Василий (Ратмиров)

В Википедии существуют статьи о других людях с именем Василий и фамилией Ратмиров.

Архиепи́скоп Васи́лий (в миру Василий Михайлович Ратмиров; 29 декабря 1887 (10 января 1888), станица Нововеличковская, Екатеринодарский отдел, Кубанская область — 1960-е, СССР) — епископ Русской православной церкви; с сентября 1944 года архиепископ Минский и Белорусский; ранее, в 1922-1941 годы, был в обновленчестве.

Архиепископ Василий
Архиепископ Минский и Белорусский
4 сентября 1944 — 13 января 1947
Предшественник Филофей (Нарко)
Преемник Питирим (Свиридов)
Архиепископ Калининский и Смоленский
27 августа 1941 — 4 сентября 1944
Предшественник Палладий (Шерстенников)
Преемник Рафаил (Березин)
Епископ Житомирский
17 июля — 27 августа 1941
Предшественник Дамаскин (Малюта)
Преемник Леонтий (Филиппович) (в/у)
Имя при рождении Василий Михайлович Ратмиров
Рождение 29 декабря 1887 (10 января 1888)
станица Нововеличковская, Екатеринодарский отдел, Кубанская область
Смерть 1960-е

БиографияПравить

Ранние годы и священническое служениеПравить

Родился 29 декабря 1887 года (указание самого Ратмирова на 1881 год не верно[1]) в станице Нововеличковской в семье священника[2].

В 1902 году окончил Екатеринодарское духовное училище, в 1908 году — Ставропольскую духовную семинарию по 2-му разряду[3].

17 августа 1908 года рукоположён во диакона к Успенской церкви в станице Стародеревянковской Ейского отдела Кубанской области[2].

5 октября 1909 года рукоположён в сан священника к Михаило-Архангельскому собору Темрюка. Назначение не принял. Почислен за штат[2].

27 октября 1910 года определён на священническое место к церкви в села Арзгир Благодарненского уезда. 3 октября 1914 года переведён в Николаевскую церкви в Ейске[3].

Согласно его собственному свидетельству, в 1914 он был возведён в сан протоиерея, что не соответствует действительности; 12 марта 1915 он был лишь награждён правом ношения скуфьи[3].

Служил священником в городе Ейске в 1918—1920 годах, в то время, когда эта территория была занята белыми. После прихода сюда большевиков стал тесно сотрудничать с органами ГПУ[4]

Согласно анкете данным самого Ратмирова от 1944 года, 4 ноября 1921 года Патриархом Тихоном хиротонисан во епископа Ейского, викария Ставропольской епархии, что не соответствует действительности, как и не соответствует действительности его сообщение об окончании Киевской духовной академии со степенью кандидата богословия[1]. Возможно это просто часть его легенды, созданной в 40-е годы.

В обновленчествеПравить

В 1922 году вошёл в юрисдикцию обновленческого Высшего церковного управления. В том же году решением Кубанского обновленческого епархиального управления назначен благочинным города Ейска[5].

В обновленчестве получил сан протоиерея. Был настоятелем Михайло-Архангельского собора города Ейска[2].

С 1926 года служил в городе Новороссийске. Весной 1930 года возведён в сан протопресвитера[2].

Летом 1931 года, состоя в браке, был хиротонисан во епископа Армавирского и Майкопского. Кафедра располагалась в Николаевском соборе Армавира. Возведён в сан архиепископа[2].

В марте 1937 года переведён на Курскую обновленческую кафедру с возведением в сан «митрополита». Кафедра располагалась во Всехсвятской кладбищенской церкви Курска[2]. По воспоминаниям курского духовенства, Ратмиров вёл себя вызывающе: «бритый, в штатском костюме, с папиросой в зубах, под ручку с женой», он появлялся не только в городе, но и приходил на службу в собор[3].

В 1938 году ушёл на покой. Снял сан[2].

