Открыть главное меню

Букреев, Анатолий Николаевич

Анато́лий Никола́евич Букре́ев (16 января 1958, Коркино, Челябинская область, СССР — 25 декабря 1997, Аннапурна, Гималаи, Непал) — советский и казахстанский высотный альпинист, горный гид, писатель. Заслуженный мастер спорта СССР (1989), мастер спорта СССР международного класса (1989), обладатель титула «Снежный барс» (1985). Покоритель одиннадцати восьмитысячников планеты, совершивший на них в общей сложности 18 восхождений[К 1]. По мнению Райнхольда Месснера, самый сильный альпинист-высотник XX века[1]. Кавалер ордена «За личное мужество» (1989), казахстанской медали «За мужество» (1998, посмертно), высшей награды Американского альпклуба — медали Дэвида Соулса[en], вручаемой альпинистам, спасшим в горах людей с риском для собственной жизни (1997)[2][3].

Анатолий Букреев
1997, Аннапурна
1997, Аннапурна
Дата рождения 16 января 1958(1958-01-16)
Место рождения
Дата смерти 25 декабря 1997(1997-12-25) (39 лет)
Место смерти
Страна
Род деятельности путешественник-исследователь, горный проводник, писатель
Награды и премии
SU Order For Personal Courage ribbon.svg MedalMujest.png
Заслуженный мастер спорта СССР Знак мсмк СССР.jpg Покоритель высочайших гор СССР — «Снежный барс»
Commons-logo.svg Анатолий Букреев на Викискладе

Свою спортивную карьеру А. Букреев начал в детском возрасте с походов и восхождений на Урале. Будучи студентом Челябинского пединститута, поднимался на вершины Тянь-Шаня, а во время службы в армии покорил свои первые семитысячники на Памире. В 1989 году в составе советской гималайской экспедиции на Канченджангу взошёл на все вершины этого массива высотой выше 8000 метров. После распада СССР и сокращения государственного финансирования профессионального альпинизма работал преимущественно горным гидом — первый опыт в этом начинании Букреев получил в США, подняв клиентов на высшую точку Северной Америки вершину Мак-Кинли. В период с 1991 по 1995 год Анатолий в составе различных экспедиций дважды поднимался на Эверест, Дхаулагири и Макалу, а также взошёл на К2 и Манаслу. 30 июня 1995 года на массовой альпиниаде на пик Абая (4010 м) в Заилийском Алатау являлся персональным гидом президента Казахстана Нурсултана Назарбаева[4][5][6]. В 1997 году с выходом бестселлера «В разреженном воздухе[en]» Джона Кракауэра, посвящённого трагедии на Эвересте годом ранее, имя Букреева стало известно далеко за пределами узкого круга альпинистов-профессионалов, однако для англоязычных читателей книги образ Букреева как представителя другой культурной среды, к тому же не в совершенстве владевшего языком, вышел отнюдь не положительным[К 2]. Не будучи профессионалом в высотном альпинизме, Кракауэр дал собственную оценку целого ряда решений и действий Букреева, вызвавшую серьёзную полемику в альпинистской среде. Хотя профессиональное реноме Анатолия не пострадало, в том же году была опубликована его собственная книга, написанная в соавторстве с Вестоном Де Уолтом «Восхождение[en]», в которой Букреев изложил собственное видение событий на Эвересте. В 1997 году Анатолий Букреев в четвёртый раз в карьере поднялся на Джомолунгму, второй раз на Лхоцзе, впервые на Броуд-Пик и Гашербрум II. Погиб 25 декабря в результате схода снежной лавины во время попытки зимнего восхождения на вершину Аннапурна.

Содержание

Общие сведенияПравить

Анатолий Букреев родился 16 января 1958 года в городе Коркино Челябинской области третьим ребёнком в многодетной семье (старшие дети Александр (1952) и Любовь (1954), младшие Ирина и Николай). Отец, Николай Васильевич, занимался ремонтом музыкальных инструментов, мать, Валентина Андреевна, работала в местном транспортном управлении, а позже в местном клубе. Учился в средней школе № 2 (ныне МБОУ «СОШ № 2» Коркинского муниципального района), которую окончил в 1975 году[8][9]. Учёба давалась ему легко, по словам старшего брата «всё схватывал на лету»[9]. Увлекался чтением, «…любил науку. Физику.»[10]. По рекомендации от школы поступил на физико-математический факультет Челябинского государственного педагогический института, который окончил в 1979 году по специальности учитель физики, а также получил диплом тренера по лыжному спорту. После окончания ВУЗа получил распределение в родную школу[9], но «как-то сумел договориться»[9] и из Челябинска уехал в столицу Казахстана. Там же был призван на срочную службу в армию (1979—1981). По протекции Ерванда Ильинского, главного тренера республиканского ЦСКА и сборной Казахстана по альпинизму, получил направление в спортивную роту Среднеазиатского военного округа (САВО)[11]. Во время службы в армии Букреев заболел менингитом, из-за чего был исключён из состава сборной САВО, а врачи запретили ему заниматься спортом вообще. Тем не менее он сумел полностью восстановиться[10][9]. После увольнения в запас остался в Казахстане, жил неподалёку от Алма-Аты в совхозе «Горный садовод». Работал в ЦСКА тренером по лыжной подготовке в областной ДЮСШ, а также инструктором по горной подготовке, совместив работу со своим увлечением альпинизмом[5][11]. После распада СССР остался в Казахстане и получил гражданство (двойное[9]) этой республики[12]. В 1990-х годах Анатолий перебрался в США, как он сам говорил: «Я гражданин мира. Мне говорят: „Анатолий, ты тренируешься в Америке, живешь в Казахстане, родился на Урале“. Я отвечаю: „Да, вот так получается, а большую часть времени провожу в Непале“»[13].

Спортивная карьераПравить

СтановлениеПравить

В возрасте 12 лет Анатолий начал заниматься в секции юных геологов под началом педагога Татьяны Ретюнской, будущего мастера спорта по альпинизму и заслуженного учителя России[14]. Под её руководством он впервые сходил в поход по Уральским горам. По воспоминаниям Ретюнской, Толя «был самым маленьким, и внешне, и по возрасту, но тащил рюкзак, ни на шаг не отставая от товарищей». Позже увлёкся альпинизмом, в связи с чем до изнеможения занимался физкультурой дома и в школьном спортзале[9], а для тренировки выносливости бегал на лыжах. Несмотря на выполнение всех необходимых нормативов, по медицинским показаниям Букреева на «восхождения не допускали». Удостоверение альпиниста, несмотря на нарушение действующих тогда норм, Букрееву «выправил» муж Т. Ретюнской Юрий Ретюнский, тренер и неоднократный призёр чемпионатов СССР в этом виде спорта, а также партнёр по последующим восхождениям[15][16][17].

 
Пик Победы

В студенческие годы с восхождений на уральские «холмы» Букреев переключился на четырёхтысячники Тянь-Шаня[18][3]. Первыми семитысячниками в его карьере стали пик Ленина (7134 м) и пик Коммунизма (7495 м), пройденные в 1980-м году[19]. К 1985 году Анатолий прошёл все вершины Союза выше 7000 метров и получил титул «Снежного барса»[19]. В 1987 году он стал одним из кандидатов в состав участников Второй Советской Гималайской экспедиции (на Канченджангу). Во время отборочных сборов Букреев совершил первое скоростное 14-ти часовое восхождение на пик Ленина[19] (8 часов на подъём от базового лагеря (4200 м) и 6 на спуск[20]), показал лучшее время во время восхождения на пик Коммунизма (с 6700 до 7400 м за 1 час 25 мин), а также на Эльбрус (с 4200 до 5350 м за 1 час 07 мин)[19]. Годом позже во время сборов национальной команды прошёл траверс-первопроход трёх вершин пика Победы (Западной (6918 м) — Главной (7439 м) — Восточной (7060 м)) до пика Военных топографов (6873 м)[К 3][19]. По воспоминаниям Валерия Хрищатого: «…создается впечатление, что кто-то завел в нём мощную пружину на длительное время и вдруг отпустил её. Удержаться в это время у него на „хвосте“ дело очень не простое. Во всяком случае на отборах никто не смог этого сделать. Он выиграл все высотные забеги с большим преимуществом». По его же сведениям, на момент старта гималайской экспедиции за плечами Букреева было шестнадцать восхождений на семитысячники[22].

Вторая Советская Гималайская экспедицияПравить

 
Массив Канченджанги

Вторая Советская Гималайская экспедиция (рук. Э. Мысловский, Н. Чёрный, тренеры В. Иванов и С. Ефимов) стартовала в феврале 1989 года[23] и ставила своей главной целью прохождение первого траверса всех четырёх вершин массива Канченджаги высотой выше 8000 метров. Для обеспечения прохождения траверса сборная была разбита на группы, которые обрабатывали разнесённые маршруты подъёма/спуска (западный и южный), а также центральный (для создания промежуточного лагеря в центре гребня массива с запасом кислорода на пути будущих траверсантов). На каждой ветке планом предполагалась организация промежуточных лагерей на высотах 7800 м (лагерь IV) и 8200 м (лагерь V)[24] (лагерь III (7200 м) был общим для всех веток)[25]. Анатолий Букреев вошёл в группу Валерия Хрищатого — участника первой Советской гималайской экспедиции, которая обрабатывала маршрут по центральному кулуару — между Главной и Средней (Центральной, 8478 м) вершинами (в группу также входили Сергей Арсентьев, Михаил Можаев и Владимир Балыбердин)[26]. 15 апреля, во время очередной «грузовой ходки» в верхний V высотный лагерь, Хрищатый, вопреки требований руководства экспедиции, решил подняться на Канченджагу Центральную, и в 17:30 по местному времени он и Букреев стояли на её вершине — для Анатолия она стала первым «восьмитысячником»[К 4] в его карьере[27]. После благополучного спуска и последующего отдыха в зелёной зоне решением тренерского состава Букреев вошёл в первую из двух пятёрок траверсантов массива Канчи (вместе с Михаилом Туркевичем, Евгением Виноградским и Александром Погореловым, руководитель группы Сергей Бершов). По мнению Хрищатого, Букреев на тот момент был физически сильнейшим высотником экспедиции[28].

