Верховские княжества

Верхо́вские или Верхнео́кские княжества — русские удельные княжества в верховьях реки Оки, которые возникли в XIIXIII веках как уделы Черниговского княжества.

Верховские княжества (Карачевское, Новосильское и Тарусское) в XIV веке

Согласно традиционной версии, восходящей к родословным XVI века — с 1246 года под властью младших сыновей Михаила Всеволодовича и их потомков. Согласно более поздним исследованиям, в Козельске могла оставаться линия Мстислава Святославича, дяди Михаила, в Карачеве и Козельске могли править родственники вщижских и брянских князей, а в Новосиле и Тарусе — потомки курских и трубчевских.

Ранняя история (до XIII века)Править

Восточнославянский племенной союз вятичи был подчинён киевскими князьями позже всех других (во 2-й пол. XI века) и упоминается в летописях дольше всех других (вплоть до 1197 года). Земли на верхней Оке находились под властью черниговских князей. Многие города региона впервые упоминаются в середине XII века в связи с борьбой Святослава Ольговича против Изяслава Мстиславича и двоюродных братьев Давыдовичей черниговских.

Черниговские князья, переходя на киевское княжение (1139, 1157, 1176, 1206), стремились сохранить за собой либо сам Чернигов, либо восточные земли Черниговского княжества через своих младших родственников. Сыновья Святослава и Ярослава Всеволодовичей локализуются летописями и историками следующим образом: Олег СвятославичСтародуб (после 1223 года Новгород-Северский), Владимир СвятославичВщиж, Глеб Святославич в разное время владел киевскими «пригородами» (Каневом, Белгородом), Мстислав СвятославичКозельск, Ярославичи — Сновск. Хронологически первым относящимся к верхнеокскому региону уделом был козельский. Он упомянут в связи с битвой на Калке (1223), но мог быть получен Мстиславом ещё при жизни отца. Другие княжеские центры на верхней Оке впервые упоминаются намного позже 1246 года: Карачев в 1310 и затем в 1377 годах, Новосиль — в 1326, Оболенск — в 1368, Одоев — 1376, Таруса — 1392.

Происхождение верховских князейПравить

Потомки Михаила ЧерниговскогоПравить

В связи с отсутствием (либо утратой) летописания в уделах бывшего Черниговского княжества, сведения о них крайне обрывочны и происходят из летописей крупных соседних государств (Московского и Литовского). Существование и названия ряда верхнеокских уделов (мышецкого, волконского и т. п.) восстанавливаются исключительно по фамилиям княжеских родов, которые в конце XVI либо в XVII веке заявили о принадлежности к числу потомков святого Михаила Черниговского.

При этом удельные князья, показанные в составленных ими тогда родословных росписях, зачастую больше не фигурируют ни в каких исторических источниках. Уже Николай Баумгартен высказал сомнение в достоверности родословных справок, предположив, что часть верхнеокских князей могла происходить не от Михаила (в силу канонизации единственного черниговского правителя, чьё имя было известно книжникам XVII века), а от других Ольговичей (его кузенов), которые в изобилии упоминаются летописями.

Исходя из родословцев все эти многочисленные княжичи (включая внуков Игоря Святославича) не оставили потомства, а все последующие Ольговичи происходят исключительно от Михаила. Отсюда проистекают бесчисленные хронологические несообразности. Например, Тит Мстиславич, по данным родословцев, жил через 200 лет после рождения своего деда Михаила Всеволодовича, тогда как в среднем за этот промежуток должно было смениться 8-10 поколений. Тем не менее в силу «престижа» происхождения от святого Михаила баснословные родословные XVII века принято некритически воспроизводить и в современных изданиях.

Современная историографияПравить

Прежде всего, историки обратили внимание на то, что с нашествием козельская ветвь князей не пресеклась: к ней, вероятнее всего, относился и черниговский князь рубежа XIII/XIV веков Михаил Дмитриевич. И не Козельск относился к Карачевскому княжеству, а, напротив, Карачев стал владением козельских князей[1]. Безроднов В. С. считает карачевских и козельских князей XIII—XIV веков близкими родственниками брянских, в том числе Романа Старого (ум.1288), Михаила Александровича и Романа Михайловича (уб.1401)[2], но при потомками умершего в 1166 году без известного потомства Святослава вщижского. Последнее положение сомнительно, поскольку символика брянских князей воспроизводит древнюю геральдику старшей ветви черниговских князей XII века[3]. Относительно Звенигорода (2-я пол. XIV века), считающегося уделом Карачевского княжества, историки разошлись во мнениях, идёт ли речь о чернигово-северском городе или подмосковном. В частности, Зотов Р. В. указывает на владение звенигородскими князьями под Звенигородом-Московским сёлами как на признак их местного (но тем не менее чернигово-северского) происхождения.

Что касается новосильских князей, то историки, привлекая Любецкий синодик, реконструировали два поколения князей между Семёном глуховским (гипотетическим сыном Михаила черниговского из родословий) и Иваном и Романом новосильскими конца XIV века: либо через убитого в 1326 году в Орде Александра новосильского и его сына Семёна, либо через упомянутого перед ним в синодике Михаила глуховского и его сына Семёна. Однако территориально Глуховское княжество никогда не имело сообщения с Новосильским: до середины XIII века оно относилось в Новгород-Северскому княжеству, затем к Брянскому, и историки уже с середины XIV века говорят о его распаде на две части. В 1376 году Роман новосильский после очередного набега Мамая перенёс столицу княжества севернее, в Одоев. Идею северского происхождения верховских князей развил Сергей Безносюк: он выводит новосильских и звенигородских князей от курских, а тарусских и оболенских — от трубчевских[4].

