Ботайская культура

Бота́йская культура — археологическая культура энеолита, существовавшая в 3700—3100 годах до н. э. на севере Казахстана (Акмолинская область). Названа по селу Ботай. Открыто около 20 поселений вдоль степных рек Иманбурлык, Терсаккан, Тобол, Тургай, Убаган, Чаглинка. В 1980 году у села Никольское (Айыртауский район Северо-Казахстанской области) на берегу реки Иманбурлук археологическая группа Виктора Зайберта[kk] нашла Ботайское городище[2].

Ботайская культура
энеолит
Map of Early Neolithic migrations.jpg
В составе Карта ранне-неолитических миграций. Ботайская культура (Botai) на востоке карты.
Географический регион междуречье Тобола и Иртыша[1]
Датировка 3700—3100 до нашей эры
Преемственность
Суртандинская (зауральская)

С ботайской культурой связывают начало одомашнивания лошадей примерно 5,5 тыс. лет назад[3][4].

Материальная культураПравить

Основными материалами были камень, кость и глина. Основные занятия — коневодство, охота и рыболовство. Проведённые археологические исследования показали, что занимающиеся коневодством ботайцы умели делать кумыс из кобыльего молока[5] и являлись пионерами применения сбруи 6700—6000 лет назад[6].

Для ботайской культуры была характерна развитая индустрия каменных орудий. Среди них выделяются кремнёвые ножи и копья, разнообразные наконечники стрел. Костерезное ремесло также было весьма популярным. Особую группу в числе найденных артефактов составляли фаланги лошади с гравировкой в виде насечек и геометрических фигур[1]. В. Ф. Зайберт отмечает, что часть находок очень близка заманбабинскому типу, известному в Средней и передней Азии. Примечательной является уникальная бусина длиной 3,5 см и диаметром 4 мм, в крохотном отверстие посередине которой после изучения под микроскопом обнаружилась ниша в виде пещерки[7].

Происходит от суртандинской культуры Южного Зауралья. В последующие эпохи среднего и позднего бронзовых веков Урало-Казахстанского региона никаких явных следов преемственности от ботайской культуры не наблюдается[1]. Кризис культуры в конце 3 тысячелетия связывают со сложной для евразийских степей климатической фазой и усилением сухого климата[7].

Одомашнивание лошадиПравить

С ботайской культурой связывают начало одомашнивания лошадей примерно 5,5 тыс. лет назад[3][4]. П. А. Косинцев в 2008 году отнёс к диким особям остатки терсекских и ботайских лошадей[8]. По данным палеогенетиков лошади Пржевальского являются одичавшими потомками ботайских лошадей[9], а современные породы домашних лошадей имеют лишь 2,7 % примеси от лошадей из Ботая. Таким образом, современные лошади были одомашнены в других центрах[10]. При этом ботайцы, владея навыками приручения лошадей, не вели направленную селекцию, позволяя скрещиваться с дикими сородичами[11][12].

Финский лингвист А. Парпола считает, что название лошади в праугорском языке могло быть заимствовано из неизвестного субстратного языка, резко отличавшегося от других языков Евразии, носителей которого он отождествляет с ботайцами[13]. В то же время, по мнению В. В. Напольских, это слово происходит от пратохарского *l(ə)wa («добыча; скот»).[14]

Вместе с тем некоторые учёные высказывают сомнения в концепции Зайберта, базирующейся на неоднозначно трактуемых находках — в частности указывается, что у двух найденных предметов в виде костяных стержней с утолщениями посередине, трактующихся как псалии, отсутствуют просверленные отверстия, необходимые, чтобы пропустить ременные натяжители[1][15][12]. Также упоминается отсутствие надёжных свидетельств стойлового содержания лошадей.

ПалеогенетикаПравить

У ботайцев были определены митохондриальные гаплогруппы K1b2[16], Z1a (у образца BOT2016 или BKZ001, 4660 ± 25 BP)[17]. У образца Bot14 (TU45) определена Y-хромосомная гаплогруппа R1b1a1-M478 (потомок P297, но не M269, на филогенетическом дереве образец BOT14 спарен с телеутом с Алтая), у образца BOT15 определена Y-хромосомная гаплогруппа N-M231 (N2a-P189.2*[18]) и митохондриальная гаплогруппа R1b1[19][20]. Генетически ботайцы не были напрямую связаны с населением ямной культуры. Y-хромосомная гаплогруппа образца Botai TU45 не попадает ни в преобладающую европейскую ветвь R1b1a1a2a1-L51, ни в ветвь R1b1a1a2a2-GG400/Y4371/Z2103, обнаруженную в ямной культуре[21]. У ботайского человека (GlenoidFossa и 1 зуб) из Северо-Казахстанского регионального музейного объединения в городе Петропавловск кроме митохондриальной гаплогруппы K1b2 Лабораторией популяционной генетики Института общей генетики и цитологии в Алматы (Казахстан) с 97,1 % вероятностью определена Y-хромосомная гаплогруппа О2[22].

