Весеннее наступление Русской армии (1919)

Весе́ннее наступле́ние Ру́сской а́рмии («Полёт к Волге», «Бег к Волге») — наступление армий Верховного правителя адмирала А. В. Колчака против Восточного фронта РККА в марте — апреле 1919 года, осуществлявшееся по нескольким направлениям — на Вятку и Самару.

Генеральное наступление Восточного фронта Русской армии
Основной конфликт: Гражданская война в России
CampañaDePrimaveraDeKolchak1919.svg
Дата 4 мартаапрель 1919
Место Современная территория Пермского края, Удмуртии, Татарстана, Башкортостана, Самарской области и Оренбургской области России, Западно-Казахстанской и Атырауской областей Казахстана
Итог Русской армией были заняты значительные территории с важными промышленными и сельскохозяйственными ресурсами и населением свыше 5 млн человек. Выход Восточного фронта Русской армии на подступы к Казани, Самаре и Симбирску, соединение с фронтом Архангельского правительства, близость к соединению с Вооружёнными силами Юга России.
Противники

Флаг России Восточный фронт Русской армии

Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика Восточный фронт РККА

Командующие

Флаг России А. В. Колчак

Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика С. С. Каменев
Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика М. В. Фрунзе

Силы сторон

Флаг России Сибирская армия
(51 тыс. человек)
Флаг России Западная армия
(40 тыс. человек)[К 1]
Флаг России Оренбургская отдельная армия
(14 тыс. человек)[К 2]

Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика 1-я армия
Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика 2-я армия
22 тыс. человек
Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика 3-я армия
27 тыс. человек
Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика 4-я армия
Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика 5-я армия
Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика Туркестанская армия

К концу апреля армии Колчака вышли на подступы к Казани, Самаре, Симбирску, заняв значительные территории с важными промышленными и сельскохозяйственными ресурсами, что открывало перед ними прямую дорогу на Москву. Наступление, однако, было остановлено превосходящими силами Красной армии. 28 апреля красные войска перешли в контрнаступление.

Обстановка накануне наступленияПравить

К началу операции силы белых и красных на Восточном фронте были примерно равны. В начале операции у белых было небольшое преимущество в живой силе (нивелированное красными к началу мая[1]), а у красных — в огневой мощи[2].

На севере против 51-тысячной Сибирской армии генерала Гайды стояли две советские армии (2-я и 3-я, командующие соответственно В. И. Шорин и С. А. Меженинов) общей численность около 50 тыс. штыков и сабель. На юге 1-я (командующий Г. Д. Гай), 4-я (командующий М. В. Фрунзе) и Туркестанская (командующий В. Г. Зиновьев) армии красных общей численностью 36 тыс. штыков и сабель загнали далеко в степь 14-тысячную Отдельную Оренбургскую армию атамана А. И. Дутова. В центре фронта против Западной армии генерала М. В. Ханжина численностью в 40 тыс. бойцов находилась 11-тысячная 5-я армия Ж. К. Блюмберга (вскоре заменённого М. Н. Тухачевским). Фронт имел протяжённость 1400 км. К северу от Самаро-Златоустовской железной дороги сосредоточилась ударная группировка Западной армии под командованием генерала В. В. Голицына.

Таким образом, Восточный фронт РККА имел сильные фланги и слабый центр, что давало возможность Восточному фронту Русской армии нанести удар в центр Советской России[3].

Планы сторонПравить

 
В штабе Сибирской армии накануне генерального наступления. В первом ряду слева направо: командующий Р. Гайда, А. В. Колчак, начальник штаба Б. П. Богословский. Февраль 1919 года

Согласно стратегическому плану Ставки Верховного главнокомандующего адмирала Колчака, в первой фазе операции должно было произойти наступление на Пермско-Вятском и Самаро-Саратовском направлении. При успехе наступление должно было продолжаться двумя главными ударами на обоих направлениях и перерасти в наступление на Москву с севера, юга и востока[4]. Современный историк А. В. Ганин пишет, что в историографии до настоящего времени остаётся открытым вопрос о направлении главного удара белых, который весной 1919 года мог быть нанесён в двух направлениях[1]: 1) Казань — Вятка — Котлас на соединение с войсками Северного фронта генерала Е. К. Миллера и союзниками или 2) Самара (Саратов) — Царицын на соединение с войсками А. И. Деникина.

