Бурлюк, Давид Давидович

Дави́д Дави́дович Бурлю́к (9 (21) июля 1882, хутор Семиротовка, Лебединский уезд, Харьковская губерния, Российская империя (ныне урочище Бурлюк Сумская область, Украина) — 15 января 1967, Хэмптон-Бейз, остров Лонг-Айленд, штат Нью-Йорк, США) — русский и американский поэт и художник украинского происхождения, один из основоположников футуризма. Брат Владимира и Николая Бурлюков.

Давид Бурлюк
Бурлюк с расписанным лицом (1914 год)
Бурлюк с расписанным лицом (1914 год)
Имя при рождении Давид Давидович Бурлюк
Дата рождения 9 (21) июля 1882(1882-07-21)
Место рождения хутор Семиротовщина,
Лебединский уезд,
Харьковская губерния,
Российская империя
Дата смерти 15 января 1967(1967-01-15) (84 года)
Место смерти Лонг-Айленд, США
Подданство  Российская империя
Гражданство США, получил гражданство в начале 1930-х гг.
Жанр Футуризм
Учёба Казанское художественное училище
Одесское художественное училище
Московское училище живописи, ваяния и зодчества
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Бурлюк.

БиографияПравить

Родился 9 (21) июля 1882 в семье агронома-самоучки Бурлюка Давида Федоровича, управляющего Чернодолинским заповедным имением графа А. А. Мордвинова[1]. У него было два брата и три сестры — Владимир, Николай, Людмила, Марианна и Надежда. Владимир и Людмила стали художниками, Николай — поэтом. Они также участвовали в движении футуристов.

С детства увлекался рисованием[1]. Учился в Александровской гимназии г. Сумы (Украина). В детстве родной брат случайно лишил Давида глаза во время игры с игрушечной пушкой. Впоследствии Давид ходил со стеклянным глазом, это стало частью его стиля.

В течение 3-х лет (1895—1898 гг.) учился в Тамбовской мужской гимназии[2][3][4]. В дальнейшем в 1898—1910 гг. учился в Казанском и Одесском художественных училищах. В печати дебютировал в 1899. Изучал живопись в Германии, в Мюнхене, в «Королевской Академии» у профессора Вилли Дитца и у словенца Антона Ашбе и во Франции, в Париже, в Школе изящных искусств Кормона.

Во главе Левого фронтаПравить

Вернувшись в Россию, в 1907—1908 Бурлюк сошёлся с левыми художниками и участвовал в художественных выставках. В 1911—1914 занимался вместе с В. В. Маяковским в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Участник футуристических сборников «Садок судей», «Пощёчина общественному вкусу» и др. В 1912 году в знаменитом манифесте «Пощечина общественному вкусу» Бурлюк вместе с Маяковским, Хлебниковым и Крученых призывал «бросить Пушкина, Достоевского, Толстого и проч. и проч. с Парохода Современности»[5].

В Первую мировую войну Бурлюк не подлежал призыву, так как у него не было левого глаза. Жил в Москве, издавал стихи, сотрудничал в газетах, писал картины.

Весной 1915 года Бурлюк очутился в Уфимской губернии (станция Иглино Самаро-Златоустовской железной дороги), где находилось поместье его жены. Мать Давида Бурлюка, Людмила Иосифовна Михневич, жила в это время в Буздяке — в 112 км от Уфы. За два года, проведённые здесь, он успел создать около двухсот полотен. 37 из них составляют существенную и наиболее яркую часть коллекции русского искусства начала XX века, представленной в Башкирском художественном музее им. М. В. Нестерова. Это музейное собрание произведений Давида Бурлюка является одним из самых полных и качественных собраний его живописи в России. Бурлюк часто приезжал в Уфу, посещал Уфимский художественный кружок, сплотивший вокруг себя молодых башкирских художников. Здесь он подружился с художником Александром Тюлькиным, с которым он часто бывал на этюдах.

В 1918 году Бурлюк чудом избежал гибели во время погромов и расстрелов анархистов в Москве и снова уехал в Уфу. В 1918—1920 он гастролировал вместе с В. Каменским и В. Маяковским по Уралу, Сибири, Дальнему Востоку. В июне 1919 года добрался до Владивостока, семья обосновалась в Рабочей слободке на северо-восточном склоне сопки Буссе (ул. Шилкинская).

