Великий Хорасан

Великий Хорасан (Большой Хорасан, перс. خراسان بزرگ или خراسان کهن‎) — историческая область Большого Ирана, упоминавшаяся с периода империи Сасанидов. В исламский период Большой Хорасан включал в себя значительно бóльшие территории, чем существующие в настоящее время три провинции Хорасан в Иране[1]. Регион объединял части Афганистана, Туркменистана, Узбекистана и Таджикистана[1][2].

Великий Хорасан
пехл. xvarāsān
Хорасан, Мавераннахр и Хорезм — три исторические области Большого Ирана
Хорасан, Мавераннахр и Хорезм — три исторические области Большого Ирана
Город Балх, Герат, Газни, Нишапур, Тус, Мерв, Самарканд, Бухара
Первое упоминание середина VI в.
Этнохороним хорасанец, таджик, иранец
Население персы, таджики, пуштуны, узбеки, туркмены
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Включал в свой состав такие крупные города, как Балх, Герат и Газни (в настоящее время находятся в Афганистане), Нишапур, Тус (в Иране), Мерв (в Туркменистане), Самарканд и Бухара (в Узбекистане). Однако в дальнейшем название «Великий Хорасан» было использовано для описания более масштабной части Южной Азии, которая простирается от вод Каспийского моря на западе, включает Трансоксиану и Согдиану[3] на севере, достигает пустыни Систана на юге и гор Гиндукуш на востоке[4]. Арабские географы даже упоминали о расширении границ этой страны вплоть до долины Инда[2], которая в настоящее время находится в Пакистане[5]. Источники XIV—XVI вв. заявляют о том, что Кандагар, Газни и Кабулистан в Афганистане составляли восточную часть Хорасана, территориально накладываясь на Индостан[6].

В исламский период Иранский Ирак и Хорасан были двумя важными территориями. Границей между ними был регион вокруг городов Горган и Дамган[4]. Регионы были обособлены в периоды правления Газневидов, Сельджуков и Тимуридов — на Ирак и Хорасан. Приставка Великий или Большой была добавлена для обособления, в свою очередь, этого региона от провинции Хорасан в Иране, на которую приходилось лишь примерно половина западной части исторического Хорасана[7]. Также используется для разграничения понятий, так как средневековый Хорасан включал в себя больше территорий, которые были широко известны: например, Бактрия, Хорезм, Согдиана, Трансоксиана, а также Систан (Арахозия).

НазваниеПравить

 
Названия территорий в период Халифата в 750 году. Хорасан был частью Персии (отмечено жёлтым).

Топоним «Хорасан» (перс. خراسان‎) через классический перс. xurāsān‎ и пехл. xvarāsān — ‘восход солнца; восток’ — восходит к древнеиранскому «*xvar-āsāna-» ‘восток’ ← ‘солнце приходящее’, которое сложено из «*xvar-» ‘Солнце’ и «āsān-» прич. наст. вр. от инхоативной основы гл. ‘приходить’[8]. В целом Хорасан означает «сторона, где встаёт Солнце»[9]. Персидское слово Khāvar-zamīn (перс. خاور زمین‎), означающее «восточная земля» также использовалось как эквивалентный термин[4].

Хорасан как географический термин был известен с древнейших времен. Как название провинции оно появилось в середине VI в. в результате административно-территориальной реформы сасанидского шахиншаха Хосрова I Ануширвана. Иран, до того административно состоящий из отдельных родовых наделов знати и вассальных образований, был им заново «перекроен». Все родовые уделы, с наследственными владетелями, были объединены в четыре большие провинции — кусты (пехл. kwst [kust] — «сторона», «бок»[10]), во главе которых были поставлены шахские наместники — марзбаны, назначаемые лично шахом. Восточная провинция Ирана была названа пехл. kwst-i xvarāsān — ‘Восточная сторона’.

Географические границы и терминологияПравить

 
Подробная карта Персии, выполненная Эмануэлем Боуэном, представляет собой названия территорий во время персидской династии Сефевидов и Империи Великих Моголов в Индии (1500—1747 гг. н. э)

Впервые целостная политическая общность, включающая регион, возникает в III в. н. э. при Сасанидах[11], границы региона существенно варьировались в период 1600-х гг. Первоначально провинция Хорасан как часть государства Сасанидов включала города: Нишапур, Герат, Мерв, Фарьяб, Талукан, Балх, Бухара, Бадгис, Абивард, Гарджистан, Тус (или Сусия), Серахс и Горган[11].

Наивысшего расцвета достиг при Халифате, в этот период термин «Хорасан» обозначал одну из трёх основных политических зон, двумя другими выступали Арабский Ирак (Eraq-e Arab) и Неарабский или Иранский Ирак (Eraq-e Ajam)[1].

