Взрыв на Минском радиозаводе

Взрыв на Минском радиозаводе[1] произошёл 10 марта 1972 года, в футлярном цехе. Он унёс более 100 жизней, более 300 человек получили ранения.
Эта катастрофа была самой масштабной на территории Белорусской ССР после Великой Отечественной войны как по количеству пострадавших, так и по масштабам разрушений.

Взрыв
Снимок Минска из космоса. Место взрыва 10 марта 1972 (переулок Софьи Ковалевской) отмечено красным кружком. Координаты переулка на карте 53°52′09″ с. ш. 27°30′32″ в. д.HGЯO.
Снимок Минска из космоса. Место взрыва 10 марта 1972 (переулок Софьи Ковалевской) отмечено красным кружком.
Координаты переулка на карте 53°52′09″ с. ш. 27°30′32″ в. д.HGЯO.
Причина нарушение технических норм при строительстве
Страна  Белорусская ССР
Место Минский радиозавод
Дата 10 марта 1972
Время 19:30
Погибших более 100
Пострадавших более 300

Хронология событийПравить

Взрыв в производственном цехе Минского радиозавода (ныне «Горизонт») произошёл в 19:30 по местному времени, во время работы второй смены. Сила взрыва была такова, что двухэтажное здание полностью превратилось в руины. Взрыв был слышен в нескольких километрах от места трагедии. Пожар был минимальный, огонь был лишь в вентиляционных шахтах и горели отходы производства, скопившиеся в цехе.

В течение первых 10 минут до приезда спасателей местные жители и люди, случайно оказавшиеся недалеко от места трагедии, проникали на территорию завода и оказывали посильную помощь пострадавшим. Позже силами милиции и армии место трагедии было оцеплено.

Спасательная операция осложнялась тем, что у спасателей не было достаточной техники, чтобы разбирать образовавшиеся завалы. Многие люди погибали от переохлаждения, в ту пору стояли сильные морозы, а также от полученных травм, не дождавшись помощи. Краны по разбору завалов появились на месте трагедии лишь к утру следующего дня. Но и они были недостаточно мощными, массивные обломки часто срывались снова, придавливая продолжавших оставаться под завалами потерпевших. На месте трагедии погибшими были извлечены 84 тела. Ещё 22 человека скончались в больницах, всего жертвами трагедии стали 106 человек. Спасательная операция длилась трое суток. Имел место уникальный случай, когда один из рабочих, имя которого стало известным — Валерий Соловьёв, был извлечён живым спустя почти трёх суток после катастрофы.

Информация о катастрофе в официальных источниках была весьма скудная, в виде короткой заметки в газете:

Вчера 10 марта во время второй смены в производственном цехе Минского радиозавода произошла авария, в результате которой есть погибшие и раненые. Пострадавшие доставлены в больницы, где им оказана необходимая медицинская помощь. ЦК Компартии Белоруссии, Совет министров БССР[2]

Версии случившегося и расследованиеПравить

Сразу после трагедии было несколько версий случившегося, одна из которых заключалась в том, что: были недостаточно исследованы свойства импортного лака, который начал применяться на производстве незадолго до трагедии, предельная норма которого была установлена в 65 грамм на 1 кубический метр, тогда как после детальных исследований военными специалистами уже после трагедии было выявлено, что даже 5 грамм была взрывоопасной дозой.[3]

Также была версия об ошибках при проектных работах и строительстве самого цеха. В частности, что цех изначально проектировался под текстильное производство, где нормы для вентиляции были совершенно другими: для подобных предприятий пылесборники располагаются минимум в сотне метров от цеха, для предотвращения возгораний и взрывов при случайном попадании искры в вентиляционные шахты, тут же пылесборники находились прямо под самим цехом, что усугубило последствия взрыва, так как после взрыва цех со всеми находившимися в нём людьми провалился в эти шахты. Завод имел пожароопасную, а не взрывоопасную категорию, что тоже снижало нормы безопасности, предъявляемые к производству.

4 апреля 1972 года катастрофу на радиозаводе рассматривали на заседании бюро ЦК КПБ, а также по итогам следствия официально причиной катастрофы было признано безответственное отношение руководящих лиц при приёмке и эксплуатации вентиляционных систем. Были также выявлены случаи, когда работники предприятии до трагедии сообщали руководству о сильной запылённости цехов, но к этим жалобам руководство относилось формально.

По мнению Николая Хомива, который в то время был руководителем радиозавода, официальная версия абсолютно ложная, так как цех был построен всего за несколько месяцев до трагедии и в вентиляционных шахтах никак не могла годами копиться необходимая для взрыва пыль. Кроме того, на предприятии, которое фактически выполняло план для военных предприятий, никак не мог быть построен цех для текстильного производства с соответствующими нормами безопасности.

Суд и последствия катастрофыПравить

Виновными в произошедшем был признан ряд должностных лиц как из самого радиозавода, так и в отношении должностных лиц ленинградского государственного проектного института, в котором разрабатывали проект здания, в том числе и вентиляционной системы. Среди осуждённых был начальник филиала № 1 Николай Хомив; из полученных двух лет тюрьмы он отбыл полгода, позже до пенсии работал в различных организациях города. К ответственности также были привлечены директор завода Захаренко, главный инженер Куцера. Строгим выговорам и увольнениям были подвергнуты начальник парткома предприятия Иродов, секретарь парткома Утиков, Первый секретарь Центрального райкома КПБ Ершов и второй секретарь Минского горкома КПБ Лепешкин. Выговор получил Министр радиопромышленности СССР Калмыков.

СсылкиПравить

ПримечанияПравить

  1. Правда о взрыве в цехе футляров Архивная копия от 6 апреля 2017 на Wayback Machine // sb.by - Беларусь сегодня, 27.03.2012
  2. ОГНИ БОЛЬШОГО ГОРОДА. Тема недели Архивная копия от 6 апреля 2017 на Wayback Machine // БелГазета № 40 (407) 20 октября 2003 г.
  3. Архивированная копия (недоступная ссылка). Дата обращения: 5 апреля 2017. Архивировано 6 апреля 2017 года.