ЭмиграцияПравить

В 1920 эмигрировал в Японию, где прожил два года, изучая культуру Востока и занимаясь живописью. Здесь им написано около 300 картин на японские мотивы, денег от продажи которых хватило на переезд в Америку. В 1922 поселился в США.

В Нью-Йорке Бурлюк развил активность в просоветски ориентированных группах и, написав поэму к 10-летию Октябрьской революции, стремился, в частности, снискать признание в качестве «отца русского футуризма». Был постоянным автором газеты «Русский голос». Свои сборники, брошюры, журналы Бурлюк издавал вдвоем с женой Марией Никифоровной и через друзей распространял эти издания преимущественно в пределах СССР.

В это время отношение Бурлюка к классикам-современникам радикально изменилось: в 1928—29 гг., издательство Марии Никифоровны Бурлюк выпустило одной книжечкой две поэмы Давида Бурлюка: «Великий кроткий большевик» о Толстом (написана 9 сентября 1928 года, к 100-летию классика) и «Горький». В 1925—1930 гг. Бурлюк создал эпическое полотно «Ленин и Толстой», изобразив их на пашне, где Ленин впрягся в плуг, а Толстой шагает впереди. Эту картину, как и более поздние работы такого плана («Дети Сталинграда», «Рабочие», «Безработные в Нью-Йорке», «Советская жатва» и др.) автор безуспешно пытался переправить в Советский Союз, так как американской публике они были не интересны. Мария Никифоровна отмечала: «Эти 9 картин оформляют эпоху, параллельную с творчеством подсознанию мирового социализма. Сейчас, когда „идейное“ искусство, искусство социального сюжета „не в моде“, — картины здесь не нужны»[5].

С 1930 году в течение десятилетий Бурлюк сам издавал журнал «Color and Rhyme» («Цвет и рифма»), частью на английском, частью на русском языках, объёмом от 4 до 100 страниц, со своими живописными работами, стихами, рецензиями, репродукциями футуристских произведений и т. п. Работы Бурлюка участвовали в выставках существовавшей в конце 1920-х — начале 1930-х годов группы советских художников «13».

В 1949 году супруги совершили путешествие по югу Франции, по следам Ван Гога.

В 1956 году впервые после эмиграции Бурлюки посетили СССР. До начала 1940-х годов у Бурлюков не было денег на путешествия, хотя о визите на родину «отца русского футуризма» и его жены хлопотали Лиля Брик, Василий Катанян, Николай Асеев, Семён Кирсанов. В результате двухмесячный визит 1956 году с посещением Ленинграда, Москвы и Крыма полностью оплатил Союз писателей СССР. Они посетили также усадьбу Тургенева Спасское-Лутовиново и Ясную Поляну, где встретились с последним секретарём Толстого Валентином Булгаковым, вернувшимся в СССР в 1948 году. Бросить Толстого с парохода современности не удалось: всю свою долгую жизнь Бурлюк отзывался о Льве Николаевиче с восторгом. В переписке с Никифоровым он многократно упоминал Толстого как одного из «отцов своей Родины» и одного из величайших русских писателей. Он очень гордился тем, что его работы в сборнике «Русский поэт как художник и рисовальщик» опубликованы рядом с рисунками Толстого и Достоевского. «Булгаков в 1956 году в Ясной Поляне, прощаясь, сказал: „Давайте доживем до возраста Льва Николаевича — 82 года“. А Бурлюку 22 июля 1960 г. будет 78 лет, а сколько тяжелого, несправедливого, оскорбления от идиотов, пережили мы, Бурлюки», — писала Мария Никифоровна о встрече 1956 года. Валентин Николаевич обещания не выполнил, а вот Бурлюку это удалось[5].

В 1962 Бурлюки путешествовали по Австралии и Италии, посетили Прагу, где жила сестра Давида Давидовича. Живописные работы Бурлюка выставлялись в Брисбене.

В августе 1965 г. Бурлюки снова посещали СССР, с целью добиться включения работ Давида Давидовича в коллекции музеев[5]. Несмотря на многократные предложения Бурлюка об издании его стихов в СССР, ему не удалось напечатать ни строки.

