А., Зайнашев Ю. Россия выиграла еще одну важнейшую битву // Взгляд.ру, 19.12.2017
  2. 1 2 Ласнов А. Глава ФСБ объявил о ликвидации бандподполья на Северном Кавказе // Взгляд.ру, 19.12.2017
  3. "Исламское государство" приняло присягу боевиков Северного Кавказа
  4. Жертвами вооруженного конфликта на Северном Кавказе с 29 декабря по 4 января стали не менее шести человек // Кавказский узел, 05.01.2015
  5. В Чечне снят режим контртеррористической операции Архивная копия от 19 апреля 2009 на Wayback Machine // РБК, 16.04.2009
  6. Ситуация на Северном Кавказе 2009—2010 гг.: нарушения прав человека в ходе борьбы с терроризмом продолжаются Архивная копия от 17 января 2012 на Wayback Machine // Общество «Мемориал», 24.09.2010
  7. Виктор Алкснис: Третья чеченская война неизбежна // Русская народная линия, 21.04.2009
  8. Нургалиев: с начала года на Северном Кавказе нейтрализовано более 700 боевиков // Кавказский узел, 29.09.2009
  9. Бортников: на Северном Кавказе предотвращено 80 терактов Архивная копия от 16 декабря 2014 на Wayback Machine// Кавказский узел, 08.12.2009
  10. США рассматривают Северный Кавказ в лупу Архивная копия от 15 июля 2013 на Wayback Machine // Кавказская политика
  11. Террористическое бандподполье в России практически разгромлено — НАК // Эхо Кавказа, 16.12.2014
  12. 2015 год отмечен убийствами лидеров «Имарата Кавказ» и подразделений ИГ на Северном Кавказе // Кавказский узел, 10.02.2016
  13. Абдулатипов заявил об уничтожении всех террористических групп в Дагестане // РИА Новости, 07.02.2017
  14. Евкуров: терроризм в Ингушетии побеждён // ТВЦ, 17.05.2015
  15. Маратова Л. МВД объявило об отсутствии боевиков в Кабардино-Балкарии // Кавказский узел, 02.09.2016
  16. Значение смерти Рустама Асельдерова для вооруженного подполья вызвало дискуссию среди экспертов Архивная копия от 21 января 2019 на Wayback Machine // Кавказский узел, 05.12.2016

СсылкиПравить