В период правления Омейядов и Аббасидов Хорасан был разделен на четыре части, каждая из которых тяготела к крупному городу. Такими городами стали Нишапур, Мерв, Герат и Балх[4].

В Cредние века термин употреблялся не так, как ранее: в Иране «Хорасан» означал все иранские территории, расположенные на востоке и севере от Деште-Кевир. Соответственно, с изменениями границ империи изменялся и сам термин. Как отмечал афганский исследователь Гулам Мохамад Гобар (Ghulam Mohammad Ghobar), территория современного Афганистана в большой степени может быть соотнесена с «Хорасаном»[12][13], так как два из четырёх крупнейших городов Хорасана находятся на его территории. Исследователь в своей работе («Хорасан», 1937) разводит понятия Правильный и Неправильный Хорасан[12]. В его трактовке, Правильный Хорасан включает регион, лежащий между Балхом на востоке, Мервом на севере, Систаном на юге, Нишапуром на западе и Гератом в центре, который был известен как Жемчужина Хорасана. Границы Неправильного Хорасана распространяются на Кабулистан и Хазаристан на востоке, Систан и Забулистан на юге, Трансоксиану и Хорезм на севере, Дамган и Горган на западе. В «Записках Бабура» отмечается:

Люди Индостана зовут любую страну за его пределами «Хорасан», на тот же манер арабы используют для всего, кроме Аравии, обозначение «Аджам». На пути из Индустана в Хорасан два огромных рынка: один — в Кабуле, другой — в Кандагаре. Караваны из Ферганы, Туркестана, Самарканда, Балха, Бухары, Хиссара и Бадахшана делают непременную остановку в Кабуле. В это же время караваны из Хорасана шли в Кандагар. Эта страна лежит между Индостаном и Хорасаном[14].

ИсторияПравить

Ретроспективный анализ истории Большого Хорасана ведёт в достаточно раннее время. Это эпоха неолита. После неолитической революции на Ближнем Востоке наблюдается распространение древнеземледельческой культуры на восточные территории вплоть до южных регионов Средней Азии, юга Ирана, Афганистана и севера Пакистана. В целом актуальность до письменных археологических данных заключается в том, что до конца эпохи энеолита территория Большого Хорасана делилась на два не связанных между собой земледельческих историко-культурных региона: культуру Анау на севере (территория Туркменистана, Узбекистана, Таджикистана и север. Афганистана) и культуру Иранского приграничья (юго-восточный Иран, южный Афганистан и север. Пакистан) на юге. Однако ситуация изменилась в конце эпохи энеолита (конец IV — нач. III тыс. до н. э.), когда два крупных земледельческих региона по обе стороны горного хребта Гиндукуш наладили постоянную связь между собой.

Далее наблюдалось постоянное возрастание историко-культурных отношений, результатом которого стало образование относительно монотонной историко-культурной области — Бактриа-Маргианского археологического комплекса (БМАК). БМАК был результатом историко-культурного генезиса, происходившего на протяжении всего V—II тыс. до н. э. на территории будущего Большого Хорасана. Именно в эту эпоху следует видеть органическое сложение историко-культурной области, которая в последующем не менялась кардинально вплоть до монгольского нашествия в XIII в.

Так, например, включение Большого Хорасана в состав Ахеменидской державы было номинальным. Все существующие в прошлом ранние государственные образования — Бактрия, Согдиана, Маргиана сохраняли свою автономию. Об этом свидетельствуют записи Дария на Бехистунской надписи.

Позже Александр Македонский, подчиняя себе эти государства, был вынужден пойти на уступки местной аристократии и соответственно согласиться с автономией местных областей.

В период Греко-Бактрийского царства, Кушанской империи мы наблюдаем всего лишь синтез культур, но при этом основная масса населения сохраняет прежние историко-культурные базисы. Об этом свидетельствует возрождение зороастризма в эпоху Сасанидов. Именно в это время (VI в.) впервые Хорасан был выделен как отдельная административная область на востоке Сасанидской империи.

Академик Бабаджан Гафуров, упоминая об административных делениях до арабского завоевания, причисляет следующие области: Согд, Бактрия, Хорезм, Фергана и Хорасан.

Что касается периода арабских завоеваний, то этот процесс не изменял облик основной части населения Большого Хорасана. Так, мы знаем, что арабы переселили всего лишь 50 тыс. семей в целях принуждения местного населения к исламу. По сравнению с десятками крупных, густонаселённых городов такое количество не могло служить поводом этнического изменения населения страны.

Включение территорий Бактрии, Согда, Хорезма и Сасанидского Хорасана в состав Халифата стало завершающим этапом многотысячелетнего (V тыс. до н. э. — конец I тыс. н. э.) формирования Большого Хорасана. Убедительные и строгие для соблюдения каноны Ислама вынуждали вначале население следовать единым религиозным установлениям. Позже это дало толчок к окончательному формированию монотонной этнической группы (таджиков) и историко-культурной территории, которая в последующем стала называться Хорасаном — как совокупность современных территорий Таджикистана, Узбекистана, Туркменистана и Афганистана.