Всю свою жизнь Бурлюк непрерывно работал, движимый «инстинктом эстетического самосохранения», и гордо говорил, что создал более 20 тысяч картин и смог добиться признания в трех странах: России, Японии и Америке[5].

Умер 15 января 1967 года в г. Хэмптон-Бейз, штат Нью-Йорк. Его тело было кремировано согласно завещанию и прах развеян родственниками над водами Атлантики с борта парома. Елена Шварц откликнулась на известие о его смерти стихами:

О русский Полифем!
Гармонии стрекало
Твой выжгло глаз,
Музыка сладкая глаза нам разъедала,
Как мыло, и твой мык не слышен был
для нас.

24 мая 1967 года Бурлюку посмертно было присвоено звание члена American Academy of Arts and Letters в одном ряду с Леонардом Бернстайном, Генри Миллером, Марселем Дюшаном и другими.

ТворчествоПравить

«Облако в штанах»

И —
как в гибель дредноута
от душащих спазм
бросаются в разинутый люк —
сквозь свой
до крика разодранный глаз
лез, обезумев, Бурлюк.
Почти окровавив исслезённые веки,
вылез,
встал,
пошёл
и с нежностью, неожиданной в жирном человеке,
взял и сказал:
«Хорошо!»

В. Маяковский

Бурлюк полагал: «Истинное художественное произведение можно сравнить с аккумулятором, от которого исходит энергия электрических внушений. В каждом произведении отмечено, как в театральном действии, определенное количество часов для любования и разглядывания его. Многие произведения вмещают в себя запасы эстет-энергии на долгие сроки, как озёра горные, из коих неустанно вытекают великие реки воздействий, а истоки не иссякают. Таково творчество Н.К. Рериха».

Бурлюк организовал группу художников, которая занималась поиском новых путей развития искусства. Позже все участники группы стали именовать себя футуристами. Они искали в искусстве новые пути, которые, по их мнению, должны были отображать радикальные изменения, которые происходили в обществе в начале XX века. Бурлюк обожал экспериментировать. Он одним из первых начал использовать в своих работах коллажи: вклеенные кусочки фанеры, шестерёнки, металлические пластины.[6]

Картины и рисунки Бурлюка разбросаны по всему свету в музеях и частных коллекциях. Многие из них репродуцированы в его книгах или книгах о нём. «Отец российского футуризма», Бурлюк принимал активное участие в выступлениях футуристов, являясь их теоретиком, поэтом, художником и критиком. Свойственные футуризму эпатажность и антиэстетичность ярче всего проявлялись в его стихах:

…Душа — кабак, а небо — рвань,
Поэзия — истрепанная девка,
А красота — кощунственная дрянь…
<…>Звёзды — черви, пьяные туманом…
<…>Мне нравится беременный мужчина…
и т. д.

Маяковский вспоминал о нём: «Мой действительный учитель, Бурлюк сделал меня поэтом… Выдавал ежедневно 50 копеек. Чтоб писать, не голодая». Большой интерес представляют его воспоминания о футуризме и Владимире Маяковском.

Интересные фактыПравить

В эмиграции Д. Бурлюк, безусловно, испытывал ностальгию по родине («morbus rossica»)[4], жаждал общения с Россией (в 1956 и в 1965 гг. ему удалось посетить СССР), поэтому охотно откликнулся на письмо молодого тамбовского краеведа и коллекционера Н. А. Никифорова, который «послал наобум весточку Бурлюку в Америку, тот откликнулся, завязалась переписка, потом она переросла в дружбу на расстоянии»[7]. Эта переписка продолжалась много лет. Во время одного из приездов в СССР состоялась их встреча в г. Москве. Тамбов оба раза посетить Д. Бурлюку, очевидно, не удалось из-за запретов, хотя известно, что он просил об этом и во время второй поездки почти получил разрешение. При этой встрече Никифорову было передано значительное количество трудов. Кроме того, Бурлюк регулярно слал Никифорову в Тамбов оригиналы своих работ, журналы. К настоящему времени обстоятельства знакомства и взаимоотношения Никифорова и Бурлюка до конца не прояснены, существуют разные версии их связи: дружба двух близких людей (Бурлюк видел в нём человека, способного сохранить для будущих поколений память о нём самом и об ушедшей России), формальное усыновление Бурлюком Никифорова с целью передать ему всё своё творческое наследие, внебрачное рождение Никифорова от Бурлюка (имеются сведения, что эту версию распространял сам Никифоров[8]), истинное усыновление Никифорова (коллекционер С. Н. Денисов утверждает что видел документ об усыновлении), недобросовестное поведение Никифорова с целью извлечения выгоды (о его газетных провокациях с сочинением невероятных историй сообщал[9] поэт-футурист С. Е. Бирюков). В дальнейшем фонд Д. Бурлюка был передан (частью при жизни самим Никифоровым, частью после его смерти) другому тамбовскому коллекционеру С. Н. Денисову. В частной коллекции С. Н. Денисова, собранной в том числе из коллекции Никифорова, хранятся около 3000 писем тамбовским адресатам, а также книги и картины Д. Бурлюка. На основе этой коллекции в 2005 г. в Тамбовском краеведческом музее состоялась выставка «Давид Бурлюк. Живопись, графика», а в 2011 г. на собственные средства Денисов издал обширный сборник писем Д. Бурлюка.

