Открыть главное меню

Бравлин

Бравлин — легендарный князь, совершивший набег на византийский город Сурож (Сугдею) в Таврии (нынешний Крым) на рубеже VIIIIX веков. Известен только по описанию похода дружины на Крым и христианского чуда в русской редакции «Жития Стефана Сурожского» XV века.

Содержание

Борьба за Причерноморье (мнение Томаса Кендрика)Править

По мнению Т. Кендрика, начало IX в. было отмечено борьбой варягов, известных византийцам как rus' или Rhos (῾Ρῶς)[1][прим. 1] за контроль над торговым путем по Днепру. Согласно британскому исследователю, торговым походам варягов препятствовали хазары, жившие в низовьях Днепра и северном Причерноморье. Походы, по мнению Кендрика, викингов увенчались изгнанием хазар из района современного Херсона[1]. После этого варяги предприняли набег на южное побережье Черного моря и разграбили там в Пафлагонии византийский город Амастриду[прим. 2][1]. О том, в какие годы был совершён этот набег, доподлинно не известно (наиболее вероятны 830-е годы), но, как предполагает Т. Кендрик, если это было в самом начале века, то не исключено, что предводителем варягов мог быть тот же самый легендарный Бравлин[1], который возглавлял набег на крымский Сурож.

Набег на СурожПравить

Собственно «Житие св. Стефана Сурожского» описывает деяния епископа Сугдеи (древнерус. Сурож, совр. Судак), византийского города на юго-востоке Крыма. Стефан Сурожский родился около 700 года, в 787 году отмечен как участник VII (2-го Никейского) собора. Предполагается, что он скончался в конце VIII века, после чего его мощи покоились на алтаре храма Св. Софии в Суроже.

Вскоре после смерти Стефана на Сурож напал некий князь Бравлин:

По смерти же святого мало лет минуло, пришла рать великая русская из Новаграда. Князь Бравлин, очень сильный, пленил [всё] от Корсуня и до Керчи. Подошёл с большой силой к Сурожу, 10 дней бился зло там. И по истечении 10 дней Бравлин ворвался в город, разломав железные ворота.

Русский князь кинулся в храм святой Софии, где разграбил золотую утварь и прочие драгоценности, наваленные возле гроба святого. В тот же момент у Бравлина случился приступ, который житие описывает как «обратися лице его назадъ». Тогда предводитель приказал своим людям вернуть всё к гробу святого, однако это не помогло обездвиженному князю. Бравлин приказал вывести войско из захваченного города, оставив в нём всю добычу, награбленную также в Корсуни и Керчи. Святой Стефан явился к князю в видении и сказал: «Пока не крестишься в церкви моей, не возвратишься и не выйдешь отсюда».

Архиепископ Филарет сотворил молитву и крестил Бравлина, после чего тот вернулся в нормальное состояние. Приняли крещение также все его бояре. Бравлин по настоянию церковников повелел отпустить всех пленников, затем неделю не выходил из церкви, пока не почтил дарами св. Стефана и сам город Сурож с его жителями, после чего удалился.

История Жития св. СтефанаПравить

Известны две редакции «Жития Стефана Сурожского» — короткое изложение на греческом и подробная редакция на древнерусском языке. В лаконичной греческой версии рассказ о посмертных чудесах и набеге Бравлина отсутствуют.

Дата создания русского жития Стефана оценивается XV веком. В его состав вошло заимствование из жития Петра митрополита, умершего в начале XV века. А уже в жизнеописании преп. Дмитрия Прилуцкого, составленном во 2-й половине XV века, цитируется рассказ из Стефанова жития. Верхняя граница написания жития может быть ориентировочно определена 1475 годом, когда Сурож был захвачен турками, о чём житие не сообщает. С другой стороны, в 1327 году Сурож был разграблен неким Агач Пасли, храм св. Софии и церковь св. Стефана были разрушены[прим. 3], о чём также нет упоминания в житии.