За три дня, с 30 апреля по первое мая 1989 года, пятёрка Бершова успешно прошла траверс четырёх вершин массива Канченджанги (с запада на юг: Ялунг-Канг (8505) — Главная (8586) — Средняя (8478) — Южная (8491)). Встречный траверс (в южном направлении) также успешно прошла группа Василия Елагина[29]. По завершении экспедиции Букреев в числе других альпинистов получил звание заслуженного мастера спорта и мастера спорта международного класса, а также был награждён орденом «За личное мужество»[3][30][31].

Во время траверса Букреев по настоянию руководства экспедицией использовал кислород. В последующих гималайских экспедициях (за исключением восхождения в 1997 году на Эверест) он им не пользовался[32].

Восхождения на восьмитысячникиПравить

 
Мак-Кинли (Денали)

В октябре 1989 года состоялись первые соревнования по скоростному восхождению на Эльбрус (организатор Владимир Балыбердин). Во время этой эльбрусиады, в которой Анатолий победил, он близко познакомился с американской журналисткой Элизабет Уолд, которая взяла у него интервью, позже опубликованное в авторитетном журнале Climbing под заголовком «Back in USSR». Как участник экспедиции на Канченджангу, Букреев при активном содействии Уорд получил приглашение на международный фестиваль горных фильмов (США, весна 1990 года), где в конкурсе участвовал документальный фильм о советском восхождении[33][34].

В первых числах марта 1990 года Букреев впервые посетил США. По словам Ильи Наймушина «Америка и её люди оказали влияние и на его мировосприятие, и на его подход к альпинизму»[34]. По собственным словам Анатолия, ему понравилась «конкретность»: «Здесь жизнь очень дорогая, и за всё нужно платить. А чтобы платить, нужно иметь работу и уметь её делать хорошо… Здесь <> всё зависит от самого человека. Есть в их жизни какая-то жестокость, которая не прощает слабости и в то же время делает людей сильными. Может быть, это правильно»[35]. Этот же год, по словам алматинского «гималайца» Рината Хайбуллина, «стал годом его становления как профессионального гида-высотника»[36]. Во время пребывания в США Букреев познакомился со многими «коллегами по цеху», и не без их участия и связей (в частности, Кевина Куни, ставшего позже его партнёром в последующих экспедициях, и Галена Роуэлла[en]), а также всё той же Элизабет Уолд, смог получить место гида в коммерческом восхождении Майкла Ковингтона (англ. Michael Covington) на Мак-Кинли (6190 м) компании «Fantasy Ridge Mountain Guides». 14 мая[37] Анатолий успешно взошёл с клиентами на высшую точку Аляски по маршруту Кассина[38], а спустя десять дней (23.05.1990) прошёл соло за десять с половиной часов маршрут по западному ребру на вершину. Его восхождение стало самым быстрым в истории покорения Мак-Кинли[39][40][18][20][41]. Тремя годами позже весной 1993 года он ещё раз поднялся на Мак-Кинли — на этот раз он по персональному приглашению работал личным гидом 69-летнего путешественника и альпиниста Джака Робинса, — своего знакомого, которого в 1992 году сопровождал во время коммерческого восхождения на Хан-Тенгри[42][34].

Летом того же 1990 года Анатолий сделал первые скоростные соло-восхождения на пик Победы (22 августа, третий раз за карьеру[43], 36 часов) и на Хан-Тенгри (7010 м)[6][44], а осенью вновь стал первым в скоростном восхождении на Восточную вершину Эльбруса (5621 м) — маршрут от Приюта одиннадцати (4200 м) он прошёл за 1 час 40 минут[45] (в ряде источников 1 час 47 минут[46]).

Дхаулагири, Эверест (1991)Править

 
Дхаулагири

Весной 1991 года казахстанцы организовали первую собственную гималайскую экспедицию на Дхаулагири (8167 м) (рук. Казбек Валиев, старший тренер Е. Ильинский), целью которой было прохождение нового маршрута по Западной стене. В число участников команды вошли как ветераны советских экспедиций: Валерий Хрищатый, Владимир Сувига, Анатолий Букреев, Ринат Хайбуллин, Виктор Дедий, Юрий Моисеев, так и «новички»: Заурбек Мизамбеков, Владимир Присяжный, Артур Шегай, Александр Савин и Андрей Целищев. Экспедиция достигла заявленной цели — 10 и 13 мая по новому «казахстанскому» маршруту 10 из 11 альпинистов (кроме травмированного В. Дедия) достигли вершины (Букреев — 10 мая[32])[47][48][49].

Осенью того же года состоялась совместная российско-американская экспедиция на Эверест под руководством Владимира Балыбердина. В её состав входили семеро советских и трое американских альпинистов, в числе которых был друг Букреева Кевин Куни, а также присоединившийся к ним уже в Катманду Дэн Мазур[en], американец украинского происхождения[50]. Изначально у Балыбердина был пермит на восхождение на Лхоцзе по не пройденному западному гребню с последующим траверсом через Южное седло на Эверест, однако «на месте» эти планы изменились — было решено, помимо восхождения, попробовать побить рекорд подъёма на Джомолунгму, установленный в 1988 году французом Марком Батаром[en], — 22 часа 29 минут от базового лагеря до вершины[51].

Уже спустя две недели с момента организации базового лагеря передовая группа — Букреев, Балыбердин, Куни и ещё один американец — 6 октября достигла Южного седла. Переночевав, 7 октября четвёрка решила «подняться ещё выше по склону в сторону вершины». Букреев, вырвавшийся вперёд, решил не останавливаться, американцы пошли за ним. Замыкал шествие Балыбердин, который пробовал остановить этот внеплановый порыв. В итоге Букреев, а затем Балыбердин, в котором, по воспоминаниям участника экспедиции Геннадия Копейки, «проснулось самолюбие», достигли вершины Эвереста (Куни дошёл до Южной вершины (8500 м)). Это спонтанное решение Букреева в нарушение «спортивной дисциплины» даже стало предметом его конфликта с руководителем, который запретил ему дальнейшие попытки штурма[К 5]. Тем не менее, по данным Элизабет Хоули, уже спустя 5 дней в 17.00 12 октября Анатолий вновь вышел в направлении вершины мира. Через 15 часов работы он набрал 2950 метров по вертикали до высоты 8300 м, но из-за ураганного ветра наверху был вынужден начать спуск. Ровно через 24 часа после выхода он благополучно вернулся в базовый лагерь. Ещё одну попытку установить рекорд предпринял Владимир Балыбердин. Он вышел в 6 утра 17 октября и за 17 часов (к 23.00) достиг «букреевской» высоты 8300 м, но выше без кошек (которых у него с собой не было — он посчитал, что они ему не понадобятся) по очень жёсткому фирну подниматься было невозможно, хотя погода позволяла продолжать восхождение. После «холодной» ночёвки, прошедшей без обморожений, Балыбердин спустился вниз. Помимо Букреева и Балыбердина в ходе экспедиции на вершине мира также побывали Дэн Мазур и грузинский альпинист Роман Гиуташвили[52][51].

К2 (1993)Править

 
К2

Во время одного из восхождений на Памире (на пик Коммунизма) Букреев познакомился с немецким альпинистом Райнмаром Йосвигом (нем. Reinmar Joswig)[34], который летом 1993 года вместе с Петером Мецгером (нем. Peter Mezger) организовал собственную экспедицию на К2 («Северное сияние»[53] — по классическому маршруту по ребру Абруццкого) и пригласил Букреева принять в ней участие в качестве высотного гида. В состав экспедиции вошли также немец Эрнст Эберардт (нем. Ernst Eberhardt) и австралиец Эндрю Лок (англ. Andrew Lock). По словам последнего, после получения приглашения, «хотя я не знал всех участников команды, я немедленно согласился, поскольку в списке выделялось одно имя: Анатолий Букреев. Я встречался с Анатолием на Эвересте в 1991-м и видел воочию его экстраординарную работоспособность на высоте. На К2 он был просто машиной»[54]. 6 июля экспедиция разбила базовый лагерь, а уже 29 июля четверо из пяти участников экспедиции находились в штурмовом высотном лагере IV (8000 м, Эберардт сошёл раньше по состоянию здоровья) в полной готовности к восхождению[55]. В два часа ночи 30 июля «немецкая четвёрка», к которой присоединились участники Шведской экспедиции Рафаэль Йенсен (швед. Rafael Jensen) и Даниэл Биднер (швед. Daniel Bidner) (рук. Магнус Нильсен (швед. Magnus Nilsson)) вышли на восхождение. На Букреева легла техническая обработка всех наиболее опасных участков верхней части маршрута (провешивание перил в «бутылочном горлышке[en]»), после которой, по его словам, «он чувствовал себя как выжатый лимон»[56]. Тем не менее, около 17:00[К 6] Букреев, Мецгер и Лок поднялись на вершину К2. Проведя 20 минут на вершине, Букреев и Мецгер начали спуск, а Лок, увлёкшийся фотосъёмкой, немного позже. Анатолий, несмотря на своё измождённое состояние, к восьми вечера смог добраться до палаток штурмового лагеря: «За годы тренировок на лыжах, а затем и в альпинизме, на финише я научился выжиматься до конца. Но в альпинизме это опасно, потому что вершина большой горы это ещё далеко не финиш. Чтобы выжить, ты должен сохранить силы для спуска из зоны смерти»[56][57].