Атаман Дутов выступил с предложением нанести главный удар на левом фланге для создания общего фронта с армиями генерала А. И. Деникина. Положение Оренбургской армии действительно становилось очень уязвимым, однако сосредоточение под Оренбургом ударной группировки и её обеспечение были затруднены: по железной дороге в Оренбург из Омска можно было попасть только через Самару. Непредсказуемыми последствиями было чревато и соединение с войсками Деникина, ещё не признавшего всероссийскую власть Колчака. Поэтому было решено, что лучше пусть пока каждый борется отдельно. Колчак сказал по этому поводу: «Кто первый попадёт в Москву, тот будет господином положения»[5].

Генеральное наступление планировалось Ставкой на апрель 1919 года. До этого в ходе подготовительных манёвров белым было необходимо вывести войска на рубежи, подходящие для начала наступления, а также восстановить положение, существовавшее до декабрьской потери Уфы. В связи с этим главное направление удара временно перенесли на Уфу, где Западной армии ставилась задача разбить 5-ю советскую армию, овладеть районом городов Бирск — Уфа — Стерлитамак — Белебей и выйти на линию реки Ик, к границам Самарской и Казанской губерний. Сибирская армия при этом должна была оттеснить противника из района Сарапул — Вятка — Ижевский завод[5].

Конечной целью наступления было освобождение Москвы; при этом предполагалось, что основное сопротивление противник будет оказывать близ Симбирска и Самары[1].

Стратегия советского Восточного фронта, как свидетельствовал бывший генерал Ф. Ф. Новицкий и подтверждал историк и военспец Н. Е. Какурин, имела целью «с одной стороны, нанесение решительного поражения вновь сформированным армиям Колчака путём удара в направлении Троицк — Челябинск[6], обхода его левого фланга и выход на его тыл, а с другой — занятие Уральской и Оренбургской областей и установление связи с Туркестаном». Это означало, что советское командование, как и Ставка Колчака, собиралось действовать по расходящимся операционным направлениям[7].

В планы красного командования (после обнаружения в конце февраля ударной группировки белых) входил захват станции Аша Балашовская и горных проходов, а далее выход в тыл этой группировки по руслу реки Уфы и атака её[3].

Ход генерального наступленияПравить

Сибирской армии было приказано наступать от Перми на Вятку и Вологду на соединение с войсками Северной области[8].

Западная армия получила приказ атаковать в направлении на Казань и Симбирск[8].

МартПравить

 
Верховный главнокомандующий Русской армией адмирал А. В. Колчак
 
Командующий Восточным фронтом РККА полковник С. С. Каменев

В начале марта 1919 года, упредив большевиков, также планировавших на это время своё наступление, армии адмирала Колчака ударили в стык между левым флангом 5-й и правым флангом 2-й советских армий, где зиял «слабо наблюдаемый промежуток в 50—60 км», что во многом и определило успех дальнейших действий белых: на протяжении месяца «лучшие части» 5-й армии отступали на 20—25 вёрст в день[7]. Перейдя в наступление, войска Русской армии стали быстро приближаться к Волге. Первый удар Западной армии 4 марта в направлении на Стерлитамак, которым белые сходу взяли несколько деревень, был ударом отвлекающим, но красные это поняли далеко не сразу[3].

6 марта правофланговая Сибирская армия белых начала наступление на Вятском направлении, однако натолкнулась на упорное сопротивление красных. Одновременно атаковавшие в направлении на Бирск части ударной группировки Западной армии тоже преодолевали сопротивление противника с трудом[9].