С 21 июня 1938 года работал завхозом и делопроизводителем при обновленческом митрополите Виталии (Введенском), первоиерархе Православных церквей в СССР[2].

22 июля 1938 года был арестован. 1 августа того же года дело прекращено с освобождением из под стражи[2].

Будучи делопроизводителем при Виталии (Введенском), изъял своё личное дело — на это указывают Сергий (Ларин) (бывший обновленец); данных о Ратмирове не было у составителя Каталога обновленческих архиереев архивариуса Яворского, работавшего по архивным данным обновленческого Синода в 1947 году в Московской Патриархии — Яворский включил всего лишь собственноручную подпись о том, что Василий снял сан по собственному заявлению[6].

30 августа 1939 года уволился от занимаемой должности[2]. Перешел на работу бухгалтером в гражданское учреждение[3].

Епископское служение в Русской православной церкви в годы Великой отечественной войныПравить

В июле 1941 года принёс покаяние и был принят в «староцерковную» юрисдикцию Патриаршим Местоблюстителем митрополитом Сергием (Страгородским). Последнее обстоятельство может объясняться тем, что Ратмиров мог скрыть от митрополита Сергия факт своего отречения от сана[3]. Не исключено, однако, что Василий мог быть перерукоположен, так как Московская патриархия не признавала обновленческие хиротонии, совершённые после 1924 года.

17 июля назначен епископом Житомирским. Согласно воспоминаниям Михеева (2005), группа не отбыла в Житомир, так как город был сдан немцам раньше (9 июля 1941 года), чем предполагалось в НКВД[7].

В июле — начале августа 1941 года провёл подготовку для церковного служения работников НКВД подполковника[8] Василия Михайловича Иванова («Васько», старший группы) и Ивана Ивановича Михеева («Михась»[9]): идея руководителей операции Павла Судоплатова и Зои Рыбкиной состояла в том, чтобы группа в виде иподиаконов епископа Василия прибыла в епархиальный город до его занятия немцами и осталась там для выполнения разведывательных и диверсионных задач[10]. По воспоминаниям Зои Рыбкиной: «Я узнала, что в военкомат обратился епископ Василий, в миру — Василий Михайлович Ратмиров, с просьбой направить его на фронт, „дабы послужить Отечеству и оборонить от фашистских супостатов православный люд“. Пригласила его к себе домой и несколько часов убеждала взять под опеку двух разведчиков, которых он „прикроет“ своим саном. Больше всего святого отца заботило, не осквернят ли его „подручные“ храм Божий кровопролитием. На следующий день в моей квартире началось обучение двух кадровых разведчиков — „Васько“ и „Михася“ богослужению: молитвам, обрядам, облачению…»[11].

Новые данные приводит В. Христофоров в книге «Органы госбезопасности СССР в 1941—1945 гг.» (М., 2011, с. 239), со ссылкой на Центральный архив ФСБ и на мемуары разведчицы Зои Воскресенской. То же самое приводится в книге под редакцией Христофорова «Великая Отечественная война 1941—1945 годов. В 12 т. Т. 6. Тайная война. Разведка и контрразведка в годы Великой Отечественной войны»[12]: Следует отметить, что оперативные группы в качестве прикрытия использовали различные возможности. Так, для обеспечения деятельности группы «Васько» в Калинине специально (по ходатайству верующих) была открыта одна из ранее бездействующих церквей. Верующие отнеслись к этому весьма благожелательно, однако чувствовалась известная настороженность, так как приезжих священнослужителей приняли вначале за обновленцев. Когда в октябре 1941 г. церковь разбомбили, службы шли в городском соборе. В группу были включены в качестве руководителя В. М. Иванов (оперативный псевдоним Васько), а также епископ Василий (В. М. Ротмиров), И. В. Куликов (Михась) и радистка Аня Баженова (Марта). Об обстоятельствах легендирования членов группы вспоминала известная сотрудница органов госбезопасности З. И. Воскресенская (Рыбкина): «Я спросила Василия Михайловича (Ротмиров. — Ред.), не согласится ли он взять под свою опеку двух разведчиков, которые не помешают ему выполнять долг архипастыря, а он „прикроет“ их своим саном. Василий Михайлович не сразу согласился, подробно расспрашивал, чем они будут заниматься и не осквернят ли храм Божий кровопролитием. Я заверила его, что эти люди будут вести тайные наблюдения за врагом, военными объектами, передвижением воинских частей, выявлять засылаемых к нам в тыл шпионов»[12].

