Открыть главное меню

Великогагин, Даниил Степанович

Князь Даниил Степанович Великогагин (ум. 1675/1676) — русский государственный и военный деятель, воевода и окольничий (1655).

Князь Даниил Степанович Великогагин
Дата смерти 1675(1675)
Подданство  Русское царство
Род деятельности воевода и окольничий
Отец Степан Иванович Великогагин
Дети Юрий и Иван Даниловичи Великогагины

БиографияПравить

Представитель ярославского княжеского рода Великогагиных. Родоначальником рода был воевода князь Василий Андреевич Большой Гага (ум. после 1555). Единственный сын стольника, князя Степана Ивановича Великогагина (ум. 1646). Рюрикович в XXV колене.

В 1647-1649 годах князь Даниил Великогагин служил городовым воеводой в крепости Великие Луки. В 1651 году находился на воеводстве в Брянске. В 1655 году в чине окольничего руководил Приказом хлебного сбора. В 1656 году управлял Монастырским приказом.

В феврале 1657 года князь Даниил Великогагин был назначен товарищем (заместителем) полкового воеводы, князя Ивана Петровича Пронского, в Полоцке. Однако Д. С. Великогагин "у сказки бил челом, что ему «с князем Пронским быть невместно». Царь Алексей Михайлович приказал князя Данилу Степановича Великогагина посадить в темницу, а затем выдать его головой на двор боярина князя Ивана Петровича Пронского. После его этого князь Д. С. Великогагин был назначен «осадным воеводою» в Полоцке.

После возвращения из Полоцка в Москву в 1661 году князь Даниил Великогагин представлял царю Алексею Михайловичу послов германского императора Фердинанда Габсбурга — «дона Алегрета Алегретуса, Ягана Детернга фон Лорбаха и дона Франциска Холодора кавалера». Он же объявлял их дары. В мае 1662 года представлял царю тех же послу при их отпуске из Москвы.

В марте 1663 года царь Алексей Михайлович отправил князя Д. С. Великогагина с титулом наместника галицкого в Левобережную Украину для присутствия на генеральной казацкой раде при избрании нового украинского гетмана. 17 июня под Нежином началась генеральная рада. Туда прибыли епископ Мефодий, главные претенденты Я.Сомко и И. Брюховецкий, все полковники и старшины, простые казаки и мещане. Для предупреждения возможных беспорядков всем старшинам и рядовым казакам было приказано прибыть на раду без оружия. Посреди площади поставили стол, рядом с ним — кресло для князя, а ниже площади, где происходила рада, была разбита «царская черного цвета палатка», за которой рядами вооруженные московские ратники. Ударили в котлы, и казацкие полки начали собираться в круг, но, вопреки приказу московского вельможи, с пушками и оружием в руках. Данила Великогагин напомнило своём приказе насчёт оружия, и старшина, сняв оружие, отдала его своим слугам. Когда казаки собрались в круг, из царской палатки вышел князь и стал читать «верющую грамоту». Выслушав до конца грамоту, полковники, старшины и все полки «ударили челом за государево жалованье и милостивое слово». После этого князь стал читать речь, но полковники, сотники, атаманы, есаулы, казаки и чернь, поддерживавшие И. Брюховецкого, не дослушав до конца речь боярина, стали провозглашать гетманом Ивана Брюховецкого и, по своему обыкновению, стали подбрасывать вверх шапки. То же самое сделали полковники и казаки из лагеря Якима Сомко. Его конница с бунчуком, литаврами и знаменами, за ней пехота Сомко вскочили в ряды казаков, сторонников И. Брюховецкого, и все вместе произвели замешательство на раде. Произошел бой, во время которого окольничий князь Д. С. Великогагин «с товарыщи» был сбит со своего места, многие его спутники были ранены, а некоторые убиты. После скоротечного боя рада была «разорвана», и казаки разошлись по своим обозам. На другой день Великогагин отправил майора Непейцына к Ивану Брюховецкому и Якиму Сомко с приказом, чтобы вновь прибыли на раду, а своим воинам приказали прибыть на раду без ружей, ссор не заводить и убийств не чинить. Вскоре в царский шатер к Великогагину прибыл Яким Сомко с пятью полковниками и объявил, что сотники, атаманы, есаулы и казаки из его полков и «чернь», бывшая при них, перешли на сторону И. Брюховецкого и хотели его умертвить вместе с его сторонниками-полковниками. Князь Д. Великогагин приказал немедленно отправить Я. Сомко и его старшин в город Нежин под охрану воеводы М. Дмитриева. Затем Данила Великогагин отправил майора Непейцына к Ивану Брюховецкому, приглашая его прибыть на раду. Брюховецкий прибыл вместе с 40 тысячами своих сторонников. На раде вновь зачитали «верющую грамоту», князь опять сказал речь, после чего начались выборы гетмана. Новым гетманом Малороссии единогласно был избран Иван Брюховецкий. 18 июня в соборной церкви Нежина был отслужен молебен с многолетием о здравии государя, а после молебна новый гетман принес присягу на верность царю Алексею Михайловичу и получил от князя Д. С. Великогагина грамоты на гетманство, на булаву и на гадячское староство. Вскоре после этого князь Даниил Великогагин был отозван в Москву, не успев договориться с гетманом Иваном Брюховецким об условии нахождения на Украине русских гарнизонов. С царскими грамотами и милостивым словом к епископу Мефодию, к новому гетману и ко всему Войску Запорожскому были посланы дьяки Д. Башмаров и Е. Фролов. Гетман Иван Брюховецкий и старшины в беседах с ними оспаривали правильность записанного князем Великогагиным в статейном списке постановления относительно количества хлебных запасов, предназначенных московским ратным людям, а также относительно жилых деревень, якобы обещанных на прокормление воеводам, и мельниц, обещанных воеводам и начальным людям. Они докладывали, что с князем Д. С. Великогагигым у них была лишь устная договоренность, поэтому они не могут подписывать договор, о котором их говорят дьяки.

В 1666-1669 годах князь Даниил Степанович Великогагин служил воеводой в Пскове. В это время были учреждены почтовые сношения между Псковом и Ригой и между Псковом и Москвой. С частных лиц брались «ямские деньги» за провоз писем, денег и посылок. Опасения, что иноземцы не сразу подчинятся новым порядкам, побудило царя сделать следующее распоряжение: «А что иноземцы в Пскове для торговых промыслов живут, и от себя им как своих, так и наемных гонцов не посылать, и никого в Москву и Ригу не нанимать и с проезжими людьми под заповедью не посылать же, и сказать им с большим подкреплением».

В 1672-1674 годах князь Д. С. Великогагин находился на воеводстве в Киеве. В начале 1675 года он вернулся в Москву.

Ещё в 1614 году Даниил Великогагин владел «вотчинными деревнишками в разных городах 285 дворов крестьянских, а поместья не было ни одной чети». В июле 1652 годах он подал об отпуске его в «деревнишки» из-за пожара. «Московские дворишки сгорели, — писал он в своей челобитной, — И у меня и у племянников моих рухлядишка пригорела ж без остатку, а аз, холоп твой, на пожарище лежу болен».

Князь Данила Степанович Великогагин был человеком богомольным, сохранились его челобитные об отпуске его «по обещанию» в Троице-Сергиев, Никитский, Переяславский и Пафнутьев Боровский монастыри.

Скончался в 1675/1676 году, оставив после себя двух сыновей:

ИсточникиПравить

СсылкиПравить