  Внешние изображения
  http://www.andrew-lock.com/articles/Wild%20Magazine.pdf

К сожалению, успешное восхождение объединённой группы было омрачено трагедией. После спуска в лагерь IV Эндрю Лока стало ясно, что Мецгер, спускавшийся вслед за Букреевым, погиб, вероятнее всего в результате срыва. А после спуска в лагерь Рафаэля Йенсена стало известно, что на спуске также погибли Райнмар Йосвиг и Даниэл Биднер[57].

Макалу (1994)Править

 
Макалу

В следующем сезоне Букреев принял приглашение руководителя американской компании «Condor Adventures» Тора Кизера (англ. Thor Kieser), организовавшего первое коммерческое восхождение на Макалу по классическому маршруту. По контракту за бесплатное участие в восхождении Анатолий выполнял всю техническую работу на маршруте, подбирал и организовывал места установки высотных лагерей, а также являлся «консультантом и экспертом для всех членов экспедиции». Он также оплачивал из своих средств дорогу до Непала и частично до базового лагеря, а также личное снаряжение[58].

Всю экспедицию Букреев проработал первым — «моя роль в экспедиции мне очень нравилась». Несмотря на большую физическую и психологическую усталость, он провесил маршрут и организовал все высотные лагеря (три, штурмовой на 7800 м). Фактически его единственным партнёром стал боливиец Бернардо Гуарачи — владелец небольшой туристической компании, специализирующейся на восхождениях в Андах, и единственный участник, не знавший проблем с высотой, поскольку жил на высоте выше 4000 метров. Но, по словам Букреева, «индеец не говорил по-английски, а я не знал испанского… Порой за день не было произнесено ни единого слова». Вместе с Гуарачи 29 апреля Анатолий достиг вершины Макалу (по отчёту Кизера, они не прошли последние 30 м вершинного бастиона из-за технических трудностей[59]) — они стали первыми русским, гражданином Казахстана, коренным индейцем и южноамериканцем, поднявшимися на этот восьмитысячник. В карьере Гуарачи Макалу стала первым восьмитысячником вообще[60]. Лучшим результатом со стороны участников экспедиции Кизера стало достижение высоты 8370 м (самого Кизера и Нила Бейдлмана (англ. Neal Beidleman)[59].

«Видя удрученное состояние друга» после неудачного восхождения, Букреев предложил Бейдлману сделать ещё одну попытку, но на этот раз в формате скоростного восхождения (лагеря I и II к этому времени были сняты). Бейдлман согласился, и 13 мая в 18:30 двойка вышла на восхождение из базового лагеря на 5600 м. За 11 часов они дошли до высотного лагеря III, но тот оказался в плачевном состоянии, и на его восстановление ушли 3 часа драгоценного времени, а главное — много сил. Как позже написал Букреев, «трезво оценив ситуацию, я отказался от продолжения скоростного подъёма. Без палатки на спуске мы могли оказаться в критической ситуации»[61]. Отдохнув в лагере III, на следующий день, 15 мая, «просто, без рекорда», в 16:15 Букреев и Бейдлман поднялись на вершину. Общее время подъёма составило 46 часов[62]. Возможное время скоростного восхождения Анатолий оценил в 17-18 часов[61].

Восхождение Букреева-Бейдлмана стало началом их дальнейшего партнёрства. Спустя несколько месяцев они уже работали гидами на Чо-Ойю[63].

Эверест, Дхаулагири, Манаслу (1995)Править

Гималайский сезон 1995 года для Букреева начался с участия в качестве гида в британской коммерческой экспедиции на Эверест (по классическому маршруту с севера) Nationality International Expedition — первой гималайской экспедиции компании «Гималайские гиды» Генри Тодда. Помимо Букреева в альпинистскую группу входили ещё десять участников из Бразилии, Франции, Польши, Великобритании, Германии и России. Экспедиция стала коммерчески успешной — из 11 участников в период с 12 по 23 мая на вершину поднялись восемь альпинистов. Своё второе восхождение на вершину мира Букреев сделал 17-го числа в связке с россиянином Николаем Ситниковым и британцем Грэмом Рэтклиффом (англ. Graham Ratcliffe), год спустя ставшим свидетелем трагедии на Эвересте (непосредственным участником и «героем» которой также стал Букреев) и который позже написал об этом книгу «A Day to Die For: 1996: Everest’s Worst Disaster»[64][65][66][67].

 
Манаслу

Ещё годом ранее Э. Ильинский пригласил Анатолия в запланированную на осень 1995-го года экспедицию на Манаслу (8162 м), посвящённую памяти казахстанских альпинистов, погибших при штурме этой вершины в 1990 году. Незадолго до отлёта в Непал Букреев узнал, что экспедиция отменяется, но не стал сдавать дорогостоящие билеты до Катманду в расчёте найти работу «на месте». В Катманду, так и не найдя места гида в коммерческих экспедициях, Анатолий присоединился к первой национальной Грузинской экспедиции на Дхаулагири (в финансовом плане «за свой счёт»). По условиям участия Букреева в грузинской сборной, он работал на акклиматизационных выходах, принимал участие в установке высотных лагерей, но непосредственно восхождение осуществлял в индивидуальном порядке — «команда опасалась, что участие такого сильного альпиниста <> может быть неправильно истолковано и занизит их собственные спортивные достижения»[68].

7 октября в 18:30 Букреев вышел из базового лагеря (4600 м). Спустя 5 часов он поднялся до второго высотного лагеря (6500 м), где 2,5 часа отдыхал, ожидая, пока стихнет ураганный ветер. В 2 часа ночи 8 октября он вновь вышел и в 5:45 утра достиг лагеря III (7400 м). Уже в 8:00 Анатолий вышел из штурмового лагеря IV, где, с его слов, отогрелся и позавтракал с болгарским альпинистом, а примерно в 11:30 поднялся на вершину Дхаулагири, установив рекорд скорости — восхождение заняло всего 17 часов 15 минут[69]. «Стоя на вершине, я не радовался своему достижению. Я вдруг понял, что более значимым, нежели конечный результат, был сам процесс. Человеку постоянно нужны испытания и борьба, прежде всего с самим собой, а не с горами. Их сила безусловна и непоколебима, а вот человек всегда ищет, всегда находится в развитии. И дороги, которые он для себя выбирает, зависят лишь от его силы воли, толкающей его к новым достижениям»[64].

По возвращении в Катманду Букреев на следующий день встретил своих друзей из Казахстана, от которых узнал, что экспедиция, задуманная Е. Ильинским, всё же состоится, но в меньшем составе, по японскому маршруту по Северной стене («классике»), а не по Южной стене, как планировалось поначалу (это значительно снижало расходы на её проведение), и в зимний период. Её возглавил всё тот же Казбек Валиев, а в число участников вошли Юрий Моисеев (капитан), Владимир Сувига, Дмитрий Греков, Михаил Михайлов, Дмитрий Соболев и др. (всего 9 альпинистов). По словам Букреева, «все эти детали мне стали известны позже, но там, в Катманду, я должен был дать незамедлительно ответ — готов ли я присоединиться к Казахстанской экспедиции, нуждающейся в моём опыте? <> Конечно же, я был уставшим как физически, так и эмоционально. Но я, не задумываясь, сказал „да“, поскольку не сомневался в успехе экспедиции на Манаслу и хорошо знал альпинистов, памяти которых она была организована[К 7]»[49][64].

20 ноября казахстанцы разбили базовый лагерь (4700 м) и начали работу по обработке маршрута. За неделю были организованы I-й (5500 м) и II-й (6200 м) высотные лагеря, а 1 декабря был установлен лагерь III (6800 м). По воспоминаниям Букреева, «вся команда работала как единое целое». 7 декабря весь альпинистский состав экспедиции поднялся на 7400 метров, где был разбит штурмовой лагерь IV. На следующий день в 10 часов утра передовая тройка Моисеев-Александр Баймакханов-Букреев вышла на вершину Манаслу. В течение полутора часов на вершину взошли все остальные участники, за исключением Михайлова и Грекова, которые из-за объективной опасности получить обморожения отказались от штурма. К шести вечера восемь из десяти альпинистов благополучно спустились в лагерь III. Не хватало Михайлова и Грекова. После радиосвязи с базовым лагерем стало известно, что двойка находится без движения на крутом снежном склоне чуть ниже лагеря IV (при выходе из четвёртого лагеря никто из них не жаловался на плохое самочувствие). Навстречу двойке в направлении лагеря IV вышли Букреев и Шавхат Гатаулин. Через три часа подъёма в полной темноте они добрались до них, по словам Букреева, — очень своевременно, одному из отставших альпинистов «не хватало сил на то, чтобы надеть слетевшую кошку, не говоря уж о том, чтобы самому спуститься по крутому ледовому склону без посторонней помощи». Ночью Букреев и Гатаулин смогли дотащить Михайлова до лагеря III (Греков спускался самостоятельно), где того привели в чувство «кислородом» из медицинской аптечки. В тот же вечер все альпинисты благополучно спустились в базовый лагерь[49][64].

 Зимнее восхождение на Манаслу не было рядовым. Мне бы хотелось надеяться, что это только одна из значимых побед обновлённой Казахстанской команды на пути к её становлению. <> Я надеюсь, что дороги, которые мы выбираем, не сильно зависят от экономических проблем, политических баталий и несовершенства мира, а лишь от нашего внутреннего порыва, который раз за разом толкает нас в горы, к высотам над облаками, в поисках собственного пути к вершинам[64].
Анатолий Букреев
 

Эверест (1996)Править

 
Скотт Фишер

Ещё в конце 1995 года Букреев дал согласие на работу в качестве гида американской компании «Горное безумие[en]» Скотта Фишера, планировавшей весной 1996 года свою первую коммерческую экспедицию на Джомолунгму. В задачи Анатолия, помимо решения ряда вспомогательных организационных вопросов, входило, как обычно, обеспечение восхождения клиентов на вершину. Участие Букреева в экспедиции Фишера, по мнению Генри Тодда, с которым годом ранее он работал, «… обеспечивало <ей> принципиально более высокий уровень безопасности»[70]. По словам самого Скотта, «если мы куда влипнем, с нами будет Толя, чтобы нас оттуда вытащить»[71].

