Открыть главное меню
Воздушно-наземная операция как тесное взаимодействие сухопутных и воздушных компонентов
(Combined Resolve II, 2014)
Дозаправка американского конвертоплана «Оспри» перед ночным вылетом
(Иракская война, февраль 2008)
Автоколонна разведбатальона 1-й дивизии морской пехоты США во время песчаной бури
(Иракская война, март 2003)

Воздушно-наземная операция или сражение (англ. AirLand Battle) — американская концепция проведения военных операций и скоординированного использования разнородных сил и средств во время наступательных боевых действий[1][2][3][4][5], впервые формализованная в 1982 году в полевом уставе ВС США FM 100-5[6] и главенствовавшая вплоть до появления более современной концепции «согласованных наземных боевых действий» (англ. Unified Land Operations) в 2011 году[7][8].

Развитие идеи «воздушно-наземной операции» произошло под влиянием опыта, полученного на основе советской теории глубокой наступательной операции[9]. Аналогичным ей образом ключевые положения воздушно-наземной операции основаны на задействовании высокоподвижных группировок наземных войск, воздушных десантов, средств ВВС, РЭБ и различных видов оружия для уничтожения неприятельских сил на всю глубину оперативного построения его армий первого эшелона[4][5]. Обеспечение данной цели также возлагается на общевойсковые соединения (части) и тактическую авиацию, которые должны вести боевые действия против непосредственно противостоящих боевых порядков противника и использовать средства огневого или ядерного поражения против вторых эшелонов или резервов[4].

Предпосылки возникновенияПравить

Во второй половине XX века переоснащение западных вооружённых сил на новые образцы военной техники, а также — качественный рост боевых возможностей частей и соединений привел к переосмыслению существующих взглядов на характер вероятных боевых действий[10]. При работе над новой военно-теоретической концепцией американские военные эксперты исходили из того факта, что государства восточного блока на европейском театре будут обладать численным перевесом в количестве сил и средств[10]. Как следствие, это бы позволило им вести боевые действия сохраняя значительную часть имеющихся сил в резерве (во втором эшелоне) с возможностью их ввода в бой в удобный момент для окончательного разгрома противостоящих им армий стран НАТО[10]. Из этого был сделан вывод, что уничтожение первого эшелона войск восточного блока ещё не даст гарантии поражения его армии, которая будет иметь способность продолжать активные боевые действия[10].

Американское военное командование считало решением данной проблемы разработку нового подхода к организации и проведению боевых операций[10]. Ключевой особенностью данного способа являлось одновременное поражение всех эшелонов противостоящей группировки силами общевойсковых формирований сухопутных войск и тактической авиации при максимальном использовании всех имеющихся систем обычных вооружений, ядерного оружия, средств разведки, целеуказания и управления[10].

Результатом стало появление в 1982 году в вооружённых силах США новой редакции боевого устава FM 100-5, которая ввёла в американский военный лексикон понятие оперативного уровня боевых действий (англ. operational level of war) и в котором новая концепция воздушно-наземной операции (англ. AirLand Battle) пришла на смену устаревшей концепции «активной обороны» (англ. Active Defense)[8]. В дальнейших редакциях этого устава (1986 год, 1993 год и так далее) идея воздушно-наземной операции продолжила своё совершенствование[8].

Появление названия и его семантическая эволюцияПравить

Изначально англоязычный термин AirLand Battle обозначал собой скоординированное применение общевойсковых сил как всей гаммы доступных командованию соединений сухопутных войск и тактической авиации[11]. В литературе он часто принимал различные морфологические конфигурации (англ. airland, air-land, air/land), и в конце 1970-х его смысловая наполненность также подверглась существенной трансформации[11]. Из-за частого использования понятие AirLand Battle приобрело смысл, синонимичный термину англ. extended battlefiled, который объединяет в себе взаимодействие сухопутных войск с тактической авиацией, прикрытие поля боя с воздуха и т. п.[11] В дальнейшем ситуация усугубилась тем, что на смысловое содержание термина AirLand Battle начало оказывать влияние появление определения Air Land 2000 как программы по отработке концепции поля боя XXI века[11].

Организационное и техническое воплощениеПравить

 
Британский танк «Челленджер 2» в окрестностях Басры
(Иракская война, июнь 2004)
 
Австралийские и американские десантники патрулируют окрестности базы
(Война в Афганистане, ноябрь 2013)

По взглядам американских специалистов современные боевые действия характеризуются скоротечностью, высокой динамикой, манёвренностью, очаговым характером, частыми случаями нарушения связи и потери управления над войсками[4]. В таких ситуациях приобретает исключительную важность способность войск к самостоятельным действиям, что выдвигает повышенные требования к личным качествам и к уровню подготовки командного состава[4].

Стержневым вопросом концепции воздушно-наземной операции является реализация так называемого глубокого поражения, под которым понимается манёвр в глубину боевых порядков противника с целью уничтожения, блокирования или дезорганизации его резервов и частей второго эшелона для того, чтобы исключить возможность их выдвижения из глубины, развёртывания и вступления в бой[12]. При этом боевые действия и удары по войскам второго эшелона противника приобрели в глазах американского командования не меньшую приоритетность, чем рутинная боевая работа вдоль линии соприкосновения сторон[12].

В основе этой идеи лежат три взаимодействующих материально-технических элемента[4][5]:

Основываясь на этих компонентах выводятся ключевые принципы ведения «воздушно-наземной операции»[1][4]:

  • инициатива, которая предполагает упреждение замыслов противника, навязывание ему своих условий боевого столкновения и задействование всех доступных средств для нанесения по нему ударов с неожиданных направлений,
  • глубина, которая подразумевает пространственно-временной размах при маневрировании войсками и ведении ими боевых действий,
  • быстрота, в основе которой лежит способность командования предвидеть решающие моменты в сражениях и реагировать на изменения оперативной обстановки; помимо этого сюда также включается организационная гибкость войсковых соединений и их боевого состава применительно к конкретной боевой задаче.
  • согласованность действий, под которой подразумевается объединение единым замыслом усилий различных родов войск и видов вооружённых сил для решения поставленных боевых задач.