Первого большого успеха добились части генерала Р. Гайды. Ещё 4 марта 1-й Средне-Сибирский корпус генерала А. Н. Пепеляева переправился по льду реки Камы между городками Осой и Оханском, а южнее атаковал 3-й Западно-Сибирский корпус генерала Г. А. Вержбицкого. Эти два корпуса совместно атаковали фронт 2-й красной армии и 7—8 марта взяли оба эти города[4].

10 марта увенчалось успехом и наступление Западной армии генерала М. В. Ханжина: прорвавший Восточный фронт Красной армии 2-й Уфимский корпус генерала С. Н. Войцеховского (численностью в 9 тыс. штыков), проходя на санях в день по 35 вёрст, с налёту взял находящийся севернее Уфы Бирск. Войска Пепеляева и Вержбицкого продвинулись ещё на 90 вёрст, однако прорвать фронт сохранивших при отступлении боеспособность красных войск им не удалось. Ж. К. Блюмберг пытался даже перейти в контрнаступление силами 26-й и 27-й дивизий, однако Ханжин силами корпусов генералов Войцеховского и В. В. Голицына ударил по позициям красных к северу от Уфы, прорвал фронт и поставил 5-ю армию красных на грань уничтожения. После этого части генерала Ханжина двинулись в южном направлении, обходя Уфу с запада. Несколько дней они двигались по тылам 5-й армии РККА, разрушая и дезорганизовывая коммуникации красных войск. В лобовое наступление на Уфу был двинут 6-й Уральский корпус генерала Н. Т. Сукина. 13 марта 2-й Уральский корпус генерала Голицына взял Уфу, из которой красные отступили в панике на запад, южнее железной дороги Уфа — Самара, причём отступали настолько быстро, что белые части не смогли окружить их по законам военного искусства при помощи форсированных маршей и манёвров. В плен едва не был взят председатель Реввоенсовета РККА Л. Д. Троцкий[1]. В захлопнувшемся кольце осталось много военного имущества и припасов[4][9]. Некоторые из красных частей были пленены в полном составе, например, 239-й советский полк. Несмотря на то что 5-я армия РККА смогла избежать полного окружения, в целом Уфимская операция была задумана белыми грамотно и осуществлена успешно[9].

 Это был крупный успех, однако главная задача Западной армии не была выполнена: не удалось окружить и уничтожить главные силы 5-й армии в районе г. Уфы. Явно отрицательную роль в этом деле сыграл 6- й корпус. Ему была поставлена задача: силами всей 11-й дивизии перехватить тракт г. Уфа — г. Стерлитамак в районе села Бузовьязы одновременно с занятием 4-й Уфимской дивизией ст. Чишма. Вместо точного выполнения задачи корпус устремился правым флангом к южной окраине города Уфы, то есть самовольно сократил свою задачу. Слава занятия города (кстати говоря, никем уже не обороняемого) оказалась в глазах командира корпуса и начальников дивизий важнее, чем перехват тракта и оперативное окружение противника.[10]
Эйхе, Генрих Христофорович
 

18 марта на левом фланге начали наступление белые части Южной группы Западной армии одновременно с Отдельной Оренбургской армией атамана А. И. Дутова[1].

31 марта на берегу реки Ик белыми был захвачен карательный отряд ВЧК, перебравшийся на левый берег Волги в преследовании повстанцев — участников Сенгилеевско-Сызранского антибольшевистского крестьянского восстания[11].


АпрельПравить

Белые предприняли попытку повторить манёвр и окружить красных, но наступающие части перепутались, и некоторое время их пришлось приводить в порядок, чем воспользовались красные, которым, получив подкрепление в составе шести полков 1-й армии, удалось укрепиться на новых позициях. Эта группировка красных вскоре начала своё наступление на Уфу. Борьба в 35 км южнее Уфы шла ожесточённая и упорная, многие населённые пункты переходили из рук в руки. На сторону белых перешёл в полном составе Башкирский кавалерийский полк красных, что оказало большое влияние на исход борьбы, решил которую подход Ижевской бригады. Ко 2 апреля белые вынудили красных отступить. 5 апреля Западная армия взяла Стерлитамак[12].

