Открыть главное меню

Варварские подражания — принятое в нумизматической литературе название группы античных монет, которые в период Великого переселения народов (IV—VII века) чеканили варварские королевства (или шире — народы, не испытавшие непосредственного греческого или греко-римского культурного влияния) как подражания греческим, римским и византийским монетам[1][2][3].

Содержание

Описание монетПравить

Варварские подражания — это, как правило, очень несовершенные по техническому исполнению копии античных монет. Ключевыми «варварскими» монетами были золотой шиллинг и серебряный денарий. Первый является германизированным названием римского и византийского солида, который и стал прообразом шиллинга. Прототип второго — серебряная силиква, чья стоимость выражалась в счётных денариях. «Варварские» силиквы начали чеканиться со времён Меровингов (481—751), получая локальные названия: денье, данаро (денаро), динеро, динейро (диньейро), динар[4][2][3][5][6][7][8][9].

Показывая тесную связь между торговыми монетами и подражаниями, Александр Зограф пишет:

Серебряный византийский милиарисий (I половина VIII века)
Медная монета Тмутараканского княжества (X—XII века)

Возникновение чеканки таких подражаний надо, по-видимому, представлять следующим образом. Проникая через посредство приезжих торговцев к соседним с границами эллинистических царств или Римской империи племенам, стоящим на более низкой ступени хозяйственного развития и не имеющим собственной монеты, какие-либо обильно чеканившиеся и получившие широкое распространение монеты, вроде тетрадрахм Афин или статеров и тетрадрахм эллинистических монархов, быстро становятся у этих племен излюбленным средством денежного обращения. Это вызывает систематический завоз этих монет к указанным племенам в целях поддержания с ними торговых сношений. В случае, если в дальнейшем приток этих монет прерывается, в силу ли прекращения их чеканки или вследствие закрытия путей, которыми они проникали, успевший привыкнуть к новому удобному средству денежного обращения местный рынок повелительно требует заполнения образовавшегося пробела. Единственным способом надлежащим образом ответить на эти насущные запросы потребителей остаются попытки со стороны ли племенных органов, или по частной инициативе ремесленников изготовлять своими несовершенными средствами монеты по образцу утвердившихся в местном обращении. Естественно, уже в первых образцах таких подражаний обнаруживаются ошибки в надписях и неверная передача непонятых деталей изображения. В дальнейшем, благодаря последовательному копированию неумело исполненных изображений другими столь же неумелыми мастерами, типы монет извращаются до неузнаваемости. Нередки также случаи, когда различные детали изображения истолковываются по-новому: хвосты зверей становятся птичьими шеями с головами, локоны волос обращаются в зверей или птиц… кони получают крылья пли человеческие головы… С одной стороны, грубый и небрежный, кустарный характер этих подражаний, быстрое падение веса и ухудшение качества металла вызывает подозрение, что эти монеты представляют собой продукты деятельности ловких и безответственных частных предпринимателей, снабжающих рынок далеко не всегда доброкачественными суррогатами сделавшегося привычным средства денежного обращения. С другой стороны, не столь часто, но все же встречающиеся подобного рода подражания с именами засвидетельствованных в исторических источниках племенных предводителей или царей… заставляют видеть в них официальные денежные знаки, выпущенные общинными властями.

Зограф А.Н. Античные монеты. — С. 101

Подражания античным монетам в Киевской РусиПравить

Златник Владимира (X век)
Сребреник Ярослава Мудрого (XI век)

На территории Древнерусского государства известны многочисленные находки византийских солидов, которые в X—XI веках стали прообразом для чеканки первых русских монет — так называемых златников и сребреников. В подражание встречающемуся в кладах того времени милиарисию чеканились монеты в Тмутараканском княжестве.

Обычно обращает на себя внимание качество исполнения одного из сребреников Ярослава Мудрого, отчеканенного в начале XI века в Новгороде. Мастерство исполнения штемпеля монеты и её последующей чеканки иногда вызывают даже подозрения в том, что это более поздняя подделка. Однако доказано, что это монета именно новгородской чеканки[10][11].

ПримечанияПравить

ИсточникиПравить