В этом аспекте внимание привлекает к себе точка зрения, согласно которой в эпоху, предшествующую включению в состав Халифата Средней Азии, здесь установился так называемый «протекторат» династии Тан. Это мнение исходит якобы из того, что согдийцы, активно вовлеченные в торговые отношения с китайцами вдоль Шелкового пути, были настолько зависимыми от них, что «после того как китайцы не отправили им военную поддержку, то перестали вести борьбу с завоевателями…». Борьба местного населения против арабских завоевателей продолжалась достаточно долго. Одновременно шел процесс окончательной консолидации отдельных, но родственных ираноязычных народностей. При этом ноги ни одного китайского солдата как в течение этого этапа, так и в последующем не ступало на земли Среднеазиатских стран. Им было дано сокрушительное поражение в 751 г. «в ожесточённой битве на берегу р. Талас вблизи нынешнего г. Джамбуль» объединёнными войсками из населения Большого Хорасана.

Более того, сложившееся к этому времени единое этническое образование Большого Хорасана под предводительством местного лидера Абу Муслима ликвидировало враждебных к себе Омейядов и способствовало приходу к власти Аббасидов. В результате произошли устранение китайской угрозы и смена правящей династии в Халифате, которая была лояльна к Большому Хорасану. Таким образом, твердый этнокультурный плацдарм Большого Хорасана стал центром преобразований в двух тогдашних мировых империях: Халифате и Китайской империи. Оба эти центра, поглощая на своем пути культуры и народы, продвигались в сторону Средней Азии. Здесь они натолкнулись на молодую Цивилизацию, которая к этому времени не успела полноценно сформироваться, но смогла отстаивать свою независимость. Вековая борьба родственных ираноязычных народов Большого Хорасана против завоевателей не только закончилась формированием единого этнического образования — таджиков, но и сформировала вокруг неё пояс безопасности, который служил мощным толчком в развитии Среднеазиатской Цивилизации.

Это время Саманидов — апогея в истории Большого Хорасана. Именно в эту эпоху мы наблюдаем формирование единого языка; политических норм — на примере системы государственного управления; своеобразной среднеазиатской архитектуры; религиозных норм — на примере формирования крупнейшего течения Ислама — Ханафитский мазхаб; философско-идеологических норм и других социально-культурных прерогатив, которые стали доминирующими вплоть до наших дней. Об этом свидетельствует актуальный взгляд на произведение литераторов-классиков Абуабдулла Рудаки, Абулкасим Фирдавси, Умар Хайам, Абдурахман Джами, Алишер Навои и мн. др. среди современного населения Узбекистана, Таджикистана и Афганистана.

Последующие 10 веков мы наблюдаем всего лишь прилив новых народностей на примере тюркских племен, орды татаро-монголов и узбеков, которые, переняв местные социально-культурные устои, обогатили её в плане демографическо-этнического трансформирования. Об этом свидетельствует 7 веков существования городов Самарканда и Бухары как административно-политических центров Большого Хорасана и сохранение таджикского языка в качестве официального государственного.

КультураПравить

 
Джума-мечеть (Герат), Афганистан, городе, который ранее был известен как Жемчужина Хорасана.

В составе Большого Ирана Хорасан имел важное культурное значение. Новый литературный дари язык развивался именно на территории Хорасана и Трансоксианы и в основном вытеснил парфянский язык[15]. В регионе появилась и начала бурно развиваться новая таджикская — персидская литература, здесь располагались ранние таджикские династии: Тахириды, Саманиды и Гуриды. Часть ранних таджикских — персидских поэтов была родом из Хорасана (Рудаки, Шахид Балхи, Абуль-Аббас Марвази, Абу-Хафас Сугди). Также здесь родились Фирдоуси, автор эпической поэмы «Шахнаме» (Книга царей), национального эпоса Большого Ирана.

До опустошительных походов монголов в XIII в. Хорасан оставался культурной столицей исламского мира. Он произвел на свет таких выдающихся деятелей, как Ибн Сина, Аль-Фараби, Аль-Бируни, Омар Хайям, Аль-Хорезми, Абу Машар, Ал-Фаргани, Абу-л-Вафа, Насир Ад-Дин Ат-Туси, Шараф ад-Дин Ат-Туси и других широко известных авторов, которые привнесли весомый вклад в развитие таких наук, как математика, астрономия, медицина, физика, география и геология.