В XVI веке набег князя Бравлина косвенно отмечается в Степенной книге царского родословия:

Иже и преже Рюрикова пришествия в словенскую землю, не худа бяша держава словенского языка; воинствоваху бо и тогда на многие страны, на Селунский град и на Херсон и на прочих тамо, якоже свидетельствует нечто мало от части в чудесах великомученика Дмитрия и святого архиепископа Стефана Сурожского.

Но затем в XVII веке история с князем Бравлиным исчезает из русской редакции жития Стефана Сурожского, пока в XIX веке историки вновь не открывают её по старым рукописям. С той поры достоверность Бравлина и его идентификация становятся предметом исследований и споров историков.

Бравлин в историографииПравить

Историки, в частности В. Г. Васильевский, пришли к выводу, что житие Стефана Сурожского составлено русским автором XV века на основе подлинного греческого источника. Наличие греческого источника подтверждается исторически точными деталями повествования о Суроже и Византии, известными из других независимых источников. Сам Васильевский, введший в научный оборот Житие Стефана Сурожского в 1893 году, посчитал его недостоверным источником. Известный историк-византиевед А. А. Васильев даже предложил вывести из научного оборота это Житие, которое в его мнении представляет интерес только для истории русской литературы позднего средневековья.[2]

Если история с набегом и не является вымышленной вставкой в греческий текст жития, то этническая принадлежность князя Бравлина остаётся неясной. Сама этимология имени свидетельствует о неславянском происхождении князя. Окончание -ин не характерно для славянских имён, но встречается у древних германцев и скандинавов. С другой стороны, притяжательный падеж у славян почти повсеместно выводит к окончанию -ин, что дает слова типа Грецин (принадлежащий к грекам), Русин (принадлежащий к русским), Ольгин (принадлежащий Олегу) и т. д. уже в ранних письменных памятниках восточных славян.

По мнению сторонников «норманизма», предводитель народа руси мог иметь скандинавское имя, однако из Новгорода, если под названием Новаград имелся в виду город на Волхове, Бравлин не мог прийти. Летописные и археологические свидетельства сообщают об основании Новгорода на Волхове не ранее 2-й половины IX века. Существуют версии о более древнем происхождении Новгорода (см. История Новгорода), однако они не признаются в академической историографии.

Историки предлагают различные версии как относительно этимологии имени Бравлин, так и Новаграда. Под Новаградом мог подразумеваться Неаполь Скифский (Новый Город) около нынешнего Симферополя, или же Noviodunum (Новый Город на кельтском) на нижнем Дунае. Имя Бравлин (или Бравалин в одной из рукописей или Боравлен) могло быть почётным наименованием участника легендарной датско-шведской битвы 770 года в местечке Браваллы в восточном Готланде (область в Швеции). В битве этой, согласно датским сагам, участвовали и представители руси.[прим. 4]

Вместе с тем, известно готское имя Бравлион — его носил епископ Цезаравгусты (совр. Сарагосы) в Испании, умерший в 651 г.[3]

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

Примечания
  1. Под таким именем послы варягов упоминаются в хронике византийского императора Феофила.
  2. Упоминание набега варягов на Амастриду содержится в жизнеописании византийского епископа Св. Георгия Амастридского
  3. Сугдейский синаксарий XII века, с пометками обладателя рукописи XV века. Обнаружен в библиотеке греческой богословской школы на острове Халки близ Константинополя.
  4. Саксон Грамматик сообщает о неком Регнальде Русском, внуке Радбарда, бившемся в сражении при Бравалле на стороне шведов. При этом не вполне ясно, что за Руссия имелась в виду в датских сагах, описывающих подвиги викингов VIII—IX века и записанных Саксоном Грамматиком в XII веке.
Сноски
  1. 1 2 3 4 Kendrick, 2004, с. 148.
  2. Vasiliev А. А. The Russian Attack on Constantinople in 860. Cambridge Mass., 1946, p. 81—83
  3. Циркин Ю. Б. Античные и раннесредневековые источники по истории Испании. — СПб, 2006. — С. 207.

ЛитератураПравить

СсылкиПравить