27 августа 1941 году (согласно ПЭ) назначен в Калинин (Тверь). По свидетельству Михеева, епископ Василий с группой прибыл в Калинин вместе с митрополитом Киевским Николаем (Ярушевичем), который 18 августа 1941 года освятил вновь открытый храм «на окраине города» (видимо, речь о Покровской церкви; храм был частично разрушен советской артиллерией вскоре после занятия города немцами 14 октября того же года[13]). По свидетельству Михеева[14], Ратмиров, ещё до прихода немцев, демонстративно отстранив от служения священника, ранее бывшего в обновленчестве, сумел расположить к себе группу влиятельных верующих «тихоновской ориентации[15]». Во время германской оккупации Калинина (с 14 октября до 16 декабря 1941 года), выполнял функции прикрытия для советской разведывательно-диверсионной резидентуры (иподиаконы Иванов и Михеев, а также радистка). В конце октября 1941 года, при содействии бургомистра Ясинского, открыл Вознесенский собор на Советской улице[16], который ранее использовался как областной краеведческий музей. За несколько дней до оставления Калинина немцами (в начале декабря 1941 года, после Введения), имел 2 встречи с шефом местного гестапо Крюгге, который имел в виду вербовочные цели[17].

В интервью 2013 года Михеев отмечал: «Между тем службы в Вознесенском соборе на Советской улице продолжались, общение с верующими давало возможность пополнять сведения о поведении немцев в городе, о настроениях населения, о подозрительных контактах немцев с горожанами. Всякая информация могла пригодиться. Но мы ходили по лезвию ножа: шаткой выглядела легенда епископа Василия. Стоило гестапо направить шифровку в Берлин с просьбой проверить в эмигрантских православных кругах, известен ли им этот епископ, все кончилось бы крахом. Его рассказы о годах, проведенных в ссылке в Кеми (на Белом море), тоже легко было проверить. А реальность была такова: до 1939 года владыка Василий был митрополитом Обновленческой Церкви, о чем скрыл, когда немцы потребовали от него автобиографию. Однако судьба была милостива к нам. Легенда выдержала экзамен»[18].

По освобождении Калинина советскими войсками, был задержан по наводке местного жителя как предатель и немецкий пособник и препровождён в Управление НКВД, где был «радушно» принят заместителем начальника УНКВД Крашенинниковым[19]. Продолжал находиться в Калинине вместе с Михеевым, который возглавил группу вместо «Васько» как его секретарь, — на случай повторного занятия города немцами[20].

В документе Московской Патриархии от 15 марта 1942 года упомянут в сане архиепископа. 22 марта 1943 года, «не дожидаясь освобождения от немцев всей Смоленской области», его архипастырскому попечению поручены освобождаемые местности Смоленской епархии[21]; к осени 1943 получил титул «архиепископа Калининского и Смоленского».

Историк Дмитрий Поспеловский, ссылаясь на «одного из достойнейших священнослужителей Московской Патриархии, рукоположенного Ратмировым» (то есть протопресвитера Виталия Борового), писал, что «последний был нравственно разложенной личностью, но своими высокопоставленными связями немало помогал и существованию приходов и спасению из рук НКВД священников»[22].

Принимал участие в Соборе епископов 8 сентября 1943 года, избравшем Местоблюстителя митрополита Сергия на Патриарший престол[23].