На южном фланге тем временем белыми была сокрушена пытавшаяся наступать на Гурьев 4-я советская армия[4].

Наступление продолжалось на юго-западном, западном и северо-западном направлениях. Максимальных успехов белым удалось достичь на Мензелинском направлении: 22 марта этот город был взят. Однако к 1 апреля город был оставлен красным, и, согласно полученной директиве, части Западной армии заняли позиции на рубеже реки Ик[12].

В начале апреля на фронте Сибирской армии происходили затяжные бои южнее Пермской железной дороги, начавшие приобретать позиционный характер[12].

На северном фланге части Сибирской армии, соединившиеся 21—25 марта с войсками Архангельского правительства, вели совместные операции против красных. Согласование наступательных действий от Перми и Архангельска к Вятке и Котласу автоматически создавало новый участок уже общего фронта против большевиков, силы на котором были относительно небольшими. Этим обеспечивалось и снабжение войск Гайды припасами с Севера[13].

С начала апреля наступление белых армий велось уже по пяти направлениям: Мензелинскому, Бугульминскому, Белебеевскому, Бузулукскому и Оренбургскому. При этом 5-я армия красных отступала уже в состоянии, близком к беспорядочному, неся большие потери пленными и просто разбежавшимися[12]. На сторону белых красноармейцы переходили целыми подразделениями. В полном составе, например, сдался без боя 10-й Московский полк. При этом часто пленные добровольно вступали в Белую армию[14].

После взятия Стерлитимака Русская армия основной колонной двинулась на юг, в направлении Оренбурга. 22 апреля войска вышли к реке Салмыш и начали переправу, собираясь перерезать железную дорогу Оренбург — Москва. К 25 апреля белые находились в 20 верстах к востоку и северо-востоку от Оренбурга. Другая часть войск при этом двинулась в юго-западном направлении — на Бузулук. Эти войска с большим трудом переправились через разлившуюся реку Дёму и приостановили своё продвижение[12].

Сибирская и Западная армии белых нанесли тяжёлые поражения 2-й и 5-й армиям красных. 5 апреля Западная армия снова взяла Мензелинск. 7 апреля её полки взяли Белебей, а к 14 апреля вели бои за Бугуруслан, который был взят 15 апреля. 13 апреля была взята и Бугульма. 21 апреля войска Ханжина вышли к Каме в районе сегодняшних Набережных Челнов, где взяли трофеи в виде 18 пароходов и 47 барж. Создавалась угроза красному Чистополю, чего опасался В. И. Ленин, телеграфировавший из Москвы 26 апреля члену РВС Восточного фронта С. И. Гусеву (Я. Д. Драбкину):

Надо принять экстренные меры помощи Чистополю. Достаточно ли внимательно отнеслись Вы к этому? Все ли возможности исчерпали? Телеграфируйте.[15]

В день отправки Лениным этой телеграммы город уже был взят Ханжиным[15], что создавало реальную угрозу и Казани[16]. Весь левый берег Камы стал «белым».

10 апреля успехи армии генерала Ханжина заставили советское командование создать новое мощное войсковое соединение в рамках красного Восточного фронта — так называемую «Южную группу», командовать которой был назначен М. В. Фрунзе при начальнике штаба Ф. Ф. Новицком[7].

Сибирская армия с начала апреля ускорила своё наступление, продвигаясь в Прикамье и к Волге. 8 апреля был взят Воткинский завод, а 11 апреля — Сарапул, где белыми было пленено 2,5 тыс. красноармейцев. 13 апреля был занят Ижевский завод, и военные действия сместились в сторону Елабуги и Мамадыша. В устье Камы была направлена белая флотилия с десантом[4]. Войска далее начали движение в направлении Вятки и Котласа[1].

На южном направлении наступление начали армии оренбургских и уральских казаков. Оренбуржцы 10 апреля повторно овладели Орском, а уральцы 17 апреля — Лбищенском, осадили свою столицу Уральск и начали совершать рейды в Самарскую и Саратовскую губернии[11].