Всего вместе с Букреевым в альпинистский состав участников экспедиции вошли 11 человек: Скотт Фишер (руководитель), Нил Бейдлман (второй гид [партнёр Букреева по восхождению на Макалу в 1994 году]), а также клиенты — Мартин Адамс (англ. Martin Adams, 47 лет), Шарлотта Фокс (англ. Charlotte Fox, 38 лет), Лин Гаммельгард (англ. Lene Gammelgaard, 35 лет), Дэйл Круз (англ. Dale Kruse, 45 лет), Тим Мадсен (англ. Tim Madsen, 33 года), Сэнди Хилл Питтман (англ. Sandy Hill Pittman, 41 год), Пит Шёнинг и Клив Шёнинг (англ. Klev Schoening, 38 лет). Все клиенты в большей или меньшей степени обладали необходимыми альпинистскими навыками и опытом, но на больших высотах не были (за исключением Пита Шённинга — участника американской экспедиции на K2[en] 1953 года, а также первовосходителя на Хидден-Пик)[72].

Команда «Горного безумия» прибыла в базовый лагерь 30 марта и к 3 мая завершила плановую акклиматизационную программу[73]. 9 мая все участники восхождения (за исключением П. Шеннига и Д. Круза) поднялись на Южное седло в штурмовой четвёртый лагерь и в ночь на 10 мая вышли на штурм вершины (вместе с ними шло шестеро шерпов, которые несли кислород[74]). Одновременно с экспедицией Фишера этой же ночью на штурм вышла новозеландская коммерческая экспедиция компании «Консультанты по приключениям» (англ. Adventure Consultants) под руководством Роба Холла (15 человек), а также участники Тайваньской национальной экспедиции «Макалу» Го (всего 3 человека)[75], что серьёзно задерживало преодоление наиболее сложных участков подъёма-спуска (провешенных перильной страховкой) на пути к вершине всеми участникам восхождения. Фишер, в отличие от Холла, не обозначил для своих клиентов контрольное время для начала спуска: «Если в час X ты ещё не достиг высоты Y, то надо поворачивать назад». Вместо этого планировалось, что Бейдлман и Букреев будут попеременно вести за собой группу, а Фишер будет отправлять вниз отстающих[76].

 
Классические маршруты подъёма на вершину. Слева — с севера, справа — с юга.

Уже в ходе восхождения выяснилось, что из-за организационной неразберихи перила в верхней и наиболее опасной части маршрута от Южной вершины (8748 м) через ступень Хиллари до верха оказались непровешенными шерпами, из-за чего восходителями был потерян как минимум час времени. Вместе с Бейдлманом и другими участниками Букреев взялся за их организацию, и в час с небольшим пополудни 10 мая, что, по его мнению, было очень поздно, первым поднялся на вершину Эвереста[77]. После него на неё поднялись 24 человека, но только 19 из них было суждено спуститься вниз[78].

В ожидании клиентов Букреев провёл на вершине около часа (за это время поднялись Джон Кракауэр, Мартин Адамс, Клив Шеннинг и Энди Харрис[en] — гид экспедиции Холла), после чего в отсутствие информации о ситуации на горе (ни у него, ни у Бейдлмана [который, в отличие от Букреева, шёл с кислородом] не было с собой радиостанций, а также из-за очевидных причин [холод, гипоксия]) принял решение спускаться: «Я подумал, что у клиентов могли возникнуть сложности на ступени Хиллари, и решил идти вниз[79]»[К 8]. Около 14:30, то есть спустя полчаса после начала спуска, Букреев встретил Скотта, с которым обсудил своё решение — Фишер его одобрил[80]. На вершине оставался Бейдлман, и к тому же к 14:30 все остальные четверо клиентов «Горного безумия» поднялись на вершину. «При встрече с Фишером я чувствовал уверенность в своих силах и знал, что если сейчас быстро спущусь, то потом смогу сделать все, что потребуется. Из четвёртого лагеря хорошо просматривался наш маршрут, и я мог следить за ситуацией на горе»[80]. Признаков ухудшения погоды на тот момент не было[81].

 
Лагерь на Южном седле. Высшая точка — Эверест, видимое возвышение в гребне — Южная вершина.

Букреев спустился в лагерь IV (7900 м) на Южном седле около 17:00, обогнав спускавшихся в своём темпе Мартина Адамса и Клива Шеннинга[82]. По прошествии полутора часов, поскольку никто так и не спустился в лагерь, Букреев с кислородными баллонами и термосом с чаем вновь вышел наверх: «Нелегко снова идти на гору после такого восхождения[83]». Ввиду резко ухудшившейся погоды на фоне сгущающихся сумерек его выход оказался безрезультатным — Букрееву едва удалось самому спуститься к палаткам лагеря IV. Примерно между 20:00 и 21:00 в лагерь спустился первый клиент «Горного безумия» Мартин Адамс, но «он не мог ничего толком объяснить», поскольку находился в полном измождении[84]. Около полуночи в лагерь пришли в абсолютно истощённом состоянии Бейдлман, Клив Шеннинг и Лин Гаммельгард, от которых Букреев узнал примерную картину происходящего, и что в критическом состоянии находятся остальные клиенты, предположительно у стены Кангшунг, но «никаких деталей рельефа, никаких ориентиров они ему сообщить не смогли…»[85]. Примерно в это же время в лагерь на Южном седле спустился шерпа «Горного безумия» Лопсанг, который сообщил, что Фишер также нуждается в помощи[86]. Оказав первую помощь клиентам, около половины второго ночи Букреев вышел на поиски остальных, но эта попытка закончилась неудачей[87]. В следующий выход около 2-х часов ночи Анатолий нашёл сбившихся с пути и полностью обессилевших Тима Мадсена, Сэнди Питтман, Шарлотту Фокс и японку Ясуко Намба из команды Холла. В первую очередь он довёл до лагеря Шарлотту Фокс, а в свой следующий выход Сэнди Питтман и Тима Мадсена. Сил на эвакуацию без посторонней помощи находившейся к тому времени без сознания Ясуко Намбы у него уже не было[88]. Днём 11 мая, пока Бейдлман руководил спуском клиентов в нижние лагеря, Букреев вновь вышел наверх к Скотту Фишеру в последней надежде оказать ему помощь. В 19:00 он поднялся к нему, но был вынужден лишь констатировать его смерть[89]. 13 мая, снимая по дороге высотные лагеря, Букреев спустился в базовый экспедиционный лагерь[90]. Всего во время шторма, разразившегося в ночь с 10 на 11 мая, на южной стороне Эвереста погибли 5 человек (Скотт Фишер, Роб Холл, Энди Харрис, Ясуко Намба и Даг Хансен [клиент Холла]).

 
Джон Кракауэр, 2009

Спустя три месяца после трагедии в сентябрьском номере авторитетнейшего журнала Outside[en] вышла статья «В разрежённом воздухе» (англ. Into Thin Air), написанная участником новозеландской экспедиции Джоном Кракауэром[91]. В целом довольно точно описав последовательность событий ночи с 10 на 11 мая и отдав должное профессионализму и опыту Букреева, Кракауэр, тем не менее, сделал ряд собственных выводов, не имеющих, по мнению Букреева, под собой никаких оснований, в первую очередь, относительно его решения спуститься вниз, а также использования кислорода. В последующей переписке c редакторатом Outside Букреев изложил свою оценку событий, в которой настаивал на согласовании своего решения с Фишером, о котором Кракауэр знать не мог[92][93]. Тем не менее, практически в неизменённом виде описание трагедии 1996 года и роль Букреева в ней нашли воплощение в вышедшем в 1997 году одноимённом бестселлере[en] Кракауэра. Несмотря на признание остроты обозначенной проблемы коммерческих восхождений и художественной ценности книги, альпинистское сообщество в целом негативно восприняло описание роли Букреева. Как написал Стивен Венеблс[en], «Я думаю, что Кракауэр слишком резок в отношении Анатолия Букреева, не отдав должного его экстраординарной силе и мужеству, ведь он раз за разом в бурю спасал выживших на Южном седле»[94]. «Но когда на спуске с вершины произошла катастрофа, лишь опыт и феноменальная выносливость Букреева спасли жизни трёх человек, которым грозила неминуемая гибель на Южном седле ночью 10-12 мая» (Хариш Кападия[en])[95]. «Букреев проинтуичил проблемы с клиентами на спуске к лагерю, при том, что наверху были пятеро гидов. Он спустился на отдых, дабы быть физически готовым к чрезвычайной ситуации. Его героизм не был случайностью» (Гален Роуэлл[en])[96]. Позднее сам Кракауэр в открытой переписке признавал, что «я целиком и полностью ценю его мужество в спасении Сэнди Питтман и Шарлотты Фокс… В этом году Анатолий дал ясно понять индонезийцам, что его роль в их экспедиции не сведётся к роли гида в привычном смысле этого слова, только как тренер и руководитель, что более соответствует его личности и его философии высотных восхождений. И я должен признать, что под руководством Анатолия индонезийцы достигли вершины и все участники вернулись с горы»[97].

 
Мемориал Скотту Фишеру на пути в базовый лагерь Эвереста

В том же 1997 году была опубликована книга Анатолия Букреева и Вестона Де Уолта «Восхождение[en]», в которой Букреев изложил собственное видение событий на Эвересте. Рецензия на книгу Галена Роуэлла была опубликована в American Alpine Journal[98][99].