Генотип ботайцев, как и окуневцев, наполовину происходил от древних северных евразийцев (ANE)[en], представленных человеком с иркутской верхнепалеолитической стоянки Мальта́ с базальной Y-хромосомной гаплогруппой R*, наполовину — от «древнего восточноазиатского компонента» (AEA), представленного обитателями иркутской ранненеолитической стоянки Шаманка II[23].

Антропологический типПравить

В распоряжении антропологов пока что имеется лишь 5 черепов носителей культуры. Они характеризуются архаичным массивным обликом с уплощённой лицевой частью, что сближает их с древнеуральской расой и отделяет от европеоидных афанасьевцев и ямников. Для одного из черепов характерен прогнатизм в сочетании с широким носом, на основании чего выдвигалась гипотеза о его принадлежности к варианту экваториальной расы, позже оспоренная учёными. На одном из черепов зафиксировано два отверстия от трепанации в теменной области[24].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 4 Кузнецов П. Ф. Ботайская культура позднего энеолита: pro et contra существования домашних лошадей // «ПРИРОДА» № 7, 2018.
  2. Ботай. Часть 2. Город древнейшей лошади
  3. 1 2 Pablo Librado et al. Ancient genomic changes associated with domestication of the horse, 27 Apr 2017
  4. 1 2 Раскрыто происхождение домашних лошадей, 28 апреля 2017
  5. Евразийские кочевники и региональное взаимодействие в степи — интервью с археологом Майклом Фрачетти, 2016
  6. Ход конём: как люди одомашнили лошадь, 8 октября 2016
  7. 1 2 «Великая степь. Что стало толчком к развитию цивилизации?» — интервью Виктора Зайберта.
  8. Калиева С. С., Логвин В. Н. НЕКОТОРЫЕ ШТРИХИ К ПРОБЛЕМЕ ОДОМАШНЕННОСТИ ЛОШАДИ ТЕРСЕКСКИХ И БОТАЙСКИХ ПАМЯТНИКОВ, Вестник археологии, антропологии и этнографии. 2011. No 2 (15) 246
  9. Лошади Пржевальского лишились звания предка всех скакунов мира
  10. Gaunitz C., Fages A., Hanghøj K., Albrechtsen A., Khan N., Schubert M. et al. Ancient genomes revisit the ancestry of domestic and Przewalski’s horses (англ.) : journal. — Science, 2018. — 6 April (vol. 360, no. 6384). — P. 111—114.
  11. В Оренбургском заповеднике рассказали о происхождении лошадей Пржевальского
  12. 1 2 «Дикая» история лошади Пржевальского. Новая гипотеза о вторичном одичании «пржевальцев» не подтвердилась, 24 октября 2018
  13. The problem of Samoyed origins in the light of archaeology: On the formation and dispersal of East Uralic (Proto-Ugro-Samoyed)
  14. В. В. Напольских. Происхождение угорского названия лошади (рус.) // Lingustica Uralica. — Eesti Teaduste Akadeemia (Estonian Academy of Sciences), 1996. — Т. 32, № 2. — С. 116—118.
  15. Боковенко Н. А. Происхождение всадничества и этапы развития верховой сбруи у древних номадов Центральной Азии // Изучение культурного наследия Востока. Археологические изыскания. Вып. 61. СПб.: Европейский дом. 1999. С. 108—110.
  16. Казахстанский ДНК-проект Архивная копия от 26 ноября 2016 на Wayback Machine
  17. Characterizing the genetic history of admixture across inner Eurasia
  18. N-P189.2 YTree
  19. The first horse herders and the impact of early Bronze Age steppe expansions into Asia, 2018
  20. Table S15. Mitochondrial DNA lineages identified in 74 ancient samples sequenced in the present study with Haplogrep. // Supplementary Materials for: The first horse herders and the impact of early Bronze Age steppe expansions into Asia
  21. Choongwon Jeong et al. The genetic history of admixture across inner Eurasia, 2019
  22. Первые результаты работы Лаборатории популяционной генетики
  23. Гены, лошади, языки
  24. Хохлов А. А., Китов Е. П. Физический облик представителей ботайской энеолитической культуры в контексте проблемы формирования степного населения Казахстана // Казахское ханство в потоке истории: Сборник научных статей, посвященный 550-летию образования Казахского ханства. Алматы, 2015. С. 437—445.

ЛитератураПравить