Что касается Тарусского княжества, то историки говорят о распаде к середине XIV века и его на две части. В 1368 году погиб при противодействии походу Ольгерда на Москву Константин Оболенский. Таруса впервые упомянута лишь в связи с куплей Василием Дмитриевичем московским ярлыка на неё у Тохтамыша в 1392 году. В летописной повести о Куликовской битве (1380) под Фёдором тарусским может подразумеваться его потомок, погибший в сражении с татарами под Белёвым в 1437[5], а на Куликовом поле погиб, согласно Елецкому и Северскому синодикам, Фёдор Андреевич звенигородский, литовский вассал, до этого известный победой над татарами в 1377 году. Впоследствии Оболенские резко критиковали родословную Волконских, выводящих себя от сомнительного тарусского князя Ивана Толстой Головы.

Генетические исследованияПравить

Инициированные научным редактором журнала «Русский Newsweek» Н. Г. Максимовым генетические исследования впоследствии подтвердили, что современные представители тарусской ветви потомков Михаила Всеволодовича по мужской линии не происходят от того же предка, что и Мономашичи[6][7]. У принявших участие в исследовании князей Барятинского, Волконского и Оболенского, в отличие от Мономашичей и некоторых иных Рюриковичей, выявлена гаплогруппа R1a1. При этом общий по мужской линии предок всех трёх князей жил в первой трети XIII века, то есть это мог быть как сам Михаил Всеволодович, так и неизвестный по летописным источникам Юрий Тарусский (в позднейших родословцах назван его младшим сыном)[8]. У большинства других принявших участие в исследовании Рюриковичей (включая также относимого к тарусской ветви князя Мышецкого) выявлена гаплогруппа N1c1.

Первоначально возник соблазн списать неожиданный результат исследования на неверность жён одного из первых Ольговичей[6]. Однако общее происхождение по мужской линии черниговских князей (Ольговичей) с Мономашичами впоследствии было подтверждено результатами исследования князя Мосальского (Польша) — представителя карачевской ветви черниговских князей. Как выяснилось, он не только принадлежит к числу Рюриковичей гаплогруппы N1c1, но и имеет с Мономашичами общего по мужской линии генетического предка, родившегося приблизительно в конце X — начале XI века[7]. Эти данные соответствуют историческим сведениям о происхождении Мономашичей и Ольговичей от разных сыновей Ярослава Мудрого — Всеволода и Святослава.

Между Москвой и ЛитвойПравить

 
Верховские княжества в московско-литовском приграничье

С распространением влияния Великого княжества Литовского (ВКЛ) на Брянское княжество (1357), князья которого обычно владели и титулом великих князей черниговских, верховские княжества стали практически независимыми. В 13751380 годах действовали в союзе с Московским княжеством в походе на Тверь и в Куликовской битве. Но уже в начале XV века также попали в зависимость от Великого княжества Литовского, которому выплачивали так называемое «полетнее» (то есть ежегодную дань).

Часть этих княжеств полностью попала под власть Великого княжества Литовского и потеряла независимость, но некоторые полностью сохранили внутреннюю автономию и свои правящие династии даже после вхождения в его состав. Так во второй половине XV века Воротынское, Одоевское и Белёвское княжества хотя и находились под литовской юрисдикцией, но великий князь Литовский Казимир не вмешивался в их внутренние дела и только иногда требовал участия в военных действиях.

Каждое княжество делилось между наследниками-братьями на части («дольницы»). Успехи великого князя Московского Ивана III в борьбе с Ордой способствовали «отъездам» верховских князей на московскую службу, что привело к Пограничной войне 1487—1494. В результате по договору 1494 года ВКЛ было вынуждено признать включение этих земель (кроме Карачева) в состав Русского государства.

Название «Верховские княжества» в исторической литературе прилагается ко всем бывшим черниговским уделам на верхней Оке, однако в источниках XV века верховскими называются только уделы распавшегося Новосильского княжества.[9] Некоторые из их числа (Воротынское, Одоевское) сохранялись как уделы даже после включения в состав Русского царства вплоть до 1573 года.

Список княжествПравить

  Внешние изображения
  Русские княжества в 60-е годы XIII века
  Карта Верховских княжеств в конце XIII века

ПримечанияПравить

  1. Беспалов Р. А. «Новое потомство» князя Михаила Черниговского»
  2. Безроднов В. С. КНЯЗЬЯ БРЯНСКИЕ, ИХ ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ПОТОМСТВО
  3. Беспалов Р. А. Черниговский трезубец на вислых печатях XII века и клеймение им монет в 1370-х годах // Куликовская битва в истории России / Сост. А. Н. Наумов. Вып. 2. Тула: Гос. музей-заповедник «Куликово поле», 2012. – С. 129-147
  4. Безносюк С. НОВГОРОД-СІВЕРСЬКІ
  5. Летописная повесть о куликовской битве
  6. 1 2 Современные геногеографические исследования родословной Рюриковичей посредством генетического маркера Y-хромосомы.
  7. 1 2 Family Tree DNA — Rurikid Dynasty DNA Project
  8. Y-DNA (37 markers) database including Rurikid princes and those males who are also suspecting their descent from Rurik (the 1st Russian prince, 9th century) Архивировано 1 сентября 2013 года.
  9. Кром, Михаил Маркович, «Меж Русью и Литвой», М.: «Археографический центр», 1995—292 с ISBN 5-86169-011-1 (Т.4), ISBN 5-86169-013-8
  10. 1 2 3 Шеков А. В. Верховские княжества. — С. 154—156.

ЛитератураПравить