По словам Линды Уайли, подруги Букреева, за спасение американских граждан Палата Представителей Конгресса США «направила Анатолию личную благодарность <>, инициатором которой стал Билл Ричардсон, конгрессмен из Нью-Мексико». Ему также предложили подать заявку на получение американского гражданства в упрощённом порядке, но поскольку проблем с въездом/выездом в США Анатолий никогда не имел, он это предложение проигнорировал[100]. 6 декабря 1997 года Американский Альпийский Клуб (англ.) наградил Букреева своей высшей наградой — медалью Дэвида Соулса (англ.), вручаемой альпинистам, спасшим в горах людей с риском для собственной жизни[2].

Спустя год после трагедии американский режиссёр Роберт Марковиц[en] снял по книге Кракауэра одноимённый телевизионный художественный фильм «В разреженном воздухе: Смерть на Эвересте[en]» (в русскоязычной версии: «Смерть в горах»). В роли А. Букреева снялся Питер Лукас[en][101]. Фильм получил посредственные отзывы, набрав только 5.8 баллов по рейтингу IMDB[102]. В сентябре 2015 года по мотивам трагедии 1996 года вышел художественный фильм «Эверест» исландского режиссёра Балтазара Кормакура. Роль Букреева в картине исполнил исландский актёр Ингвар Эггерт Сигурдссон. Фильм зрители оценили на 7.1 балла[103].

Лхоцзе, Чо-Ойю, Шишабангма (1996)Править

Спустя всего три дня после возвращения в базовый лагерь (БЛ) «Горного безумия», в ночь на 17 мая Букреев, несмотря на физическую и эмоциональную усталость, вышел на восхождение на соседнюю Лхоцзе, — пермит заранее был оплачен Скоттом Фишером, который также планировал совершить этот подъём. По словам Анатолия, «сделать это сразу после гибели Скотта мне показалось почему-то очень важным. Но для кого-то это может быть непонятно и покажется безрассудным поступком ради удовлетворения амбиций. В тот момент подняться на Лхоцзе было всё равно, что сказать Скотту последнее прощай»[104]. В 17:45 17 мая, спустя 21 час и 16 минут после выхода из БЛ, Букреев стоял на вершине «своего» седьмого восьмитысячника. 19 мая он благополучно спустился в базовый лагерь, а в ночь на 20 мая сумел догнать свою группу в Намче-Базаре, вместе с которой на вертолёте вылетел в Катманду[105].

Все лето 1996 года Букреев провёл в США, где восстанавливал своё физическое и эмоциональное состояние: «Внутри [была] опустошённость и какое-то безразличие к жизни, ко всему, что происходит вокруг…»[106]. Он принял участие в церемониальных мероприятиях памяти Фишера, много времени и сил потратил на общение с прессой на предмет майской трагедии. «К концу лета я устал от объяснений, но спорам не было видно конца… Я не чувствовал себя виноватым ни в чём, и, конечно, хотелось защитить свою профессиональную честь…»[107]. «Я выполнял гидовский долг, спасая свою группу… <> За спасение клиентов я заплатил всем резервом своих сил, и их не хватило, чтобы заплатить за жизнь Скотта этой великой Горе достойную плату»[108].

 
Шишабангма

В сентябре он вновь уехал в Гималаи, где «включился в пермит» казахстанско-японской экспедиции на Чо-Ойю Казбека Валиева и российской экспедиции Владимира Башкирова, планировавшей связку Чо-Ойю — Шишабангма. Оплатив минимальную цену за возможность участия в восхождениях на эти вершины, он решил осуществлять подъёмы в одиночку — «Ни слабые клиенты, ни партнёры не связывали руки, мои решения и действия зависели лишь от моих подготовки и желаний…»[109]. 17 сентября Букреев прибыл в базовый лагерь под Чо-Ойю и, сделав всего один акклиматизационный выход до высоты около 7000 метров, 23 сентября в одиночку поднялся на шестой по высоте восьмитысячник мира. В тот день на вершину поднялись альпинисты из экспедиции Владимира Башкирова (11 человек, в том числе Евгений Виноградский), четверо южнокорейских альпинистов и поляк Яцек Бербека[pl][110][111][К 9][112].

30 сентября вместе с российской командой Анатолий добрался до подножия Шишабангмы, 2-го октября вместе с грузами дошёл до базового лагеря и 4 октября вышел на гору. Сделав одну грузовую ходку и переждав разразившуюся непогоду, 9 октября, несмотря на крайне высокую лавинную опасность после прошедшего снегопада, в 15:15 Анатолий в одиночку вышел на Северную (Центральную) вершину (8008 м). Свои шансы остаться в живых, если бы он попытался пройти в тех условиях потенциально несложный 50-ти по горизонтали и десяти с небольшим метровый по вертикали гребень, отделявший его от главной вершины, Букреев оценил как «смешное подобие русской рулетки»[113].

На следующий день участники экспедиции Башкирова поднялись на вершину по следам Анатолия[114][115]. Ещё через день на вершину поднялась итальянская команда, в которую входил Симоне Моро, ставший со временем одним из наиболее близких друзей Букреева[116][117].

Эверест, Лхоцзе, Броуд-Пик, Гашербрум (1997)Править

 
Ганешские Гималаи

Осенью 1996 года Букреев дал согласие на предложение возглавить (как гиду) первую индонезийскую экспедицию на Эверест, пермит на восхождение был получен на весну 1997 года по классическому маршруту с юга. По его собственным словам: «Предложение возглавить экспедицию на Эверест привлекло меня по двум причинам. Во-первых, я чувствовал, что моя миссия на горе не завершена. Я считал, что обязан вернуться туда, где прошлой весной на нашу долю выпало столько испытаний. Я собирался предать достойному погребению тела Скотта Фишера и Ясуко Намбы. Что ещё я мог сделать для них теперь, когда их уже было не вернуть? <> Я надеялся, что новая работа будет в большей степени, чем предыдущая, соответствовать моим представлениям о том, как должна быть организована альпинистская экспедиция»[118]. Хотя это начинание щедро финансировалось[119], тем не менее, Букреев согласился лишь на условиях проведения жёсткой подготовки азиатской команды (шансы на успешное восхождение которой он оценивал невысоко) и полной свободы в принятии решений на этапе восхождения. Для переговоров с её организатором и руководителем генералом Прабово Субьянто (англ. Prabowo Subianto) Букреев летал в Джакарту. В качестве инструкторов/гидов индонезийской команды дали согласие на работу также альпинисты-высотники Владимир Башкиров и Евгений Виноградский (врач по образованию, что было важно для отбора кандидатов на восхождение)[118].

С декабря по февраль в Ганешских Гималаях Башкировым и Виноградским проводился тренинг индонезийской команды (Букреев занимался организационными вопросами и собственными проблемами со здоровьем, — последствиями автомобильной аварии 1996 года, и, по его словам, "такую программу акклиматизации я не порекомендовал бы никому[120])[121], во время которого из почти сорока кандидатов были отобраны десять человек (в основном из числа военных), которые и прибыли в базовый лагерь под Эверестом 19 марта. Столь раннее начало экспедиции Букреев обосновывал тем, что «после прошлогодней трагедии у меня не было ни малейшего желания толпиться в очереди за несчастьем»[122]. В ходе акклиматизационных выходов на гору по естественным причинам «отсеялось» ещё семеро индонезийских альпинистов, — остались Мизирин Серджан, Асмуджино Праджурит и Иван Сетьяван Аетнаннужно, которые и вошли в штурмовую группу. На восхождении, которое началось в ночь с 25 на 26 апреля с Южного седла, группу сопровождали трое высотных гидов и несколько шерпов, которые несли кислород до Южной вершины, обеспечивали радиосвязь с другими лагерями и группами, работавшими на горе — был учтён печальный опыт предыдущего года. По настоянию Букреева на 8500 м установили V-й высотный лагерь (высотную палатку с минимумом бивачного снаряжения). 26 апреля Букреев около 15:00 вместе с Асмуджино Праджуритом поднялся на Эверест — остальные индонезийцы повернули вниз в считанных метрах от вершины[123]. Как и предполагал Букреев, спуск вниз происходил крайне медленно, и к палатке V-го лагеря ему с индонезийцами удалось дойти лишь в половине восьмого вечера. Всю ночь Башкиров, Виноградский и Букреев «выхаживали» клиентов горячим питьём и кислородом из имевшихся всего двух полных баллонов (сами гиды им не пользовались — кислород использовался ими только на восхождении[119]). Утром 27 апреля Башкиров повёл клиентов вниз, а Букреев и Виноградский на спуске отыскали тело Скотта Фишера и обложили его камнями, сделав своеобразную могилу. Американский флаг с надписями прощания от его родственников, которым предполагалось накрыть тело, Букреев водрузил на вершине мира, поскольку не был уверен в том, что на спуске будет время и силы осуществить этот ритуал. После ночёвки на Южном седле утром следующего дня Анатолий нашёл тело Ясуко Намбы, обложил его камнями, а также взял несколько её личных вещей, которые позже передал её мужу[124].