С 17 января 1944 года разновременно назначен управляющим приходами Гомельской и Полесской областей[2].

С 4 сентября 1944 года — управляющий белорусскими епархиями с титулом «архиепископ Минский и Могилёвский»; с 12 февраля 1945 года — также временно управляющий Литовской и Белостокской епархиями.

В марте 1945 года был награждён правом ношения креста на клобуке.

По приказу Сталина после войны был награждён золотыми часами и медалью[24].

Послевоенные годыПравить

Добился разрешения на открытие в Жировичском монастыре пастырско-богословских курсов[25].

Пребывание на Минской кафедре характеризовалось многочисленными аморальными проступками и финансовыми махинациями с его стороны[3]. Ввиду начавшегося в Синоде разбирательства, подал 30 декабря 1946 года прошение об увольнении на покой по болезни. 13 января 1947 года «ввиду серьёзного заболевания» уволен на покой, согласно прошению[26]. В своём исследовании о Минских архиереях белорусский священник Николай Коржич, характеризуя Ратмирова как типичного обновленца, пишет: «общеизвестно, что Василий Ратмиров, попросту говоря, бросил епархию и скрылся в неопределённом направлении, на чём и окончилось его „святительское“ поприще»[27].

13 мая 1947 года был вызван в Синод для дачи объяснений об исчезновении из Минской епархии денежных средств; был запрещён в священнослужении; его местонахождение для руководства Патриархии осталось неизвестным. По некоторым сведениям[3], в 1947 году жил в городе Кунцево Московской области, где у него была дача[18]. О дальнейшей его судьбе достоверных открытых сведений нет.

По словам Ивана Михеева, «владыка Василий достаточно рано ушел из жизни, в 60-е годы жизнь его оборвалась. Сказались старые болезни и переживания». По словам Михеева архиепископ Василий: «не словом, а делом доказал свой патриотизм и верность Родине в годы войны. Мне же он запомнился как человек исключительного благородства и верности своем долгу»[18].

Историк Церкви Дмитрий Поспеловский на основании своей беседы в 1979 году с протопресвитером Виталием Боровым, который был хиротонисан Василием (Ратмировым) в диакона в октябре 1944 года, писал о последнем: «<…> тип до того нравственно опустившийся, что спасённый им из тюрьмы Виталий Боровой, впоследствии профессор-протопресвитер и один из архитекторов внешней политики Московского патриархата с конца 1940-х гг. до начала перестройки, долго сомневался в благодатности своего священства, полученного из рук этого иерарха»[28].