На Симбирском направлении части Восточного фронта достигли станции Шентала и Сергиевска, а после взятия 25 апреля Чистополя выдвинулись 30 апреля ещё на 35 вёрст, так что до Казани им оставалось 100 вёрст, а до Волги — 40[17].

В середине апреля начался разлив рек, превращавшихся в труднопреодолимые препятствия. Обозы и артиллерия увязали в грязи и не успевали за наступавшими частями. Не могла двигаться вперёд даже пехота. Из-за половодья части белых корпусов разъединялись, теряли связь между собой, не могли взаимодействовать. В результате наступление Русской армии замедлилось. Красные войска находились в таком же положении, однако для них по воле природы наступила долгожданная передышка[18]. Отступив на свою базу, они могли отдохнуть и привести части в порядок. Белые же части, из-за угрозы распутицы двигавшиеся к Волге так быстро, как только могли, в решающий момент были лишены припасов, продовольствия, артиллерии и оказались переутомлены предшествовавшим «полётом к Волге»[1].

28 апреля Красная армия перешла в контрнаступление и в течение лета отбросила армию Колчака за Урал.

Итоги и значениеПравить

В конце апреля 1919 года армии Верховного правителя вышли на подступы к Казани (до неё оставалось 125 вёрст), Самаре, Симбирску, освободив значительные территории с важными промышленными и сельскохозяйственными ресурсами. Численность населения этих областей превышало 5 млн человек. Занятие этих районов открывало армиям Восточного фронта прямую дорогу на Москву[4].

Современный историк Хандорин отмечает, что командование РККА, планируя свои действия, не сумело верно оценить обстановку и разгадать стратегический замысел белых, что признавали и некоторые советские военные историки (Н. Е. Какурин, Г. Х. Эйхе)[14]. Одновременно важным успехом белых стал срыв в результате их генерального наступления планов красного командования по выходу в тыл армиям Восточного фронта Русской армии путём нанесения удара в направлении Троицк — Челябинск[6].

«Полёт к Волге» армий Колчака произвёл сильное впечатление на современников. В буржуазных и общественных кругах России чувствовался подъём, связанный с надеждой на скорую победу над большевиками. Вся противобольшевистская пресса была охвачена этой надеждой. Премьер-министр Российского правительства П. В. Вологодский в интервью томской газете «Сибирская жизнь» 29 апреля говорил, что он «верит в звезду Верховного правителя» и что к осени армии возьмут Москву, в связи с чем он уже начинал заниматься предстоящими выборами в Национальное (или Учредительное) собрание. Колчака со всех сторон поздравляли с успехом наступления[14].

Когда газеты бросили лозунг «Все на помощь армии!», резко выросли бывшие прежде минимальными пожертвования от населения на нужды фронта. Ленские золотопромышленники решили с каждого добытого пуда золота отчислять для армии по одной тысяче рублей, а омские торговопромышленники провели самообложение в пользу армии в размере от 3 до 7 % основного капитала, причём имена уклонившихся были вывешены на омской бирже на позорную «чёрную доску»[14].

Отреагировало на успехи Белого движения на Востоке России и советское руководство. Ленин объявил Колчака главным врагом Советской республики и призвал «напрячь все силы в борьбе с ним». Летом 1919 года советское правительство назначило премию в 7 млн долларов за голову Колчака[14].

Значительно возрос в результате этих успехов и личный авторитет самого Верховного правителя и Верховного главнокомандующего, начала поступать помощь союзников. Колчак получил поздравления с успехом весеннего наступления от премьер-министра Франции Клемансо, военного министра Великобритании У. Черчилля и министра иностранных дел Франции С. Пишона[14]. 30 мая Главнокомандующий ВСЮР генерал А. И. Деникин приказом № 145 признавал власть адмирала Колчака как Верховного правителя Русского государства и подчинялся ему как Верховному главнокомандующему Русской армией[18]. В результате процессов консолидации Белого движения вокруг Колчака были созданы единые вооружённые силы и образовалось Российское государство, хотя и состоявшее из трёх разрозненных частей[19].