 
Лхоцзе

Месяцем позже, 26 мая, вместе с итальянским альпинистом Симоне Моро Анатолий Букреев во второй раз в своей карьере поднялся на вершину Лхоцзе (по «классике»). Первоначально их замысел заключался в том, чтобы попытаться первыми пройти траверс Лхоцзе-Эверест, а «если я буду в норме», как писал Букреев, то и со спуском на Тибетскую сторону. Однако из-за проблем со здоровьем после восхождения от идеи траверса Букреев отказался: «Не знаю, спущусь, или не спущусь» — сказал он на спуске Владимиру Башкирову, который уже в числе участников Российской экспедиции на Лхоцзе (планировавшей «в идеале» траверс всех трёх вершин этого массива — Лхоцзе-Среднюю-Шар) в тот же день поднялся на эту вершину. На спуске с вершины В. Башкиров умер от сердечной недостаточности, которую, как и проблемы с собственным здоровьем, Букреев связал со слишком резкой сменой акклиматизации. «Спустившись вниз, в Катманду, после тяжелой, громадной работы, мы резко сбросили высоту и оказались в бездействии 12 дней. Это все равно, что на полном скаку остановить лошадь. <> То же самое и с нашими организмами случилось, я думаю так. Все было очень похоже, и у меня, и у Володи… <Я сам> был недалёк от того, чтобы навсегда остаться в горах»[121][125].

После непродолжительного отдыха 14 июня Букреев вылетел в Пакистан, где присоединился к экспедиции Тора Кизера на Броуд-Пик (участие Анатолия было заранее им оплачено, но на особых условиях — услуги базового лагеря и восхождение по собственной программе). 27 июня он «забросил» на 6900 м минимальный набор бивачного снаряжения, а 7 июля, воспользовавшись «погодным окном», в 16:30 поднялся соло на свой десятый восьмитысячник в карьере (суммарно восхождение заняло 36 часов с момента выхода из базового лагеря)[126].

До 12 июля Букреев отдыхал в базовом лагере Кизера. 13 числа он пешком добрался до базового лагеря альпиниста и предпринимателя из Боулдера Гэри Нептьюна (англ. Gary Neptune), разбитого у начала подъёма на Гашербрум II, а на следующий день (14.07.1997) всего за 9 часов 37 минут совершил скоростное соло-восхождение по классическому маршруту на тринадцатый по высоте и свой последний, одиннадцатый восьмитысячник в карьере[3][126].

Обстоятельства гибелиПравить

 
Аннапурна

После восхождения на Гашербрум II для обретения «Короны Гималаев» Букрееву оставалось взойти на Аннапурну, Нанга-Парбат и Хидден-Пик, хотя, по словам Симоне Моро, все 14 восьмитысячников не были самоцелью Анатолия. Летом того же года Букреев пригласил Райнхольда Месснера на Тянь-Шань совершить несколько несложных восхождений. Во время совместного времяпрепровождения Месснер отметил, что если Анатолий, несмотря на уже достигнутые им успехи, действительно хочет войти в когорту величайших восходителей современности, то ему стоит обратить внимание на сложные, и желательно не пройденные никем ранее маршруты. Посыл был услышан, и после консультаций с Месснером, зимой 1997—1998 года Букреев в связке с Моро запланировал пройти в альпийском стиле маршрут Бонингтона по Южной стене на Аннапурну. В случае успеха восхождение стало бы одной из значимых вех в истории покорения гималайских вершин[127].

2 декабря альпинисты и кинооператор-высотник Дмитрий Соболев (партнёр Букреева по восхождению на Манаслу [1995]) прибыли в базовый лагерь. За три недели их пребывания в районе Аннапурны в декабре 1997 года, по оценке Моро, выпало почти четыре метра снега, в связи с чем из-за высокой лавинной опасности альпинистам пришлось поменять первоначальные планы — ими был выбран более безопасный с их точки зрения маршрут по восточной стене, выводящий на гребень между Аннапурной Главной и Аннапурной II (7937 м). 25 декабря тройка вышла на очередную обработку нового маршрута. Моро шёл первым, провешивая перила, Букреев с Соболевым шли чуть ниже и несли верёвки. Примерно в 12.15, когда они находились на высоте 6300-6350 м с гребня Аннапурны обвалился снежный карниз, который вызвал лавину, которая и смела всех троих. «На меня сверху в снежном облаке падали куски льда и скал… <> Думаю, что я лишь успел крикнуть об опасности Анатолию и Дмитрию. Я помню, что они быстро рванули в сторону в попытке уйти из-под удара лавины…». Моро, который успел ухватиться за только что организованную страховку, лавина протащила около 800 метров вниз, он получил тяжёлые травмы рук, но остался жив. «Было 12:37, когда я остановился, полупогребённый в снегу на высоте около 5500 метров. Я не видел одним глазом, мои руки были разрезаны до костей, одежда была изорвана в клочья…Я вызывал по рации Анатолия и Дмитрия, но они не отвечали. Я ходил по лавинному выносу 15 минут, но не услышал от них ни звука». Букреев и Соболев погибли. Спустя шесть часов Симоне Моро смог спуститься в базовый лагерь (4095 м), а позднее, после десятичасового спуска до непальской деревни, по рации сообщить о случившемся[128][129].

Через три дня Моро на вертолёте ещё раз облетел место трагедии, однако никаких признаков, что кто-то выжил, не наблюдал[128]. В начале января на поиски погибших вылетела организованная Линдой Уайли экспедиция из Алма-Аты в составе четырёх опытных альпинистов (Ринат Хайбуллин, Сергей Овчаренко, Дмитрий Муравьев и Андрей Молотов), но найти тела Букреева и Соболева не удалось. В марте 1998 года поисковая операция была повторена, но безрезультатно[130][131].

СемьяПравить

Букреев никогда не был женат. По его собственным словам — «… у меня опасная работа…»[9]. В 1994 году в Непале Анатолий познакомился с Линдой Уайли (англ. Linda Wylie) — врачом общей практики из США, увлеченной альпинизмом. С ней он провёл последние годы жизни. Она стала для Букреева не только гражданской женой, но и компаньоном во многих начинаниях, подопечным на восхождениях, соавтором его первой книги. По словам Уайли: «Он принес мне вершину Хан-Тенгри, добавил писателя в список моих достижений, обогатил мою жизнь своим чувством юмора и нежностью. Я была счастлива эти годы, несмотря на то, что наша совместная жизнь была наполнена вызовами, сменявшими друг друга постоянно. Мы очень уважали друг друга. А красота гор отражалась в нас и в нашем отношении друг к другу»[100].

ПамятьПравить

 
Памятная доска в базовом лагере под Аннапурной

6 мая 1998 года Анатолий Букреев Указом Президента Казахстана № 3939 был посмертно награждён казахстанской медалью «За мужество» (каз. Ерлігі үшін)[132].

В 1999 году в базовом лагере под Южной стеной Аннапурны Линдой Уайли была установлена мемориальная плита, на которой выгравирована, среди прочих традиционных сведений, цитата из дневников Анатолия: «Горы не стадионы, где я удовлетворяю свои амбиции, они — храмы, где я исповедую мою религию» (на английском языке). Уайли также организовала благотворительный Фонд памяти Анатолия Букреева (англ. Anatoli Boukreev Memorial Fund), финансовой основой которого стали деньги, заработанные Анатолием. Они были потрачены на финансирование проектов по обмену опытом между альпинистами казахстанской и американской альпшкол (альпклубами Алма-Аты и школы «NOLS» [Outdoor Leader Ship School]), из средств фонда были также оплачены спасательная экспедиция Алма-Атинского альпклуба по поискам тел Букреева и Соболева 1998 года, а также долг Букреева вдове Рейнмара Йосвига — организатора немецкой экспедиции на К2 1993 года. Когда все средства были потрачены, работа фонда приостановилась[К 10][100][133].

В 2001 году издательством St. Martin's Press[en] была опубликована книга Линды Уайли «Выше облаков. Дневники высотного альпиниста» (англ. Above The Clouds. The Diaries of a High-Altitude Mountaineer)[134], в основу которой легли воспоминания и дневниковые записки Анатолия Букреева. В 2002 году на ежегодном фестивале[en] в Банфе (Канада) книга была удостоена премии Джона Уайта в номинации Mountain Literature (рус. Литература по горной тематике), финансируемой музеем Уайта[en]. По словам Джона Уильямсона: «альпинист вы или нет, но вы должны прочитать эту исповедь о первозданной чистоте и глубине человеческой души»[135][136][К 11]. В 2003 году о трагическом восхождении на Аннапурну и памяти Анатолия Букреева была опубликована книга Симоне Моро «Cometa sull’Annapurna» (рус. Комета над Аннапурной)[137].

В мае 2002 года памяти Анатолия Букреева был выпущен 40-минутный документальный фильм «Непокоренная вершина» (TV Media, Алма-Ата, M’art Production, режиссёры А. Севернюк и В. Тюлькин), в который вошли видеоматериалы Дмитрия Соболева, отснятые на Аннапурне[138][139]. В 2014 году был выпущен ещё один документальный фильм — «Гид в неизвестность» (режиссёр Галина Муленкова)[140][141].

Начиная с 1999 года в предгорьях Алма-Аты проводятся ежегодные состязания по скоростному одиночному восхождению на пик Амангельды (3999 м) «Забег памяти Анатолия Букреева». По различным причинам формат, статус и название состязания менялось, но его суть осталась неизменной — оно проводится в конце года и приурочено ко дню смерти Анатолия[К 12][142][143].

В 2007 году на пике Пионер под Алма-Атой выше турбазы «Алматау» в день 10-й годовщины гибели Букреева альпинистской общественностью была установлена тренога с колоколом и две чугунные памятные плиты: одна именная, вторая с молитвой. Пик теперь носит имя Букреева[144].

В 2017 году на здании школы № 2 в Коркино, которую закончил Анатолий, была установлена мемориальная доска[8].