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Лавринов Валерий, протоиерей. Обновленческий раскол в портретах его деятелей. (Материалы по истории Церкви. Книга 54). М. 2016. стр. 156
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Лавринов Валерий, протоиерей. Обновленческий раскол в портретах его деятелей. (Материалы по истории Церкви. Книга 54). М. 2016. стр. 155
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 ВАСИЛИЙ // Православная энциклопедия. — М., 2004. — Т. VII : «Варшавская епархия — Веротерпимость». — С. 93-94. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 5-89572-010-2.
  4. 6 (19) июня Преподобноисповедник Рафаил (Шейченко) Архивная копия от 23 июня 2021 на Wayback Machine // Игумен Дамаскин (Орловский) «Жития новомучеников и исповедников Российских XX века. Июнь». — Тверь. 2008. — С. 34-72
  5. Кияшко Н. В. Политика советского государства и обновленческий раскол на Кубани (1922—1923 гг.) // Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2022. — Вып. 108. — С. 95
  6. Василий (Ратмиров) Архивная копия от 24 сентября 2018 на Wayback Machine // митрополит Мануил (Лемешевский) Русские православные иерархи периода с 1893—1965 гг. В 6-ти томах. Эрланген, 1979—1988, стр. 107
  7. Михеев И. Священник из фронтовой разведки. // «Наука и религия». — 2005, № 3. — С. 12.
  8. Сценарий программы «Тайная война». Дата эфира на канале «Столица» 29.03.09. Дата обращения: 26 июня 2010. Архивировано 29 апреля 2009 года.
  9. Михеев впоследствии принял постриг и сан под именем игумена «Иувеналия (Лунина)», участвовал в зарубежных поездках Патриарха Алексия (см. Докладная записка Г. Г. Карпова И. В. Сталину в поддержку просьбы Московской патриархии разрешить поездку церковной делегации на Ближний Восток Архивная копия от 13 апреля 2014 на Wayback Machine); в 1945 году самовольно (без санкции своего начальства в НКВД) снял с себя сан; впоследствии занимал должность заведующего международным отделом Совета по делам религий (Михеев И. Священник из фронтовой разведки. // «Наука и религия». — 2005, № 11. — С. 38).
  10. Михеев И. Священник из фронтовой разведки. // «Наука и религия». — 2005, № 3. — С. 10—12.
  11. Агент Воскресенская. Как сотрудница НКВД стала детской писательницей | Персона | Культура | Аргументы и Факты. Дата обращения: 14 октября 2017. Архивировано 18 марта 2020 года.
  12. 1 2 Органы государственной безопасности в борьбе с врагом на оккупированной советской территории Архивная копия от 26 августа 2018 на Wayback Machine // Великая Отечественная война 1941—1945 годов. В 12 т. Т. 6. Тайная война. Разведка и контрразведка в годы Великой Отечественной войны. — М.: Кучково поле, 2013. — С. 614
  13. Михеев И. Священник из фронтовой разведки. // «Наука и религия». — 2005, № 4. — С. 22 (Михеев был очевидцем советского артобстрела и частичного разрушения храма вследствие прямого попадания снарядов).
  14. Михеев И. Священник из фронтовой разведки. // «Наука и религия». — 2005, № 4. — С. 23.
  15. Так было принято в государственных документах именовать приверженцев „староцерковного“ течения (Патриаршей Церкви) — в противоположность обновленцам.
  16. Михеев И. Священник из фронтовой разведки. // «Наука и религия». — 2005, № 5. — С. 19.
  17. Михеев И. Священник из фронтовой разведки. // «Наука и религия». — 2005, № 6. — С. 8—9.
  18. 1 2 3 Ohranka.com. Дата обращения: 2 марта 2016. Архивировано 6 марта 2016 года.
  19. Михеев И. Священник из фронтовой разведки. // «Наука и религия». — 2005, № 6. — С. 10.
  20. Михеев И. Священник из фронтовой разведки. // «Наука и религия». — 2005, № 6. — С. 10—11.
  21. Галкин А.К. Указы и определения Московской Патриархии об архиереях с начала Великой Отечественной войны до Собора 1943 года // Вестник церковной истории. — 2008. — № 2. — С. 78, 93. — ISSN 1818-6858. Архивировано 26 ноября 2020 года.
  22. Дмитрий Поспеловский Русская православная церковь в XX веке Республика, 1995
  23. Архиерейский Собор Архивная копия от 7 июля 2012 на Wayback Machine // Православная энциклопедия.
  24. Судоплатов П. А. Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930—1950 годы. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 1997.
  25. Жировичи — православная жемчужина Белой Руси / Православие.Ru. Дата обращения: 14 октября 2017. Архивировано 15 октября 2017 года.
  26. Хроника Архивная копия от 9 июля 2021 на Wayback Machine // Журнал Московской Патриархии. 1947. — № 1. — С. 15
  27. Коржич, Николай, иерей. Правящие архиереи Минской епархии (1793—2003 гг.); Белорусская православная церковь. — Минск : Свято-Петро-Павловский собор, 2003. — 190 с.
  28. Дмитрий Поспеловский. Сталин и Церковь: «конкордат» 1943 г. и жизнь Церкви Архивная копия от 18 июня 2008 на Wayback Machine.

ЛитератураПравить