Венчание

Н. П. Богданов-Бельский. Венчание. 1904 г.

Венча́ние в бра́ке (греч. στεφάνωμα (τοῦ γάμου)) — «основная часть чина церковного благословения брака» в православных, а также в древневосточных церквях[1], или, в более широком толковании, «церковный обряд бракосочетания»[2].

В традиционной культуре славян — один из кульминационных ритуалов свадебного обряда, оформляющих брак, наряду с обручением, брачной ночью и т. п.[3]

Название обусловлено тем, что над головами вступающих в брак держат венцы[2]. Западным церковным обрядам вступления в брак подобная деталь не свойственна[4] (по этой причине, очевидно, не вполне корректно называть их «венчанием»).

В славянских странах используют металлические венцы (иногда — из драгоценных металлов), греки используют гирлянды цветов, иногда искусственных[4].

Содержание

Происхождение таинстваПравить

 
Церковные венцы.

В дохристианской Греции был широко распространён обычай украшать вступающих в брак цветами, а их головы — венками. Церковь восприняла этот обычай, «очистив от языческих атрибутов и дополнив христианскими элементами, главный из которых — Причащение Святых Таин». Христианские авторы I—II веков не оставили сообщений о том, как христиане вступали в брак, что даёт основание полагать, что они, по крайней мере отчасти, заключали браки «согласно обычаям окружавшего их общества»[1].

В начале II века чин церковного брака ещё не был разработан. Тертуллиан упоминал об участии христиан в обручении и бракосочетании по римской античной церемонии. «К IV веку совершение литургии в связи с заключением брака стало распространённой практикой». Церковные чины бракосочетания начали складываться в это же время. «Основу этих чинов составляют собственно христианские элементы, в первую очередь Евхаристия и священническое благословение, но употребляются также обряды, унаследованные от ветхозаветных и античных времён», к числу которых относятся «вручение невесте брачных даров, соединение правых рук жениха и невесты, ношение невестой особых одежд или покрывала, надевание на жениха и невесту венков, брачный пир, шествие новобрачных в их дом, пение гимнов во время шествия и по прибытии в дом». О надевании венков сообщал ещё Тертуллиан, который не одобрял этот обряд как заимствованный у язычников[5]. Следует, однако, отметить, что венец (венок) как христианский символ, взятый из античного мира, был присущ христианству с самых ранних времён — этот символ встречается уже в текстах Нового завета (I век н.э.) — в том числе в Посланиях апостола Павла (см., напр., 1 Кор. 9:25, 2 Тим. 4:8 и ряд др. мест).

Лишь к концу IV века обряд венчания брака получил христианское осмысление, однако святитель Григорий Богослов упоминает о нём всего лишь как об общепринятом обычае. Но уже святитель Иоанн Златоуст даёт высокую оценку венчанию на брак и толкует его «как символ победы молодожёнов над плотскими удовольствиями». К концу V века в Восточном христианстве брачное венчание христиан становится обычным. На Западе в это же время венчанию брака соответствует обряд «velatio». В последующем церковный чин вступления в брак на Западе развивался иначе, чем на Востоке, «и венчание не стало основным его обрядом»[1].

Итак, народный обряд венчания был христианами переосмыслен, но далеко не сразу он стал частью церковного благословения брака. Вероятно, в первое время венчание стало обязательной частью церковного чинопоследования лишь при бракосочетании византийских императоров, а также высокопоставленных чиновников. Подробное описание церемонии состоявшегося в 582 году бракосочетания императора Маврикия показывает, что «в VI веке среди простых людей обряд брачного венчания ещё был связан не с церковным чином, а с праздничной трапезой»[1].

Время совершения таинстваПравить

В отличие от, например, Крещения, Таинство Венчания совершается не в любой день. В практике Русской православной церкви не совершается венчание: во время многодневных постов; накануне двунадесятых и великих праздников; накануне престольных праздников; во время Святок; во время Сырной седмицы; в кануны и самые дни праздников Усекновения главы Иоанна Предтечи и Воздвижение Креста Господня.

Не венчают и на саму Пасху и в течение всей Светлой седмицы. Также запрещено совершать венчание во вторник, четверг, субботу и в ночное время суток.

Однако правящий архиерей вправе благословить совершить венчание и в то время, в которое его обычно совершать запрещено. Если же, в нарушение всех правил, священник совершит венчание в запретное время — то оно постфактум всё равно будет признано действительным.[6]

Народные традиции славянПравить

В прошлом[когда?] славянский обряд венчания включал и некоторые народные обряды, в том числе совершавшиеся в другие моменты свадьбы — соединение молодых (связывание рук, обмен кольцами, отдельное угощение и совместная еда и питьё). Обходу молодых вокруг аналоя в церкви в народном обряде соответствовал их обход (см. посолонь и противосолонь) вокруг стола (или печи, колодца, дуба, дома, амбара и др.) на свадьбе у невесты или по приезде к жениху; вставанию на подножник, на пояс перед алтарём, соответствовало благословение родителями на кожухе или на поясе; брачным венцам — венок свадебный[7].

Ряд ритуальных действий символизировал соединение жениха с невестой и скрепление брачных уз. Отправляясь к венчанию, в пути или при входе в церковь молодые шли, схватившись за концы платка (укр. , нижегород., арханг.), рушника (гроднен.), со связанными вместе руками (кубан.). Одновременно переступали церковный порог, чтобы быть неразлучными (болг. добрудж.), одновременно крестились, «чтобы жить любовнее», и разом задували свечи, чтобы жить и умереть вместе (рус. ). Во время венчания священник набрасывал на них плат (гуцул., макед.), соединял (луж.) или связывал руки платком, рушником (укр. , белор. , серб. ), двумя веночками со свадебного деревца (польск. тарнобжег.), у алтаря соединяли (польск. ) или сталкивали молодых головами (макед. ). Молодые вставали на один расстеленный подножник (в.-слав., польск. ), на одну половицу (перм.), на вытканный невестой красный пояс (белор. ). В конце венчания молодые обходили алтарь, держась за платочки (мазов.), невеста пряталась за алтарь, откуда её выводили «дружбы» (дружки) и вручали жениху (польск. ); молодым давали по половине разломанного бублика (тарнобжег.), калача и яблока (словацк. ). Выходя из церкви, молодые переступали через замок, который замыкали и бросали в реку, «щоб життя молодих було навіки замкнуте» (екатеринослав.)[8].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

ЛитератураПравить

СсылкиПравить