ПримечанияПравить

  1. Леонтьева Н. Анатолий Букреев остается самой важной звездой в горах и в моей жизни. Интервью с Симоне Моро. Risk.Ru (28.09.2015). Дата обращения 27 октября 2018.
  2. 1 2 David A. Sowles Memorial Award. The American Alpine Club. Дата обращения 12 октября 2015. Архивировано 27 сентября 2015 года.
  3. 1 2 3 4 Федерации Альпинизма и Скалолазания Республики Казахстан. Букреев Анатолий Николаевич. Mountain.kz. Дата обращения 12 октября 2015.
  4. Опубликовано фото Назарбаева, покоряющего Пик Абая, InformBURO (27 сентября 2015). Дата обращения 28 октября 2018.
  5. 1 2 Галина Леонова. Четыре Эвереста Анатолия Букреева, Свобода Слова (10.09.2015). Дата обращения 23 июля 2018.
  6. 1 2 Де Уолт, 2002, pp. 368—372.
  7. Букреев, 2018, pp. 203—204.
  8. 1 2 Сейидов Ю. В Коркино открыли мемориальную доску в память об Анатолии Букрееве. Горняцкая правда (20.02.2017). Дата обращения 26 августа 2018.
  9. 1 2 3 4 5 6 7 8 Сейидов Ю. Мой брат Толян. Горняцкая правда (11.12.2015 (№187 [16316])). Дата обращения 26 августа 2018.
  10. 1 2 Леонтьева Н. В память об Анатолии Букрееве. Risk.Ru (21.01.2016). Дата обращения 26 августа 2018.
  11. 1 2 Ролдугин О. Что скрывает знаменитый подвиг Анатолия Букреева на Эвересте. Собеседник.ру (23 сентября 2015). Дата обращения 27 августа 2018.
  12. Де Уолт, 2002, p. 9.
  13. Леонова Г. Четыре Эвереста Анатолия Букреева. ИАИ Контур (14.09.2015). Дата обращения 27 августа 2018.
  14. Павлова, Г. Вечер памяти Анатолия Букреева состоится в Москве. Вести Коркино.ru (20.11.2015). Дата обращения 26 августа 2018.
  15. Маркова Е. Южноуралец Анатолий Букреев стал альпинистом вопреки запретам врачей. Комсомольская правда. Челябинск (19.09.2015). Дата обращения 28 августа 2018.
  16. Лидеры областного альпинизма в Чемпионатах страны, СНГ и Всесоюзных соревнованиях. Альпклуб города Магнитогорска. Дата обращения 28 августа 2018.
  17. Шатаев В. Сведения о восхождениях – 1982 год. Climing-ru (14 мая 2013). Дата обращения 29 августа 2018.
  18. 1 2 Иванов К. Комета над Аннапурной: Анатолий Букреев. Birdy Magazine (15.09.2015). Дата обращения 28 августа 2018.
  19. 1 2 3 4 5 Захаров П.П., Мартынов А.И., Жемчужников Ю. А. Альпинизм. Энциклопедический словарь.. — Москва: ТВТ Дивизион, 2006. — С. 482—483. — 744 с. — ISBN 5-98724-030-1.
  20. 1 2 Букреев Анатолий. РГО "Клуб альпинистов Санкт-Петербург". Дата обращения 12 октября 2015.
  21. Степанов И. Пик Победы - нормальный семитысячник? (11 октября 2015). Дата обращения 1 сентября 2018.
  22. Хрищатый, 1998, p. 222.
  23. Сенаторов, 1992, p. 42.
  24. Богомолов C. История Канченджанги: 1989 год, историческое прохождение всех четырех пиков горы советской экспедицией. 4sport.ua. Журнал "ЭКС" (23 января 2016). Дата обращения 5 сентября 2018.
  25. Сенаторов, 1992, p. 175.
  26. Сенаторов, 1992, p. 146.
  27. Сенаторов, 1992, p. 175—177.
  28. Хрищатый, 1998, p. 245.
  29. Сенаторов, 1992, p. 197.
  30. Траверс 4 вершин Канченджанги. Клуб альпинистов и скалолазов Екатеринбурга. Дата обращения 12 октября 2015.
  31. Букреев Анатолий. AlpKlubSPb.ru. Дата обращения 9 сентября 2018.
  32. 1 2 Де Уолт, 2002, p. 10.
  33. Букреев, 2018, p. 46.
  34. 1 2 3 4 Наймушин, Илья. «Лучший лыжник среди альпинистов, лучший альпинист среди лыжников» // «Казахстан спортивный». — 20.04.93. — № 16.
  35. Букреев, 2018, p. 63.
  36. Де Уолт, 2002, p. 363.
  37. Букреев, 2018, p. 70.
  38. American Alpine Journal. — The Mountaineers Books, 1991. — Т. 33. — С. 155. — 378 с. — ISBN 0930410467.
  39. Букреев, 2018, p. 77.
  40. Anatoly N. Bukreev. Mountain.RU. Дата обращения 3 сентября 2018.
  41. Annual Mountaineering Summaries: 1990 - 1999. National Park & Preserve Alaska. National Park Service. Дата обращения 16 сентября 2018.
  42. Букреев, 2018, p. 99.
  43. Шатаев В. Список восходителей на пик Победы (7439 м). Alpinist (12.09.2017). Дата обращения 3 сентября 2018.
  44. Cooney, Kevin. "Balyberdin" Elbrus Races (1989-90). The story by American climber Kevin Cooney (Elbrus speed ascent competition in 1990). RussianClimb.com. Дата обращения 3 сентября 2018.
  45. Букреев, 2018, p. 84.
  46. Скоростные восхождения на Эльбрус. Elbrus Race. Дата обращения 3 сентября 2018.
  47. www.animalderuta.com. Дхаулагири. Все маршруты восхождения на седьмой по высоте восьмитысячник мира. 4sport.ua (12 марта 2016). Дата обращения 17 сентября 2018.
  48. Hawley, 2014, p. 89.
  49. 1 2 3 Муленкова Г. Казахстанцы в Гималаях. Людмила Савина (22.04.2013). Дата обращения 17 сентября 2018.
  50. Mazur, Daniel. Of Friends and Romans: An Ascent of Everest. EverestNews.com. Дата обращения 18 сентября 2018.
  51. 1 2 Hawley, 2014, p. 97—98.
  52. Копейка Г. Истории о «самом возвышенном»: Геннадий Копейка. Эверест 1991, осенняя экспедиция. ГорнЯшкА.рф (29 Октября 2015). Дата обращения 19 сентября 2018.
  53. K2 Summiteers without supplementary oxygen. ExplorersWeb Inc. (April 4, 2003). Дата обращения 12 сентября 2018.
  54. Andrew Lock. Andrew Lock: life in the death zone. Australian Geographic (December 18, 2009). Дата обращения 12 сентября 2018.
  55. Bartel, Peter, Deutscher Alpenverein. Pakistam // American Alpine Journal / H. Adams Carter. — 1994. — С. 249—250.
  56. 1 2 Boukreev, 2002, p. 96.
  57. 1 2 Lock, Andrew. The Savage Mountain // Master of Thin Air: Life and Death on the World's Highest Peaks. — Skyhorse, 2015. — 364 с. — ISBN 1628726164. — ISBN 9781628726169.
  58. Букреев А.; Константин Гузовский. Раздумья. Букреев Анатолий. Risk.Ru (19.12.2017). Дата обращения 14 сентября 2018.
  59. 1 2 Thor Kieser, Condor Adventures. Asia, Nepal, Makalu, Kangchungtse and Chomo Lönzo. The American Alpine Club (1995). Дата обращения 14 сентября 2018.
  60. Букреев А.; Константин Гузовский. Анатолий Букреев. Макалу-94. Часть 2.. Risk.Ru (30.12.2017). Дата обращения 14 сентября 2018.
  61. 1 2 Букреев А.; Константин Гузовский. Анатолий Букреев. Макалу-94. Часть 3-я. Risk.Ru (16.01.2018). Дата обращения 14 сентября 2018.
  62. Hawley, 2014, p. 153.
  63. Neal BeidLeman. Neal Beidleman's Return to Mount Everest. Aspen Peak Magazine (November 30, 2011). Дата обращения 15 сентября 2018.
  64. 1 2 3 4 5 Boukreev, Anatoli. The Roads We Choose, A Himalayan Season // AAJ. — 1996. — С. 29—38.
  65. 1990 to 1999 Expeditions. Mount Everest The British Story. Дата обращения 15 сентября 2018.
  66. A Day to Die For: 1996: Everest's Worst Disaster - One Survivor's Personal Journey to Uncover the Truth. Goodreads Inc.. Дата обращения 15 сентября 2018.
  67. Reinhold Messner. Successful Ascents 1953-1999 // Everest: Expedition to the Ultimate. — Vertebrate Publishing, 2014. — 300 с. — ISBN 1910240214. — ISBN 9781910240212.
  68. Де Уолт, 2002, pp. 38—39.
  69. Hawley, 2014, p. 181.
  70. Де Уолт, 2002, p. 80.
  71. Де Уолт, 2002, p. 46.
  72. Де Уолт, 2002, p. 55—57.
  73. Де Уолт, 2002, pp. 20—21.
  74. Де Уолт, 2002, p. 132.
  75. Де Уолт, 2002, p. 135.
  76. Де Уолт, 2002, p. 145.
  77. Де Уолт, 2002, p. 147.
  78. Hawley, 2014, p. 188.
  79. Де Уолт, 2002, pp. 148—149.
  80. 1 2 Де Уолт, 2002, p. 153.
  81. Де Уолт, 2002, p. 157.
  82. Де Уолт, 2002, p. 161.
  83. Де Уолт, 2002, pp. 162—163.
  84. Де Уолт, 2002, pp. 172.
  85. Де Уолт, 2002, p. 177.
  86. Де Уолт, 2002, p. 179.
  87. Де Уолт, 2002, p. 182.
  88. Де Уолт, 2002, p. 187.
  89. Viesturs, Ed. 1996: Ed Viesturs - Turn Around, Guys!. National Geographic (March 3, 2013). Дата обращения 19 октября 2018.
  90. Де Уолт, 2002, p. 192.
  91. Jon Krakauer. Into Thin Air. Outside (September 1996). Дата обращения 8 октября 2018.
  92. Де Уолт, 2002, pp. 199—207.
  93. What Really Happened In The Thin Air. Climbers Who Were There Discuss the Events of May 10, 1996. www.mountainzone.com. Дата обращения 9 октября 2018.
  94. Venables, Stephen. Into Thin Air. AAJ. The American Alpine Club (1998). Дата обращения 9 октября 2018.
  95. Harish Kapadia. BOOK REVIEWS // The Himalayan Journal. — 1998. — Т. 54.
  96. Galen Rowell. Climbing to Disaster. The Wall Street Journal (May 29, 1997). Дата обращения 10 октября 2018.
  97. Why didn't Fischer insist everyone use oxygen?. Outside (May 5, 2004). Дата обращения 9 октября 2018.
  98. Rowell, Galen. The Climb: Tragic Ambitions on Everest. AAJ (1998). Дата обращения 9 октября 2018.
  99. Гален Ровелл. РЕЦЕНЗИЯ, ОПУБЛИКОВАННАЯ «АМЕРИКАНСКИМ АЛЬПИНИСТСКИМ ЖУРНАЛОМ». AlpKlubSPb.ru (1998). Дата обращения 10 октября 2018.
  100. 1 2 3 Леонтьева Н. "Анатолий Букреев хорошо известен и признан как альпинист в США - так было и до, и после Эвереста". Интервью с Линдой Уайли. Risk.ru (01.10.2015). Дата обращения 9 октября 2018.
  101. Into Thin Air: Death on Everest. IMDb.com, Inc.. Дата обращения 10 октября 2018.
  102. McGovern, Joe. 'Into Thin Air' author Jon Krakauer is not a fan of 'Everest'. EW.com. Meredith Corporation (September 25, 2015). Дата обращения 10 октября 2018.
  103. Everest. IMDb.com, Inc.. Дата обращения 10 октября 2018.
  104. Букреев, 2018, pp. 229—230.
  105. Букреев, 2018, p. 233.
  106. Букреев, 2018, p. 236.
  107. Букреев, 2018, p. 238.
  108. Букреев, 2018, p. 229.
  109. Букреев, 2018, p. 241.
  110. Букреев, 2018, pp. 245—246.
  111. Hawley, Elizabeth. Liste aller Gipfelbesteiger des Cho Oyu. Piper. Дата обращения 13 декабря 2018.
  112. Kalman, Chris. Hero of Everest Tragedy Was Climbing Prodigy. Adventure Journal (September 1, 2016). Дата обращения 13 декабря 2018.
  113. Букреев, 2018, pp. 255—258.
  114. Bachkirov, Vladimir. Asia, Tibet, Cho Oyu and Shishapangma, Ascents and Tragedy // AAJ. — 1997. — С. 343.
  115. Шибаев, Сергей. Три вершины одного года // Вокруг света. — 1997. — № 3.
  116. Stefanello, Vinicio. Simone Moro, from sports climbing to 8000m summits. Planetmountain.com (01.04.2000). Дата обращения 14 декабря 2018.
  117. Букреев, 2018, p. 299—300.
  118. 1 2 Де Уолт, 2002, pp. 214—217.
  119. 1 2 Виноградский Е. Е. Виноградский и Индонезия. УрАльпклуб. Дата обращения 23 октября 2018.
  120. Де Уолт, 2002, p. 219.
  121. 1 2 Лалетина, Елена. По видеоматериалам Виктора Козлова. ...Риск погибнуть у сильного на высоте гораздо выше, чем у слабого.... www.russianclimb.com (2002). Дата обращения 26 октября 2018.
  122. Де Уолт, 2002, pp. 221—223.
  123. Де Уолт, 2002, p. 230.
  124. Де Уолт, 2002, pp. 232, 235.
  125. Hawley, 2014, p. 214.
  126. 1 2 Букреев, 2018, p. 282—283.
  127. Krakauer, Jon. Postscript // Into Thin Air: A Personal Account of the Everest Disaster. — Pan Macmillan, 2011. — 304 с. — ISBN 0330470027. — ISBN 9780330470025.
  128. 1 2 Simone Moro. Asia, Nepal, Annapurna, Attempt and Tragedy // AAJ. — 1998.
  129. Hawley, 2014, p. 231.
  130. Муленкова Г. Гид в неизвестность. Людмила Савина (23.04.2013). Дата обращения 5 ноября 2018.
  131. Василий ДАНЬШИН. Снежный барс, или как Анатолия Букреева хотели очернить, «Sports.kz» (15 июня 2006). Дата обращения 12 октября 2015.
  132. Касымбеков М.Б.(руководитель). 6 мая // Первый Президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев. Хроника деятельности. 1998–1999 годы. — Министерство связи и информации Республики Казахстан. Комитет информации и архивов.. — Астана: ТОО «Деловой Мир Астана», 2010. — С. 64. — 514 с. — (Первый Президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев. Хроника деятельности). — ISBN 978-601-7259-20-4.
  133. Beckwith, Christian. Asia, Commonwealth of Independent States (C.I.S.), Kazakhstan, Tien-Shan, Development of the Anatoli Boukreev Memorial Fund, and Khan Tengri, Attempt // AAJ. — 1999. — С. 405—406.
  134. Amazon.com — Above the Clouds: The Diaries of a High-Altitude Mountaineer (Paperback)
  135. Williamson, John E. (Jed). Above the Clouds: The Diaries of a High Altitude Mountaineer // AAJ. — 2002. — С. 453—454.
  136. Climbing autobiography takes top honours at Banf. Pique Publishing Inc. (November 08, 2002). Дата обращения 8 ноября 2018.
  137. Cometa sull'Annapurna. Internet Bookshop Italia S.r.l.. Дата обращения 8 ноября 2018.
  138. "Непокоренная вершина". Фильм-портрет, посвященный Анатолию Букрееву. Risk.Ru (11.02.2010). Дата обращения 12 октября 2015.
  139. Александр Севернюк. [http://old.risk.ru/rus/people/boukreev/film/index.html "Непокоренная вершина" Фильм-портрет, посвященный Анатолию Букрееву]. Risk Online (июль 2002 г.). Дата обращения 12 октября 2015.
  140. "Гид в неизвестность" - фильм памяти альпинистов Анатолия Букреева и Дмитрия Соболева. 4sport.ua (6 июня 2014). Дата обращения 8 ноября 2018.
  141. Муленкова Галина. Роковое восхождение. Литер (23 декабря 2017). Дата обращения 8 ноября 2018.
  142. Урубко, Денис. [http://www.mountain.ru/people/DenisUrubko/2000/amangeldy/zabeg_2000.shtml Скоростное восхождение на пик И.Амангельды посвященное памяти Анатолия Букреева]. Mountain.RU. Дата обращения 9 ноября 2018.
  143. Червоненко Н. Положение о проведении массовой альпиниады и открытого чемпионата Казахстана «Мемориал» по скоростному подъёму на пик Амангельды (3999 м.). Федерация АиСС РК. Mountain.kz (19 Ноябрь 2008). Дата обращения 9 ноября 2018.
  144. Peak Bukreeva (3010 m). Association of guides of Kazakhstan. Дата обращения 10 ноября 2018.

