Открыть главное меню

Браницкая, Александра Васильевна

Графиня Александра Васильевна Браницкая, урождённая Энгельгардт, известная как Санечка (17541838, Белая Церковь) — племянница и любовница Григория Потёмкина, супруга коронного гетмана Польши Ксаверия Браницкого[1].

Александра Браницкая
польск. Aleksandra z Engelhardtów Branicka
Alexandra Branicka by Grassi.jpg
Имя при рождении Александра Васильевна Энгельгардт
Дата рождения 1754(1754)
Дата смерти 15 сентября 1838(1838-09-15)
Место смерти Белая Церковь
Страна
Род деятельности фрейлина, обер-гофмейстерина
Отец Василий Андреевич Энгельгардт
Мать Марфа (Елена) Александровна Потёмкина (17251775)
Супруг Браницкий, Франциск Ксаверий
Дети Екатерина, Владислав, Александр, София, Елизавета
Награды и премии

Орден Святой Екатерины I степени

Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
В Википедии есть статьи о других людях с фамилиями Браницкая и Энгельгардт.

БиографияПравить

Дочь Марфы (Елены) Потёмкиной, сестры князя Таврического, и небогатого смоленского дворянина. Её мать умерла в 1767 году, оставив 5 дочерей и 2 сыновей. Детство Александра провела в деревне у своей бабушки Дарьи Васильевны Потёмкиной, которая позже переселилась в Москву вместе с внучками.

По той причине, что позже императрица Екатерина весьма нежно к ней относилась, а также потому, что Александра родилась в один год с великим князем Павлом Петровичем, возник слух о том, что на самом деле она являлась дочерью императрицы (от Сергея Салтыкова или от великого князя Петра Фёдоровича). Этот слух имел отношение к легендарной «подмене Павла» — будто бы вместо долгожданного мальчика-наследника у Екатерины родилась девочка (то есть Александра), и её подменили сыном служанки-чухонки, который в итоге и стал императором[2].

В 1775 году двор приехал в Москву, и Потёмкин представил племянницу ко двору, выхлопотал для неё звание фрейлины и забрал в Петербург.

 
Александра Браницкая на фоне бюста императрицы и с наградным бантом, работы Ричарда Бромптона

«Положение ея сначала было очень затруднительное: малообразованная, выросшая в деревне, она не знала как держать себя, но скоро освоилась и даже начала играть довольно видную роль при дворе»[3].

Вместе со своими сёстрами Варварой и Екатериной и невесткой Екатериной Самойловой входили в «гарем» Потёмкина-Таврического, наличие которого очень шокировало иностранных посланников. «Способ, каким князь Потёмкин покровительствует своим племянницам, — писал на родину французский посланник Корберон, — даст вам понятие о состоянии нравов в России»[2]. Сохранившаяся переписка, которую можно найти в публикациях историка Саймона Монтефиоре, свидетельствует об истинности этих слухов. Все племянницы Потёмкина, счастливо выданные замуж и ставшие матерями многочисленных семейств, боготворили и обожали дядюшку до конца жизни. Изнеженная и вечно полусонная Екатерина сменила сестру Александру на посту «официальной фаворитки», но именно Александра, отличаясь деятельным характером, на всю жизнь осталась другом и преданной помощницей светлейшего князя.

Она заслужила особое внимание Екатерины II, 24 ноября 1777 года была пожалована в камер-фрейлины, вошла в интимный кружок Императрицы и сделалась её доверенным лицом, практически членом семьи. Видимо, именно она в 1779 году выдала императрице измену её тогдашнего фаворита Римского-Корсакова с Прасковьей Брюс, что, как и задумывал Потёмкин, привело к падению их обоих.

Державин сделал надпись к портрету Александры:

Героя древнего ты именем сияешь,
Который свет себе войною покорил,
Но боле ты сердец красой своей пленяешь,
Чем он оружием народов покорил.

БракПравить

Когда Потёмкин задумал выдать девушку замуж, его выбор пал на особого претендента — графа Ксаверия Браницкого, коронного гетмана польского. Этот брак был выгоден и Потёмкину, и Браницкому. Свадьба состоялась 12 ноября 1781 года, новобрачная была пожалована в статс-дамы. Брак отвечал политическим реалиям того времени. Екатерина ІІ желала стабильного мира с Польшей и поддерживала браки между русскими дворянами и польской шляхтой. За Александрой гетман Браницкий получил приличное приданое — 600 000 рублей серебром и крупные земельные владения. Екатерина ІІ подарила супругам на свадьбу Юсуповский дворец на Мойке в Петербурге (тогда ещё Шуваловский). Доход К. Браницкого от одной только Белой Церкви приносил 750 000 золотых, вместе с другими имениями (Ставище, Рокитное, Лысянка и другими) доход составлял приблизительно 2 миллиона.

 
Муж Александры с двумя их сыновьями — рано умершим Александром и будущим графом Владиславом

После свадьбы Александра Васильевна не порвала связей с русским двором, проводила зимы в Петербурге, а на лето уезжала в поместья мужа в южной России. Принимала активное участие в делах супруга, хлопоча за него при дворе, брала поставки для русских войск на выгодных условиях (благодаря покровительству дяди). В Белой Церкви был устроен и конный завод — армия постоянно нуждалась в обновлении, в «ремонте» лошадей. Работа по их разведению была у Браницких налажена настолько успешно, что завод славился по всей России и в XIX веке. Обладала колоссальным состоянием (по её словам, к концу жизни оно доходило до 28 миллионов), отличалась широкой благотворительностью. Потёмкин не раз посещал Белую Церковь, чтобы отдохнуть в обществе родных.