 
Проект формы милиции от имени Л. Бакста, И. Билибина, Д. Бурлюка и С. Кишинёвского. Карикатура. 1917

СемьяПравить

Жена — Мария Никифоровна Еленевская (1894—1967) — мемуаристка, издатель. Она пережила мужа на шесть месяцев и пять дней и умерла 20 июля 1967 года. Их прах был развеян над Атлантикой.

Потомки до настоящего времени живут в США и Канаде.

СочиненияПравить

Участие в выставкахПравить

  • Выставка акварелей, пастелей и рисунков. Харьков, 1906
  • Свободная эстетика, Москва, 1909
  • «Бубновый валет» 1910
  • Выставка «Свободной молодёжи», С. Петербург, 1911
  • «Бубновый валет», Москва, 1912
  • Выставки Уфимского художественного кружка, Уфа, 1916, 1917
  • Международные выставки современного искусства. Филадельфия, 1926.
  • Выставки в галереях Нью-Йорка, Филадельфии, 1930—1960.
  • Персональные выставки в Сан-Франциско, Лос-Анджелесе, Сиэтле, Вашингтоне, Нью-Йорке. 1960-е годы.
  • Выставка в Австралии, 1962.

ПамятьПравить

 
Мемориальная доска в Казани
 
Семиротовка, Урочище Бурлюк

КиновоплощенияПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Энциклопедия русской живописи / О.Ю. Николаева. — «ОЛМА Медиа Групп», 2010. — С. 74. — 496 с. — ISBN 978-5-373-02769-4.
  2. ТГТУ - Университет - Общая информация - Памятники истории и культуры. www.tstu.ru. Дата обращения: 7 июля 2020.
  3. Как Давид Бурлюк стал первым учеником тамбовской гимназии (англ.). marina-klimkova.livejournal.com. Дата обращения: 7 июля 2020.
  4. 1 2 Желтова Н.ю. «Гениальный давид Бурлюк»: к вопросу о тамбовских культурных связях // Филологическая регионалистика. — 2013. — Вып. 2 (10). — ISSN 2074-7292.
  5. 1 2 3 4 5 Евгений Деменок. ВАЛЕНТИН БУЛГАКОВ И ДАВИД БУРЛЮК. ИСТОРИЯ ОДНОГО ПИСЬМА.. ruslo.cz. Русская традиция, журнал (27 января 2017). Дата обращения: 9 января 2021.
  6. Ігор Шаров, Анатолій Толстоухов. Художники України: 100 видатних імен. — К.: АртЕк, 2007. — C. 69-73. ISBN 966-505-134-2 (укр.)
  7. Комсомольская правда | Сайт «Комсомольской правды». Коллекционер Сергей ДЕНИСОВ: Тамбову не нужен знаменитый друг Маяковского!. KP.RU - сайт «Комсомольской правды» (3 марта 2005). Дата обращения: 7 июля 2020.
  8. Леонард Гендлин. Плач по России (Д. Д. Бурлюк) // Перебирая старые блокноты.
  9. Никифоров-Бурлюк, Николай Алексеевич (рус.) // Википедия. — 2018-10-27.
  10. Сайт премии
  11. Открытие мемориальной доски Давиду Бурлюку

БиблиографияПравить

СсылкиПравить