КомментарииПравить

  1. Траверс любого числа вершин по советской и российской классификации засчитывается как одно препятствие. Если считать вершины массива Канченджанги, пройденные им, за отдельные, то всего А. Букреев поднимался на восьмитысячники 21 раз.
  2. Отчасти Букреев позднее сам подтвердил эту оценку в своих воспоминаниях: «… видя, что я не придерживаюсь установленных норм, смотрю на ситуацию своими глазами и делаю то, что другие не делают, и, наоборот, не делаю того, что принято делать, многие поспешили сформировать мнение обо мне как о сильном альпинисте, супермене, который ничего не понимает в гидовской работе… интуитивно чувствуя возможность опасности <> я всё внимание сфокусировал на предстоящем восхождении. А все детали, не важные для работы, исключил из зоны внимания»[7].
  3. Отдельные участки траверса проходились, в частности в 1967 и 1970 годах[21]
  4. Из всех 4-х вершин массива Канченджанги выше 8000 м в число 14-ти восьмитысячников входит только главная вершина.
  5. По словам Г. Копейки
  6. данные разнятся, но не принципиально
  7. В 1990 году во время первой Казахстанской экспедиции на Манаслу в результате срыва погибли Зинур Халитов, Григорий Луняков и Мурат Галлиев.
  8. Позже именно это решение станет краеугольным камнем в описании последующих трагических событий различными источниками
  9. В целом ряде источников дата восхождения 25 сентября.
  10. судя по дате на официальном сайте http://www.boukreev.org/homepage.html в 2002 году
  11. Презентация книги на русском языке состоялась в Москве 17 ноября 2018 года.
  12. «Мемориал», «Amangeldy Race», «Амангельды»

ЛитератураПравить

  • Букреев А. Н., Г. Вестон Де Уолт. Восхождение. — МЦНМО. — Москва, 2002. — 376 с. — ISBN 5-94057-039-9.
  • Сенаторов В. Траверс. — Агентство "САВВ", 1992. — 224 с.
  • Хрищатый В. Мы растворяемся в стихии. — 1998. — 352 с. — ISBN 5-86632-141-8.
  • Hawley, Elizabeth. Seasonal Stories for the Nepalese Himalaya 1985 - 2014. — 2014. — 426 с.
  • Boukreev, Anatoli. Above the Clouds: The Diaries of a High-Altitude Mountaineer / Wylie, Linda. — St. Martin's Griffin, 2002. — 304 с. — ISBN 9780312291372.
  • Букреев А. Над облаками. Дневники. — Деком, 2018. — 328 с. — ISBN 978-5-89533-412-6.

СсылкиПравить