В мае 1788 года она посетила дядюшку в Елисаветграде, но неожиданно заболела настолько тяжело, что боялись за её жизнь. Потемкин сообщал Екатерине 19 мая: «У нас Александра Васильевна отошла было на тот свет, но вдруг и неожиданно Бог помог». В том же году вместе с сестрой Екатериной навещала дядюшку, осаждавшего Очаков[4]. Р. М. Цебриков записал в своем дневнике 25 сентября: «Ввечеру лишь только прибыли из Белой Церкви графини Браницкая и Скавронская, то как будто для них турки начали на наши батареи с жаром палить, препятствуя нам работать».

В 1787 году вместе с той же сестрой находилась в свите императрицы, отправившейся в путешествие в Тавриду навестить Потёмкина[5]. 20 мая получила от неё орден Святой Екатерины. Императрица очень тепло к ней относилась, во время своих приездов в столицу Александра Васильевна останавливалась прямо во дворце.

Потёмкин умер на её руках в 1791 году: заболев, он вызвал её в Яссы, и она неотлучно находилась у его постели. Секретарь Потемкина, В. С. Попов, рассказывал о сцене, разыгравшейся на его глазах, когда князь умер: «Графиня Браницкая, бросаясь на него, старалась уверить себя и всех, что он ещё жив, старалась дыханием своим согреть охладевшие уста…».[6]

После его смерти графиня при поддержке Екатерины ІІ получила большую часть наследства князя. Учитывая ту роль, которую сыграл в её жизни Г. Потёмкин, Браницкая решила посвятить строительство будущего парка его памяти, а также выстроить в парке его мавзолей. Проект мавзолея выполнил в 1795 году известный архитектор Иван Старов, автор Таврического дворца Потёмкина в Петербурге (но из-за Павла I проект не был осуществлен).

На монумент,
воздвигнутый графинею Браницкой
в местечке Белой Церкви
князю Потёмкину-Таврическому

Таврида и Эвксинский флот
Вещают ο его заслуге.
Здесь благодарность слезы льет
По дяде, по отце, по друге.
(Державин, 1795)

После ЕкатериныПравить

 
Парк Александрия

После воцарения Павла удалилась в поместье Белая Церковь. Новый император крайне отрицательно относился ко всему, что было связано с именем князя Таврического. Браницких перестали принимать при дворе, за ними был установлен негласный надзор. Там и прожила до самой кончины, не вернувшись ко двору после коронации Александра I. Сохранился до наших дней разбитый ею прекрасный парк Александрия.

Тем не менее, при дворе её не забывали: в 1807 году две её дочери, София и Елизавета, получили звание фрейлин, а она сама 1 января 1824 — обер-гофмейстерины. По делам благотворительности общалась с императрицей Марией Фёдоровной — в 1821 году предоставила ей 400 тыс. рублей на содержание 7 пансионерок в училище ордена св. Екатерины.

В своем завещании оставила 200 тыс. на выкуп должников из тюрем и 300 тыс. капитала на то, чтобы проценты с него были направлены на поддержание благосостояния крестьян её бывших имений. В 1875 году эта сумма составила уже 600 тыс., и их передали как основной капитал «Сельскому банку графини Браницкой». Также ей в течение нескольких десятилетий принадлежал дворец Юсуповых на Мойке, который именно она продала своим родственникам Юсуповым[7].

Александра Браницкая была похоронена 15 августа 1839 года в своем имении Белая Церковь, в неосвященном приделе Александра Невского Преображенского собора, не дожив до завершения строительства.

ДетиПравить

Два сына и три дочери:

  1. Екатерина (1782—1820), названа в честь императрицы Екатерины II. В первом браке с 1806 года за князем К.Сангушко (ум.1808), во втором браке с 1813 года за графом Станиславом Потоцким.
  2. Владислав (1783—1843).
  3. Александр (1783—после 1798).
  4. София (1790—1879), жена А. С. Потоцкого (1787—1832).
  5. Елизавета (1792—1880), замужем за графом, а потом князем и генерал-фельдмаршалом Михаилом Семеновичем Воронцовым.

В литературеПравить

ПримечанияПравить

  1. Браницкая, Александра Васильевна // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  2. 1 2 С. С. Монтефьоре. «Потёмкин»
  3. Браницкая, Александра Васильевна // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.М., 1896—1918.
  4. Потёмкин и Александра Браницкая в Елизаветграде Архивная копия от 16 июня 2008 на Wayback Machine
  5. Графская пристань Архивная копия от 15 декабря 2007 на Wayback Machine
  6. Из письма В. С. Попова Екатерине II, 6 октября 1791 г. См. Гусляров Е. Н. Екатерина II в жизни: систематизированный свод воспоминаний современников, документов эпохи, версий историков. — ОЛМА Медиа Групп, 2004. — С. 359. — ISBN 978-5-94850-442-1.
  7. Юсуповский дворец Архивная копия от 30 ноября 2010 на Wayback Machine

ЛитератураПравить