Успех весеннего наступления заставил изменить отношение к Колчаку даже тех иностранных представителей в Омске, которые отличались недоброжелательностью к Верховному правителю. Так, на Пасху 20 апреля генерал М. Жанен с большой свитой, при орденах и в парадном мундире явился в особняк Колчака христосоваться по-православному с адмиралом[20].

Сам Колчак в начале октября, на фоне масштабного отступления белой армии, отброшенной далеко за Урал, в письме жене характеризовал итоги своей весенней кампании следующими словами[21]:

Не мне оценивать и не мне говорить о том, что я сделал и чего не сделал. Но я знаю одно, что я нанёс большевизму и всем тем, кто предал и продал нашу Родину, тяжкие и, вероятно, смертельные удары. Благословит ли Бог меня довести до конца это дело, не знаю, но начало конца большевиков положено всё-таки мною. Весеннее наступление, начатое мною в самых тяжёлых условиях и с огромным риском… явилось первым ударом по Советской республике, давшим возможность Деникину оправиться и начать в свою очередь разгром большевиков на Юге…

— А. В. Колчак. Начало октября 1919 года.

Наступление армий Восточного фронта белых весной 1919 года действительно существенно облегчило очень тяжёлое в эти месяцы положение ВСЮР генерала Деникина, о чём свидетельствовал даже советский историк и «военспец» Н. Е. Какурин[22]. Оттянув на себя резервы красных, своим наступлением на Волгу Восточный фронт дал возможность ВСЮР разгромить большевиков на Юге и лишить их хлеба, угля и железа[23].

КомментарииПравить

  1. На 15.4.1918
  2. На 29.3.1918

ПримечанияПравить

ЛитератураПравить

  • Плотников И. Ф. Победы и поражения // Александр Васильевич Колчак. Жизнь и деятельность. — Ростов н/Д.: Феникс, 1998. — 320 с. — ISBN 5-222-00228-4.
  • Какурин Н. Е., Вацетис И. И. Гражданская война. 1918—1921. — СПб.: Издат. дом «Полигон», 2002. — ISBN 5-89173-150-9.
  • Белое движение. Поход от Тихого Дона до Тихого океана. — М.: Вече, 2007. — 378 с. — (За веру и верность). — ISBN 978-5-9533-1988-1.
  • Гагкуев Р. Г. Генерал Каппель // Каппель и каппелевцы. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Посев, 2007. — ISBN 978-5-85824-174-4.
  • Хандорин В. Г. На полях сражений // Адмирал Колчак: правда и мифы. — Томск. — Томск. гос. ун-т, 2007. — 288 с. — ISBN 978-5-7511-1842-6.
  • Ганин А. В. Враздробь, или почему Колчак не дошёл до Волги? В незабываемом 1919-м // Родина : журнал. — 2008. — № 3. — С. 63—74.
  • Гражданская война в России: Энциклопедия катастрофы / Науч. ред. С. В. Волков. — М.: Сибирский цирюльник, 2010. — 400 с. — ISBN 978-5-903888-14-6.
  • Кручинин А. С. Адмирал Колчак: жизнь, подвиг, память. — М.: АСТ: Астрель: Полиграфиздат, 2010. — 538 + 6 с. — ISBN 978-5-17-063753-9.
  • Зырянов П. Н. Адмирал Колчак, верховный правитель России. — 4-е изд. — М.: Мол. гвардия, 2012. — С. 419. — 637 + 3 с. — (Жизнь замечательных людей; вып. 1356). — ISBN 978-5-235-03375-7.
  • Эйхе Г. Х. Уфимская авантюра Колчака. — 1-е изд. — М.: Воениздат, 1960. — 293 с.

СсылкиПравить

  • Шамбаров В. Е. Наступление армий Колчака весной 1919 года. Гражданская война. Общественно-исторический клуб «Белая Россия» (29 октября 2009). — По материалам книги В. Е. Шамбарова «Белогвардейщина». Дата обращения: 12 апреля 2013.