Исламская теология, юриспруденция и философия так же, как и собрания Хадисов, написанных выдающимися исламскими исследователями, происходят из Хорасана, (Ахмад ибн Ханбаль, Абу Ханифа, М. аль-Бухари, Муслим, Абу Дауд, М. ат-Тирмизи, М. аль-Газали, А. аль-Джувейни, М. аль-Матуриди, Ф. ар-Рази и другие). В Хорасане также проживали Шейх ат-Туси и М. аз-Замахшари.

ДемографияПравить

Хорасан населяли потомки древних индоиранцев, которые мигрировали сюда из более северных областей, представляющих Бактрийско-Маргианский археологический комплекс примерно в 2000 г. до н. э. Культура региона представляла собой типичную культуру бронзового века, располагавшуюся в верхнем течении Амударьи, и может быть отнесена к Хорасану. Территория Airyanem Vaejah (Земля Арианов), которая упоминается в зороастрийской Авесте, также относится некоторыми исследователями к территории Хорасана.

Арийцы были первой этнической группой, которая населяла регион, однако они начали смешиваться с возрастающим количеством других народов, и постепенно их доля в общем населении Хорасана уменьшалась.[16] Главными мигрантами в регион были арабы, которые проникали с запада, начиная с VII в., а также тюрки — после тюркской миграции с севера во времена Средневековья.

Территории, которые могут быть отнесены к Хорасану, в настоящее время представлены различными народами. Большинство представлено арийцами (в том числе таджиками, частично лурами), остальное население — это пуштуны, узбеки, туркмены, хазарейцы, чараймаки, белуджи, курды, арабы и т. д.[16][17]

ПримечанияПравить

  1. 1 2 3 "Khurasan", The Encyclopaedia of Islam, page 55 (англ.). — Brill.. — «В доисламский период и в начальный период проникновения в регион ислама термин „Хорасан“ имел более широкое значение, включая части Советской Средней Азии и Афганистана; в исламской традиции часто обозначает любые территории на востоке от западной Персии, Например, то, что называлось „Ирак“, было включено в широко трактуемое понятие региона Хорасан, однако это не так. Кроме того, сам Хорасан разрастался до Индостана и Синда.».
  2. 1 2 Khorasan. Encyclopædia Britannica Online. Дата обращения: 21 октября 2010. Архивировано 7 сентября 2012 года.
  3. André Wink, «Al-Hind: The Making of the Indo-Islamic World», Brill 1990, Vol.1, page 109
  4. 1 2 3 4 .DehKhoda, «Lughat Nameh DehKhoda» Архивировано 18 июля 2011 года., Online version
  5. The Encyclopedia of Islam, Brill 1979, Vol.5, page 56:
  6. Ibn Battuta. Travels in Asia and Africa, 1325-1354. — reprint, illustrated. — Routledge, 2004. — С. 416. — ISBN 0415344735, 9780415344739.
  7. Dabeersiaghi, Commentary on Safarnâma-e Nâsir Khusraw, 6th Ed. Tehran, Zavvâr: 1375 (Solar Hijri Calendar) 235—236
  8. Расторгуева В. С. Этимологический словарь иранских языков / В. С. Расторгуева, Д. И. Эдельман. — М.: Вост. лит., 2000—. — ISBN 5-02-018124-2 Т.3: f-h. — 2007. — 493 с. — ISBN 5-02-018550-7 (в пер.) — стр. 442.
  9. Humbach, Helmut, and Djelani Davari, «Nāmé Xorāsān» Архивировано 2 января 2011 года., Johannes Gutenberg-Universität Mainz; Persian translation by Djelani Davari, published in Iranian Languages Studies Website
  10. Paul Horn. Grundriss der Neupersischen Etymologie. Strassburg, 1893. S.190
  11. 1 2 The Encyclopedia of Islam, Brill 1979, Vol.5, page 56: "In Sasanid times, Khurasan was one of the four great provincial satrapies, and was governed from Marw by Ispahbadh.
  12. 1 2 Ghulam Mohammad Ghobar (1937). Khorasan, Kabul Printing House. Kabul, Afghanistan.
  13. Tajikistan Development Gateway from The Development Gateway Foundation Архивная копия от 1 января 2007 на Wayback Machine — History of Afghanistan LINK Архивная копия от 25 марта 2016 на Wayback Machine
  14. Zahir ud-Din Mohammad Babur. Events Of The Year 910 (p.4). Baburnama. Packard Humanities Institute. Дата обращения: 22 августа 2010. Архивировано 7 сентября 2012 года.
  15. Lazard, G., «Dari», Encyclopaedia Iranica. Дата обращения: 2 января 2012. Архивировано 22 января 2012 года.
  16. 1 2 "Khorasan i. Ethnic Groups, "' Pierre Oberling, Encyclopaedia Iranica. Дата обращения: 2 января 2012. Архивировано 8 декабря 2010 года.
  17. «Khurasan», C.E. Bosworth, The Encyclopaedia of Islam