Открыть главное меню

Захват языка

(перенаправлено с «Взятие языка»)

Захват языка — тактический приём, применяемый разведчиками для того, чтобы доставить командованию человека (военнослужащего), от которого планируется получить информацию определённого рода.

ЭтимологияПравить

Происхождение выраженияПравить

Довольно часто славянам поручалось вести разведывательные действия на территории врага и брать «языка». Впервые в письменном виде одно из таких событий красочно осветил Прокопий Кесарийский в рассказе об осаде города Ауксимо (Озимо) в Италии в 539 г.
Термин «захватить языка» позднее встречался в сочинении «Стратегикон» (595—602 гг.) императора Маврикия и в военном разделе переводов Катакалона Кекавмена. Во всех переводах на славянские языки это место передавалось одинаково, то есть как сообщение о захвате пленного, от которого можно получить необходимые сведения[1].

В современном русском языкеПравить

  • Военнопленный, захваченный со специальной целью получить сведения о неприятеле[2]
  • Пленный, от которого можно получить нужные сведения[3]

ОписаниеПравить

 
Захват «языка» двумя разведчиками

Несмотря на то, что этот приём применяется уже много веков, и цель остаётся в общем-то одной и той же — получить информацию, — суть требуемой информации менялась с развитием военного дела, то есть к одинаково необходимым и тысячу лет назад и сегодня общим данным о местонахождении противника, его количестве и составе, планируемых им дальнейших действиях, а также особенностях театра военных действий, добавились такие современные тонкости, как установление нумерации его частей, нанесение на карту необозначенных местных предметов и объектов и т. д. Кроме того, развитие современных технологий существенно снижает необходимость в пленном как источнике информации, однако захват «языка» в обязательном порядке входит в программу боевой подготовки всех Сухопутных войск, а не только отдельных их компонентов, и, частично, других силовых ведомств, не входящих в структуру Министерства обороны.

Вот как советует осуществлять захват языка «Спутник партизана» (1942)[4]:

Если у тебя есть время, изучи заранее порядок несения службы у противника: где расставляются секреты и караулы, в какие часы происходит их смена, по каким дорогам ходят вражеские посыльные, где живут офицеры. И т. д.
Знай наиболее удобные места, где можно захватить пленного: 1) лесные тропинки и дороги, по которым двигаются вражеские связисты и посыльные; 2) окраины населённых пунктов, куда вражеские солдаты ходят для рубки дров; речки, где фашисты купаются и куда водят лошадей на водопой; 3) на биваках противника — тропинки к кухням и коновязям, к ровикам, куда вражеские солдаты ходят для отправления естественных надобностей, и т. п.
Лучшее время для поиска — тёмная ночь.

Примечательно, что, помимо рекомендаций к захвату, данное методическое пособие содержит также краткий русско-немецкий разговорник для самостоятельного допроса пленного.

ИсторияПравить

Доимперский период русского государстваПравить

Впереди шла «сторо́жа», или передовая стража. Она охраняла главные силы, разведывала о путях и неприятеле и добывала «языков» (пленных).

Андрей Георгиевич Елчанинов, История русской армии и флота — Первый выпуск : Очерк истории военного искусства до Петра Великого.

В ходе Троицкой обороны 26 октября 1606 воевода Григорий Долгоруков-Роща организовал вылазку «охочих» людей с целью захватить «языка»[5].

Великая Отечественная войнаПравить

В годы Великой Отечественной войны захватом «языка» порой занимались даже люди, не являющиеся разведчиками, например фронтовой кинооператор Евгений Шапиро в ходе боёв за Колпино[6].

Близкие понятияПравить

Взятие в пленПравить

Пленение является понятием более широким, и может подразумевать под собой не только военнопленных и не только в условиях боевых действий (или войсковых учений). Кроме того, захват языка, даже если он не планировался заранее, осуществляется в результате нападения или оборонительных действий. Попадение же в плен может произойти совершенно случайным образом. Не каждый пленный — «язык»[7].

Снятие часовогоПравить

Отличия от сходного приёма — снятия часового — состоят в том, что при захвате «языка» важно причинить ему как можно более лёгкие телесные повреждения и не контузить, так как он нужен живым и вменяемым.

ПримечанияПравить

  1. Абрамов Д.М. Byzantine Empire and its northern neighbours  (рус.) (англ.). — Изд-во Московского Культурологического лицея № 1310, 2002. — Т. 1, «1-8 centuries A.D.». — С. 55. — (Ученые записки Московского Культурологического лицея № 1310: Серия история; Византия и её северные соседи I—VIII вв: очерки).
  2.  // Министерство просвещения РСФСР Русский язык в школе. — М.: Учпедгиз, 1986. — Вып. 1—6. — С. 75.
  3. Шуба П.П. Современный русский язык (часть 1). — Мн.: Изд.-во БГУ им В. И. Ленина, 1979. — С.135 с.
  4. Спутник партизана. — М.: Молодая гвардия, 1942. — 359 с.
  5. Богуславский В.В. Троицкая битва // Славянская энциклопедия: XVII век в 2-х томах. — Иллюстрированное. — М.: Олма-Пресс, 2004. — Т. 2. — С. 459. — 784 с. — ISBN 5-224-03660-7.
  6.  // Государственный комитет СССР по кинематографии, Союз работников кинематографии СССР Искусство кино. — М.: Союз кинематографистов СССР, 1968. — Вып. 7—12. — С. 36.
  7. Данишевский И.М. Провал операции «Цитадель»: разгром немецко-фашистских полчищ в битве на Курской дуге. — М.: Изд-во политической лит-ры, 1967. — С. 216 — 270 с.