Важная роль в воплощении «воздушно-наземной операции» отводится огневому воздействию на противника по всей глубине его оперативного построения с помощью обычного и ядерного оружия[4]. Подчёркивается важность одновременного нанесения ударов по первому эшелону неприятеля штатными огневыми средствами и по второму эшелону (резерву) в глубине для того, чтобы задержать, изолировать, дезорганизовать и затруднить его вступление в сражение[4]. В качестве средств глубокого поражения, как правило, рассматриваются[4]:

В таких условиях суть воздушно-наземной операции основывается на сочетании вертикального и флангового охватов войск противника при одновременном нанесении ударов по его наиболее боеспособным группировкам[13]. Считается, что идея «воздушно-наземной операции» заняла важное место среди наиболее эффективных способов борьбы с неприятелем, который полагается на тактику манёвренной обороны[13].

Перспективы совершенствованияПравить

Изначально одним из приоритетных направлений развития концепции воздушно-наземной операции считалось придание ей универсальности во всем спектре современных конфликтов (включая контртерроризм) и относительно географических условий любого театра военных действий[5]. Не меньше внимания уделялось повышению разведывательных и ударных возможностей по целям в глубине территории противника путём задействования специальных диверсионно-разведывательных формирований, воздушных десантов, маневренных групп и т. п.[5]. Кроме этого, четыре базовых критерия воздушно-наземной операции (инициатива, быстрота, глубина, согласованность) предполагается дополнить ещё одним — устойчивостью, под которой понимается способность поддерживать нужную интенсивность боевых действий на всём продолжении текущих оперативных мероприятий[5].

Основополагающие пункты американской оперативно-тактической концепции воздушно-наземной операции были тесно переплетены с концепцией вооружённых сил НАТО FOFA («концепция борьбы со вторыми эшелонами»)[4][14]. При этом, несмотря на то, что блок НАТО никогда формальным образом не принял эту концепцию, её философия оказала огромное влияние на всю западную военную школу[14]. Предполагалось, что дальнейшая эволюция обоих концепций связана с усовершенствованием перспективных систем разведки, целеуказания, высокоточного оружия, РЭБ, а также — с переходом вооружённых сил США на новую организационную структуру[4]. Одним из основных направлений военно-теоретического развития этих концепций считается широкое применение высокомобильных формирований сил быстрого реагирования[4].

См. такжеПравить

ПримечанияПравить

  1. 1 2 Воздушно-наземная операция (сражение). Энциклопедия. Официальный сайт Министерства обороны Российской Федерации. Дата обращения 20 февраля 2017.
  2. Чернов В. Глубокая операция. Применение армиями США и Великобритании «новой концепции» в военных действиях НАТО // Армейский сборник : Научно-методический журнал МО РФ. — М.: Редакционно-издательский центр МО РФ, 2012. — № 09. — С. 53-59. — ISSN 1560-036X.
  3. Волобуев В. Боевое применение воздушно-штурмовой дивизии США (рус.) // Зарубежное военное обозрение. — 1991. — № 1.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 «Воздушно-наземная операция (сражение)» // Военная энциклопедия / П. С. Грачёв. — Москва: Военное издательство, 1994. — Т. 2. — С. 219. — ISBN 5-203-00299-1.
  5. 1 2 3 4 5 6 Журавлев А. А. О воздушно-наземной операции (рус.) // Военная мысль : журнал. — 1990. — № 06. — С. 54-56.
  6. Chapter 7: Conduct of Operations // Operations FM 100-5  (неопр.). — Washington, DC: Headquaters Department of the Army, 1982.
  7. Бойков Л., Сатаров В. Основы оперативного искусства вооружённых сил США (рус.) // Зарубежное военное обозрение : журнал. — 2014. — Июль (№ 7). — С. 3-12.
  8. 1 2 3 Benson B. The Evolution of the Army Doctrine for Success in the 21st century (англ.) // Military Review : журнал. — 2012. — March-April. — С. 2-12.
  9. Глубокая операция // Военная энциклопедия / П. С. Грачёв. — Москва: Военное издательство, 1994. — Т. 2. — С. 431. — ISBN 5-203-00299-1.
  10. 1 2 3 4 5 6 Волобуев В., Николаев Н. Воздушно-наземная операция (сражение) (рус.) // Зарубежное военное обозрение : журнал. — 1984. — № 07. — С. 29-35.
  11. 1 2 3 4 Hanne W. G. The Integrated Battlefield (англ.) // Military Review. — 1982. — Июнь. — С. 34-44.
  12. 1 2 Гришин С. В., Цапенко Н. Н. Воздушно-наземная операция (сражение) // Соединения и части в бою. — Москва: Военное издательство, 1985. — С. 5. — 279 с. — (Иностранные армии).
  13. 1 2 Рунов В., Родионов С. Характерные черты современной операции (По опыту локальных войн конца XX - начала XXI вв.) ( // Армейский сборник : Научно-методический журнал МО РФ. — М.: Редакционно-издательский центр МО РФ, 2013. — № 12. — С. 59-60. — ISSN 1560-036X.
  14. 1 2 Kane T. The West Responds: Targeting Movement // Military Logistics and Strategic Performance. — Routledge, Politica Science, 2012. — P. 139. — 208 p. — ISBN 9781136602337.

Дополнительная литератураПравить

СсылкиПравить